Одноклассники загородный клуб www.dolcewedding.ru.
ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

Реставрационная реконструкция монументальной глиняной статуи будды в нирване из Аджина-тепа (Таджикистан)

Фоминых В.А.

Небольшой продолговатый холм, возвышающийся среди хлопковых полей Вахшской долины (Южный Таджикистан), в 12 км к востоку от г. Курган-тюбе, местное население называет Аджина-тепа - «холм нечистой силы». Этот холм расположен на окраине центральной усадьбы совхоза, с трех сторон он окружен сбросовыми арыками и, как писали Б. А. Литвинский и Т. И. Зеймаль, руководившие в 60-70-х гг. прошлого века раскопками памятника, «выглядит с дороги местом мало привлекательным - бесформенные бугры, какие-то ямы, густо заросшие колючками... Только поднявшись на поверхность холма можно понять, что Аджина-тепе - это остатки сложного комплекса построек. То, что с дороги выглядит как бесформенное нагромождение земли, при взгляде сверху приобретает довольно правильные очертания прямоугольника (50 х 100 м), состоящего из двух равных по величине квадратов, разделенных перемычкой-валом» (Литвинский, Зеймаль, 1971. С. 14).

Впервые памятник был осмотрен археологами в 1959 г., в следующем году были заложены два пробных шурфа, ас 1961 г. Южно-таджикистанский отряд Таджикской археологической экспедиции (начальник Б. А. Литвинский, заместитель начальника Т. И. Зеймаль) начал раскопки. Архитектура и планировка вскрытого здания, а также находки фрагментов настенной живописи и глиняной скульптуры позволили установить, что Аджина-тепе представляет собой комплекс жилых и культовых помещений буддийского монастыря. Монеты, найденные в ходе раскопок, позволяют достаточно уверенно относить функционирование монастыря к периоду от середины VIIдо середины VIIIвв. (Litvinsky, 1968. Р. 57-63; Литвинский, Зеймаль. 1971. С. 15).

В процессе раскопок было обнаружено и извлечено свыше 500 памятников буддийского искусства, в том числе шедевры глиняной скульптуры - изображения будд, бодхисаттв, деват, демонов, монахов, светских персонажей и др. Выделяется огромная скульптура Будды в нирване. Отметим, что нирвана (санскритское nirvana, буквально - «недуновение», «прекращение») - очень сложный элемент буддийской религиозной философии. В конце своего жизненного пути Будда Шакьямуни достиг состояния нирваны, абсолютного покоя (Андросов, 2000. С. 54-55, 151).

В 1966 г. в помещении 23 - обходном коридоре вокруг центральной ступы - была открыта глиняная статуя Будды в нирване (в инвентаре находок статуя обозначена как «фрагмент ХХШ/с 1»). Сохранившиеся ее части составляли в длину 10,43 м при максимальной высоте (от поверхности постамента до верхней точки левой руки) 1,82 м. Статуя, лежащая на постаменте, располагалась вдоль наружной стены коридора, лицо Будды обращено на юго-запад. Сохранилась почти полностью нижняя половина фигуры - от пояса до подошвы ног (в этой части утраты незначительны), левая рука от середины предплечья до кончиков пальцев, частично сохранились правый бок и локтевая часть правого предплечья. В завале, возле изголовья постамента, были найдены куски головы и части ладоней правой руки (Литвинский, Зей-маль, 1971. С. 181). (Приводимые ниже описание и размеры ее отдельных частей также заимствованы из этой монографии.)

Постамент, оставшийся в 1966 г. еще не до конца обнаженным, имел наибольшую ширину (около 2 м) возле ступней, далее его вертикальная поверхность делала плавный прогиб и постамент суживался до 1,65 м.

Сохранившаяся часть изголовья состоит из 5 валиков (подушек), различных по толщине (от 9 до 13 см), их торцевая сторона утрачена.

