ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

Рассмотрение реставрации как специфической формы деятельности привело нас к пониманию того, что в процессе этой деятельности осуществляется определенное взаимодействие между объектом и субъектом, находящимися в неразрывной социально обусловленной связи. Произведение искусства самим фактом своего присутствия определяет реставрацию, то есть объем и направленность вмешательства. В свою очередь, мы видим, что наделение произведения определенными ценностями и значениями в ходе общественного потребления, составляющее неизбежный момент актуализации произведения, влияет на его состояние, внешний вид, функции, форму и содержание. Действия, согласно установкам общества и личностным критериям, неизбежно привносят нечто в состояние и бытие произведения.

Сегодня ясно, что и технические операции способны оказать заметное влияние на подлинные качества произведения. Собственно консервация существующего объема произведения уже есть вторжение в его художественную сферу; наделение некоего объекта статусом исторической или художественной ценности уже есть актуализация добавленной значимости. Технические операции, нацеленные исключительно на консервацию, могут привести к последствиям, прямо влияющим на художественные качества произведения.

Хорошо известно, какое значение имеет освещение для восприятия произведения искусства: «правильный» свет помогает лучшему раскрытию образа. Одним из блфестящих примеров может служить скульптура капеллы Медичи во Флоренции. На протяжении столетий посетителей капеллы поражает эффект, задуманный Микельанджело (Michelangelo, 1475 — 1564). Скульптуры расположены так, что утренний луч солнца скользит по плечу скульптурной фигуры, олицетворяющей Утро, как бы пробуждая ее. В то же время направленный свет подчеркивает пластическое совершенство оригинала. Исчезнет этот свет, скажем, при перемещении скульптуры в музейное помещение — погаснет нечто в подлинности художественной формы, хотя качество подлинной материи останется прежним. Скульптура как «документ своей эпохи» не потеряет при этом своей ценности. Этот пример (а число их может быть умножено до бесконечности) не позволяет исключить эстетическое из самого опосредованного реставрационного воздействия.

Именно потому, что в реставрационном действии выражается определенное отношение к определенному предмету, трактовка понятия «реставрация» зависит от того, произошло или нет осознание объекта как произведения искусства. Следовательно, и содержание реставрации, и сам смысл термина зависят от факта признания. Поэтому и дефиниции, исходящие из абсолютизации тех или иных сторон одного и того же объекта, всегда будут вступать в противоречие между собой, что мы и видим из приводившихся выше определений. Однако в практической реставрации противоречия в большинстве случаев не так очевидны потому, что реставратор старается найти компромисс в каждом конкретном случае. В своей практической работе реставраторы всегда помнят о том, что «произведение искусства, независимо от того, насколько оно древнее и совершенное, действительно, а не только потенциально, является произведением искусства, когда существует в опыте какого-либо отдельного индивидуума. Как кусок пергамента, мрамора, холста, оно остается (подвластное, однако, разрушениям времени) тождественным самому себе с течением лет. Но как произведение искусства, оно воссоздается каждый раз заново, когда воспринимается эстетически»1. Специалисты, вовлеченные в процесс консервации-реставрации, интуитивно, даже если не знают этих строк Джона Дьюи (Dewey, 1859 —1952), стремятся согласовывать свои действия с эстетической установкой, внутренне присущей человеческой личности. Сверхзадача реставратора, таким образом, состоит в том, чтобы максимально снизить объективно присущий консервационно-реставрационному вмешательству неизбежный риск интерпретации произведения (объекта).

Все предпосылки формулирования понятия о реставрации, таким образом, возникают и складываются на уровне предпочтений, отдаваемых тем или иным значениям объекта, что и обязывает нас вернуться к уже цитированной выше трактовке Ч. Бранди, утверждавшего, что «реставрация составляет методологический момент признания произведения искусства». Характер признания определяет и характер воздействия. Научный анализ реставрационной деятельности обязывает рассмотреть различные подходы. Формулировка Ч. Бранди, возвышаясь над конкретными методологиями, дает общее философское определение. Благодаря такому пониманию открывается возможность учитывать материальную и художественно-эстетическую стороны произведения искусства в их целостном единстве.

