ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

ПРОБЛЕМЫ КОНСЕРВАЦИИ, РЕСТАВРАЦИИ И ВОССОЗДАНИЯ ИЗРАЗЦОВОГО УБРАНСТВА ХРАМА ВОСКРЕСЕНИЯ НОВО-ИЕРУСАЛИМСКОГО МОНАСТЫРЯ

Аватар пользователя Сергей Сергеевич
(сокращенный вариант)

В сборнике «Художественное наследие №22(52)» за 2005 год на страницах 91-98 коллективом авторов была опуликована статья «Исследование и реставрация архитектурной керамики», в которой на страницах 93-95 введены в научный оборот сведения, касающиеся изразцового убранства храма Воскресения Ново-Иерусалимского монастыря. Хотя сама статья подписана тремя авторами, я остановлюсь только на той части статьи, авторами которой были О.Н.Власенко и С.С. Дрезельс[1], технологи МНРХУ. Несмотря на небольшой объем интересующего нас материала, он содержит на удивление большое количество неточностей и ошибок. Задачей данной статьи является прокомментировать упомянутые изъяны с той целью, чтобы они не вошли в научный оборот в качестве научного факта. Поскольку использованная в статье терминология редко соотносится с обыденным языком, по всем вопросам по кажущейся неправильности или неуместности использования специфичной терминологии прошу обращаться к профильной литературе[2].

1. «Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря в городе Истра основан в XVII-XVIII веках патриархом Никоном.» /стр. 93/

Очевидно, что к патриарху Никону может иметь отношение только тот строительный период, который не выходит за рамки 1666 года.

2. «Рельефные изразцы разных сюжетов покрыты эмалью четырех цветов […]» /стр. 94/

СЮЖЕТЫ. В Ново-Иерусалимском монастыре сюжетные изразцы, например, «Аллегория на 4 возраста человека», известны только применительно к печным изразцам. К тематическим мотивам, но не сюжетам, можно отнести головки херувимов, короны, гротески и др. И, наконец, основная доля тем орнаментации основана на мотивах стилизованных растений. На фасаде и в интерьере храма сюжетные изразцы не применялись.

ЭМАЛИ. В отношении использования эмалей следует заметить, что мне не известна ни одна исследовательская работа относительно материалов и технологии раскраски изразцов. Употребляя термин «эмали» авторы видимо подразумевали тот факт, что использованные для раскраски материалы не прозрачны. Однако при неоспоримости этого факта непрозрачности, вопрос с характером глазури совсем не однозначен.

В 70-е годы большую исследовательскую работу по материалам ново-иерусалимских изразцов проделала Ю.Л.Щапова – крупнейший в нашей стране знаток древних стекол и глазурей. В 2011 году, приступая к подготовке реставрации ново-иерусалимской архитектурной керамики, я имел предварительную договоренность с Ю.Л.Щаповой в отношении ее участия в работе над изучением особенностей технологии изразцового убранства храма Воскресения. Однако последовательная негативная позиция Г.М.Зеленской не позволили состояться участию Ю.Л.Щаповой в нашем проекте, в результате чего мы как минимум не имеем должного уровня исследования возможно наиболее ценного памятника архитектурной керамики в России. Материалы исследований 70-х годов за невостребованностью их в настоящем проекте были переданы Ю.Л.Щаповой третьему лицу и в настоящее время не доступны для их практического использования. Здесь надо отметить, что в целом после смерти Н.С.Гражданкиной в России не существует специалистов по древним строительным материалам (в том числе по керамическим черепкам и глазурям) одновременно владеющими знаниями экстенсивного и интенсивного характера. По этой причине в дальнейшем я предпочту использовать обобщенное понятие «глазури», которая может быть как «прозрачная», так и «непрозрачная», но термин «эмали» не употреблять совсем. Участие Ю.Л.Щаповой было особенно важно в связи с тем, что мастера-керамисты времен патриарха Никона раскрашивали изразцы не просто цветными глазурями, а использовали целую систему выразительных средств, в которую входили: а) прозрачность – непрозрачность глазури, блеск глазури и матовость цветных ангобов[3], широкие вариации цветовых оттенков (не будем путать с тонами) в цветной поливе и так далее[4]. В данной работе был необходим узкий и глубокий специалист. В настоящее время нет ни одной публикации, в которой был бы зафиксирован факт использования в системе раскраски ново-иерусалимских изразцов цветных ангобов. Незнание данного факта, к примеру, серьезно обедняет знание изразцового убранства храма Воскресения и лишает возможности принять верные технологические решения не только в отношении воссоздания утраченного изразцового декора, но, в первую очередь, в отношении консервации участков изразцов, раскрашенных цветными ангобами. Ниже я коснусь особенностей консервации цветных ангобов подробнее.

ЧЕТЫРЕ ЦВЕТА. В основной массе известных мне публикаций научного и популярного характера в качестве таковой величины повсеместно фигурирует число 5. Такое единство в указании количества использованных в раскраске цветов больше указывало на один из стереотипов, повсеместно встречающихся в отношении многих памятников изобразительности и архитектуры, в том числе и в отношении главного храма Ново-Иерусалимского монастыря. Позже мы еще не раз встретимся с устойчивыми стереотипами в отношении нашего храма. Только в нашем случае цена такой подмене истинного положения вещей на вымышленное очень велика — судьба памятника. Особенно эти слова становятся справедливы, если вопрос поставлен в отношении квазисложного объекта, каким является изразцовый комплекс храма Воскресения. Хотя предметом моего исследования весной 2011 года были вопросы технического состояния изразцового убранства и его технология. Но очень скоро в моей палитре основных использованных в раскраске изразцов храма было 10 цветовых тонов[5]. Здесь следует отметить, что я специально не изучал тему колористики изразцов храма Воскресения и не исключено, что на самом деле цветовых тонов может быть больше. Впрочем такая широта цветовых тонов не должна вызывать недоумение, так как 6 из них составляют 3 пары тонов: белого, коричневого и зеленого цвета. То есть собственно цветов в раскраске использовано не менее 7-ти. Таким был изобразительный язык мастеров середины 17 столетия. Упомянутая ранее «Сводная ведомость изразцам» А.А.Урадовских не содержит общего числа всего использованных древними мастерами цветовых «тонов» в раскраске изразцов, на чем сам архитектор отдельно косвенно фиксирует наше внимание в «Примечании» ко всем листам «Ведомости»: «п.2 Таблицей не учтена градация изразцов […] цветовой вариации».