Фигура лежала на правом боку в вытянутом положении - традиционная поза, известная и по каменным статуям Будды в нирване. Правая рука согнута в локте, она опирается на валики изголовья, ладонь ее должна была лежать под щекой. Левая рука вытянута вдоль тела, ладонь покоится на бедре. Судя по сохранившимся фрагментам, первоначальная длина фигуры должна была достигать 12 м. Размеры отдельных ее частей: высота фигуры возле голени - 130 см, в бедренной части - 142 см, диаметр предплечья правой руки - 55 см, левой -43 см, диаметр запястья - 41 см, максимальная длина ладони - 132 см, диаметр пальцев рук - 12-14 см, длина ступни - 165-190 см, ширина ступни - 60-75 см, длина пальцев ноги - 37-47 см, диаметр пальцев ноги -11-15 см. Тело Будды покрыто складками, обнажены лишь кисть руки и ступни. Скульптор искусно передал одежду, складки ее на рукавах, петлю веревки, которой был подпоясан Будда (она изображена под ладонью на левом бедре фигуры), легкие сандалии на его ногах (Литвинский, Зеймаль, 1971. С. 81). Голова скульптуры была найдена позже. Она была еще в древности отбита и откатилась (или была брошена) на пол помещения близ его торца.

Б. А. Литвинский и Т. И. Зеймаль отметили, что фигура и постамент сохранили 2 слоя окраски. Плащ Будды - красный (традиционный цвет его изображений) и пальцы ног - белые. Работы, проведенные для первичной консервации статуи, прояснили технику ее изготовления. Основа статуи сделана из горизонтальных рядов сырцовых кирпичей. «Грубая поверхность выполнялась толстым слоем саманной штукатурки, которую накладывали многократно по мере высыхания очередной обмазки. По самой верхней прослойке лепились складки одежды, причем их накладывали по заранее намеченным линиям... сверху фигура была обмазана слоем скульптурной глины, толщиной в 4-5 мм и раскрашена» (Литвинский, Зеймаль, 1971. С. 82-83). Таких слоев очевидно было несколько, поскольку при первичной консервации П. И. Костров снял оболочку скульптуры толщиной от 1 до 6 см.

В том же 1966 г. статуя была извлечена из раскопа и перевезена в реставрационно-технологическую лабораторию Института истории Академии наук Таджикской ССР. Выемку скульптуры из раскопа и ее первичную консервацию осуществили реставраторы мастерской реставрации монументальной живописи Государственного Эрмитажа М. П.Винокурова, Р. М. Беляева, Г. И. Тер-Оганьян, В. М. Соколовский и реставраторы-практиканты Института истории АН Таджикской ССР Л.П.Новикова и М. П. Страдомская. Работами руководил ведущий реставратор Государственного Эрмитажа, заслуженный деятель искусств П. И. Костров (1905-1983 гг.).

Первичное закрепление фрагментов заняло много времени, учитывая, что при выемке статуя - фигура, голова и постамент - была разделена на 72 фрагмента, из которых 30 - крупных (130 х 120 х 40 см, 145 х 50 х 55 см и т. п.), со сложной конфигурацией. Консервация фрагментов велась по методике, разрабатывавшейся с 1949 г. П. И. Костровым и его помощниками применительно к стенным росписям и глиняной скульптуре, открытым на городище древнего Пенджикента (Костров, 1954. С. 191-197; Костров, 1959. С. 139-183; Шейнина, 1953. С. 146-157; Шейнина, 1960. С. 62-74). Основной элемент этой методики - использование для консервации и реставрации стенных росписей и глиняной скульптуры полибутилметакрилата (ПБМА), превосходящего по своим характеристикам клеи, применявшиеся ранее для этих же целей. Приступая в 1949 г. к консервации пенджикентских росписей (в самом начале работы опыты велись на нескольких небольших фрагментах штукатурки, доставленных в Гос. Эрмитаж в 1948 г.), П. И. Костров учел уроки закрепления нескольких подобных памятников, работы С. М. Дудина по снятию и консервации буддийских храмовых росписей из Китайского Туркестана, привезенных экспедициями С. Ф. Ольденбурга 1909-1914 гг. и находящихся в Государственном Эрмитаже, и аналогичные работы, проведенные А. Грюнведелем с буддийскими и манихейскими храмовыми росписями, доставленными в Берлин также из Китайского Туркестана (главным образом из Турфанского оазиса - материалы раскопок, проведенных четырьмя немецкими экспедициями 1902-1914 гг.) (о работах этих экспедиций и перечень их публикаций - см.: Литвинский, Терентьев-Катанский, 1988. С. 38-42, 48-59). С. М. Дудин применял слабое поверхностное проклеивание живописи растительными водными клеями («губным клеем», вишневым, гуммиарабиком, декстрином), некоторые фрагменты с обратной стороны пропитывались спиртовым лаком, после чего росписи были загипсованы. Сходные операции проводил и А. Грюнведель, отличия их от методики Дудина сводились лишь к покрытию живописи (перед снятием ее) спиртовым лаком, затем фрагменты загипсовывались и помещались в герметические металлические коробки со стеклом. Главные недостатки этой методики заключались в том, что применение спиртовых лаков вскоре вызывало сильное потемнение живописи вследствие чрезвычайной гигроскопичности клеевой живописи, лесса и гипса, активно впитывающих влагу (особенно в сыром воздухе севера); лессовая глина, приклеенная к волокну, и гипс вспухали и рассыпались, на поверхности живописи выступали кристаллы соли, содержащиеся в лессе (Дудин, рукопись; Дудин, 1928. С. 21-22; Костров, 1954. С. 191-192).

