ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

Раскрытие представляет собой комплекс операций по удалению поздних, не авторских напластований или дополнений. Сюда же относятся операции по утоньшению лаковых пленок в живописи. Момент раскрытия присутствует при работе почти со всеми видами памятников, если они были искажены во время различных ремонтов, переделок и поновлений. Раскрытие сопряжено не только с чисто техническими сложностями процесса удаления, но, может быть, прежде всего — со сложностью принятия самого решения об удалении одного из элементов исторического образования, каковым является объект. Проблема решалась бы проще, если бы объект подвергался тотальному раскрытию от поздних дополнений, как это практиковалось иногда прежде. Также простым решением, которое трудно было бы подвергнуть критике, явилось бы сохранение статус-кво, то есть полный отказ от удаления поздних не авторских дополнений.

Современная позиция состоит в том, что раскрытие должно исходить из уважительного отношения к поздним дополнениям как исторически ценным документальным свидетельствам, а не просто как к следам предшествующих неумелых реставраций. Кроме того, сами следы прежних вмешательств в памятник представляют собой в наше время определенный исторический интерес. Это означает, что большинство практических решений лежит между крайностями.

Следовательно, главнейшей проблемой раскрытия является наряду с бережным сохранением подлинника, включая патину времени, согласование позиций в отношении к произведению, установление баланса между историческим обликом и сохранившимся объемом формы оригинала. Поэтому представляется целесообразным определить раскрытие не как технический процесс простого удаления или расчистки, но как процесс выявления сохранившейся подлинной материи и формы оригинала.

Раскрытие, то есть удаление некоторых формообразований, явно не укладывается в рамки понимания произведения как просто материального объекта. Обозначение одних компонентов как авторских (подлинных), а других как не авторских (не подлинных) и, следовательно, удаляемых, здесь ничего не проясняет. Любая запись или другое напластование являются, в свою очередь, также подлинными следами конкретного деяния. Оценивание происходит в процессе сравнения. Удаляется то, что не относится к материально-художественной структуре оригинала, а еще чаще просто то, что «не смотрится». Иначе говоря, раскрытие — это выбор в пользу остатков первоначальной художественной формы.

Процесс раскрытия напрямую затрагивает образную сферу произведения. При всем нежелании многих специалистов считать художественный образ предметом реставрационного воздействия приходится признать, что выявление материи оригинала одновременно затрагивает образ, складывающийся при восприятии формы этой материи. И, можно сказать, раскрытие содержит даже некоторое манипулирование им, дающее основания для нового истолкования. Это подтверждается и последующими действиями, особенно в отношении поздних дополнений, то есть фрагментов, не закрывающих собой, подобно наслоениям или записям, части оригинала. Мы уже видели, что здесь действуют обе установки: историческая и эстетическая.

Современные реставрационные решения в большинстве своем стремятся к компромиссу таким образом, чтобы сохраняемые исторически ценные дополнения не нарушали художественного единства оригинала. Поздние фрагменты обычно стремятся включить, вписать в общую композицию. Здесь важно подчеркнуть, что при реставрации, частью которой является раскрытие, с неизбежностью интерпретируется образ вещи. Это происходит не только тогда, когда предпринимаются попытки восстановления «первоначального» образа, но и когда памятник якобы просто музеефицируется.

Под музеефикацией обычно понимается такое раскрытие оригинала, которое сохраняет и фрагменты поздних дополнений в их исторической последовательности. При этом возникает исторически сложившийся конгломерат, части которого образуют двоякое единство.

Во-первых, это физическое единство пусть разновременных структур, но принадлежащих одному объекту. Причем под таким единым объектом мы должны понимать и ансамбль, состоящий из нескольких или многих материальных памятников, включая прилегающий ландшафт. В противном случае следовало бы признать, что перед нами предметы, ничего общего не имеющие между собой. Но физическое единство, «сочлененность» фрагментов неизбежно порождают и другое единство — визуальное, которое в восприятии объективно складывается в образ. Это, конечно же, будет другой образ — образ музеефицированной вещи, в котором материя оригинала будет одной из составляющих. Так получается, что теоретическое утверждение о недопустимости вмешательства в структуру образа на практике оказывается не более, чем иллюзией.

Следовательно, можно констатировать, что в процессах раскрытия проявляется одна любопытная закономерность — самое бережное, самое тщательное раскрытие материи оригинала не исключает интерпретации образа в ней заключенного.

Раскрытие оригинала содержит в себе два вида операций. Во-первых, — это удаление поверхностных загрязнений, которые могут быть агрессивны по отношению к оригиналу. Такое раскрытие продиктовано потребностями укрепления и составляет часть консервации. Во-вторых, — это удаление поздних, не авторских образований, что диктуется совсем другими мотивами. Но даже такое раскрытие, которое сохраняет следы времени (патину в широком смысле слова), уже есть определенная интерпретация образа, основанная на вполне определенных эстетических установках. Реставрированное произведение нередко создает впечатление некоей преднамеренной презентации оригинала в историческом контексте.

Минимальное удаление поздних элементов часто ведет против ожидания к максимальной интерпретации образности произведения. Наглядным результатом такого подхода была новгородская икона «Устюжское Благовещение» (XII век, собрание Государственной Третьяковской галереи) после ее первоначальной реставрации 1920-х годов, когда она была раскрыта так, что вставки поздней живописи вдоль стыков досок создавали впечатление решетки на первом плане.

Подобно тому, как значение слова полностью раскрывается лишь в контексте, наполняя смыслом словарное значение, так и сохранившийся фрагмент произведения пластических искусств реально раскрывается в визуальном контексте исторически сложившейся формы. Поэтому раскрытие, манипулируя удалением одних элементов и сохранением других, практически представляет собой процесс систематизации или конституционализации контекста, а следовательно, и общего визуального смысла реставрируемого объекта.

Таким образом, раскрытие является прямым следствием признания произведения в его двойной исторической соотнесенности. Реставратор, приступая к удалению поздних элементов, выступает сразу в двух качествах: археолога и дирижера. Подобно археологу он извлекает предмет из-под слоев грунта, открывая его миру. Подобно дирижеру он организует «звучание» разновременных элементов, приглушая одни звуки и усиливая другие. Очевидно, что субъективное начало здесь значительно больше, чем в консервации. Степень риска необратимых действий также велика. Причем при раскрытии возрастает не только риск неизбежной интерпретации, лежащий в плоскости реставрационной идеологии, но и риск, связанный с техническим качеством операций. Высокое качество раскрытия становится фактором, снижающим риски интерпретации, в том числе также сокращающим объем последующего восполнения утрат произведения.

Первоисточник: 
Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. БОБРОВ Ю.Г. - М., 2004
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2019)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2019)


Нужно ли делать сопроводительную документацию для объекта реставрации? (2019)


Делать ли сопроводительную документацию для объекта реставрации?

Прикрепленный опрос: Ведёте ли вы реставрационный дневник?

Есть ли у вас друзья реставраторы? (2019)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2019)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.