ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

Научно - исследовательский центр реставрации музеев Франции и реставрационные лаборатории мира

MOHEN J.-P. Перевод И.А.Мамедовой (ГосНИИР)

В октябре 2001 г. Научно-исследовательский центр реставрации музеев Франции (CRRMF), называвшийся до 1999 г. Научно-исследовательской лабораторией музеев Франции, отметил свое 70-летие. Большинство научных реставрационных лабораторий создано позже, а многие, более старые, уже прекратили свое существование или растворились в других структурах. Однако для науки 70 лет — это немного, если вспомнить археологию, историю или математику. Наука, которой занимается Лаборатория музеев Франции, еще очень молода.

В 1865 г. Луи Пастер предсказал плодотворное сотрудничество точных наук и искусства. Он сказал, выступая перед учениками Школы изящных искусств: "Я отчетливо вижу обстоятельства возможного и желательного сотрудничества Науки и Искусства, когда химики и физики займут достойное место рядом с вами".

Но только после Первой мировой войны, когда рентгеновские лучи позволили заглянуть не только внутрь человеческого тела, но также увидеть скрытые от глаза детали живописи, искусствоведение слилось с точными науками.

Таким образом, Лаборатория, созданная в 1931 г. в период между мировыми войнами, одной из первых в мире показала, какие удивительные инструменты для анализа и исследовании могут подарить истории искусства точные науки.

Перед Лабораторией, как и перед другими научными лабораториями мира, вскоре возникла проблема распространения новых знаний, полученных на стыке различных наук.

В публикациях историков искусства традиционно мало включается цифровых данных, полученных из естественных наук. Точно так же физики, химики, эксперты по материаловедению, излагая в своих научных статьях данные о применении точных наук в истории искусства, не могут в достаточной степени развить искусствоведческую проблематику, которая сделала бы более объемным взгляд на всю проблему целиком. И в том, и другом случае присутствует стремление выйти за рамки понятий и языка, свойственных каждой науке в отдельности: это попытка сделать шаг навстречу друг другу.

Такие обнадеживающие тенденции следует поощрять, так как они могут облегчить диалог между науками. Они основываются на способности ученых постепенно устанавливать мост между своей основной наукой и смежными дисциплинами.

Однако этого недостаточно. Распространение новых знаний приводит к необходимости создания обновленных средств информационной поддержки. Вот почему в 1956 г. появился «БЮЛЛЕТЕНЬ ЛАБОРАТОРИИ МУЗЕЯ ЛУВРА». Это специальное издание Лаборатории музея получило поддержку Министерства культуры и лично министра Андре Мальро. Данное издание было предназначено для специалистов, проводящих научно-реставрационные исследования, а также для специалистов различных отраслей наук, являющихся их реальными или потенциальными партнерами и, наконец, для части образованной и заинтересованной в этом вопросе общественности.

В 1970 г. "Бюллетень" стал называться "Анналы Научно-исследовательской Лаборатории музеев Франции", которые наряду с другими средствами массовой информации (например, специальными телевизионными программами) способствовали развитию межотраслевых связей. С уходом на пенсию директора Лаборатории прекратились и публикации "Анналов".

В последние годы многие специалисты высказывали сожаление о прекращении этого издания, так как образовалась лакуна, белое пятно в мире музееведения и сохранения памятников культуры. Вот почему в 1993 г. было решено создать новый журнал под эгидой Научно-исследовательской лаборатории музеев Франции. После длительных обсуждений журнал был назван «TECHNE» и должен был объединить три основных принципа:

1) Освещение работ, проводимых Лабораторией, а также других исследований. Самые оригинальные и новаторские результаты, полученные в Лаборатории, должны быть изложены профессиональным языком, доступным образованной части общества, не являющейся специалистами в этой области.

Подзаголовок журнала лучше всего определяет поле его деятельности: "Наука на службе истории искусства и цивилизации ". Так как эти взгляды разделяет большинство наших коллег вне стен Лаборатории, то было бы естественным предоставить им эту трибуну. В первую очередь это хранители и научные сотрудники музеев, реставраторы, для которых работает Лаборатория, а также преподаватели университетов, французские и зарубежные исследователи, которые работают в той же области.

Во Франции это Научно-исследовательская лаборатория исторических памятников (LRMI), которая занимает в Управлении культурного наследия такое же положение, что и Лаборатория в Управлении музеев Франции, и Научно-исследовательский Центр консервации графических документов, подразделение Национального Центра научных исследований (CNRS).

