ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

О строительных растворах трех новгородских памятников конца XII века: Новые методы и результаты

Медникова Е.Ю., Липатов А.А., Куликов В.Е.

В Институте Истории материальной культуры РАН (ИИМК РАН) уже длительное время проводится изучение строительных растворов и штукатурок из древнерусских памятников зодчества. Изначально анализ строительных растворов включал в себя определение типа извести [1:155], состава и количества наполнителей [2:64], минералого-петрографическое изучение состава растворов и штукатурок.

Анализ растворов ряда памятников древнерусского зодчества позволил установить, что древние строители практически не учитывали гидравлические характеристики извести, и поэтому тип применявшейся в строительстве извести зависел исключительно от качества исходного материала— известняка [3:89-91]. В то же время строители соблюдали довольно четкие долевые соотношения между наполнителями раствора. Также подчас при анализах невозможно выявить (по причине введения в раствор в качестве наполнителей мелкодисперсных фракций глины и известняка) фрагменты чистой извести, необходимые для определения ее типа. Все эти обстоятельства побудили отказаться от химического анализа извести. Аналогичную позицию в отношении использования различных методов исследования древних строительных растворов принял ряд зарубежных исследователей [4: 56-67; 5: 365-373].

Основным способом изучения растворов стал гранулометрический метод с привлечением данных петрографического анализа. При этом следует иметь в виду, что гранулометрия (ситовой анализ) дает более точные сведения о количественном составе наполнителей раствора. Однако данные о количестве связующего в этих анализах могут быть завышены из-за растворения в соляной кислоте не только извести, но и части карбонатного наполнителя. С этой точки зрения, данные петрографического анализа точнее, хотя процентное соотношение составных частей заполнителя выявляется этим методом менее точно.

Благодаря использованию этих двух методов удалось выяснить, что строительные растворы новгородских памятников первой половины XII века, построенных в киевских архитектурных традициях, аналогичны киевским строительным растворам и характеризуются применением известкового вяжущего и использованием в качестве наполнителей керамики и толченого известняка. В церкви Благовещения на Городище (1108)— это бой плинфы и специально обожженная глина, в Николо-Дворищенском соборе (1113), Рождественском соборе Антониева монастыря (1116), Георгиевском соборе (1119) Юрьева монастыря — только бой плинфы и мелко истолченный известняк, причем в двух последних памятниках применялся ожелезненный известняк.

После возобновления строительства в Новгороде в конце 60-х годов XII века, в новгородских строительных растворов наблюдаются изменения, заключающиеся во введении в строительный раствор в качестве наполнителя, наряду с боем плинфы и известняка, глины. Такие изменения характерны для растворов большинства древнерусских памятников второй половины XII века и отражают унификацию технологии изготовления строительных растворов.

Церковь Спаса на Нередице

Возвращение к строительным растворам нередицкой церкви в Лаборатории археологической технологии ИИМК РАН обусловлено различающимися между собой результатами гранулометрического анализа образцов растворов, отобранных в течение 70-80 годов прошлого столетия из сохранившихся во время II Мировой войны частей храма [6:102]. С целью составления более полной картины был осуществлен дополнительный отбор 22-х образцов строительных растворов из интерьера церкви. В табл. 1 представлены результаты анализа наиболее показательных проб.

Все проанализированные растворы по внешнему виду подразделяются на две группы. К первой относятся растворы кремово-розового цвета с включениями цемянки, ко второй — растворы кремово-серого цвета с песком в качестве наполнителя. С помощью гранулометрического анализа [2:164] были выделены три типа строительных растворов, в которых в качестве наполнителя применялась цемянка (табл. 1; диаграмма 1). Самую малочисленную группу представляют образцы, в которых долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка цемянка : глинистые частицы равнялось 0,8 : 0,2. Распределение цемянки по фракциям, количество глинистых частиц в этих растворах напоминает характеристики растворов Георгиевского собора Юрьева монастыря. Тип раствора определяется как известково-цемяночный с добавлением карбонатов. Вторая группа растворов аналогична растворам, применявшимся в строительстве новгородских памятников второй половины XII века. Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка цемянка : глинистые частицы равнялось 0,5-0,7 : 0,3-0,5. Наибольший интерес вызывают растворы третьей группы, в которых наряду с цемянкой и глинистыми частицами в нерастворимом остатке представлен песок, содержание которого в растворах достигает 12,4-17,9% и становится приблизительно равным количеству плинфяного боя. Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка цемянка : песок : глинистые частицы составляет 0,4 : 0,4 : 0,2. Относительно высокое содержание песка в растворе свидетельствует о преднамеренном его введении для частичной замены кирпичной крошки. По местам отбора образцов растворов данного типа можно сделать заключение об одновременности применения всех типов растворов, в состав которых в качестве наполнителя добавлена цемянка (бой плинфы).

