ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Работайте с опытным наставником.
 

1.4. Экология зодчества — памятники как неотъемлемая часть природной среды

Своеобразие зодчества на Руси восхищает и удивляет не только архитектурными формами и инженерным мастерством, но и умением выбрать место для строительства, учесть особенности рельефа, своеобразие природной среды и увидеть материальность, физическую, химическую и экологическую сущность выбираемых для строительства материалов.

Древними зодчими интуитивно соблюдались основные экологические принципы рационального природопользования. На рис. 1.15. хорошо видно, что рельеф местности остается неизменным, а постройки лаконично в него вписываются.


Рис. 1.15. Сохранение рельефа местности при строительстве древних городов
 

Зависимость от природы, природных условий определила последовательность смены разных исторических периодов в зодчестве по виду природных ресурсов и особенностей свойств используемых строительных материалов: от дерева и белого камня — к керамическим и другим материалам по мере развития их производства.

Дерево давало зодчим возможность гармонично сочетать постройки с природной средой, придавая им формы, подсмотренные у природы.

Восхищают единение деревьев на островке (рис. 1.16, фото 1) и удивительно гармонично вписанные в природу храмы из древесины, с их пропорциями и соразмерностью (рис. 1.16, фото 2), единые по форме верхушки елей и главки церквей (рис. 1.16, фото 3).



Рис. 1.16. Памятники как неотъемлемая часть экосистемы
 

Легко проследить исторический путь зодчества (рис. 1.17) по своеобразию архитектуры нашей столицы: от княжьей крепости из древесных строительных материалов к белокаменной, далее из обожженного кирпича, построенной до введения в архитектуру ассортимента современных отделочных материалов. Удивляет умение чувствовать формообразующие возможности и свойства поверхности этих основных в архитектуре материалов.


Рис. 1.17. Серия иллюстраций Владимира Семенова к книге Б.Ю. Иванова «Наша древняя столица» (изд-во «Изобразительное искусство». — М., 1996)
 

Свидетелями знания свойств материала и умения видеть его возможности являются памятники деревянного зодчества на Кижском погосте, в древних русских городах: Тобольске, Каргополе, Иркутске и др. Неповторимые по своим архитектурно-художественным достоинствам, они несут информацию не только о мастерстве древних зодчих, но и о художественных особенностях материала и его природной сущности: долговечности, сопротивляемости воздействиям нагрузок и т.д. Памятники деревянного зодчества наглядно демонстрируют эстетические свойства древесных строительных материалов (рис. 1.18. — серия фото 1—6).


Рис. 1.18. Памятники деревянного зодчества в Кижах
 

Поражает своим своеобразием тектоническая структура открытых срубов, бревенчатые стены, придающие живописную пластику фасадам, спокойный ритм венцов, постепенно утончающихся к верху в углах с остатками. Этот ассортимент (бревна, доски), умело используемый зодчими, создает вертикали, подчеркивающие рисунок всего здания. Бревна образуют крупноразмерную фактуру стен, которой умело противопоставлена бисерная резьба деталей.

Знание таких природных характеристик древесных материалов как цвет, фактура и текстура, позволило мастерам придать фасадам резкий контраст за счет сочетания неровных и гладких поверхностей (неровных поверхностей бревен в стенах и тесовых частей здания); цветового и светового колоритов, беспрерывно меняющихся в зависимости от освещения, часа дня, времени года, по-разному воспринимающегося для разных пород дерева — от серебристого до золотистого (см. рис. 1.17, фото 5—6).

Памятники архитектуры — это наглядные учебники и по архитектуре, и по истории искусств, и по архитектурному материаловедению. Они отражают единение множества наук и областей знаний, рассказывают, как формировалась культура архитектурного, строительного слова, как появились названия отдельных частей построек, новых материалов и т.д. — венец, кокошник, полотенце, подзоры, конек, ярус, глава (главка церковного купола), трапезная и многие другие. Дошедшие до наших дней слова и понятия того времени характеризуют богатство и колорит старорусского языка, исторические традиции его формирования и общность с мировой культурой.