«Практика реставрации в Эрмитаже восточно-туркестанских росписей, а также лёссовой скульптуры показала полную непригодность водных растительных и животных клеев для закрепления подобного материала и привела нас к пробам применения синтетических смол и клеев на неводных растворителях, не размывающих лёсс и клеевую живопись» (Костров, 1954. С. 192).

П. И. Костров провел серию проб, подыскивая наиболее эффективные синтетические закрепители. Он вел работы с поливинилацетатом (ПВА), затем заменил его поливинилбутиралем (ПВБ) и после длительных испытаний остановился на полибутилметакрилате (ПБМА-НВ) - чрезвычайно прочной синтетической смоле, раствор которой на ксилоле оказался эффективным закрепителем. Он обладает наибольшей растяжимостью и эластичностью пленки, глубоко проникает в закрепляемый материал и легко растворяется после затвердения. Из многих растворителей ПБМА Костров остановился на ксилоле, обеспечивающем максимальное проникновение смолы в толщу плотного лесса. Однажды затвердевший ПБМА может быть вновь растворен тем же или другим растворителем (Костров, 1954. С. 193). Раствор ПБМА на ксилоле многократно наносится кистью на поверхность как лицевой, так и тыльной стороны обрабатываемого фрагмента, и, по мере испарения растворителя, закрепляет его. Другой способ закрепления археологических предметов из необожженной глины и пористых материалов предложил сотрудник лаборатории научно-художественной реставрации Института искусствознания Министерства культуры Узбекской ССР, химик Е.Ф.Федорович. Он заключается в использовании концентрированного раствора одного из мономеров в органических растворителях, с воздействием катализатора, и последующей полимеризацией мономера в археологическом предмете (в сушильном шкафу при Iот +70-80 до 100-120 С) (Федорович, Хуснитдинходжаев, Рузыба-ев, 1966. С. 113-116. Ср.: Новикова, 1978. С. 222).

Для реставрации глиняной скульптуры, в частности фигуры Будды в нирване, а также пастозной живописи, в Институте истории им. А. Дониша АН Таджикской ССР была организована реставрационная лаборатория. Вначале руководители лаборатории решили использовать методику Е. Ф. Федорович и ее коллег, т. е. работать с помощью мономера, с последующей полимеризацией его в сушильном шкафу (так брабатывался, в частности, большой фрагмент пальцев руки, 19x105x62 см, толщина фрагмента 1,5x2,5 см). Однако от этой методики пришлось отказаться, поскольку испытуемый фрагмент потрескался, произошли внутренние разрывы на всю глубину и во всех направлениях. «Больше всего пострадали пальцы: они вспухли, увеличились в объеме почти в два раза. Произошло расслоение, растрескивание красочного слоя (ганча) и полное отслоение его от поверхности скульптуры» (Новикова, 1978. С. 222-223). Проводились и другие эксперименты. Скульптуре был нанесен серьезный урон.

