ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

ЦЕРКОВЬ ПОЛОЖЕНИЯ РИЗ В ДЕРЕВНЕ БОРОДАВА КИРИЛЛОВСКОГО РАЙОНА ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Шаромазов М.Н., Гнедовский Б.В.

Церковь Положения риз и пояса во Влахернах в селе Бородава - древ­нейшая точно датированная дере­вянная постройка на территории нашей страны. Так получилось, что до настоящего времени нет науч­ной публикации этого памятника. Результатом этого стало появление в некоторых популярных изданиях определений этой церкви как «нека­зистая», «обычная», что абсолютно не соответствует уникальному архитек­турно-художественному решению памятника. Нисколько не умаляя значения церкви Лазаря Муромского, находящейся сейчас на территории музея-заповедника «Кижи», срав­нение ее с бородаевской церковью отчетливо демонстрирует незамысло­ватость решения первой постройки, необычность замысла и продуман­ность каждой детали второй.

Статья Б.В. Гнедовского была написа­на как научный отчет об исследовании церкви в 1955 году, предварявшем работы по разборке и переносу церк­ви на территорию Кирилло-Белозерского монастыря. Она не претендует на полноту исследования памятника, но, безусловно, представляет инте­рес как реальное натурное изучение постройки, проведенное до удаления поздней обшивки стен и каркасной пристройки с западной стороны. Не­доступность всей поверхности стен во время изучения привела к проектным решениям, которые были не осущест­влены в процессе реставрации церк­ви из-за открытия ранее не доступных деталей постройки. Прежде всего это касается гульбища на столбах. На момент написания статьи авторы считали, что для строительства его нет «каких-либо конкретных отправных данных», и в проекте реставрации предложили два варианта восстановления крыльца. Спорным для автора было и восстановление формы глав­ки. Он склонялся к вытянутой лукови­це, но на проекте южного фасада он дает вариант с иной формой.

Продолжение исследований в ходе разборки памятника выявило следы примыкания гульбища вдоль юж­ной стены1. Но это уже был другой этап работы, мы сохранили статью в первоначальном варианте. Публи­кация осуществлена по экземпляру, хранящемуся в отделе письменных источников Кирилло-Белозерского музея-заповедника.

Необходимо обратить внимание на то, что в ряде публикаций церковь дати­руется 1486 годом, при этом делают­ся ссылки на антиминс, который ясно называет день освящения - «на па­мять Покрова». Из этого следует, что дата выглядит следующим образом: 1 октября 6994 от сотворения мира или 1485 год от рождества Христова.

Имя Бориса Васильевича Гнедовского известно всякому, кто хоть однажды интересовался историей русской деревянной архитектуры. Для карель­ских архитекторов оно открывает историю изучения и реставрации памятников деревянной архитектуры Карелии, для ярославцев - он тот са­мый архитектор, что восстановил за­вершения башен Ростовского кремля, уничтоженных страшным ураганом августа 1953 года, и церковь Иоанна Богослова на Ишне. Для вологжан Б.В. Гнедовский останется навсегда в памяти работами на церквах Успения Александро-Куштского монастыря и Положения риз и пояса Богородицы во Влахернах села Бородава. Иссле­дование первого памятника, стоящего сейчас на территории Спасо-Прилуцкого монастыря, дало возможность выявить сохранившиеся после по­жара 1519 года остатки постройки XV века, достаточные, чтобы составить о ней представление.

Необходимо обратить внимание, что материалы почти всех исследований, осуществленных Б.В. Гнедовским, до сих пор остаются неизданными. Их публикация была бы серьезным вкладом в изучение архитектурного наследия страны. Тщательность изуче­ния материальных остатков, внима­ние к малейшим деталям делают эти исследования ярким и незаменимым практическим пособием для тех, кто своей профессией выбрал реставра­цию памятников архитектуры.

Кроме Карелии, Ярославской и Во­логодской областей, Б.В. Гнедовский работал в Костроме, Перми, Вятке. Отдельно в творческой биографии архитектора стоят работы по про­ектированию музеев под открытым небом: Малые Корелы, Шушенское, ансамбль святилища Реком в Север­ной Осетии. Для всех этих объектов архитектор разрабатывает концепции и генпланы.