2) Международное значение, которое определяется подбором сюжетов и тем (французские музеи богаты зарубежными произведениями искусства, что позволяет не ограничиваться только музеем Лувра), выбором языка (каждая статья на французском языке сопровождается резюме на английском языке, и задачей журнала является дальнейшее расширение лингвистических границ в зависимости от потребностей общества и возможностей журнала), а также вкладом зарубежных коллег, ставящих перед собой аналогичные задачи и которые будут присылать свои проекты статей.

3) Совершенствованиесодержанияи внешнего вида журнала. Для достижения этого журнал опирается на помощь Ученого совета Лаборатории, члены которого высказали одобрение проекта и сформулировали свои рекомендации.

Другим мотивом для непрестанного улучшения журнала является принадлежность Лаборатории к музею Лувра: здесь она была создана, здесь она работала все эти годы, здесь же она и размещается сегодня под сенью его великолепных коллекций.

Такие похожие и такие разные научно-исследовательские лаборатории мира

Наличие Научно-исследовательского реставрационного центра музеев Франции под эгидой Министерства культуры может показаться странным. Однако подобный Центр не является единственным в своем роде, и контакты, какие он поддерживает с такими же лабораториями в мире, говорят об их активном и динамичном сотрудничестве в проведении диагностики неизвестных материалов и повреждений произведений искусства, изучении условий их хранения. Различные лаборатории концентрируют свои усилия на определенном разделе культурного наследия, на том или ином аспекте его защиты. Но у всех одна цель — создание методов, способных помочь в проведении исследований произведений. Предлагаемое сравнение CRRMF и других европейских и американских лабораторий позволит лучше выявить преимущества каждой и подчеркнуть плодотворность возможных контактов между ними.

Где расположены научно-исследовательские лаборатории?

Научно-исследовательские лаборатории, работающие на музеи, располагаются в разных местах. Чаще всего они создаются под эгидой крупного музея, либо принадлежат крупным научным университетским центрам, либо объединены в крупные национальные центры.

Главной характеристикой большинства этих лабораторий является очень высокий уровень специализации их персонала по работе с приборами высоких технологий, вот почему эти научно-исследовательские структуры появляются в университетских центрах. Например, лаборатория Оксфордского университета (Великобритания) предоставляет свои услуги в решении любой проблемы в исследовании культурного наследия. Университет в Бордо (Франция) имеет в своем составе лабораторию, которая занимается созданием физико-химических методов исследования культурного наследия.

Ускоритель частиц Кингстонского университета в Канаде используется также для изучения коллекций музеев. Исследование протонов свинца проводится, как правило, в специализированных лабораториях. Датировки образцов органических материалов, получаемые радиоуглеродным методом, чаще всего проводятся в университетских центрах, например, в Лионе (Франция), в Цюрихе (Швейцария), в Оксфорде (Великобритания), в Ливерморе, Туксоне, Рочестере и Торонто (Северная Америка). Эти лаборатории выполняют, как правило, отдельные заказы, только лаборатории Оксфорда оказывают постоянную помощь музеям.

В некоторых странах созданы национальные реставрационные центры, объединяющие различные направления в исследовании культурного наследия: музееведение, архивистика, монументальное искусство, природное наследие. Так, в Токио создан Национальный институт исследования культурного наследия. Канадский институт консервации в Оттаве работает со всеми канадскими музеями, а также занимается изучением наскального искусства. В Брюсселе подобные работы проводит Королевский институт художественного наследия. Хорошо известен в мире Центральный институт реставрации в Риме. Эти центры проводят разноплановые научные исследования, но каждому из них присуща своя собственная научная ориентация.

Наиболее часто встречающийся случай - это создание лаборатории при музейной коллекции. Можно упомянуть несколько известных музеев, например, Метрополитен-музей в Нью-Йорке, лаборатория которого непосредственно занимается консервацией и реставрацией произведений искусства из музея. Она состоит из четырех отделов: отдел живописи, отдел предметов из тканей, отдел предметов из бумаги и отдел археологических предметов и прикладного искусства. Последний отдел состоит из 33 постоянных сотрудников и 18 внештатных.

Аналитическая Лаборатория консервации Смитсониевского института в Вашингтоне расположена в крупном комплексе - Центре музейной поддержки и находится в распоряжении 7 музеев, входящих в Смитсониевский институт.