Растворы второй группы по составу наполнителей относятся, безусловно, к поздним и, вероятно, могут датироваться временем проведения крупных ремонтных работ в XV-XVI вв. [7:58-65], когда в строительстве применялись только известково-песчаные растворы с добавлением известняка.

* Здесь и далее - образцы сбора 22 июля 2001 года.

Таблица 1. Церковь Спаса на Нередице

№, п/п Место отбора образца Выход нерастворимого остатка,% Состав компонентов нерастворимого остатка, % Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка
Цемянка Песок Глинистые частицы Цемянка Песок Глинистые частицы
1 Кладочный раствор. Топография неизвестна 46,5 35,5 - 11,0 0,8 - 0,2
2 Ниша в западной стене храма, на северной половине*. Раствор кладочный с внутренней стены, справа от окна 30,7 21,5 + 9,2 0,7 + 0,3
3 Северная стена, справа от входного проема, из понижения пола 39,8 28,8 5,7 5,3 0,7 0,15 0,15
4 Алтарная плита на хорде центральной апсиды, со следами выправки формы кирпичом. Штукатурное покрытие (?) или затирка раствором толщиной 3-5 мм плиты 33,4 2,4 28,0 3,0 0,1 0,8 0,1
5 Центральная апсида, остатки основания ступеней синтрона (сохранилась в южной части апсиды). Проливка верхнего яруса 21,9 4,9 13,6 2,9 0,2 0,7 0,1
6 Южная апсида, кладочный раствор из обнаженной кладки, на оси полукружия 47,4 31,4 0,1 14,2 0,7 + 0,3
7 Подступенок 5-й ступени внутристенной лестницы 30,2 11,6 12,4 5,6 0,4 0,4 0,2
8 Северо-западная камера на хорах. Кладочный раствор из демонстрационного зондажа, с лопатки, | отделяющей центральное прясло | от северного 40,4 15,4 17,9 7,1 0,4 0,4 0,2
9 Северо-западная камера на хорах. Кладочный раствор над деревянными балками XVI века (настил камеры) 31,9 15,6 0,8 15,4 0,5 + 0,5
10 Кладочный раствор из левого откоса окна в западной стене Северо-Западной камеры на хорах 49,7 39,2 + 10,5 0,8 + 0,2

Церковь Ильм на Славне

Среди сохранившихся частей кладки церкви Ильи на Славне, строившейся на протяжении 1198-1202 годов и не подвергавшейся ремонту за время своего существования [8:83-94], мы встречаем применение разных типов растворов, сходных с растворами из церкви Спаса на Нередице (табл. 2; диаграмма 1). Правда, в сохранившихся растворах отсутствует первый тип, характерный для церкви Спаса на Нередице с долевым соотношением компонентов нерастворимого остатка цемянка : глинистые частицы , равным 0,8 : 0,2.



1. Церковь Спаса на Нередице . Кирпичная крошка в кладочном растворе . Увеличение 400 крат

Диаграмма 1 распределения компонентов нерастворимого остатка ( цемянка , песок , глинистые частицы ) в растворах из церкви Ильи на Славне , Спаса на Нередице и соборе Хутынского монастыря

Спасо-Преображенский собор Хутынского монастыря.