Несмотря на все споры и дискуссии вокруг этих проектов, они удачно живут и сегодня, а преодоление идеологических шор при разработке концепции музея в селе Шушенском позволило комплексу продолжить жизнь в новых условиях.

40 лет своей жизни Борис Васи­льевич Гнедовский отдал изучению русского деревянного зодчества. Публикуемая статья написана в самом начале этого пути, но она не утратила своего значения до сих пор. Борадаевская церковь была самым любимым памятником архитектора, не случайно ее формы запечатлены на его надгробном камне.

Клетская церковь Положения риз в деревне Бородава - одно из самых древних сохранившихся произведений русского деревянного зодчества. В антиминсе, данном на освящение новой церкви и найденном лишь в 1866 году, сказано, что она построена по указанию архиепископа Иоасафа «при великом князе Иване Васильевиче и при сыне его великом князе Иване Ивановиче в лето 6994 (1485) на память Покрова пресвятые Богородицы»2. На этот же год построения церкви указывают клировые записи 1498 года. Благодаря столь ранней датировке церковь в деревне Бородава имеет особую историко-художественную ценность.

Памятники деревянного русского зодчества, построенные раньше XVII столетия, насчитываются единицами. Маленькая клетская Муромская конца XIV века, сохранившаяся на северо-восточном берегу Онежского озера, является единственным памятником более древней эпохи, чем церковь в деревне Бородава. Это обстоятельство заставляет нас отнестись к исследованию и анализу рассматриваемого объекта с наибольшим вниманием.

«Церковь деревянная клетская» древних русских рукописей имеет в основании своей конструкции прямоугольный сруб - клеть или несколько срубов, располагаемых в различных сочетаниях. Тип этот складывался постепенно в течение веков. До тех пор, пока в сознании русских людей все еще господствовали пережитки языческих верований, пока не окрепла христианская религия, формы клетской церкви были скупы и лаконичны. Еще и сейчас на севере нашей Родины, где дольше, чем в центре сохранялись языческие обычаи, можно встретить небольшие придорожные часовни самой незатейливой архитектуры. Если бы не маленькая главка на коньке крыши, а иногда и просто крест без главки, то трудно отличить такую часовню от избы или даже амбара.

В период становления Русского государства, вплоть до эпохи Петра I, растет и крепнет значение церкви, она становится одним из краеугольных камней, на который опирается княжеская, а впоследствии и царская власть. Разворачивается грандиозное церковное строительство, появляется большое число типов деревянных храмов (кубоватые, шатровые с восьмериком на шестерике, с шатром на крестчатой бочке, ярусные и так далее). Претерпевает значительные изменения и древняя форма клетской церкви. Строители клетских церквей упорно стремятся к тому, чтобы «жилище Бога» как можно меньше походило на свой прототип - простую крестьянскую избу. С этой целью церковь поднимают на высокий подклет, обносят закрытой галереей и тому подобное. Но наибольшей трансформации подвергаются покрытия. Прежде всего вытягиваются вверх коньки кровель, отчего силуэт их принимает характерные «клинчатые» очертания. Дальнейшее развитие этого процесса оказалось невозможным. Кровля стала зрительно «давить» на основной объем здания, появилась опасность нарушения монолитности самцов. Стремясь избежать этого, создают мощные повалы. Кровля оканчивается полицей, которая завязывается вместе с повалом в единую пространственно-конструктивную систему. Для смягчения однообразия огромных скатов крыш безвестные строители проявляют большую фантазию, изобретая все новые и новые вариации клинчатых покрытий. Скат кровли получает ряд переломов (Георгиевская церковь Юксовского погоста), объем клети покрывается двухскатными кровлями (Введенская церковь села Осинова Ленинградской области), и, наконец, клетская церковь получает отчетливое бочечное покрытие (Троицкая церковь Елгомского погоста Архангельской области) и так далее.