Институт консервации Гетти в Калифорнии также расположен поблизости от известной коллекции, хотя, как лаборатория Смитсониевского института, он занимается проблемами, не ограничивающимися музейными коллекциями. Можно назвать менее крупные, но не менее эффективные лаборатории при таких музейных коллекциях, как Национальная галерея, Британский музей, музей Виктории и Альберта в Лондоне, Дернеровский институт при Пинакотеке в Мюнхене, Научно-исследовательский Центр консервации графических документов в помещении Национального музея естественной истории в Париже. Нет ничего более естественного, чем перейти от исторического изучения произведения искусства к аналитическому в том же самом месте, где собраны эти предметы.

Три категории лабораторий, которые здесь были рассмотрены (специализированные лаборатории при университетах, централизованные лаборатории широкого профиля и лаборатории, созданные при музейных коллекциях), не исчерпывают себя. Очень показателен пример CRRMF. Расположенный во дворце музея Лувра, он пользуется преимуществом близости к его коллекциям. Однако проводимые здесь научно-исследовательские работы охватывают также произведения искусства и из других музеев Франции. Несмотря на то, что Центр хорошо оборудован, он не имеет возможности проводить все виды исследований в своих помещениях и поэтому связан с другими лабораториями университетов в Орсе, Гренобле, Национального музея естественной истории в Париже для проведения отдельных видов дополнительных исследований.

Научно-исследовательские лаборатории: для чего?

Все музейные лаборатории имеют общую цель: проведение исследований предметов коллекций; именно по этой причине они в основном размещаются в музеях или в их непосредственной близости. Однако у них имеются различные направления деятельности, которые проявляются в зависимости от истории и ориентации каждого учреждения культуры. Первым требованием, которое предъявляет хранитель музея к лаборатории, является углубленное изучение произведения искусства, его материалов, техники и технологии создания. С самого первого дня своего существования перед Лабораторией была поставлена задача: помочь хранителям лучше изучить предметы коллекций, в основном картины, главным образом с помощью рентгенографического метода, который выявил бы невидимые глазу особенности. Единодушно признано двойное назначение лабораторий — изучение произведений искусства путем облучения их инфракрасными, ультрафиолетовыми, рентгеновскими лучами, а также проведение микроскопического анализа их материалов.

Помимо этого также имеются большие различия в деятельности лабораторий, особенно заметные за последние 20 лет, когда появилось эффективное и дорогостоящее оборудование.

Каждой лаборатории пришлось сделать свой выбор в пользу тех или иных направлений исследований, и таким образом появились различные ориентации в общей реставрационной политике, которая проводилась одновременно с набором специально подготовленного персонала и поиском финансовых возможностей. Например, сканирующие электронные микроскопы были приобретены большинством лабораторий, в частности, Аналитической лабораторией консервации Смитсониевского института", лабораторией Метрополитен-музея, Институтом консервации Гетти (США), Канадским институтом консервации. Центр во Франции также имеет подобный микроскоп для проведения физико-химических исследований. Другой тип электронного микроскопа, т. н. "окружающей среды", в настоящее время уникален для музейных лабораторий и имеется только в Институте консервации Гетти. Как указывает его название, он позволяет очень точным образом определять воздействие окружающей среды на произведения искусства.

Среди новых методов исследований следует упомянуть дифракцию рентгеновских лучей, газовую или жидкостную хроматографию, инфракрасную спектрометрию Фурье и др. Самым известным из современных приборов является ускоритель частиц в Центре во Франции, названный AGLAE (Accelerateur Grand Louvre d'Analyse Elementaire). Это единственный пример использования подобного прибора музейной лабораторией.

AGLAE разрешает проводить на основе рентгеновской эмиссии или ядерных реакций различные виды исследований, такие как анализ PIXE (Proton Induced X-ray Emission) и анализ PIGE (Proton Induced Gamma-ray Emission), позволяющих получать невероятно точный анализ вещества. Одна из трех конфигураций прибора позволяет исследовать предмет без взятия у него образцов для анализа. Уже получены превосходные результаты на книжных миниатюрах, рисунках и рукописях, а изучение изделий из камня и красок просто не могли бы быть проведены другим методом. О серьезном значении этого метода говорит и то, что лаборатория Кингстонского университета в Канаде ввела в программу проведения анализов с помощью ускорителя частиц такие исследования предметов культурного наследия, как обесцвечивание бумаги.