Таблица 1.5
Значение некоторых исторических терминов, используемых и сегодня

Исторический термин
Его значение
Альфреско
стенная живопись по сырой штукатурке
Багет
деревянная планка (окрашенная, позолоченная)
Бювет
pump room — архитектурное оформление каптажного устройства источников, предохраняющее воды от загрязнения и изменения их качества, а также создающее удобства для пользования. Многие бюветы минеральных источников могут рассматриваться как памятники культуры
Гемма
резной камень с изображениями: выпуклыми (камея); углубленными (инталья)
Глазурь
стекловидное покрытие на керамике, закрепленное обжигом
Глинтика
искусство резьбы по камню
Глиптотека
1) собрание резных камней; 2) собрание скульптурных произведений
Глянцевый
имеющий блеск, в отличие от понятия матовый
Гобелен
декоративная ткань высокой художественной ценности (тканая картина, драпировка, мебельная обивка, ковер и т.д.)
Граффито
способ декоративной отделки стен зданий путем процарапывания по определенному рисунку верхнего тонкого слоя, отличающегося по цвету от слоя нижележащего
Гризайль
живопись, выполненная оттенками одного цвета, обычно серого или коричневого
Диафан
матовый фарфор без глазури
Интарсия
вставка дерева и др. материалов (слоновой кости, металлов, перламутра) в дерево; этим способом украшали мебель в эпоху Ренессанса и барокко
Красный тес
тес, идущий на второй, верхний слой деревянной кровли
Майолика
художественная керамика из цветной глины, покрытая непрозрачной глазурью, например, итальянская и испанская керамика в XV и XVI вв.
Маркетри
мелкая интарсия мебели
Плаке
изделие из металла или дерева, покрытое тонкими листочками ценного металла (накладное серебро, золото) или пластинками ценных пород дерева
Терракота
разновидность керамики из обоженной цветной глины без глазури

В традиционном зодчестве экологические подходы особенно наглядно проявились в выборе материала по признаку полифункционального назначения: дерево, белый камень, керамический кирпич используются как конструкционные, конструкционно-отделочные и отделочные материалы. Экологически целесообразно и стремление из одного материала создать художественно выраженную и в то же время «простую» строительную систему, исключающую проблемы несовместимости различных по природе материалов и этим обеспечивающую системную устойчивость зданиям и сооружениям.

Словарь терминов, унаследованных от периода древнего и каменного зодчества с иллюстрациями формообразующих возможностей древесных и каменных строительных материалов и мастерства зодчих, представлен в Приложении 1.2.

Памятники архитектуры несут в себе информацию о формообразующих возможностях древесных и каменных материалов, своеобразии различных керамических материалов, используемых зодчими различных школ и получивших названия: русская плинфа, старокиевский, староновгородский, смоленский великокняжеский, аристотелев и др. кирпичи. Зная, например, тип и характеристики исторических керамических материалов и основные виды исторических кирпичных кладок, используемых на Руси (Приложения 1.3. и I.4.), можно проводить датировку памятников, определяя значимость культурного наследия прошлого.

Древними зодчими всегда соблюдался принцип экологической целесообразности при выборе материалов.

На Руси, особенно в малых городах, строительство осуществлялось экономно, с соблюдением требований рационального природопользования: сбережение сырья, энергетических ресурсов, умелое использование и сочетание местных и привозных материалов, использование строительных отходов с предъявлением разумных требований к качеству материала.

Интересны свидетельства этих рациональных подходов, сохраненные в архивных записях о строительстве древних городов на Руси, художественно описанные, например, для Тобольска*. «Для каменного строительства всегда главное значение имели: глина, песок, известь, бутовый камень, строительная древесина. Песок был в изобилии везде, глина для производства кирпича добывалась в окрестностях города, а для производства черепицы белая глина привозилась издалека. Известь добывалась по берегам реки Реж, бутовый камень — на берегах Нейвы и Туры. Лиственница, которая шла на сваи и связи, сплавлялась по реке Тавде из Пелымского уезда. Всегда трудно было с железом. Его привозили либо из Москвы, либо с уральских заводов, расположенных на территории Тобольской губернии».

«Строительство требовало очень большого количества строительных материалов. Например, на сооружение одной только Приказной палаты (1699—1701) в Тобольске, согласно «отписке» воеводы М.Я. Черкасского, потребовались 1 058 тысяч штук кирпичей; 2,8 тысяч бочек извести; 100 куб. сажен бутового камня; 3,5 тыс. лиственничных свай; 1 734 пуда железа; 1 765 куб. сажен дров (для обжига 100 тысяч штук кирпича требуется 50 куб. сажен дров)». Известь обжигали в восьми печах монастырские крестьяне в селе Покровском, для ее отправки пришлось строить в Рудной слободе восемь дощаников. Столь значительные затраты средств потребовались для строительства сравнительно небольшого сооружения (размеры Приказной палаты в плане 22 х 8 сажен, в высоту 7 сажен (47,5 х 17,3 х 15,1 м). Стоимость кирпича составила 592 руб., железа — 626 руб., извести — 1 246 руб., лесоматериалов — 87 руб. Всего «опричь бутового камня, и свай, и мостов, и лавок, и дверей, и затворов вышло в расход на палатное дело 3 752 рубли 25 алтын с деньгой».