Церковь Положения риз и пояса Богородицы во Влахернах из села Бородава. 1485 г. Современная фотография

Церковь в деревне Бородава символизирует собой значительное усложнение клетского типа, далеко ушедшего вперед по сравнению с архаичными памятниками, подобными Муромской часовне. В плане это два сруба, поставленные один за другим по оси восток-запад. Однако в объемном решении церкви имеется налицо сравнительно сложное сочетание масс.

Неизвестный мастер смело сопрягает воедино двухскатную кровлю трапезной с причудливым, сложным по композиции, завершением основного объема, в котором размещаются молельня и алтарь. Относительно высокое внутреннее пространство центральной части молельни выражено на фасаде высокой клинчатой кровлей с большим повалом и полицами.Алтарь перекрыт мощными полицами и маленькой бочкой с миниатюрной главкой. Подобное сочетание объемов, где повышенная центральная часть не находит своего выражения (не читается) в плане, в истории русского зодчества почти не встречается. Известен лишь случай подобного несоответствия объемного и планового решения в шатровой Богоявленской церкви деревни Чолмужи Медвежьегорского района Карелии (1605 г.).

Церковь поставлена на высоком мысу у места впадения в реку Шексну ее притока Бородавы. В 23 километрах выше по течению этой глубоководной, но не широкой реки находится Ферапонтов монастырь. Деревня Бородава, в центре которой расположен рассматриваемый нами памятник, входила в состав монастырских владений. Большие суда, шедшие к монастырю с товарами, не могли пройти по узкому и извилистому фарватеру Бородавы и здесь, в ее устье, перегружали содержимое своих трюмов на мелкие суденышки и лодки. Сюда же, к бородавской пристани, свозили товары и продукты со всех монастырских угодий, предназначенные к отправке вниз по Шексне. Бородава была во все время существования Ферапонтова монастыря его пристанью на великом торговом пути, его основной перевалочной базой, сосредоточием большого числа складов и «изб монастырской принадлежности», служивших чем-то вроде гостиниц.

Ферапонтов монастырь наряду с Соловецким и Кирилло-Белозерским был одной из крупнейших церковных «сеньорий» русского Севера. Он эксплуатировал вплоть до XVIII века огромные земельные угодья, рыбные ловли, владел несколькими тысячами крестьян, где сосредоточивалось немало выдающихся мастеров «зодчих каменного дела», создателей замечательного архитектурного ансамбля, дошедшего до наших дней. На территории монастыря существовало также много ныне исчезнувших построек из дерева, созданных руками северных плотников «древоделий». В стенах монастыря работал выдающийся русский живописец Дионисий и его ученики. Вполне естественно поэтому появление в деревне Бородава, бывшей аванпостом этого крупнейшего экономического и культурного центра русского Севера, церкви, объемное решение, детали и внутреннее убранство которой свидетельствует о высоком мастерстве ее строителей.

Обмерные чертежи. План

Большой интерес представляет для исследования церковь Положения риз благодаря своей отличной сохранности. Этот древнейший памятник почти не подвергся серьезным искажениям (не растесаны окна, не изменена форма кровель). Была сделана каркасная пристройка с запада, церковь обшили тесом,но не исказили при этом сруба. Только отсутствие повалов в трапезной и некоторая вялость их очертаний в алтарной части, а также форма главы, явно тяготеющей к XVII—XVIII векам, позволяют предполагать наличие каких-то переделок в верхних ярусах памятника. Трудно назвать причины, по которым он избежал обычной в XIX веке перестройки в целях показного «благолепия». Можно предположить только, что значительная древность сооружения, уходящего своими корнями в глубь веков, вызывала у окрестного населения повышенный интерес к судьбе церкви. В ней видели (и видят сейчас) не только место отправления религиозных обрядов, но и памятник, связанный с определенными историческими событиями. В деревне Бородава до сих пор бытует малодостоверная легенда о посещении церкви Иваном Грозным, о требовании Петра I перенести ее в Петербург и так далее.