Следует учитывать, что при извлечении скульптуры П. И. Костров снял лишь ее оболочку, так как вынимать ядро скульптуры, состоявшее из сырцовых кирпичей, не имело никакого смысла и было технически невозможно. П.И. Кострову пришлось снимать оболочку по самому нижнему слою. Пустотелые криволинейные части оболочки в полевых условиях помещались в ящики с плотно утрамбованными опилками. Между выемкой скульптуры и началом ее консервации в лаборатории Института истории АН Таджикской ССР прошло более трех лет. За это время произошло высыхание фрагментов статуи, что повлекло за собой их деформацию. Затем руководителем лаборатории и главным реставратором статуи стала Л.П. Новикова, ученица П.И. Кострова. В 70-80-е гг. XXв. она и сотрудники лаборатории осуществили, следуя методике П.И. Кострова, большой объем работы по реставрации и консервации фрагментов и их описанию, причем работа велась в неимоверно тяжелых условиях отсутствия оборудования, помещений, химикатов. К началу 90-х гг. XXв. коллектив душанбинской лаборатории под руководством Л. П. Новиковой практически завершил реставрацию фрагментов статуи (оставалось обработать 4-5 фрагментов из 72). Однако в Таджикистане началась гражданская война, Л. П. Новикова и другие русские сотрудники лаборатории вынуждены были покинуть республику. Монтаж фрагментов и реконструкция статуи не состоялись. Возможности для этого появились много позже, уже в наши дни.

Во время экспедиции фрагменты статуи обрабатывались в упаковочных ящиках, где каркасом для них служили плотно утрамбованные опилки. После снятия днища ящика, в котором находился фрагмент, извлекались опилки, затем ацетоновыми компрессами с поверхности тыльной стороны фрагмента снималась марля и в парах ксилола пленка ПБМА внедрялась внутрь фрагмента. Операции эти осложнялись тем, что с лицевой стороны многих фрагментов марля отделялась с большим трудом, особенно с наиболее засоленных частей статуи - со складок рукава, кисти левой руки, ступни левой ноги, с верхних складок плаща. После снятия марли с поверхности фрагментов удалялись остатки поливинилацетата и начиналось закрепление раствором ПБМА на ксилоле. Пропитку лицевой стороны фрагментов «вели до полного насыщения толщи скульптуры. Иногда разрыхленные расслоившиеся фрагменты покрывались раствором 30-35 раз. После закрепления проводились обессоливание посредством пульпирования и расчистка фрагментов. Длительный и трудоемкий процесс обработки приводил, в большинстве случаев, к восстановлению первоначальной фактуры фрагментов (Новикова, 1978. С. 222-232).

Подготовка к монтажу фрагментов осложнялась тем, что лаборатория Института истории не располагала необходимыми условиями для стыковки обрабатываемых фрагментов. «Поиски монтировочных материалов, пригодных для скульптуры больших размеров, были долгими. Сотрудниками нашей лаборатории предприняты попытки использовать для временных каркасов такие материалы, как гипс, этакрил, папье-маше, однако это не дало положительных результатов». В конце концов, выбор пал на каркас из деревянной конструкции на воско-канифольной мастике, выдержавшей испытание при монтаже скульптурного глиняного фриза из Пенджикента. Монтировке статуи Будды в нирване предшествовала еще одна процедура - напенивание фрагментов пенополиуретаном (Костров, 1959. С. 176).

В 2000 году по просьбе дирекции Института истории Академии наук Республики Таджикистан, в рамках творческого сотрудничества Государственного Эрмитажа и этого Института, в Душанбе был командирован автор данной статьи для подготовки скульптуры к музейному экспонированию. Несмотря на трудности экономики Таджикистана, сложную внутриполитическую обстановку и постоянное напряжение, связанное с многолетней гражданской войной в соседнем Афганистане, правительство Республики с помощью международных гуманитарных фондов сумело изыскать средства для строительства национального музея древностей Таджикистана. В этом музее должна была экспонироваться скульптура Будды в нирване.