Это первая серьезная ошибка архитектора-проектировщика относительно суммы реставрационных решений в отношении архитектурной керамики Нового Иерусалима. Дело в том, что многие из почти 2-х сотен мотивов резных изразцов отмечены той особенностью, что одинаковые по иконографии мотивы на различных изразцах могли иметь различную окраску одних и тех же элементов. Помимо такого рода различий подлинные изразцы характеризуются ниличием значительных ошибок в раскраске которые отчетливо видны в крупных деталях левой и правой частей композиции порталов. Например, мы видим это в полуколоннах порталов заалтарного обхода. Всё вместе это было тем художественным языком, который характерен для группы мастеров, декорировавших храм Воскресения в середине 17 столетия. По итогам воссоздания утраченного изразцового убранства в большинстве случаев пропало то естественное разнообразие в раскраске, характерное для подлинника, и памятник оказался раскрашен ровно и одинаково, как никогда бы не сделали в 17-ом веке.

Отсутствие описания «градации цветов» потянуло за собой еще одну ошибку архитектора. При воссоздании утраченных изразцов он, интерпретировал голубой цвет глазури как зеленый и обязал производителей красить вновь создаваемые изразцы соответствующие участки не голубым, а зеленым цветом. Если бы он знал, что с одной стороны в изобразительном языке керамистов Нового Иерусалима 17 столетия уже есть не просто 2 тона зеленого, а целая колористическая система, использующая именно пары тонов одного цвета, в том числе зеленого, а с другой стороны, голубая глазурь является практически обязательным цветом в системе колористики средневековой архитектурной керамики по всему евразийскому континенту, возможно это остановило бы автора проекта от принятия столь разрушительного решения. В итоге, фасад храма Воскресения навсегда стал зеленым как цвет патины медной кровли монастыря, что хорошо видно сразу за «святыми вратами» при входе во двор монастыря. Одним словом, в палитре керамистов патриарха Никона не было и не могло быть 3-его зеленого тона, а был небесно голубой. К слову сказать, доминанта зеленой глазури характерна не для православной изобразительности, а для мусульманской, что немало важно в контексте реставрации действующего православного храма.

То же следует сказать о разбросе линейных размеров подлинных изразцов. Архитектор А.А. Урадовских, во-первых, неверно указал в «Ведомостях» величину колебания линейных размеров изразцов, занизив ее приблизительно в 2 раза (см. «Примечания» п.3). А во-вторых, инициировал производство схожих по размеру изразцов, из-за чего памятник оказался декорирован продукцией по характеру «промышленной», а не «хэнд мэйд». Отсутствие необходимых знаний не позволили проектировщику дифференцировать изразцы по группам, для которых технологически характерны большие или меньшие усадки. Так полуколонны изразцовых иконостасов имеют разброс размеров до 10 %. Этот факт зарегистрирован не только моими обмерами, но и обмерами В.А.Шульги, одного из наиболее авторитетных специалистов по воссозданию архитектурной керамики в России, который как раз и был занят воспроизводством особенностей технологии изразцов. Впрочем, кроме него над воспроизведением технологий работал и А.В.Олейник – самый авторитетный керамист в России, десятки лет занимающийся воссозданием отечественной архитектурной керамики. На ново-иерусалимской архитектурной керамике первый отрабатывал все вопросы, связанные с составом черепка, а второй – с составами глазурей.

У А.А.Урадовских, в упомянутой выше «Ведомости», раскрыта методика произведенных расчетов: «Габариты изразцов даны по средневзвешенному значению по результатам обмеров». К сожалению, мне не доводилось видеть эти подсчеты, но как человек, имеющий первым образованием техническое и профессионально владеющим методикой обработки измерений, могу отметить, что его расчеты были недостаточными. Его подход справедлив применительно к однотипному материалу, что не соответствует специфике ново-иерусалимских изразцов. Если говорить об ошибке автора проекта в математических терминах, то разнохарактерность обмеряемого материала определенно требует применения другого подхода. При расчете для интервального ряда вначале следовало бы определить «среднюю» для каждого интервала, как полу-сумму верхней и нижней границ, а затем — «среднюю» всего ряда. Далее я опускаю чисто математическую терминологию, описывающую технологию расчета. Кроме того, следует в обязательном порядке рассчитал среднеквадратичное отклонение и коэффициент вариации. Тогда было бы не возможно допустить ошибку в расчетах процента усадки размером 100%, как это получилось у архитектора-проектировщика. Впрочем, не исключено, что его обмеры были произведены просто в недостаточном объеме и в них не попали изразцы наименьшего и наибольшего размеров.

К подобного рода вещам следует относиться очень внимательно и бережно. Сохранение типичного разброса геометрии вновь воссоздаваемых изразцов такая же важная вещь, как воссоздание разброса оттенков раскраски изразца по каждому цвету отдельно. Декорация интерьера в стиле барокко только внешне кажется симметричной в рисунке и в цвете. В действительности в деталях она подчеркнуто ассиметрична. Это касается не только традиционных для всей истории орнамента до-промышленного периода ассиметрии в деталях рисунка, но также орнамент барокко ассиметричен в цвете и размерах модулей зеркальных элементов. Это очень важная и большая тема, и подробно о ней говорить следует в статье методологической направленности. Надеюсь, у меня хватит на это памяти и времени.

Использование в раскраске 5-ти вместо 9-ти тонов объясняют причину, почему воссозданные и отреставрированные изразцы так радикально исказили цветовой строй изразцового убранства храма и отличаются от аутентичных. Постоянная вибрация в размерах, в цветах и оттенках цвета, в блеске, в деталях рисунка, характерная для художественного языка мастеров 17 века, не была увидена исследователями и проектировщиками, и потому не получила своего воплощения в реставрации и воссоздании изразцового убранства храма Воскресения.

В свете сказанного становится совсем непонятным заявление О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс относительно еще более узкой палитры в окраске изразцов храма Воскресения в 4 цвета. Если опустить вопрос с тонами и оттенками, то используемых в раскраске изразцов цветов минимум 6.