Канадский институт консервации для более тщательного изучения повреждений произведений искусства (кракелюров на картинах, трещин на старинных предметах из органических материалов или драгоценных металлов) разработал методы исследования с помощью макрофотографии или трехмерного измерения с помощью лазерного микроанализатора.

Новые данные, полученные о произведениях искусства, являются основой для пересмотра их идентификации, а также предоставляют очень важные сведения для работы реставраторов: определение состояния сохранности произведения, идентифицирование материалов, использованных при предыдущих реставрациях. Почти все лаборатории считают своей задачей прийти на помощь реставраторам, мастерские которых находятся в других местах.

В Канадском институте консервации и в Аналитической лаборатории консервации в Вашингтоне историки искусства, научные сотрудники, проводящие анализы, и реставраторы работают вместе по разработке протоколов проведения дереставрации, очистки, укрепления и реставрации произведений искусства. Очень тесные связи между исследованиями и реставрацией в этих учреждениях объясняются той коллективной ответственностью, какую берут на себя реставраторы, имеющие дело с очень уязвимыми предметами.

Особенно наглядно это проявляется в Метрополитен-музее, где директор лаборатории, сам являясь реставратором, организует всю деятельность своей службы в зависимости от состояния сохранности произведения искусства и от того, каким образом хотят его представить. Если в Метрополитен-музее научно-исследовательские лаборатории и реставрационные мастерские находятся в одном месте, т. е. специалисты-реставраторы проводят здесь все свои работы, начиная с идентификации материалов и вплоть до окончания реставрации, то в других лабораториях, в частности, в Вашингтоне, Оттаве и Малибу научные сотрудники разрабатывают способы консервации, реставрации или превентивной консервации, а реставраторы осуществляют на практике выбранные ими методы.

Не так давно получило развитие новое направление, включающее целую серию проблем, объединенных под общим названием "превентивная консервация". Речь идет об изучении воздействия окружающей среды на произведения искусства и связь этого воздействия с изменениями, происходящими в их материалах. Здесь также изучаются различные музеографические функции музейных предметов в хранилищах, в постоянной и во временной экспозициях, нормы освещения, температурно-влажностного режима, рассматриваются условия транспортировки предметов, внедряются новые методы упаковки при их перевозке.

Именно в Северной Америке впервые были установлены подобные нормативы, и именно здесь имеются самые передовые разработки в этой новой области науки. Исследования по превентивной консервации в Вашингтоне, Малибу и Оттаве являются межотраслевыми: они проводятся под руководством химиков и при участии хранителей коллекций, археологов, историков искусства, биологов и реставраторов.

Канадский институт консервации разработал специальные витрины для хранения хрупких предметов современного искусства в бескислородной (инертной) среде. В программу по превентивной консервации входят также изучение окружающей среды, загрязнения воздуха, микробиологических повреждений, заражения насекомыми. Превентивная консервация охватывает и такие проблемы, как процессы старения материалов и различные формы их повреждений, которые влекут за собой культурные и материальные потери.

Таким образом, музейные лаборатории в каждом конкретном случае занимаются либо изучением произведений искусства и их реставрацией, либо уделяют основное внимание превентивной консервации - своего рода экологии произведений искусства.

Перспектива развития научно-исследовательских лабораторий

Для музейных лабораторий существует столько же перспектив развития в будущем, сколько существует различных подходов к изучению произведений искусства. Здесь идет постоянная работа по обновлению методов исследований, и в каждом отдельном учреждении можно увидеть либо "главный" проект, либо задачу создания новых методов исследования. Ценность музейных лабораторий заключается в постоянной разработке новых тем и новаторских методов изучения, и в создании новых приборов для проведения этих исследований.

Перед лабораториями встает необходимость находить ответы на вновь поставленные вопросы. Все более точное формулирование этих вопросов подтверждает неповторимость каждого произведения искусства и разнообразие процессов его создания, а на более точно поставленный вопрос можно дать более точный ответ.

Среди различных направлений, бурно развивающихся в настоящее время, особенно два имеют большие перспективы — исследование материалов произведений искусства на все более мелких их образцах (микроаналитические методы) и получение и использование все более точного их изображения (методы получения оцифрованных изображений).

Изучение материалов затрагивает, прежде всего, хранителей, отвечающих за коллекции искусства. Именно они заинтересованы в том, чтобы для проведения анализов брались как можно меньшие образцы, только в этом случае возможно предпринять изучение особо ценных предметов искусства.

