ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 
Серова Н.

В 2003 году в Москве увидел свет объемный увесистый трехтомник «Архитектура и ландшафты России»: Черная книга - Утраты, Белая книга - Обретение, Красная книга - Предостережение.

В трех огромных альбомах минимум общетеоретических текстов, максимум лапидарных, коротких характеристик памятников, сопровождающих фото. Даже беглое знакомство с ними рождает тяжелое чувство. Вот уж воистину: что имеем, не храним; потерявши - плачем. Впрочем, уже и не плачем, ибо ценности отечественного культурного наследия в новом времени не в чести.

«... абсолютное большинство россиян старую архитектуру не замечают: смотрят как бы мимо памятников», - заключает исследователь и знаток архитектуры И.Н. Шургин и объясняет эту ситуацию тем, что все годы советской власти, а это практически весь XX век старую культовую архитектуру заслоняли от общества по идеологическим соображениям. Гибло, горело, исчезало - и замечательно. А ныне-то, что же? Нет идеологии; сняты все запреты; все скопом объявили себя православными (по данным РПЦ до 80% россиян), а старый подход «как бы мимо» по-прежнему в силе и в действии. В августе 2003 г., в год выхода трехтомника, в селе Поповка Вологодской области рухнул деревянный многоярусный храм Рождества Богородицы, украшавший нашу землю аж с 1783 г. Утрату абсолютной ценности заметили лишь специалисты. Примерно в то же время ее участь разделила и маленькая деревянная часовня в деревне Пасынково. Деревня с говорящим, остро определенным названием. Мы - пасынки. Чужие, не родные. Ничего не жаль.

Впрочем, у Даля «пасынок» не только «не родной одному из супругов сын», но и «нога или откосина, подкосина, наискось приставленная к столбу подпора, подставка - «Надо бы поддержать забор пасынками».

Может быть, вернуть в жизнь второе значение старого слова и тогда в «пасынковых» перестанут полыхать пожары?

Выдающийся польский кинорежиссер, внимательный наблюдатель современности и глубокий, умный ее аналитик Кшиштоф Кесьлевский снял кинотрилогию: «Три цвета: красный, белый, синий». Нынешняя российская реальность хорошо укладывается в другой спектр. Итак...

ТРИ ЦВЕТА. ЧЕРНЫЙ. УТРАТЫ

В пору, когда все бойкие умы лихорадочно ищут национальную идею, что-то вроде призрака, бродящего уже по России, у всех на глазах гибнет не только наше национальное, но и общемировое достояние. Беззащитной оказалась самая хрупкая его часть - деревянное зодчество.

За последние десятилетия с вологодской земли навсегда исчезли уникальные памятники. В 40-50 гг. XX века утрачены: храмовый ансамбль XVII - XVIII вв. в селе Верховье, церковь Святителя Николая, XVII в. в селе Спасском и церковь Ильи Пророка начала XVIII в. в селе Лондуже. Все в Тарногском районе.

В 60-е гг. не стало церкви Покрова Богоматери 1708 г. в селе Анхимово Вытегорского района, которая в истории русской архитектуры предшествовала всемирно знаменитому Преображенскому собору в Кижах. За ней последовали еще две в вытегорских храмах: церковь Успения Богоматери в Девятинах 1770 г. и церковь Святителя Николая в Оште 1791 г. В это десятилетие не стало церкви Устюженского погоста и церкви Рождества Богоматери 1793 г. в селе Корнево Усть-Кубинского района.

В 70-е годы утрачены: Шелковские мельницы-столбовки конца XIX -начала XX вв. Лишь одна из них спаслась в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике.

В 80-х гг. обрушился шатер церкви Святого Георгия в селе Поча Тарногского района; оставшаяся часть памятника перевезена в музей под открытым небом. В эти же годы сгорела церковь Рождества Богоматери в селе Васильевское Харовского района.

Наш местный мартиролог венчает в 90-е гг. пожар в селе Поповка под Кадниковом, унесший очередной деревянный памятник. Если бы этот огненный ряд удалось остановить, мы стали бы обладателями и хранителями уникальных памятников, каких нет нигде в мире, и забота о них, возможно, добавила б жизни гармонии. Увы, этот огромный пласт русской жизни, как град Китеж, оставил нас навсегда. И в эти воды больше никому не ступить. Точно подметил И.Н. Шургин: мы смотрели «как бы мимо» памятников и потеряли их.