3. «Изразцы красноглиняные, с отступающей от краев румпой […]» /стр.94/

КРАСНОГЛИНЯННЫЕ. Здесь авторы статьи вводят в научный оборот неуклюжий термин «красноглиняные» и, не владея профессиональной терминологией, переводят ее на бытовой уровень. Поскольку речь идет о попытке ввода в научный оборот недопустимых формулировок я вынужден дать необходимый в таком случае комментарий. Во-первых, слово «красноглиняные» может касаться не собственно изразца, а лишь его черепка. Во-вторых, у керамистов и археологов принята формулировка «из красножгущейся глины». Для научного описания не играет роль, какой была глина, из которой изготавливался утельный черепок изразца - «красноглиняным» или «желтоглиняным». Более того, по прошествии 350 лет этого никто знать не может. Важно, какого цвета стал черепок после ее обжига, что не отражено в использованной авторами формулировке. С другой стороны, общепринятые формулы «красножгущаяся», «желтожгущаяся» и «беложгущаяся» контекстно содержит для профессионалов много информации. Например, «беложгущаяся глина» - это глина, содержание в которой окисей железа колеблется от 0,8 до 1,3%, «желтожгущаяся глина» - от 2,7 до 4,2% и так далее. Лично я не применяю более тонкие определения, которые порой встречаются в литературе, так как в зависимости от температуры обжига из одной и той же керамической массы на каждые 100 градусов (например, 900, 1000, 1100) нетрудно получить достаточно контрастную тоновую растяжку. То есть при не попадании в необходимый температурный режим обжига вы невольно смещаете цвет плитки в более насыщенную или высветленную сторону. Кроме того, иногда вы можете встретить понятие не «беложгущаяся глина», а «светложгущаяся масса», причем с указанием даже номеров оттенков. Но такое возможно только на современных коммерческих продуктах, полученных путем промышленного изготовленных керамической массы. Реставратор должен ясно отдавать себе отчет в том, что в древности было невозможно обеспечить в производстве точность и повторяемость результата, в связи с чем были неизбежны разбежки тона не только черепка, но и глазурей. Следуя терминологии А.В.Олейника скажу, что дозировка компонентов в глазурях велась «щепотками», а в массах – «горстями», что обеспечивало изразцам широкое разнообразие. По этой причине я считаю возможным все наиболее светлые оттенки черепка называть «белыми» (кстати, белый ангоб на ново-иерусалимских изразцах, о котором ниже пойдет специальный разговор, имел в действительности легкий кремовый оттенок), все желтоватые оттенки – «желтыми», а все красноватые оттенки – «красными».

РУМПЫ. О смысле данной формулировки невозможно догадаться. Если авторы, употребляя слово «краев» имели ввиду «краев лицевой пластины», то тогда возникает вопрос: а что, бывают румпы без выступания «от краев» лицевой пластины? Я полагаю, что эту часть предложения следует просто проигнорировать.

4. «Керамика Воскресенского собора помимо естественного старения подвергалась сильнейшим деформационным разрушениям: в 1723 году произошло обрушение каменного шатра над ротондой, в 1941-45 годах – обрушение шатра и колокольни.» /стр.94/

КЕРАМИКА. С этого момента рассматриваемая часть статьи состоит сплошь из систематических ошибок авторов. Первая и важнейшая для любого реставратора – отсутствие дифференциации на фасадные и интерьерные изразцы как при описании, так и при выработке методик консервации, реставрации и воссоздания архитектурной керамики. Конечно, по материалам и способу изготовления и фасадные, и интерьерные изразцы в целом одинаковы. Однако, по условиям бытования они находились в совершенно различных условиях. К примеру, с учетом не просто сезонных перепадов температуры выше и ниже точки замерзания воды, но и дневных мы имеем нагрузку на фасадную архитектурную керамику существенно большее 100 циклов в год. И как результат, согласно последнему перед началом реставрации отчету по исследованию технического состояния фасадной реставрационной керамики, установленной в 80-х годах минувшего столетия, авторы употребляют формулу «остроаварийное». Как мы увидим в данной статье чередование фасадной и интерьерной керамики не будет оговариваться авторами ни разу.

ЕСТЕСТВЕННОЕ СТАРЕНИЕ. Чрезвычайно интересно было бы узнать, что вкладывали авторы в формулу «естественное старение»? Собственно изразец состоит из черепка и глазури. Я физик по первому образованию и, одновременно, художник-реставратор высшей категории, занимающийся консервацией и реставрацией архитектурной декорации, в том числе архитектурной керамики, более 30 лет. Мое употребление слов «естественное старение» подразумевает самопроизвольные энтропийные процессы в черепке и глазури, происходящие на молекулярном уровне или на уровне кристаллической решетки и межкристаллитных взаимодействий. Проще говоря, самопроизвольные процессы – это сумма химических процессов в твердом теле и физических процессов «в» или «с» кристаллической решеткой. Во всех случаях это конкретные процессы требующие глубоких знаний конкретных механизмов (извините за тавтологию). К примеру, самопроизвольные процессы в двухводном сульфате кальция – это перекресталлизация монокристаллов гипса из игл в пластины, что становится причиной ухудшения физико-механических свойств гипсовой скульптуры, резьбы, лепнины и основания под живопись. Самопроизвольные процессы связанны с уменьшением системой (в данном случае - изразца) энтропии. В нашей стране, по моим данным, есть всего 4 человека (к началу 90-х их было 5), кто глубоко понимает конкретные механизмы «естественного старения» и владеют методиками замедления энтропийных процессов, а также частичной регенерации изменений, накопленных в ходе самопроизвольных процессов. Отмечу, что все они имеют двойное образование и, по счастию, являются специалистами в различных направлениях реставрации. В этой связи должен заметить, что мне не известны труды ни О.Н.Власенко, ни С.С.Дрезельс, которые отражали бы их владение данными технологиями. То есть, как я понимаю, за указанной фразой, по сути ничего нет. А ведь это написали технологи и закономерно было бы ожидать их предложений в отношении методов преодоления «естественного старения». С 2011 года через мои руки прошли три варианта составленных ими методик консервации и реставрации ново-иерусалимских изразцов, которые не содержали даже намеков относительно мероприятий, направленных на преодоление механизмов «естественного старения»[6].