Предстояло вновь обработать имеющиеся фрагменты, реконструировать утраченные части и смонтировать статую. Прежде всего, пришлось удалить густой слой пыли, накопившийся на всех фрагментах за, без малого, четверть века, прошедших со времени первичной консервации. Фрагменты были расположены по схеме, составленной в 1966 г. при извлечении скульптуры из раскопа с каждого фрагмента необходимо было убрать фольгу, припаявшуюся при напенивании к пенополиуретану и удалить с лицевой поверхности некоторых фрагментов натеки пенополиуретана. Необходимо было также спилить излишки пенопласта в ряде фрагментов и, напротив, добавить там, где его недоставало. Четыре фрагмента, прошедшие ранее лабораторную обработку, не были напенены, их пришлось полностью монтировать на пенополиуретан (фрагменты №№ 7, 8, 17, 17а от складок плаща). После этого резы каждого фрагмента предстояло замастиковать для будущей стыковки.

Следовало учитывать, что фрагменты, обработанные в разное время, значительно различались между собой по тону. Одни были очень темные, перенасыщенные акрилатом (верхние складки плаща, №№ 19-24), другие слишком светлые (№№ 12, 17, 26 и др.), они отличались от фрагментов, сохранивших свой подлинный вид. Поэтому темные фрагменты пришлось высветлять, светлые делать темнее с помощью растворителей.

Параллельно велась подготовка к монтажу скульптуры. Значительный вес фрагментов, а также почти постоянная напряженная сейсмическая ситуация в Душанбе диктовали монтаж блоками по вертикальным полевым резам.

Большие трудности возникли при монтировке 5 фрагментов (№№ 29, 30, 31, 31 а, 32 - первый блок), образующих ступни. На некоторых участках края этих фрагментов были деформированы, что осложняло их стыковку. Приходилось выправлять деформации, чтобы край одного фрагмента совпадал по рельефу с краем другого и чтобы эти соединения были незаметными. Затем зазоры между фрагментами заполнялись пенополиуретаном, закреплялись раствором ПБМА-НВ в ацетоне и замастиковывались. После подгонки по резам фрагменты скреплялись между собой рейками по вертикали, противоположные части фрагментов стягивались с помощью шурупов рейками по горизонтали.

После этого монтировались три блока - ноги Будды, состоящие из 10 фрагментов (№№ 27, 27а, 24, 24а - второй блок, М» 26. 236, 23а - третий блок, №№ 25, 226, 22а - четвертый блок). К нижним устойчивым большим фрагментам (№№ 25-27) с помощью кронштейнов крепились верхние горизонтальные, соединенные попарно: №№ 22а, 226, №№ 23 а, 236 и №№ 24, 27а. На соединениях швы, как и на ступнях, обрабатывались и замастиковывались.

Для дальнейшего монтажа скульптуры - сохранившихся частей левой руки (№№ 136. 13а, 14, 15, 16, 16а) и прилежащих к ней фрагментов (№№ 6а, 6, 7, 8, 9, 10, 17) были сделаны мощные деревянные конструкции с наклонным верхом, на которые эти фрагменты были установлены и закреплены. Реконструировать предстояло также еще одну большую утраченную часть скульптуры - под рукой Будды. Для этого на деревянный каркас, изготовленный из реек по форме скульптуры, крепился пенополиуретан, пропитанный раствором ПБМА-НВ в ацетоне. Посредством мастиковки лессом была восстановлена поверхность, имитирующая форму утраченной части ног.

Верхняя часть скульптуры была сильно разрушена, сохранились лишь разрозненные фрагменты: нижняя часть груди (№№ 56, 5а, 4), предплечье (№№ 1, 2), часть валиков-подушек (№ 3), верхняя часть головы (часть прически и лоб), фрагмент щеки. Важную роль в соединении этих кусков играл небольшой фрагмент треугольной формы (без номера, на схеме снятия скульптуры он не представлен), соединяющий грудь (№ 4) с предплечьем (№ 1). После установки этих фрагментов выяснилось место валиков-подушек. Для определения положения головы необходимо было, прежде всего, осуществить реконструкцию недостающей части валиков-подушек, от которых сохранился лишь один фрагмент (№ 3) под предплечьем.