В 1981 году при раскопках внутри собора XVI века обнаружено несколько участков древнего здания [9:75]. Гранулометрический анализ строительных растворов (табл. 3; диаграмма 1) показал наличие двух типов растворов: как первый, так и второй тип растворов характерны для Новгорода второй половины— конца XII века. Первый— это наиболее часто встречающийся известково-цемяночно-карбонатный раствор с долевым соотношением компонентов нерастворимого остатка цемянка : глинистые частицы , равным 0,4-0,7 : 0,3-0,6. В растворах второго типа в качестве наполнителя, наряду с минимальетным количеством цемянки (боя плинфы), используся красно-коричневый ожелезненный известняк крупного дробления. Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка этого типа раствора— цемянка : глинистые частицы равняется 0,1-0,2 : 0,8-0,9.

Использование растворов второго типа отмечено в церкви Петра и Павла на Синичьей горе, а также в ремонтных работах в Никольском соборе на Ярославовом дворище. Судя по ограниченному использованию растворов данного типа в новгородском зодчестве, они не нашли широкого применения в строительстве, и их использование ограничивается 90-ми годами XII столетия.

Вероятно, использование нескольких типов растворов при строительстве одной церкви обусловлено изменениями, происходившими в строительном производстве, когда вместо одной группы мастеров к строительству привлекаются несколько. На основании имеющихся данных по новгородским памятникам, можно предположить, что такие изменения происходят в новгородских памятниках конца XII века. Следует отметить, что использование нескольких типов растворов при возведении одного памятника — явление нечастое, но встречающееся в средневековой Руси. Одновременное применение нескольких типов растворов было выявлено при анализе строительных растворов из фундамента и нижних сохранившихся рядов кладки Михайловского Златоверхого собора в Киеве [10:72-75], что, возможно, объясняется также участием в строительстве нескольких групп мастеров, каждая из которых применяла свой привычный для них тип раствора.

Штукатурки под живопись церкви Спаса на Нередице

В Лабораторию археологической технологии ИИМК РАН сотрудниками Новгородской реставрационной мастерской были предоставлены для изучения фрагменты штукатурок под живопись, происходящие из церкви Спаса на Нередице. Штукатурки имеют однородное, хорошо перемешанное тесто кремового цвета без видимых включений каких-либо наполнителей (илл. 2). На сколе одного из фрагментов просматривались отпечатки, вероятно, травы (илл. 3), на фрагменте другого— кусочек цемянки. Все фрагменты имели оборотную сторону, то есть толщина штукатурок варьировалась от 9 до 12 мм. Слои при визуальном осмотре обнаружены не были. Если они и были, то верхний слой наносился на ещё не просохший нижний. Осмотр фрагментов под бинокулярным микроскопом установил присутствие в тесте крошки, вероятно, плинфы и ожелезненного известняка, а также единичных зерен песка.

Гранулометрический анализ штукатурок (табл. 4; диаграмма 1) показал, что нерастворимый остаток состоит из цемянки (8,3%), окатанного речного песка (5%) с максимальным содержанием во фракциях 0,25-0,315 мм, глинистых частиц бежево-розового цвета (4,9%). Отмечено присутствие гипса, единичных крошек древесного угля (илл. 4) и тонких нитей, вероятно, рубленой пакли (илл. 5).


Таблица 2. Церковь Ильи на Славне

№, п/п Место отбора образца Выход нерастворимого остатка,% Состав компонентов нерастворимого остатка, % Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка
Цемянка Песок Глинистые частицы Цемянка Песок Глинистые частицы
1 Верхняя, поздняя кладка южной апсиды 25,55 19,03   6,45 0,74 - 0,25
2 Древняя кладка центральной апсиды 53,6 28,39 8,61 16,09 0,52 0,16 0,3
3 Древняя кладка южной апсиды 57,5 23,7 12,8 19,6 0,41 0,22 0,34
4 Поздняя кладка южной апсиды 28,3 14,1 + 13,1 0,5 + 0,5