При возведении крупных зданий, таких как Софийский собор, Гостиный двор, масштабы затрат были неизмеримо выше. Одного только железа для Гостиного двора воевода М.Я. Черкасский распорядился (в мае 1704) наковать на каменном заводе 2 450 пудов на связи и на решетки.

С переходом к капитальному строительству встал вопрос и о массовом производстве кирпича. Уже в XVII веке существовал государственный стандарт на качество и размер кирпича (7x3x2 вершка), которого требовалось придерживаться. Тобольский кирпич, незначительно отличаясь от стандартного (вес 15 фунтов), имел общепринятую технологию изготовления. В Тобольске в XVII веке были небольшие печи вместимостью 6—8 тыс. штук кирпича, в Москве, Архангельске, Смоленске печи вмещали по 25—30 тыс. штук.

Обожженный кирпич стоил довольно дорого. Поэтому Сибирский приказ рекомендовал для удешевления строительства из обожженного кирпича выкладывать только наружные стены, а для внутренних использовать кирпич-сырец.

Подобные приемы экономии использовались во всем мире. Это наглядно показывает, что уже в те времена учитывали энергозатраты, старались избегать отходов, бережно относились к материалам и ресурсам. «Для заполнения промежутка предлагалось применять битый кирпич с заливкой известковым раствором. А для экономии извести, в свою очередь, разрешалась забутовка с примесью щебня, гальки, отходов от просеивания песка. После трамбовки для улучшения гидроизоляции следовало наружные швы обмазать кистью, а внутреннюю поверхность стен — глиной с известковым набрызгом. По требованиям пожарной безопасности потолок сверху покрывали слоем глины толщиной 3—4 вершка». Режим жесткой экономии устанавливался и при использовании в строительстве железа. Сибирский приказ предписывал употреблять металлические связи — связное железо — только в самых необходимых случаях, там, где есть каменные своды, там же где сводов не было, следовательно не было и боковых опасных распоров, а «основания положены твердые», предлагалось довольствоваться «одними наугольниками»». Все эти экологические принципы реставраторы должны знать. Они описаны в исторических материалах, информацию о них мы получаем из архивов и при реставрации не должны их нарушать, заменяя, например, один материал другим, внося новые несовместимые материалы, приводящие к необратимым повреждениям старых.

При подборе материалов учитывались климатические условия, дороговизна, трудности добычи, производства и транспортировки строительных материалов. Это не могло не влиять на характер архитектуры. Так, для каменной архитектуры, выразительной своим лаконизмом, крупностью форм, отсутствием изощренной прихотливости постройки, характерны строгие строения и скупой декор.

«Стены Тобольских каменных зданий из соображений ветро- и влагозащиты покрыты слоем штукатурки или известковой затирки. Фактуру и рисунок кирпичной кладки практически не учитывают в формировании тектонической образности фасадов, определяя лишь модульные размеры карнизов, декоративных поясков с «сухариками» (прямоугольными консольными выступами) и некоторых других элементов. Но есть в городе две огромные кирпичные стены (см. рис. 1.19), оставшиеся неоштукатуренными, — это подпорные стены Прямского (Софийского) взвоза, возведенные в 1780-х годах. Поднявшись у здания рентереи на 14,6 м, они протянулись, каждая, на 110 метров, постепенно уменьшаясь в высоте. Стенам приходится сдерживать огромный подпор земляных масс, поэтому кирпичную кладку пришлось связать металлическими тяжами, которые усиливают средневековый колорит Прямского взвоза. Каждый кирпич здесь виден «в работе», каждый шов выдает то напряжение, которое испытывают подпорные стены. В некоторых местах давление земли все же прорывает прочнейшую сцепку кирпичной кладки, и тогда наклонная плоскость стены становится волнистой как неспокойное море». На примерах прошлого прослеживается временной след взаимодействий природной среды и памятников.