Уже упоминалось о создании нового неразрушающего метода исследования с помощью пучка рентгеновских или гамма лучей, получаемого от ускорителя частиц, без взятия проб материала для анализа и проводимого непосредственно на предмете. На этом направлении будут продолжены работы для того, чтобы уменьшить ущерб, причиняемый произведениям искусства при взятии образцов материалов.

Значительные успехи достигнуты в области установления датировок. По содержанию радиоуглерода С14 в ничтожных количествах органического вещества (меньше миллиграмма) возможно определить возраст некоторых предметов искусства или настенной живописи вплоть до 17 тысяч лет, а в некоторых случаях - даже до 35 тысяч лет, благодаря методу масспектрометрии с помощью ускорителя частиц. Применение этого метода для установления датировок неизвестных произведений в творчестве того или иного художника может быть очень широким, начиная с изучения доисторического искусства, вплоть до современного искусства. Большинство музейных лабораторий развиваются именно в этом направлении.

Другой областью исследования, бурно развивающейся на наших глазах, является получение оцифрованного изображения с большой разрешающей способностью. Так с помощью лазерного микроскопа в лаборатории в Оттаве было получено превосходное изображение поверхности произведения искусства. При проведении обработок по увеличению контрастности и четкости рентгенограмм, укрупнению деталей традиционное оцифрованное изображение облегчает анализ произведения, а воспроизведение цвета, соответствующее оригиналу, позволяет получить необходимое для любого исследования качественное изображение документа.

Методы телекоммуникации должны облегчить обмен информацией между лабораториями. Европейская программа «НАРЦИСС», разработанная в CRRMF, будет использована для составления банка данных о музейных коллекциях, а первый CD-ROM, уже поступивший в продажу, посвящен исследованию техники живописи Никола Пуссена.

Кроме того, связь через Интернет позволяет сотрудничать с другими лабораториями, находящимися как в Северной Америке, так и в Австралии. Большую роль в информационном обмене играют сведения о создании экспериментальной стратегии консервации.

Если превентивная консервация и изучение окружающей среды находятся в стадии описания и подведения первых итогов, то две других области деятельности будут развиваться в ближайшем будущем — это изучение процессов разрушения произведений искусства и изменений, происходящих в них, в зависимости от видов загрязнения окружающей среды.

В наши дни лаборатории сталкиваются как с физической хрупкостью произведений искусства, так и со слабостью наших знаний о них, как источнике информации. У лабораторий в будущем будет возможность принять оба эти вызова, и, кроме того, на них, несомненно, будет возложена ответственность за оценку физико-химической, культурно-исторической и психологической связи между этими предметами, как свидетельством эпохи, и их окружающей средой — местом будущего возрождения.

CRRMF и сообщество научно-исследовательских лабораторий

Под сообществом музейных лабораторий подразумеваются достаточно тесные связи между лабораториями и динамизм этих связей. Центр во Франции является частью сообщества, а зарубежные поездки его сотрудников подчеркивают неоценимое значение этих контактов.

Регулярные контакты поддерживаются с 9 музейными лабораториями Канады и США, с 18 университетскими лабораториями того же региона. Уже многие годы поддерживаются связи с лабораториями Британского музея, Национальной галереи в Лондоне, лабораторией в Оксфорде (Великобритания), Институтом Макса Планка в Гейдельберге, Романо-Германским Центральным музеем в Майнце (Германия), Лабораторией в Амстердаме (Нидерланды), Королевским Институтом художественного наследия в Брюсселе (Бельгия), Центральным институтом реставрации в Риме (Италия) и т.д.

Постоянное участие сотрудников лаборатории в международных коллоквиумах, семинарах по темам международных исследований и постоянный прием 4-5 французских или иностранных стажеров (на срок от 1 до 12 месяцев) благоприятствуют контактам и обменам внутри сообщества, которое охватывает широкое поле деятельности как в области естественных, так и гуманитарных наук.

Центр постоянно прислушивается к проблемам музеев, и его главная роль состоит в формулировании ответов на вопросы "зачем" и "как", связанные с жизнью музейных экспонатов.

J.-P.MOHEN. Tous semblables, tous differents les laboratoires des musies//TECHNE. - 1994. - №1 - P.7-11.
Первоисточник: 
Вестник Реставрация музейных ценностей №8 2-2002 1-2003
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.