ТРИ ЦВЕТА. БЕЛЫЙ. ОБРЕТЕНИЯ

В 2004 г. ансамбль Ферапонтова Богородице Рождественского монастыря был включен в список памятников всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот важный акт закрепил давно сложившееся статус-кво. Две великие вологодские обители - Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри - давно стали культовыми местами паломничества. Иссякнувший на время российский туристический поток с лихвой компенсируется все возрастающим зарубежным. 600-летие обоих монастырей, как магнит, привлекло сюда значительные финансовые вложения, которые определили качественно новый уровень жизни прославленных памятников. Этому впечатляющему времени обновления продолжал сопутствовать старый «приговор»: «А что Кириллов без монастырей? Дыра дырой. Ничего нет».

Кажется, его легко оспорить. Город меняется к лучшему; ищет новое свое лицо, самоидентифицируется, как один из крупнейших туристических центров Вологодчины. Но мало назваться, а как состояться? Не было и нет хороших больших гостиниц, что оставляли бы приезжих и их средства в городе. Сложно с общепитом. Инфраструктура серьезного туризма складывается крайне медленно; а инфраструктура это не только еда, жилье и медицина, но и формообразующее производство как важное звено в структуре туризма.

Давно известно, что кадры решают все. В начале нового века Кириллов получил свой шанс, который дается, как правило, однажды. Сюда из Архангельской области перенес учебную базу «Школы реставраторов по освоению исторических строительных технологий» лауреат Государственной премии РФ, архитектор-реставратор Александр Попов. Что там Кириллову, повезло всей Вологодской области, Губернатор которой В. Позгалев так определил ситуацию с реставрацией: «В России служба реставрации развалилась. В трудный период перестройки реставраторы остались без заказов, и естественно, люди разбежались, потом нашли себе работу в коммерческих структурах, занимаясь отделкой особняков. Сейчас мы восстанавливаем службу реставрации и даже открыли в Кириллове школу реставраторов. Школа частная, но местная администрация предоставила помещение, администрация области дала грант в миллион рублей для приобретения необходимой техники. Причем мы готовим не как в ПТУ, а как Ваньку Жукова - обучаем в процессе работы, потому что реставрационному делу нужно учиться работая, им не только теория читается, но и опыт, практика дается. В этом году школа получила лицензию и действует уже как полноценное учебное заведение.

В последнее время мы очень много инвестируем и в памятники деревянного зодчества. Сейчас восстанавливаем историко-показательный музей, собираем по всей области старые дома, чтобы сделать музей под открытым небом. Наши усилия не остались незамеченными, и президент из своего фонда выделяет области деньги.

Мы участвуем в программе Минкульта «Русский Север». Для нас истина проста - надо восстанавливать памятники, и мы делаем это с большим удовольствием и стараемся находить на это источники финансирования».

Истина действительно проста: надо восстанавливать памятники. Но это не просто именно сейчас, когда лейтмотивом во всех сферах жизни стала унылая истина; идет время непрофессионалов. Плохо строят заново на беду будущих потребителей - это одно. Плохо реставрируют - это другое. Плохое качество реставрации ведет к подмене подлинного памятника скороспелым новоделом, исполненным по современным технологиям из современных материалов. «Реставрация методом новодела» - не реставрация, а потеря памятника. Осознать это не просто. В одном из «историко-показательных музеев» посетителей остановили у свежего сруба «храма 17 в.». Глаз не принимал новоявленный «шедевр». А в отдалении, вокруг кучи старых иссиня-черных бревен, как потревоженная птица, кружил музейщик-специалист: «Отдали бы нам эти бревна, здесь они явно не ко двору. Мы бы их сберегли...» - «Аони ценны?» - робко, чтобы не обидеть, спрашиваю взбудораженного собеседника. -«Бесценны. Поймите, этот сруб не имеет никакого отношения к храму XVII в. Храм - эти бревна. В них бесценная информация о том времени, о методах работы, способах обработки древесины, обо всем».

Так в самой жизни, как на переводной картинке, проступила неудобная истина: у нас нет вкуса к подлинному; мы не исповедуем подлинники, как абсолютную ценность; мы тонем в потоке эрзац-реальности, не думая о происходящем. Годы государственного развала обескровили область реставрации, но когда речь идет о возвращении к жизни деревянных памятников, обозначается и другая неувязка. «Ведь главное в том, - пишет А.Попов в статье «Технология в реставрации», - что сегодня в России никто не решает проблему использования исторических технологий в реставрации:их изучение, освоение и внедрение в реставрационный процесс». А это архиважно.