Обмерные чертежи. Южный фасад

Обмерные чертежи. Северный фасад

Обмерные чертежи. Восточный фасад

Обмерные чертежи. Западный фасад

Обмерные чертежи. Поперечный разрез трапезной

Обмерные чертежи. Продольный разрез и поперечный разрез церкви

На основании известных данных нельзя с исчерпывающей точностью сформулировать причины относительной сохранности церкви, несмотря на ряд «поддерживающих» ремонтов, которые она претерпела.

Следует особо отметить уникальную сохранность древнего интерьера, который за исключением мелких деталей (например, настилки нового пола, предположительной ликвидации преграды между трапезной и молельной) дошел до наших дней в своем первоначальном виде. Попадая в трапезную через монументальную косящатую дверь, невольно поражаешься несоответствию интерьера тем представлениям, которые мы обычно имеем о внутреннем пространстве более или менее древних памятников. Здесь нет бревен «в два обхвата», придающих облику памятника монументальность и некоторую фантастичность, нет традиционных пристенных скамей, нет никакого ощущения «русской дорики» - архаичности, которую воспевали многочисленные стилизаторы русского искусства.

Ширина бревен сруба нигде не превышает 20 сантиметров, достигая местами 18 и даже 17 см. Но мелкие бревна подобраны настолько тщательно, что не видно ни одного сучка, это настоящий смолистый мачтовый сосновый лес, который у комля столь же широк, как и у вершины. Трудно предположить, что в годы строительства церкви более толстого леса не нашли. Дело, разумеется, не в этом. Ведь нашли же для нижней обвязки памятника брус 43 х 34 см, для изготовления которого нужно иметь бревно не меньше 60-70 см в диаметре. Несомненно, это было средством для создания определенной масштабности сооружения, которое хотелось построить таким образом, чтобы оно казалось значительно больше своих истинных очень небольших размеров. Эта же тенденция сказывается в своеобразной конструкции чуть вспарушенного потолка, высота подъема которого не превышает в центральной части трапезной 15 см. Силуэт потолка имеет ярко выраженную продольную ось, которая создает определенную направленность в сторону молельной

и нарушает статичность квадратного помещения трапезной (размер сруба 4,22 х 4,54 м при высоте 2,25 м) переходит в небольшую молельню несколько необычных пропорций: ее глубина равна высоте трапезной, но имеет по сравнению с последней значительно большую высоту (3,50 м). Пропорционально увеличивается и вспарушенность Потолка, достигающая здесь почти 30 см. По сравнению с предыдущим помещением молельная великолепно освещена скользящим светом большого косящатого окна, находящегося на значительной высоте (2,25 м) в южной стене памятника. Расположение окон рассчитано на наиболее выгодное освещение икон тяблового иконостаса, в котором имеется немало произведений школы Дионисия.

В случае существования преграды между трапезной и молельной, о которой мы упоминали уже, контраст между этими двумя помещениями, имеющими разнонаправленные оси, был еще значительнее, чем сейчас, и создавал прекрасный архитектурный эффект. Хорошо освещенная алтарная часть памятника имеет все тот же вспарушенный потолок, который при высоте помещения, примерно равной трапезной, имеет и одинаковую высоту подъема (15-16 см). Это обстоятельство еще более подчеркивает умение строителей церкви сознательно пользоваться системой оптических поправок при компоновке внутренних пространств памятника.

Исследование и обмер Ризположенской церкви в деревне Бородава производилось в октябре 1955 года техником-архитектором Е. Криулиным под руководством автора этих строк. Были проведены лишь предварительные исследования, насколько позволяла фундаментальная обшивка, которая во многих случаях затруднила детальное зондирование сруба. Не был достаточно обследован по техническим причинам западный торец древней части памятника. Трудность проникновения в подпольную часть храма сузила возможность детального обследования конструкции его древнего пола. Однако исследования внесли много нового в наше представление о памятнике. Их результаты можно охарактеризовать следующим образом:

1. Никаких следов галереи, изображенной на рисунке в книге И.И. Бриллиантова ни с южной, ни с северной стороны не обнаружено3. Возможно, венцы, к которым примыкали верхняя и нижняя часть галереи, как наиболее подверженные всякого рода протечкам, сгнили и были заменены в процессе одного из ремонтов. Однако это предположение в какой-то степени опровергается значительной сходностью всех бревен сруба трапезной (диаметр, сортность древесины, ее внешний вид).