ДЕФОРМАЦИОННЫЕ РАЗРУШЕНИЯ. Совсем не понятно, каким образом представляется нашим авторам воздействие обрушения шатра на изразцы кувуклии, порталов и фриза заалтарного обхода, иконостасов, лестниц и так далее[7]. Взрыв фугасной бомбы оказал на храм в разы большее воздействие чем сотрясение земли от падения шатра. Так что считать падение шатра и колокольни значительным событием с физико-механической точки зрения – ошибка. Любой сомневающийся может легко перепроверить сказанное мной с помощью несложных арифметических действий, сравнив мощность взрыва фугаса (см. в Интернете) и энергию, выделяющуюся от падения элементов конструкции храма.

А вот причину растрескивания стены фасада храма, различимое на фотографии, а с ней и части изразцового комплекса, требует своей проверки в том числе и в отношении инженерного обследования фундамента и надземной части кладки стены храма. Про это авторы статьи, к сожалению, ничего не сказали.

5. «Характерные разрушения керамического декора: деформационные трещины (фото 1), отслоение лицевой части изразца от румпы, сыпучесть черепка[8], утрата глазури[9] (фото 2), трещины[10], частичная или полная утрата изразца[11] […]» /стр.94/

ДЕФОРМАЦИОННЫЕ ТРЕЩИНЫ. Для утверждения, что такие разрушения являются «характерными», нет никаких оснований. Достаточно произвести расчет распределения процента различных видов разрушения изразцового декора, как становится ясным, что для изразцов данный вид разрушения является исключением, а не правилом. Однако, деформационные трещины - это факт, и сейчас мы попытаемся разобраться в причинах их образования, так как у О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс об этом не сказано ни слова в статье и ни в одном доступном мне варианте «Методики реставрации». Особо отметим последний факт, так как ниже нам придется отдельно обратиться к вопросу соответствия разработанной авторами статьи «Методики» изразцам храма Воскресения.

Изучение видов разрушения монументальной декорации храма Воскресения позволила мне выявить две причины деформации и четыре причины хрупкого разрушения румп и лицевых пластин изразцов храма. Деформация с последующим охрупчиванием и фрагментацией черепка изразцов в двух случаях, причем по-разному, связана с объемным увеличением корродированного металла, находящегося в кладке, связанной с установленными на стене изразцами. Металл в стене присутствует в 2-х видах: в виде крепежных элементов изразцов, о чем я подробнее буду говорить в следующем разделе и в виде кованых полос, вставленных, например, в тулово изразцовых иконостасов в качестве конструкционного элемента в пространствах между арками. К сожалению, наличие корродированного и корродирующего металла в кладке иконостасов не только осталось неизвестным авторам разбираемой статьи и архитектору-проектировщику, но, несмотря на мои усилия, даже не заинтересовала их. Поскольку, как я уже говорил, проблемы с изразцами от коррозии крепежных элементов из черного металла я коснусь в следующем разделе, рассмотрим вопросы, связанные с коррозией металлических конструктивных элементов из кованой полосы черного металла. Во-первых, упрощенно напомню, что из себя представляет изразцовый иконостас. Иконостас – это многоярусная арочная конструкция высотой около 6,5 метров (в части не связанной с кладкой в верхней его части). Полная же высота иконостаса порядка 10 метров) при толщине около 0,5 метра, из которых приблизительно половина приходится на собственно кладку, а половина на накладные изразцы[12]. Деформации и трещины, связанные с деформацией, местами наблюдаются в изразцах нижней части изразцовых иконостасов. Удалось заметить, что имеется корреляция между местами деформационных трещин и растрескиванием кладки конструкции иконостаса в связи с кратным изменением объема корродированного металла. Отсюда легко понять, что при локальном и значительном увеличении объема корродированного металла происходит локальное растрескивание кладки, в результате чего локально изразцовое убранство иконостаса теряет связь с кирпичной кладкой. Таким образом, на данном участке часть изразцов стоит не привязанная к кладке, а ниже расположенные изразцы испытывают большую весовую нагрузку, которая приводит к постепенному накоплению деформации с последующим хрупким разрушением. В моем архиве содержится подробная фотофиксация, которая свидетельствует об архиаварийном состоянии в отдельных местах конструктивных полос внутри иконостасов, а также кладки в местах значительного увеличения металлических объема полос. Отмечу еще одну особенность «Методики» - она почти никак не соотносится с декларациям в разбираемой статье. Например, в «Методике» нет ни одной операции, направленной на преодоление причин, вызвавших «деформационные трещины» и ни одной операции, направленной на остановку незавершенных «деформационных трещин»[13].

По моей просьбе на объект, еще до утверждения вышеупомянутой «Методики», выезжала группа квалифицированных реставраторов по металлу, которые отметили указанный выше факт аварийного состояния конструкционного металла в виду активной коррозии и дополнили его определением, что в настоящее время металл не выполняет своей функции, так как значительно охрупчен. Данное исследование производилось силами мастерской под руководством М.А.Стриженовой с участием художников-реставраторов, в том числе высшей категории. Архитектор А.А.Урадовских, чья мастерская располагалась в непосредственной близости от мастерской М.А.Стриженовой, к сожалению, не пожелал уточнить у специалистов обоснованность высказываемых тогда мной архитектору оценок технического состояния. В настоящее время металл, оставленный внутри конструкции изразцовых иконостасов, остаётся чем-то вроде бомбы замедленного действия, и упомянутые разрушения подлинных изразцов, несмотря на оконченные реставрационные работы, продолжаются сегодня, деформации будут накапливаться, что, безусловно, в будущем приведет к очередному растрескиванию и фрагментации изразцов.

ОТСЛОЕНИЕ ЛИЦЕВОЙ ЧАСТИ. Начну с терминологии. Употребление термина «отслоение» по отношению к керамическому пласту толщиной в несколько сантиметров не является корректным.

Конечно, можно употребить термин «лицевая часть». Но к чему придумывать новые термины, когда имеется общепринятый термин «лицевая панель», а место и повод его употребления не разговоры за чаем, а профессиональная деятельность.

А далее все серьезно. К сожалению, авторам осталось неизвестным, что черепок румпы по памятнику в местах скола лицевой панели имеет три различных типа поверхности. Для тех, кто владеет темой «хрупкое разрушение» это однозначно указывает на различные механизмы разрушения лицевых пластин. Третий вид остается мне пока непонятным, и я опущу его описание и детальное рассмотрение. А вот первый и второй – очевидны. Остановлюсь на них подробнее.