Широкое понимание термина «реставрация» вполне согласуется с установившейся в русском языке традицией. Само слово «рестаурация» появляется еще в XVIII веке. Реставрацию понимали тогда как «приделывание новых членов к древним статуям». Постепенно этим иностранным словом начинают обозначать весь объем работ с древними памятниками. Архитектор Гаспаре Фоссати (Fossati, 1809 — 1883) в своих отчетах в Императорскую Академию Художеств 1848—1851 годов использует этот термин для обозначения работ по раскрытию византийских мозаик Софийского собора в Константинополе2. С тех пор термин, заменив прежние определения, такие как «поновление», «возобновление», «исправление», стал означать именно сумму всех возможных действий по сохранению и восстановлению памятника.

Практическая реставрация включает в себя несколько вполне самостоятельных видов воздействия на объект, различающихся степенью и качеством интервенции. Одни из них предполагают опосредованное воздействие, другие — непосредственное вмешательство в структуры произведения. В последнее время все большая роль придается превентивной консервации, которая становится самостоятельным видом деятельности по сохранению культурного наследия. Она предполагает предупреждение разрушений, создание благоприятных условий хранения с помощью широкого спектра опосредованных действий. Укрепление материальной структуры произведения относится к числу действий непосредственного воздействия. Еще более радикальную интервенцию представляют собой операции по раскрытию оригинала от поздних наслоений. В редких случаях удается избежать восполнения утраченных частей. С этим видом работ связаны наиболее жаркие дискуссии, поскольку так называемая реинтеграция фрагментов часто сопряжена со значительным риском интерпретации. В отдельный вид работ можно также выделить операции по приспособлению объекта к современному использованию. В известном смысле любое реставрационное вмешательство имеет целью тот или иной тип потребления «культурной ценности». В зависимости от типа памятника и формы использования объем работ по приспособлению может быть значительным, особенно при реставрации архитектурных объектов. Наконец, может быть реконструкция, частичная или полная, объекта. Причем, реконструкция, в отличие от обыденной трактовки — это не восстановление первоначального вида, а переделка существующего, подчас радикальная. Каждый из этих видов имеет свой предмет, методологию, технику, принципы и границы вмешательства. Но важно, чтобы вмешательство в структуру произведения, к какому бы виду искусства оно ни относилось, не превращалось в радикальную интервенцию, но было бы согласованным минимизированным действием по сохранению памятника.

В настоящее время два термина претендуют на право обозначения всей суммы воздействий на памятник: «консервация» и «реставрация». В последние годы их все чаще применяют как единое сложносоставное понятие «консервация-реставрация», которое отвечает требованиям международной стандартизации терминологии.

Консервация предполагает защиту объекта в существующем его виде от разрушений, прекращение процессов разрушения и укрепление поврежденных материальных структур. Она действительно составляет важный момент сохранения памятника и продления его жизни с целью передачи в будущее во всей его многозначности. Но, во-первых, консервация сопряжена с устранением деформаций, то есть некоторым восстановлением формы, а не только одной прочности структуры. Во-вторых, консервация, с одной стороны, не может не предусматривать характер будущего использования объекта, а с другой стороны, не покрывает значением термина таких операций, как раскрытие оригинала от поздних наслоений и восполнение утрат. Кроме того, некоторые операции, например покрытие картины лаком, одновременно преследуют техническую защитно-консервационную и художественную цели.

Таким образом, консервация содержит в себе ряд восстановительных операций, что привело к расширенному толкованию термина в современной зарубежной специальной литературе в смысле общего понятия, определяющего все возможные методы реставрационного воздействия. Соответственно, значение термина «реставрация» сузилось и стало означать примерно то же, что и в XVIII веке: «приделывание новых членов».