Таблица 3. Хутынский монастырь

№, п/п Место отбора образца Выход нерастворимог о остатка, % Состав компонентов нерастворимого остатка, % Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка
Цемянка Песок Глинистые частицы Цемянка Песок Глинистые | частицы
1 Раствор из Юго-Западного шурфа, из слоя XII века (1192). Темно-коричневый кусок глины, глина в основном бежевато-розовая 43,11 21,09 1,28 20,74 0,49 + 0,48
2 Раствор из западной стены (1192) 30,39 6,73 - 23,46 0,22 - 0,77
3 Западная стена 30,8 2,2 - 28,6 0,1 - 0,9
4 Раствор из раскопа в апсиде собора. Раствор кремовый с включениями цемянки и мелких кусочков желтого известняка 36,3 16,1 - 20,1 0,4 - 0,6

Таблица 4. Новгород, церковь Спаса Преображения на Нередице. Штукатурный раствор

№, п/п Место отбора образца ; Выход нерастворимого остатка, % Состав компонентов нерастворимого остатка, % Долевое соотношение компонентов нерастворимого остатка
Цемянка Песок Глинистые частицы Цемянка Песок Глинистые частицы
1 Из засыпки пола 18,2 8,3 5,0 4,9 0,4 0,2 0,2


2. Церковь Спаса на Нередице . Известковое вяжущее с наполнителем кладочного раствора . Увеличение 400 крат
3. Церковь Спаса на Нередице . Отпечатки соломы или травы на оборотной стороне штукатурного раствора . Увеличение 10 крат

Изучение растворов и штукатурок с помощью оптико-электронной системы.

Люминесцентный анализ строительных растворов и штукатуров (церковь Спаса на Нередще)

Возможности в изучении строительных растворов и штукатурок существенно расширились с созданием в Лаборатории археологической технологии оптико-электронной системы (далее— ОЭС), защищенной соответствующим патентом [11]. Система состоит из усовершенствованного люминесцентного микроскопа, цифровой видеокамеры, спектральной насадки и фотоэлектронного умножителя.

Основным отличием данной ОЭС от использующихся ныне в исследовательских лабораториях является возможность изучения макро- и микрообъектов с сохранением цвета при увеличениях, достигающих 15000 крат, и одновременного снятия с них спектрально-энергетических характеристик. К достоинствам системы также следует отнести следующие ее возможности*:

• увеличения до 15 000 крат с сохранением цветного изображения и вывод его на монитор (запись изображения и исследование объектов при любых увеличениях происходит при эталонном освещении);

• снятия спектрально-энергетических характеристик в заданной области исследования (включая ультрафиолетовую и инфракрасную области излучения) для характеристики цветовой гаммы;

• проведения спектрального анализа люминесцентного излучения (для работы с люминесценцией и малыми энергиями создана безбликовая оптическая схема);

• исследования без иммерсии при любых излучениях;

• исследования объектов в проходящем, отраженном, поляризованном свете, а также при монохроматическом излучении и люминесценции.

Для анализа на оптико-электронной системе были отобраны образцы строительных растворов и штукатурок из церкви Спаса на Нередице, изучение которых происходило в несколько этапов. На первом этапе производится исследование объекта при увеличении от 0,1 до 10 крат в видимой области спектра и запись изображения в память компьютера. Затем выбираются наиболее интересные и показательные зоны объекта для исследования и производится их фиксация. Возможна последующая обработка качества изображения на компьютере при помощи разнообразных графических пакетов. На втором этапе исследования проводится изучение объектов при увеличении от 400 до 1200 крат. Для этого фрагмент раствора или штукатурки с затертой поверхностью (или растертый в порошок фрагмент образца) помещается на предметный столик под объектив ОЭС и увеличенное цветное изображение интересующих зон выводится на монитор компьютера и записывается в его память. С помощью больших увеличений удается определить мельчайшие компоненты, входящие в состав раствора или штукатурки. Как для строительных растворов, так и штукатурок, основу увеличенного изображения формирует белое тесто — известковое вяжущее с вкраплениями кусков терракотового цвета (предположительно, боя плинфы и ожелезненного известняка), желтой крошки, вероятно, толченого ожелезненного известняка (илл. 1, 8). В составе штукатурного раствора были обнаружены фрагменты стекла (илл. 6, 7). Следует отметить, что в отличие от строительных растворов, размер наполнителей которых (до 1 мм) позволяет с помощью химических методов анализа определить присутствие кусочков ожелезненного известняка, в штукатурках из-за мельчайших размеров наполнителей их идентификация возможна лишь физическими методами.