Характер скола одного – гладкая с нечастыми волнооразными гребнями, отмеченными у изразцов кувуклии соответствует постепенной, десятилетиями накапливающейся деформации с последующим разломом и фрагментацией боковых стенок изразцов арок кувуклии. Причина разрушения связана с объемным увеличением геометрии крепежных элементов из черного металла за счет коррозии. Крепежные элементы, как это можно реконструировать, вводились в 2 различных периода: в первый период строительства и декорации храма Воскресения при патриархе Никоне в середине 17 века и во второй период его реконструкции, производимой в середине 18 века. На кувуклии сохранились крепежные элементы 17 столетия. Их устанавливали между изразцами при их монтаже. По моему мнению, данный тип разрушения лицевых панелей связан с многолетним промоканием стен кувуклии после падения шатра от взрыва фугасной бомбы в 1941 году. Разрушение происходит постепенно по следующей схеме: сначала, происходила интенсивная коррозия металла, сопровождающаяся увеличением тела крепежного металла. И хотя продукты коррозии представляют собой рыхлую расслоенную массу, они микрон за микроном деформировали боковые стенки румпы изразцов, которые десятками лет прогибались, растрескивались и фрагментировались. Вслед за ними деформировались и постепенно отрывались лицевые пластины. Я пока не разбирался с деталями, но обследование (с видео-фиксацией) всего комплекса сохранившихся изразцов арок кувуклии показал жесткое правило: первым отрывается внешний контур изразца, приходящийся на выпуклую часть дуги лицевой пластины, и лишь затем отрывается внутренний вогнутый контур. Поскольку трещины образуются на открытых поверхностях, это означает, что разрывающие усилия на вешнем выпуклом контуре больше, чем на внутреннем вогнутом.

Другой тип поверхности отрыва лицевой пластины от румпы характеризуется дробным, рванным характером. Органолептически ее поверхность напоминает поверхность крупной наждачной бумаги с неравномерными абразивными зернами. Этот характер раскола указывает на то, что отрыв лицевой пластины произошел за счет резкого ударного воздействия на лицевую пластину, возможно на место стыка лицевой пластины с румпой с боковой стороны изразцов (остальная часть изразца, румпа, утоплена в кирпичную кладку), которое привело к утрате лицевой пластины.

Причину такого воздействия найти нетрудно – в ходе работ по реконструкции интерьера храма в середине XVIII века лицевые пластины многих изразцов были разбиты для оштукатуривания или нанесения лепного декора.

СЫПУЧЕСТЬ. Во-первых, вызывает удивление употребление термина «сыпучесть». В керамике в отношении обожженного материала, даже находящегося в аварийном состоянии, нет такого термина. Может быть кому-то покажется, что авторы имеют право использовать те или иные определения по своему усмотрению, но я считаю иначе. Во-первых, в русском языке под сыпучестью подразумевается способность вещества, например, песка, в свободном состоянии перемещаться по вертикали под действием силы притяжения Земли. Очевидно, что ни один изразец не высыпется наружу если его перевернуть, в каком бы тяжелом техническом состоянии он бы не был. Во-вторых, хочу отметить, что в который раз за не корректным использованием термина скрывалась некорректное понимание причин разрушения и, как результат, некорректные рекомендации в «Методике» консервации и реставрации изразцов храма Воскресения, авторами которой были именно О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс.

Вероятно, авторы имели в виду дестукцию черепка лицевой пластины[14]. Во всех 3-х известных мне вариантах «Методик» отсутствует дифференциация методов консервации в зависимости от причин деструкции черепка лицевой пластины. Расставим упоминания причин разрушения по частоте их встречаемости. Во-первых, это деструкция лицевого слоя белой глины на лицевых пластинах наличие которого, ни устно ни письменно авторам статьи никогда не признавалось. Остановимся на этом факте более подробно. Исключительное большинство доступных[15] и открытых[16] для натурного обследования остатков лицевых пластин изразцов на 2011 год выполнены в следующей технике: раскраска положена не поверх красножгущегося черепка, а поверх переменного по толщине слоя белой глины. Толщина на разных изразцах в доступной для обследования храма части могла колебаться на гладкой поверхности одного изразца от 3-х мм до 0, когда некоторая часть красножгущейся глины оставалась свободной от слоя белой глины. Наличие с одной стороны нескольких изразцов, изготовленных целиком из белой глины, а с другой стороны небольшого числа изразцов, совсем лишенных слоя белой глины, по моему мнению, указывает на то, что первоначально задумка мастеров была полностью выполнить весь заказ на белой глине, но потом, несмотря на очевидный прием экономии, ее попросту не хватило на все сооружение. С другой стороны, это хорошо синхронизируется с данными о том, что на строительство храма было недополучено некоторое количество глины. Хотя в историческом тексте не было указано, какой именно глины, однако, в виду того, что в непосредственной близости от монастыря добывалась краскожгущаяся глина, не оставляет сомнений, что исторический источник свидетельствует относительно белой глины. Отказ от изготовления изразцов для храма целиком из белой глины понятен. Для того, чтобы получить устойчивое на фасаде и неотапливаемом интерьере керамическое изделие требовались большие температуры обжига, нежели для красножгущихся глин. Кроме того, требовалось хорошее обеспечение этих температур, что, по-видимому, выстроенные дровяные печи не давали. Последнее, в частности, следует из того факта, что в ходе обмеров полуколонн изразцовых иконостасов мной и В.А.Шульгой независимо был выявлен большой до (10%) разброс в линейных размерах изразцов, отпечатанных одной формой, что напрямую связано недообжигом утельного черепка одних и переобжигом других утельных заготовок. Древние мастера первоначально раскатывали слой белой глины. Причем эта операция у них не была отработана, так как разность толщины указывает на то, что раскатывали они керамическую массу без кураторов[17]. Затем раскатанный пласт белой глины укладывался на дно формы. В виду тонкости пласта и глубины конррельефа формы проминание керамической массы начинали после заполнения формы основной массы будущего черепка из красножгущейся глины. На эту технологию обратил мое внимание реставратор музея архитектурного комплекса Новый Иерусалим Н.В.Любимов, скрупулезно знавший керамику Нового Иерусалима. В виду необычности примененной в храме Воскресения технологии изготовления черепка мне не удалось подобрать более подходящего термина для описания белого слоя, нежели термин «ангоб».