По размеру сохранившейся передней части прически и фрагмента щеки были реконструированы голова и ушниша1: фрагменты головы были скреплены деревянной конструкцией, на нее крепились пенополиуретановые бруски, при обработке которых создавалась форма лица Будды. После пропитки ПБМА-НВ в ацетоне реконструированная часть головы была замастикована лессом в тон подлинных сохранившихся фрагментов. Голова была установлена и закреплена на реконструированной части подушек. От прически был отделен фрагмент ушниши (30 х 40 см), который при первичной реставрации был неправильно смонтирован. Была изготовлена форма ушниши (диаметром 64 см, высотой 25 см), установлена и закреплена в надлежащем месте.

Самые крупные утраты частей скульптуры связаны с верхней частью туловища - плечо и предплечье левой руки, грудь, кисть правой руки. На месте этих утраченных частей была изготовлена деревянная основа, оббитая асбестовыми плитами, пропитанная ПБМА-НВ в ацетоне и замастикованная лёссом.

Таким образом, была завершена реставрационная реконструкция глиняной скульптуры Будда в нирване - одного из наиболее замечательных памятников Южного Таджикистана (края, в котором буддизм господствовал на протяжении многих столетий), занимающего почетное место в истории буддийского искусства. Скульптура была установлена для экспонирования в Национальном музее древностей в дни, когда Республика Таджикистан отмечала десятилетие независимости и за несколько месяцев до тех печальных дней, когда афганские талибы взорвали знаменитые статуи Будд в Бамиане.

В реконструкции скульптуры принимали участие сотрудники Национального музея древностей, прежде всего, С. Г. Габель и Р. Абдуразыкова.

________

1 Ушниша - шиньон на голове Будды, один из его непременных атрибутов.

Литература:

Андросов В. П. Словарь индо-тибетского и российского буддизма. Москва, 2000.

Виноградова М. Применение полибутилметакрилата при реставрации памятников живописи и скульптуры // Сообщения Государственного Эрмитажа, вып. ИХ. Санкт-Петербург, 2001.

Дудин С. М. Рукопись // Архив Гос. Эрмитажа. Материалы экспедиции С. Ф. Ольденбурга, фонд №31. Рукопись.

Дудин С. М. Техника стенописи и скульптуры в древних буддийских пещерах и храмах Западного Китая / Сборник Музея антропологии и этнографии АН СССР, т. 5, вып. 1. Л., 1928.

Костров П. И. Техника и консервация росписей древнего Пянджикента // Живопись древнего Пянджикента. М., 1954.

Костров П. И. Исследование, опыт реконструкции и консервации живописи и скульптуры древнего Пянджикента // Скульптура и живопись древнего Пянджикента. М., 1959.

Литвинский Б. А., Терентьев-Катанский А. П. История изучения. Путешествия. Экспедиция. Археологические раскопки // Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. [Вып. I]. Очерки истории. М., 1988.

Литвинский Б. А., Зеймаль Т. И. Аджина-тепа. Архитектура. Живопись. Скульптура. М., 1971.

Новикова Л. П. Проблемы реставрации Будды в нирване // Материальная культура Таджикистана. Вып. 3. Душанбе, 1978.

Федорович Е. Ф., Хиснитдинходжаев X., Рузыбаев Д. Новый способ закрепления археологических предметов из необожженной глины и из других пористых материалов // Сообщения Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории консервации и реставрации музейных художественных ценностей, вып. 17/18. М., 1966.

Шейнина Е. Г. Консервация и реставрация стенных росписей древнего Пянджикента // МИА, № 37. М. - Л., 1953.

Шейнина Е. Г. Применение синтетических смол и реставрация монументальной живописи и некоторых других музейных экспонатов // Сообщения Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации музейных художественных ценностей, вып. 1. М., 1960.

Litvinsky В. A. Outline History of Buddhism in Central Asia. Moscow, 1968.

Taddei M. A Note on the Parinirvana Buddha at Тара Sardar (Ghazni, Afghanistan) // South Asian Archaeology, 1973. Leiden, 1974.

Первоисточник: 
Реставрация и консервация музейных предметов. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург 2006.
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.