2. В результате проникновения через открытый в восточной части шурф в подпольное пространство сооружения удалось выяснить следующее:

а) В восточной и южной частях сруба сохранились остатки тесаного елового бруса 43 х 34, лежащего противоположными концами на крутых валунах. Следует предположить, что эти брусья являются древесными остатками нижних венцов памятника и некогда проходили по всему периметру его наружных стен.

Обмерные чертежи. Чердачное волоковое окно

Обмерные чертежи. Поперечный разрез алтаря

Обмерные чертежи. Косящатая дверь западного фасада

Обмерные чертежи. Волоковое окно северного фасада

Обмерные чертежи. Косящатое окно северного фасада

Обмерные чертежи. Окноюжного фасада

Обмерные чертежи. Косящатое окно южного фасада

б) Под современным шпунтованным полом найдены остатки древнего пола из полусгнившего однорядника. Он прослеживается на всем протяжении старой части памятника (под каркасной пристройкой его нет). На стыке между трапезной и молельной старый пол образует небольшой перепад, образующий подобие солеи (которой здесь, разумеется, не должно быть). По-видимому, этот перепад образовался в связи с наличием в трапезной отсутствующего теперь теплого пола и преграды между трапезной и молельной, соединяющихся некогда лишь дверью, а не широким порталом.

в) Основание престола оказалось позднейшим. Оно выложено из большемерного кирпича размером 33 х 18 х7 на известковом растворе (ориентировочно вторая половина XIX века).

3. Зондирование на чердаке памятника не производилось. Данные осмотра, как уже сказано, позволяют предполагать какие-то значительны переделки в зоне верхних венцов трапезной. Основанием для подобного предположения служит отсутствие повала. Наиболее интересной находкой в зоне чердака следует считать наличие неглубокого паза - врубки под чердачным волоковым окном западного фасада памятника. К сожалению, габариты окна не позволили произвести тщательный осмотр и дать полную отметку обнаруженного паза, который, по-видимому, является местом присоединения к западной стене памятника конькового бруса двухстороннего «распашного» крыльца.

4. Зондирование обшивки памятника на северном, южном и восточном фасадах обнаружило отсутствие каких-либо стесов основного сруба или врубки в него вертикальных стоек, служивших основанием для досок обшивки. Последние установлены на значительном расстоянии (15-18 см) от стены и крепятся на ряды вертикальных брусьев, приколоченных, а не врубленных в стену. Устройство небольшой заваленки с продухами обеспечивало и течение длительного времени циркуляцию воздуха между срубом и обшивкой и послужило одной из причин удовлетворительной сохранности древнего сруба.

На основании минимальных исследований, которые удалось провести в полевых условиях без вреда для общей сохранности памятника, был составлен эскизный проект реставрации. Следует отметить, что данный материал в силу недостаточности натурного исследования намечает лишь общую направленность реставрационных работ. Уточнение отдельных частей проекта может последовать лишь в процессе полного снятия обшивки, разборки поздней пристройки, возможности глубокого зондирования мест примыкания трапезы к основному срубу, исследования конструкции главы, которое невозможно произвести без устройства лесов и тому подобное.

Основные положения эскизного проекта реставрации.

1. Проект реставрации предусматривает лишь минимум чисто реставрационных работ, оставляя памятник в прежних габаритах. Сохраняется форма главки, алтарной бочки, характер и угол наклона кровель. Меняется лишь частично конструкция кровель трапезной: ввиду большой протяженности ее предполагается покрыть по потокам и курицам. Полностью ликвидируются железные кровли с заменой их на тесовые (центральный куб - по полицам с пикообразным окончанием досок). Бочка и главка должны быть покрыты лемехом, так как это единственный материал, употреблявшийся в древности для покрытия криволинейных поверхностей деревянных сооружений.