Применение этого термина, хорошо известного по современной посуде, часто вызывало у профессиональных керамистов критику в мой адрес. Однако, они же признавали, что не имеют альтернативного термина, а данный точно передает смысл функции использования ангоба как в древности, так и в современности – обеспечивать высокие декоративные качества изделия. Таким образом, используемый мною термин отражает функцию данного керамического слоя, а использование термина «ангоб» противоречит ныне принятому его употреблению только в части способа нанесения: в нынешней трактовке термин «ангоб» представлется как жидкая масса, которая наносится на поверхность утельного черепка либо окунанием черепка в емкость с ангобом, либо его поливой, либо путем разбрызгивания из-за чего толщина слоя нынешнего «ангоба» обычно составляет около 0,2 мм.

Об этом следует говорить столь подробно, так как по моим наблюдениям 2-х слойный характер структуры черепка лицевой пластины древних изразцов в целом сыграл для них плохую службу. Поскольку утельный обжиг (это видно по цвету расколов черепков) производился при температурах обжига красножгущихся глин, слой белой глины остался плохо спеченным и, следовательно, очень пористым. Поэтому, когда образовался цек на глазури и через него в сторону черепка просачивалась атмосферная или конденционная влага, упомянутые выше циклы промерзания и оттаивания привели к убыстренному разрушению в первую очередь именно слоя белой глины, поверх которой располагалась полихромная раскраска изразцов.

Другой реальной причиной так называемой «сыпучести» слоя белой глины следует признать выход из черепка водорастворимых солей. Это сказалось на состоянии изразцов двояко. В меньшем количестве подвергшихся разрушению изразцов вдоль выпуклого рельефного рисунка отмечалась непрерывная кромка из застывшей на высоту 2-3 мм крошки глазури в теле сплошной сероватой массы из кристаллической соли, а в местах утраты глазури отчетливо наблюдается меление («сыпучесть» по версии авторов статьи) черепка. У авторов статьи и «Методики» наличие водорастворимых солей не отрицается, но носит совсем иной характер. Но об этом поговорим позже.

Со временем постепенно осыпающийся слой белой глины оголил поверхность последующего за ним слоя красножгущегося черепка лицевой пластины, который естественным образом выглядел оплывшим, так как наследовал не оттиск четко прорезанной формы, а вмятости в поверхности тыльной стороны слоя белой глины. Поскольку О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс отрицают (!) 2-х слойный характер лицевых пластин, за своим словом «сыпучесть» они подразумевали черепок из красножгущейся глины. В действительно красный черепок мелил только при непосредственном воздействии на него атмосферной влаги, например, на фасадах или в интерьере в местах протечек.

Поэтому относительно «сыпучести» как о самом распространенном виде разрушения говорить не корректно. Полностью с позицией авторов статьи и «Методики» можно ознакомиться, прочтя их «Методику», в которой они, указывая на необходимость проведения тех или иных реставрационных операций, отрицают наличие проблем, о которых я уже успел сообщить в своих замечаниях и еще сообщу далее.

УТРАТА ГЛАЗУРИ.

«Утрата глазури» на изразцах храма Воскресения имеет два вида: локальный и тотальный. Тотальный, например, цек, очевиден и, как мне кажется, не требует специального рассмотрения. Локальный напрямую связан с разрушением основания под глазурь, которое состоит из недостаточно обожженного слоя белой глины. При экспериментальном укреплении слоя росписи на полуколоннах методом «с кисти» я наблюдал эффект, при котором спирт с кисти, поднесенной к краю сохранившейся части росписи, за счет капиллярных сил буквально всасывался в неприметную щель между глазурью и слоем белого ангоба на расстояние до 10 см. То есть декоративный слой чулком отслоен от основы на площади приблизительно 150-200 кв.см не фрагментируясь и не отпадая. Вероятно, механизм утрат связан с сезонным поглощением и объемным увеличением воды, которая отторгает декоративный слой в такой степени, что он фрагментируется и осыпается. По крайней мере именно с этой схемой связано разрушение и утрата слоя пористого слоя белого ангоба. Собирающаяся в крупных порах ангоба влага превращаясь в лед, разрывает стенки пор ангоба, которые позже осыпаются или выветриваются, лишая слой росписи глазурью или цветным ангобом основания. Поэтому первейшей задачей консервации раскрашенных изразцов является преодоление деструкции слоя ангоба, а лишь затем приклеивание слоя росписи к ангобу. К сожалению, авторы «Методики» не признавая наличие в структуре лицевой пластины слоя белого ангоба и неправильно понимая причины «утраты глазури» рекомендовали ошибочные методы консервации глазури.

Локальный характер разрушения связан с выводом на поверхность черепка лицевой пластины водорастворимой соли с последующим ее накоплением и кристаллизацией, в ходе чего локальные участки ребер рельефа резко увеличиваются в объеме и фрагментируют декоративный слой глазури.

И последнее. В своей статье я употребляю термин ангоб в 2-х контекстах: белый и цветной. Здесь нет никаких противоречий и использование обоих понятий корректно с точки зрения современной технологии изготовления керамических изделий. Однако в дальнейшем следует помнить, что белый ангоб – это подоснова под слой росписи и имеет глинисто-песчанную природу, в то время как цветной ангоб по своему составу является флюсным материалом. Для не владеющих терминологией поясню только одно, важное в контексте разговоров о причинах разрушения и методах консервации: глинисто-песчанные ангобы паропроницаемы и могут не только проводить солесодержащую влагу, но также сами содержать водорастворимые соли. В нашем случае, из-за низкой для этого материала температуры утельного обжига, внутри толстого слоя белого ангоба в большом количестве сохранились поры исходного материала, которые составляют от объемной массы ангоба до 20%. Флюсные ангобы влаго- и паро- непроницаемы. Поэтому для них характерно накапливание влаги, льда и соли на границе белого и цветного ангобов, что неминуемо приводит к отслаиванию слоя цветного ангоба, но не его деструкции. Хотя в этом смысле цветной ангоб похож на глазурь, особенность его структуры такова, что, в отличие от глазури, цветной ангоб отстает и фрагментируется крупными пластинами и деталями, а не мелким цеком.