Сам А.Попов первым изучил и восстановил плотницкие технологии XVII - XVIIIвв. при реставрации церкви Дмитрия Солунского в селе Верхняя Уфтюга Архангельской области. Опытом этой работы успешно воспользовался при реставрации колокольни XVIII в. в селе Ненокса. Работа А. Попова по восстановлению исторических плотницких технологий обрела международное признание. Принципы реставрации деревянных памятников, применяемые А.Поповым и его реставраторами, вошли в основополагающий документ «Принципы сохранения исторических деревянных сооружений», принятый на XII Генеральной ассамблее ИКОМОС в Мехико в 1999 году.

Понимая катастрофичность кадровой ситуации, А.Попов выдвигает идею создания «Школы реставраторов по освоению исторических строительных технологий». Создателями этой «мифической» школы в 2002-2003 гг. стали фонд Сороса, администрация Кирилловского района, профессиональное училище № 59 Кириллова и 000 «Карэнси». Первый выпуск реставраторов деревянной архитектуры состоялся в 2004 г. Девять новых специалистов продемонстрировали хороший уровень подготовки и отменные практические навыки работы на памятниках. Опыт первого выпуска обозначил, что необходим двухгодичный курс обучения; что нужно вводить новые специализации каменщиков и кузнецов, а обучение более тесно увязывать с реставрационной практикой. Впечатляющие успехи первых лет работы и учебы не сняли, как ни странно, вопроса о дальнейшем существовании школы! А.Попов предлагает концепцию создания Учебно-производственного реставрационного центра, в структуре которого сочетались бы обучение реставраторским специальностям, проектирование и производство работ. Свое производство дало бы возможность начинающим реставраторам зарабатывать средства на обучение, работать на многочисленных, пребывающих в запустении, памятниках вологодской земли с пользой для себя и для них.

Вложение средств в создание такой структуры предполагает определенную уверенность в завтрашнем дне. А она возможна при долгосрочной аренде зданий и земли или продаже их центру. Казалось бы, вот реальный шанс для района обрести важное производственное звено будущей туриндустрии. Ухватиться за него - и вытащится вся цепь. Кириллов получил в лице А.Попова уникального специалиста, вплотную подходил к формированию своего фирменного брэнда. На манер вологодского масла или кружева на свет имеет шанс появиться «кирилловская реставрация». И это не миф. Наблюдая, как обустраивается школа, как основательно и серьезно учат своих юных мастеров, понимаешь: это не уровень Ваньки Жукова, которого пороли и держали впроголодь.

В Кириллове без усилий со стороны местной власти за короткое время сформировалось современное, высокотехнологичное и по-европейски культурное производство в духе нового века.

Оно буквально воскресило один из социально неблагополучных окраинных районов города - Кузьминки. Здесь когда-то работали судоремонтные мастерские, занимавшие окрестное население. Почти 16 лет их нет. Реставрационный центр А.Попова вернул жизнь в заброшенные, пустовавшие здания. Даже просто долго и ярко горящие окна цеха меняют, высвечивают кузьминские задворки.

Видя все эти явные неоспоримые достижения первых лет становления, администрация района сначала продлевает аренду на один год! А потом... А потом просто не было, не последовало. В марте 2005 г. в Кириллове А.Попов регистрирует ООО «Реставрационный центр - Архитектура. Производство. Обучение» и тем самым точно и скрупулезно выполняет одно из условий кирилловской администрации. Налоги от деятельности новой структуры пойдут теперь в местный бюджет, который только за 2004 г. получил более одного миллиона рублей. Соорудить бы для этой курочки, несущей золотые яйца, лучший из возможных курятников, а местная власть поступает с точностью до наоборот. Она не находит времени, чтобы заключить новый договор аренды. Его на данный момент просто нет. Никакого. А значит, в любой момент, любая проверяющая инстанция, исходя из того, что нет договора на здание и землю, вполне законно может закрыть витающую в кирилловском пространстве школу реставраторов.

Абсурд ситуации необъясним и неизживаем. Все попытки постичь логику мыслей и действий районных властей безуспешны. Затяжки, проволочки, унизительные часы в ожидании приема, отписки складывают другую реальность. В ней, увы, все не как в мире преуспевающих и разумных людей; все, как в топком болоте. Пришли суперпрофессионалы, начали в городе с первого колышка, получили всероссийское одобрение на всех уровнях, включая чиновный, - и ничего.