Рис. 1.19. Следы взаимодействия природной среды и памятника на примере подпорных стен Прямского (Софийского) взвоза в Тобольске
 

«Строительный материал, вкупе с суровым климатом, суровыми условиями, как бы сопротивлялся «излишествам» русского узорочья, нарышкинского, петровского и елизаветинского барокко, которым охотно покорилось столичное зодчество. Архитектурные детали и декор в Тобольске немногочисленны, отличаются крупностью и некоторой упрощенностью. Но изгибы архивольтов над арочными окнами круты и упруги, колонки наличников объемны и внушительны, пилястры мощны, а большие чистые плоскости стен представляются единой монолитной массой», что определяет сегодня своеобразие и особую культурную ценность этих каменных зданий. Хорошо обожженный кирпич очень устойчив против атмосферных воздействий, влияний ветра, влаги, колебаний температуры. И все же время делает свое дело (тем более, что кирпич здесь не защищен штукатуркой), и поверхность стен Прямского взвоза во многих местах выщерблена. Это естественное старение совсем не портит образ мощных стен, а скорее наоборот, делает образ еще более предметно-наглядным. Громадные булыжники, которыми замощена проезжая часть взвоза, усиливают ощущение циклопичности всего сооружения.

Тобольское каменное зодчество — громадные монументальные храмы, двухэтажные жилые дома, кремлевские стены, башни — все основано не на безмятежном, идиллическом «соединении с природой», а на драматическом, напряженном и постоянном сопротивлении материала стихийным воздействиям. Монументализм стен, прочность фундаментов, качество материалов — обязательные условия «выживаемости» архитектуры в сибирских условиях. Это же является условием напряженной гармонии архитектуры и природы. Именно такой наиболее трудный вид гармонии свойственен тобольскому зодчеству.

Памятники Тобольска и многих других исторических городов уместно и достойно получили звание «второй природы» у авторов книги по экологии зодчества.

Сам факт материальности архитектуры делает теоретически бесспорной ее зависимость от строительного материала. Современная техника и технология с их большими возможностями изменения свойств природных материалов и создания материалов искусственных (с наперед заданными свойствами) делают эту зависимость менее явной. Но в традиционном зодчестве она проявляется весьма наглядно. Тяжелый инертный материал, превращаясь в архитектурные формы, либо выражает через них свою тяжесть и свою способность сопротивляться нагрузкам и воздействиям, в том числе со стороны самого человека, либо, напротив, скрывает свою инерцию покоя, воплощаясь в формы — динамичные, невесомые.

На тему «материал и архитектура» написано уже немало, однако применительно к задачам настоящей книги важно увидеть экологическую целесообразность подхода к выбору материалов, представить масштабы «сопротивления» огромной массы природного материала, который нужно разведать, добыть, привезти, обработать, уложить при строительстве на свое место. Иными словами, издревле формировался подход к экологической оценке строительных материалов по их жизненному циклу, соблюдались экологические принципы строительства.

Материал в конструкции должен выдержать все нагрузки и не разрушиться, сохраняя и неся информацию о таланте, мастерстве зодчих, архитекторов, строителей, мастеров, их умение оценить новые экологические факторы, действующие сегодня.

В наше время мы возвращаемся к оценке материалов на более высоком научном уровне, обладая новыми знаниями, умениями, технологиями, учитывающими законы природы, состояние природной среды и экологические проблемы нашей уникальной экосистемы — планеты Земля.

Например, доказано что экологически целесообразна древесина с природной, конической формой ствола. Такая древесина позволяет экономично конструировать, сводя к минимуму, отходы при коническом разрезе. Достоинства такого подхода, так называемой «ВОЛЬФ»-системы, представлены на рис. 1.20.


Рис. 1.20. На высоте экологических и технических требований
 

Представленная на рис 1.20. система обеспечивает и надежную статику сооружения каркасных конструкций, и хорошую бесконфликтную сочетаемость различных материалов в этой системе.

Приведенный пример иллюстрирует новый этап развития экологического мышления современного человечества, его переход от антропоцентрического подхода в своей деятельности к экологическому, к осознанию ценности экосистемы Земли.

 

* Заварихин СП., Княжев В.В. Экология зодчества. О некоторых объективных основах «второй природы». - СПб.: Стройиздат, 1995.

Первоисточник: 
Экология. Основы реставрации. В.П. Князева М., 2005
 
 

Система Orphus Если вы приметили ошибку, то выделите сей казус и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2020)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2020)


Нужно ли делать сопроводительную документацию для объекта реставрации? (2020)


Всё процессы консервации и реставрации с момента поступления произведения и до его выхода, из мастерской в обязательном порядке документируются. Для этого художник-реставратор постоянно ведет дневник и паспорт. (Документация процессов консервации и реставрации)

Прикрепленный опрос: Ведёте ли вы реставрационный дневник?

Есть ли у вас друзья реставраторы? (2020)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2020)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)