ТРЕЩИНЫ

Неясен контекст использованного здесь понятия «трещины». Трещины чего? Трещины где? На странице 94 авторы статьи уже пользовались понятием «деформационные трещины», иллюстрируя его фотографией растрескивающейся изразцовой композиции на фасаде, где грещины в керамике однозначно связаны с растрескиванием кирпичной крадки.

Если в данном случае авторы статьи не имели в виду разрушения изразцов, не связанное с разрушением кладки, то на изразцах храма существуют только два вида трещин: трещины, характерные для слоя глазури («цек») или трещины в лицевой плите. Цек является естественным продуктом разницы теплового расширения черепка и слоя глазури, потому является прогнозируемым и легко преодолеваемым видом разрушения. Трещины в лицевой плите связаны либо с актами вандализма (назовем так тот период, когда согласно задумке архитектора, занимавшегося реконструкцией интерьера, были разбиты многие лицевые плиты изразцов XVII века), либо с объемным увеличением крепежных элементов из черного металла, о чем уже говорилось ранее (см. сноску 11).

ЧАСТИЧНАЯ ИЛИ ПОЛНАЯ УТРАТА ЧЕРЕПКА

Сомнительная в технологическом контексте проблема, но, как оказалось, серьезная в методологическом. Подробное исследование всех доступных на 2011 год изразцов показало, что имел место большой объем механического разрушения и утрат лицевых плит, но утраты румп были зафиксированы лишь в 2-х случаях. Предположить, что изразец был «утрачен» за счет процессов старения или за счет разрушительного влияния природных факторов, плохой технологии и еще какой-либо стандартной ситуации означает совсем не знать принцип установки изразцов: после монтажа румпа изразца становится составной частью кладки. Таким образом утрата изразца могла иметь место только как следствие разрушительной деятельности человека, что не может быть преодолено никакими мерами превентивной консервации и лежит вне поля обсуждения вопросов реставрационных технологий.

Методологическая сторона вопроса стала актуальна после вопроса Г.М.Зеленской: «Что делать с остатками румп изразцов, совсем потерявших лицевые пластины?» То есть следует ли их удалять в связи с задачей воссоздания утраченного изразцового убранства. Очевидно, что румпы, даже во фрагментированном виде, являются таким же материальными свидетелями как древней истории, так и древней технологии, в виду чего их следует квалифицировать как изразцы с утраченной лицевой пластиной. То есть румпы подлежат консервации, а воссоздание производится только в отношении лицевых пластин. Установка фрагментов или полностью утраченных лицевых пластин без разрушения остатков румп возможна на пироны. В одной из версий «Методики реставрации» В.Н.Власенко и С.С.Дрезельс буквально в 3-х словах говорится о пиронах, не конкретизируя ни материал, ни метод их установки. Предлагавшаяся мною технология монтажа лицевых пластин является обратимой, так как в качестве материала для пиронов я выбрал висмутсодержащий металл, обладающий рядом замечательных свойств: у него нет усадки, он прочен как сталь, его температура плавления 140 градусов по Цельсию и он не токсичен. То есть монтаж тяжелых лицевых пластин возможен силами одного человека, использующего 3 пирона толщиной до 15 мм. В случае необходимости демонтаж лицевой пластины, смонтированной на такого рода пироны, может осуществляться без угрозы травмирования соседних лицевых пластин, кладки и остатков аутентичной румпы одним человеком, вооруженным маломощным паяльником.

6. «Обследование изразцового декора […] выявило сильное увлажнение изразцов и кирпичной кладки. Зимой наповерхности керамики наблюдается иней, с весны до середины лета – конденсат. Влажность кирпичной кладки и черепка изразцов составляла от 4 до 14%, содержание водорастворимых солей – 2-3,5%, на отдельных участках – до 5%, на трещинах глазурного слоя – налет солей» /стр. 94/

Прежде всего непонятно, как можно было бы распорядится этой информацией, когда не указано местоположение изразцов (как минимум: фасад и/или интерьер) и сезон их обследования. Впрочем, коль скоро речь идет о неотапливаемом сооружении, к моменту архитектурной и инженерной реставрации такая ситуация встречается на памятниках архитектуры России по весне и осени повсеместно.

УВЛАЖНЕНИЕ ИЗРАЗЦОВ

Для фасада это положение дел следует считать нормой, а для интерьера в руинированном памятнике архитектуры локальные протечки кровли или оконных проемов хотя нормой не являются, но являются естественным состоянием памятника, требующего незамедлительную консервацию.

Скажу несколько важных по моему мнению слов в отношении технологии воссоздания фасадных изразцов. В процессе подготовки к работам по консервации, реставрации и воссозданию изразцового убранства храма Воскресения А.В.Олейник передал мне два пробных образца воссоздания утраченных изразцов, выполненных в традиционной технике и в материале «каменная масса». В последней технологии в настоящее время работают все основные специалисты России по архитектурной керамике: А.В.Олейник, В.А.Шульга и Ю.В.Волкотруб. Все они имеют положительные результаты испытаний глазурованной керамики на циклическое замораживание-размораживание. И А.В.Олейник и В.А.Шульга в 2012 году представили мне протоколы соответствующих испытаний. По словам Ю.В.Волкотруба он прервал испытания своего материала после 200-го цикла без каких-либо видимых изменений.

Каменная масса имеет ничтожное количество пор, в связи с чем является наилучшим материалом для изготовления фасадной архитектурной керамики. Ей реально не страшны ни абразивное воздействие ветра, ни самые низкие температуры или самые широкие интервалы перепада температур и, тем более, не страшна атмосферная влага.