На третьем этапе проводится люминесцентный анализ компонентов раствора и штукатурки на ОЭС, сочетающей микроскопию и спектрофотометрию. Метод основан на наблюдении и измерении собственного свечения исследуемых объектов, подвергающихся облучению специальными источниками (илл. 8, 9) [12]. Подготовительные операции (общий осмотр поверхности образца и поиск показательных участков) проводились в той же последовательности, что и на втором этапе. Далее на интересующий фрагмент наводился зонд, выглядящий на мониторе компьютера черным пятном (размеры пятна соизмеримы с исследуемым фрагментом), местоположение которого также контролировалось на мониторе. При облучении поля зрения зонда ртутной лампой с помощью спектрофотометрической насадки и ФЭУ определялись спектрально-энергетические (люминесцентные) характеристики объекта и их значения. Энергетические характеристики были сняты с белого теста, россыпи желтого и фрагментов терракотового цветов из строительных растворов и штукатурок.

Для определения компонентов вяжущего (белое тесто) (график 1), в том же режиме были сняты энергетические характеристики (график 2) с химически чистых карбоната кальция (СаСО3), гипса (CaSO4), оксида кальция (СаО). Сравнение графиков показало идентичность пиков чистых соединений с пиками в белом тесте строительного раствора и штукатурки. Относительная величина каждого из компонентов вяжущего подсчитывалась по формуле: (Рmах— Pmin) / (Рmах+ Рmin), где Рmах и Pmin— максимальные и минимальные значения сигналов люминесцентного излучения в исследуемых областях [13:139]. В табл. 5 приведены данные по содержанию соединений кальция в штукатурке и строительном растворе.

Аналогичным способом были сняты энергетические характеристики с включений терракотового цвета (предположительно, ожелезненного известняка и плинфы) в штукатурках и строительных растворах. На графике 3 приведены кривые, снятые с этих фрагментов в штукатурке. Как видно из графика, одна из кривых схожа со спектральной кривой карбоната кальция, но с меньшей амплитудой пиков, что, вероятно, объясняется присутствием в исследуемом объекте соединений железа. Вторая кривая значительно отличается от первой, но практически полностью повторяет спектральную кривую, полученную при анализе фрагментов плинфы.

Таким образом, на основе спектральных кривых можно выявить различия в составе компонентов терракотового цвета, первый из которых является ожелезненным известняком, второй — фрагментом плинфы. Аналогичные результаты получены и для строительного раствора.

Приведенные результаты демонстрируют возможности использования для изучения растворов и штукатурок наряду с гранулометрическим и петрографическим методами анализа, так называемое микроспектровидеофотометрирование — метод, позволяющий не только определять присутствие в составе раствора микронаполнителей, но и их тип.

* При использовании в работе аналого-цифрового порта точность измерений возрастает на порядок.



4. Церковь Спаса на Нередице . Наполнитель терракотового цвета и частицы угля в известковом вяжущем кладочного раствора . Увеличение 400 крат
5. Церковь Спаса на Нередице . Возможно , рубленная пакля в штукатурном растворе . Увеличение 400 крат

6. Церковь Спаса на Нередице . Пузырек воздуха в стекле , обнаруженном в штукатурном растворе . Увеличение 400 крат
7. Церковь Спаса на Нередице . Фрагмент стекла в известковом вяжущем штукатурного раствора . Увеличение 400 крат
8. Церковь Спаса на Нередице . Наполнитель в известковом вяжущем штукатурного раствора . Увеличение 1250 крат
9. Церковь Спаса на Нередице . Наполнитель в известковом вяжущем штукатурного раствора ( см . ил . 8) при подсветке ультрафиолетовым излучением ( люминесценция ). Увеличение 1250 крат
Таблица 5. Содержание соединений кальция в строительных растворах и штукатурках церкви Спаса на Нередице