2. Проектом предполагается снятие обшивки с последующей вычинкой выгнивших частей, обязательным антисептированием и шпаклевкой трещин. Это мероприятие, кроме восстановления первоначального облика памятника, имеет немаловажное профилактическое значение. Стены в течение нескольких лет должны выстоять в открытом состоянии в условиях полной аэрации. Таким образом, сруб с его живописно расположенными косящатыми и волоковыми окнами подлежит после удаления обшивки лишь консервации.

3. Восстановление небольшой галереи, существовавшей с южной (а, возможно, и с северной) стороны памятника и зафиксированной на рисунке в книге И.И. Бриллиантова проектом не предусматривается. Как указывалось, рисунок этот в силу определенной графической неточности не может стать основанием для воспроизведения тех или иных архитектурных форм на памятнике. Он не дает возможности конкретизировать формы галереи. Кроме того, следов галереи на срубе не было обнаружено. Поэтому всякая попытка восстановления такой галереи была бы новостройкой, лишенной каких-либо конкретных отправных данных.

4. Вопрос восстановления крыльца является наиболее сложным и спорным. Определить формы и высоту этого крыльца с большей или меньшей степенью вероятности на основании следа врубки, обнаруженной в верхней части западного фасада.

Проект реставрации. План

Проект реставрации. Южный фасад

Проект реставрации. Северный фасад

Проект реставрации. Восточный фасад

Проект реставрации. Западный фасад. Вариант 1

Проект реставрации. Западный фасад. Вариант 2

Следует предположить, что крыльцо это было двухсторонним, распашным. Наличие одномаршевого прямого крыльца, расположенного по продольной оси памятника исключается, так как этот тип крыльца, как правило, устраивается при наличии между входом в церковь и началом лестницы галереи, которая замыкает лестничную площадку. Здесь такая галерея отсутствует, поэтому проектом предполагается устройство двухмаршевого крыльца. В первом из представленных вариантов крыльцо имеет сравнительно богатый декор. Предусмотрена установка резных подзоров, столбов, причелин. Образцы домовой резьбы взяты по аналогии с рядом памятников XVII—XVIII веков. Впоследствии возможно уточнение форм декора по местным вологодским образцам.

Второй вариант значительно упрощает проектируемые формы крыльца, которое является, по существу, новым компонентом, привносимым в памятник. При этом не должны иметь место какие-либо попытки подогнать декор проектируемой части памятника той или иной эпохе, так как характер наиболее древних деревянных построек нам неизвестен.

Вариант 2 должен лечь в основу дальнейшей разработки нового крыльца, которое может быть окончательно уточнено только после разборки каркасной пристройки, что обнажит изначальные формы западного фасада.

Примечания:

1 В 2000 году Э.Д. Добровольская издала небольшую книгу о творчестве Б.В. Гнедовского, где публикует проектные решения западного и южного фасадов церкви, появившихся после удаления обшивки. - Добровольская Э.Д. Памятники народного деревянного зодчества России в творчестве Бориса Гнедовского. 40 лет в реставрации. 1947-1988. М., 2000, с. 23. Ил. 20-23. Здесь же отметим, что в проекте завершение алтаря решалось кубоватым и так было первоначально исполнено, но позже было исправлено на двускатную кровлю (см. фотографию на с. 158 в книге Бочаров Г. и Выголов В. Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск. М., 1969).

2 Никольский К.Т. Об антиминсах православной русской церкви. СПб., 1872, с. 293-294.

3 Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона. К 500-летию со времени основания. 1398-1898. С приложением очерка «Патриарх Никон в заточении на Белоозере». С-Пб., 1899, с. 43. Добровольская Э.Д.

Первоисточник: 
ДЕРЕВЯННОЕ ЗОДЧЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ, РЕСТАВРАЦИЯ, ИССЛЕДОВАНИЯ. Сборник Методическое сопровождение мониторинга недвижимых памятников Вологодской области; Вологда 2005
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.