Не А.В. Попову обивать бы пороги местных начальственных кабинетов, а местному начальству постоянно контачить с редкими специалистами, понимая, что через их начинание вся кирилловская земля получает ясные, конкретные пути будущего развития по самым разным направлениям. Занятость молодого мужского населения, обретение им высокооплачиваемых специальностей коренным образом меняет социальную обстановку в районе. Найдись средства на строительство общежития гостиничного типа, и вот уже к А.Попову поедет на учебу молодежь со всей Европы. А это уже валютные отчисления в бюджет района и, конечно, международное признание. Что всегда так волнует начальственную кровь. Это, в конце концов, зарождение производственной туриндустрии! Кириллов может стать кузницей уникальных кадров для всей страны, но...

Кирилловская администрация, не внимая увещеваниям областных властей, упрямо гнет свою линию. Она не такая уж и непонятная эта линия. Но не нужно ей, администрации, а в ее понимании и району, ничего основательного, долговременного, обладающего реальной перспективой. То ли дело повсеместный рост потаенных частных гостиниц для очень состоятельных людей. Спору нет, и это нужно. Но не несут они финансовые волны в райбюджет, да и по сути своей не могут быть перспективным путем для развития туризма в районе.

Мы обрели А.Попова и его команду, и это уже поменяло нашу текущую жизнь. Восстанавливается из небытия могучий деревянный храм Ильи Пророка на Цыпиной горе. Сколько лет разные горе-реставраторы кружили вокруг него, предлагая и даже внедряя свои методы реставрации. А храм продолжал разрушаться, оседая и кренясь. Было ощущение, что его не спасти и не вытянуть.

В успех А.Попова и его команды не верилось в силу распространенной и губительной для современного российского сознания привычки думать, что ничего у нас не получится, потому что и не может получиться. А он, досконально изучив «индивидуальность» и многовековую историю церкви, грамотно стал восстанавливать ее. Не как некий типологический деревенский храм, а как уникум, только со своими строительными характеристиками, появившийся в Цыпине в 1755 г. Сама возможность время от времени наблюдать за тщательной, неспешной красивой работой первоклассных мастеров врачевала уставшую от скепсиса душу. Можем! Можем! И можем даже так, что удивляем Европу. В рамочке на школьной стене - диплом-награда ребятам за победу в конкурсе профессионального мастерства в Норвегии, чтящей, берегущей свою деревянную архитектуру как часть своего и мирового культурного наследия. Вот бы перенять нам, пока еще лесной России, у них этот культ дерева, этот вкус к уникумам, этот грамотный, хозяйский, рачительный подход к своему добру! А ведь у нас столь многое нуждается в экстренной помощи и вмешательстве реставраторов.

ТРИ ЦВЕТА. КРАСНЫЙ. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Мы можем потерять практически единственный в России учебно-реставрационный центр А.Попова. Потерять из-за примитивной косности и бюрократического скудоумия. Он может просто уехать в Москву, в Норвегию или туда, где по-другому повернуты молодые мозги, рискнут и безусловно выиграют, оценив очевидный фантастический деловой потенциал не только идеи, но бесценного уникального опыта А.Попова.

То, что и как он делает, остро необходимо всей нашей стране, где только сейчас начинают думать о сохранении оригинальной, бесценной и беззащитной деревянной архитектуры. Его профессионализм, желание научить других тому, что за жизнь обрел сам сотоварищи, их вмешательство могло бы продлить жизнь еще двум уникальным памятникам вологодской культуры.

Предостережение о спасении взывают красивейшая Богоявленская церковь 1723 г., созданная в селе Палтога Вытегорского района и церковь Рождества Богородицы от 1783 г. в Поповке (Каликино) Вожегодского района. Быть или не быть? Вопрос самого ближайшего времени. Как хотелось бы, чтобы быть! Но для этого нужны мастера, руки, знания. А все это - из школы А.Попова.

ПОСЛЕДНИЙ МАЗОК

Тревожная история школы реставраторов А.Попова в Кириллове заставила вспомнить бывальщинку. В прошлом переводчик, а ныне депутат Государственной Думы Николай Леонов, много работавший с Никитой Сергеевичем Хрущевым, припомнил поразительный эпизод. Как-то Хрущев сравнил Россию с огромной кадушкой теста. Сунешь туда руку, замесишь, и кажется, что все тебе поддается, даже дно легко достать. Вынул руку, прошла одна минута, и тесто опять сомкнулось, как будто и не было ничего. Вот так и реформы в России.

Кириллов очень российский город.

 

Первоисточник: 
ДЕРЕВЯННОЕ ЗОДЧЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ, РЕСТАВРАЦИЯ, ИССЛЕДОВАНИЯ. Сборник Методическое сопровождение мониторинга недвижимых памятников Вологодской области; Вологда 2005
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.