Компоненты, % Штукатурка под живопись Строительный раствор
CaO следы следы
CaSO4 6,6 0,25
CaCO3 77,5 77,9
График 1. Кривые проб растворов

График 2. Кривые исходных (химически чистых) веществ

График 3. Кривые фрагментов кирпичного цвета из пробы раствора

Литература:

1. Медникова Е . Ю ., Раппопорт П . А ., Селиванова Н . Б . Изучение древнесмоленских строительных растворов // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 155 (1982). С. 44-56.

2. Медникова Е . Ю ., Стеценко Н . К . Изучение строительных растворов архитектурных памятников Старой Ладоги // Архитектурное наследие и реставрация: Реставрация памятников истории и культуры России. М., 1992. С. 164-168.

3. Медникова Е . Ю . К вопросу о качестве извести в древнерусских строительных растворах // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 172 (1982). С. 89-91.

4. Franzini M., Leoni L, Lezzerini M. A procedure for determining the chemical composition of binder and aggregate in ancient mortars: Its application to mortars from some medieval buildings in Pisa // Journal of cultural heritage 1 (2000). P. 365-73.

5. Gulec A., Ersen A. Characterization of ancient mortars: Evaluation of simple and sophisticated methods // Journal of architectural conservation. 4 (1998) № 1. P. 56-67.

6. Медникова Е . Ю ., Раппопорт П . А . Строительные растворы древнего Новгорода // Советская археология. № 4 (1991). С. 102-107.

7. Ядрышников В . А . Спасо-Нередицкий монастырь: история строительства и реставрации // Новгородский исторический сборник. СПб.: Дм. Буланин, 2000. Вып. 8 (18). С. 53-82.

8. Кузьмина Н . Н ., Филиппова Л . А . Ровесница церкви Спаса на Нередице. (Церковь Ильи-Пророка на Славне: История строительства и предварительные исследования) // Новгородский исторический сборник. СПб.: Дм. Буланин, 2000. Вып. 8 (18). С. 83-94.

9. Раппопорт П . А . Русская архитектура X—XIII вв. Л.: Наука, 1982. (Свод археологических источников. Вып. Е1-47).

10. Медникова Е . Ю . Гранулометрический анализ строительных растворов. Растворы Михайловского Златоверхого собора. Приложение к: Ивакин Г . Ю . О строительных материалах памятников Киева XII века // Из истории строительной керамики средневековой Восточной Европы: Архитектурно-археологический семинар. СПб.: Изд-во Государственного Эрмитажа, 2003. С. 72-75.

11. Игнатьев В . Н ., Куликов В . Е . Способ организации оптикоэлектронного канала для исследования прозрачных и мутных сред. Патент на изобретение №2198415 от 10 февраля 2003 года.

12. Зубжицкий Ю . Н . Метод люминесцентной микроскопии. М., 1964.

13. Ильин Р . С , Федотов Г . И ., Федин Л . А . Лабораторные оптические приборы. М., 1966.

Медникова Елена Юрьевна, канд. хим. наук, работает в Лаборатории археологической технологии ЛОИААНСССР (ИИМК РАН), возглавляет Лабораторию аналитической химии. Занимается изучением древнерусских строительных и штукатурных растворов.

Липатов Алексей Анатольевич, научный сотрудник Отдела славяно-финской археологии ИИМКРАН, работает в ГПНИИ «Спецпроектреставрация». Занимается историей архитектуры Византии и Древней Руси, строительными материалами и технологиями эпохи Средневековья.

Куликов Вадим Евгеньевич, до 1990 года—ведущий конструктор оптико-вычислительного КБЛОМО. В 1990-2003 годах—ведущий конструктор в Первом Медицинском институте, главный оптик в Научно-исследовательском медико-физическом объединении. Занимается разработкой оптико-электронных систем для анализа малоконтрастных изображений.

Первоисточник: 
РЕЛИКВИЯ №2-06-04
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.