В России понятие «реставрация» получило два толкования — расширенное и конкретное. В соответствии с ней реставрацию как общее понятие принято понимать как деятельность, которая практически обеспечивает процесс наследования культуры и подчиняется закономерностям этого процесса. В этом смысле реставрация может рассматриваться как средство культурно-художественного наследования.

Ее методология основывается на признании единства вещно-физической и культурно-ценностной природы произведения в его исторической и эстетической соотнесенности. Расширенное толкование понятия, однако, наталкивается на некоторую парадоксальность, на что нельзя не указать. В прямом переводе латинский корень слова означает «восстанавливать», то есть создавать вновь, что не отвечает духу современной концепции, нацеленной главным образом на сохранение объекта. «Вопрос о недопустимости реставрации, — замечает В.В. Зверев, — об ограничении работ на памятнике консервационными мерами, казалось, был решен окончательно»3. Здесь имеется в виду именно второй, конкретный смысл термина, вытекающий из прямого значения слова. Недоразумение возникает из-за того, что в большинстве случаев, когда говорят «реставрировать», вовсе не имеют в виду «восстанавливать в первоначальном виде», а говорят о восстановлении некоторых качеств. При этом спектр смыслов достаточно широк. В одних случаях предполагается так называемое «тонирование» утрат (живопись, полихромная пластика) или восполнение конструктивных элементов в архитектурных сооружениях и произведениях пластики с помощью условных заполнений. Цель таких операций состоит в интеграции разрозненных элементов формы. Причем применяется широкая градация степеней интеграции.

Таким образом, получается, что консервация ~ это не только консервация, а реставрация — это не только реставрация. Неоднозначность толкований терминов издавна характерна для отечественных гуманитарных дисциплин, особенно в области искусствознания. Поэтому отчасти разрешить противоречие попытался И.Э. Грабарь в начале XX века. Он суммировал мнение русских специалистов, предложивших использовать более конкретные понятия «раскрытие» и «восполнение утрат» вместо «изжившего себя понятия «реставрация»4. При такой трактовке в своем конкретном смысле термин означал бы именно восстановление утраченных частей произведения с большей или меньшей степенью достоверности. Этим был бы положен конец противоречию между европейской и российской терминологическими традициями. Однако этого не произошло. Более того, в отечественной практике до сих пор используются понятия «техническая» и «художественная» реставрации, что еще больше запутывает терминологию.

Уточнение смысла понятия о реставрации с помощью определений «музейная» или «научная», по сути, ничем не конкретизирует определение, но лишь указывает на предпочтительную позицию и соответствующую ей методику. Преодолеть постоянные разночтения возможно, на мой взгляд, только посредством выделения в понятии нескольких уровней значения. Дело в том, что реставрация как вид деятельности содержит в себе разные уровни — от объективного проявления общих закономерностей до конкретных операционных действий.

Таким образом, на уровне обобщения консервация-реставрация предстает как способ сохранения и актуализации культурно-художественного наследия. Вне сохранения невозможна актуализация культурного наследия, без чего трудно себе представить самое существование культуры. При этом могут использоваться различные средства как прямого, так и опосредованного воздействия на произведение. Необходимо отметить в качестве неизбежного объективного условия процесса консервации-реставрации тот факт, что это всегда сопряжено с нарушением существующего положения вещей. Следовательно, при консервации-реставрации неизбежно внесение некоторых изменений в произведение как предметно-ценностную данность. Это значит только то, что осыпавшийся кусочек красочного слоя должен быть установлен на прежнее место, разрушающийся камень должен быть обработан, чтобы остановить процесс дальнейшего разрушения, слой загрязнения должен быть удален и т.д.

Первоисточник: 
Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. БОБРОВ Ю.Г. - М., 2004
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2019)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2019)


Нужно ли делать сопроводительную документацию для объекта реставрации? (2019)


Делать ли сопроводительную документацию для объекта реставрации?

Прикрепленный опрос: Ведёте ли вы реставрационный дневник?

Есть ли у вас друзья реставраторы? (2019)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2019)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.