Внешне оба представленные А.В.Олейником образца были совершенно идентичны, что позволяло прогнозировать высокую степень попадания вновь воссоздаваемых изразцов в материале каменная масса в колорит и блеск аутентичных изразцов. Однако, в связи с ограниченностью бюджета Экспертный совет не санкционировал изготовление воссоздаваемых фасадных изразцов в данном материале. По моему мнению от этой недальновидности памятник архитектуры сберег сегодня одни деньги, а завтра потеряет и свой облик, и существенно большие деньги. Дело в том, что кроме А.В.Олейника и В.А.Шульги остальные исполнители проекта «воссоздание изразцов» в качестве утельной массы использовали шамотную массу, подкрашенную красным ангобом[18]. По результатам обследования производственных керамических мастерских всех соискателей на участие в воссоздании утраченных изразцов, мною были получены следующие результаты:

1. 4 компании работают с любыми, в том числе красножгущимися, массами, а 15 работают только с шамотными массами;

2. 3 компании из 4-х имеют оборубование в котором могут произвести утельный обжиг вплоть до 1300 градусов по Цельсию, остальные не выше 1200, при чем для 10 из них высокотемпературный ожиг технологически не знаком.

Почему это важно? Дело в том, что шамотная масса, для того, чтобы имет низкую пористость обязательную для фасадных изразцов, требует существенно более высокую температуру обжига нежели красножгучиеся глины. Кстати московские и подмосковные компании имитировали красножгущиеся глины добавляя в шамотную массу красный крситель, что устравало автора проекта воссоздания изразцов. К сожалению, все попытки ввести в оборот Экспертного совета понимание «срок службы» не увенчались успехом. Я знаком со всеми производствами компаний, принявших участие в работе над воссозданием изразцов и считаю, что у большей части фасадных изразцов деструктивные процессы начнутся не позже чем через 10 лет.

Сегодня действует непонятно откуда взявшаяся норма «гарантийной службы», обязательной для всех (!) реставрационных работ – 5 лет. Но я задаюсь простым вопросом: а через сколько лет у храма будут средства провести повторные консервационные, реставрационные и восстановительные работы на комплексе фасадных изразцов? Ответ, думаю, очевиден для всех. Таким образом экономия на исполнении фасадных изразцов из каменной массы является принципиальной ошибкой Совета и руководства данного проекта.

ИНЕЙ

Мне лично очень не достает авторского раскрытия проблем сохранности изразцов, связанных с инеем на их поверхности. Очевидно, что тот случай, когда сказать нечего, то в ход идут всякого рода пустяки.

КОНДЕНСАТ

Звучит очень драматично, но в действительности те, кто знал храм в состоянии «до реставрации» подтвердят, что конденсат на глазурованной поверхности – это исключение из правил. На условия образования конденсата влияют два фактора: температура и воздухообмен. Те, кто знает храм, могут подтвердить, что мест с ограниченным воздухообменом в храме немного. То есть принимать данный разрушительный фактор за существенный неправильно.

Но интересно другое. Чем руководствовались авторы исследования, упоминая данный фактор как несущий разрушение, если изразцы на фасаде испытывают многократно большее воздействие атмосферной влагой, нежели в интерьере?

ВЛАЖНОСТЬ КИРПИЧНОЙ КРАДКИ И ЧЕРЕПКА

Как уже не раз отмечалось выше, для неотапливаемых памятников архитектуры это не просто обычное положение дел, но и сама технология декорации такого рода построек была заточена под выживание в этих непростых условиях. Исключения бывают в тех случаях, когда по тем или иным причинам (например, при ошибках в технологии или введении специфичной технологии, что имеет место в нашем случае, но о чем не ведают авторы разбираемой статьи) система дает сбой. Именно эти конкретные особенности и определяют причину, по которой требуется подходить к разрушению каждого памятника архитектуры не шаблонно, а индивидуально. Собственно это и является мотивом написания данной критической статьи.

И еще. Опять не указаны ни место сбора информации, ни время обследования, ни методика измерения, ни сам параметр (например, абсолютная или относительная влажность). Впрочем, отмечу, что авторы статьи последовательно демонстрируют незнание правил сбора и обработки собранной информации. А ведь эти приемы изучают во всех технических вузах еще на первом курсе.

СОДЕРЖАНИЕ ВОДОРАСТВОРИМЫХ СОЛЕЙ

Из этого пассажа не понятно является ли данный фактор типичным для всех изразцов храма Воскресения или только для какой-то его части. Во втором случае было бы важно понять, является ли этот фактор распространенным или исключительным. Однако из текста статьи этого не понять, в связи с чем я не стану рассматривать это заявление как существенное. Разговор, по большому счету, беспредметный.

НА ТРЕЩИНАХ ГЛАЗУРНОГО СЛОЯ НАЛЕТ СОЛЕЙ

При высоком содержании солей в черепке, «налетом солей» на «на трещинах глазурного слоя» обойтись ни как не удастся. Но удивляет не это. Если бы О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс реально обследовали изразцы, то они бы не смогли не замесить, что глазурованный слой ряда изразцов находится в остро аварийном состоянии именно по причине выхода водорастворимой соли строго по вершинам рельефа и к моменту развертывания в храме реставрационных работ представлял собой ярко выраженный гребень грязно белого цвета, состоящий из мощной застывшей смеси соли и сильно раздробленных чешуек глазури. Поскольку глазурь не паропроницаема, то выход соли из сильнозасоленного черепка возможен только между границами чешуек глазури по линиям цека. Однако транспортировка соли влагой из черепка минуя его поверхность непосредственно на поверхность глазури с последующей там кристаллизацией – невозможно. Кристаллизация соли возможна на границах фаз, например, на границе черепок-глазурь, черепок-воздушный пузырь, черепок-включение и т.д., или на дефектах внутри анизотропных структур, например, в неравномерно обожженом черепке. Всех, кто хочет знать подробности механизмов кристаллизации, адресую к учебной литературе по курсу «Рост кристаллов». А зафиксированный авторами статьи «налет солей» имеет совсем другую природу. Поскольку авторы, как всегда, не конкретизируют места наблюдения подобных проявлений, со своей стороны отмечу, что внешне похожие явления наблюдались мной на изразцах кувуклии. Но там белесый налет с очерчиванием рисунка цека имел природу плохо водорастворимой соли угольной кислоты – карбоната. Кстати, возможно в результате воздействия огня[19], карбонатный слой, частично химически прореагировал с глазурью, в результате чего казалось бы незначительный налет проявил себя как трудноудаляемое загрязнение.

И, наконец, последнее. Все, что могло произойти с изразцом в связи с наличием в его черепке водорастворимой соли уже произошло не позже, чем 250 лет назад. А белесый налет на изразце, если бы он даже был связан с водорастворимыми солями, только указывал бы на их незначительное количество и тот факт, что в целом судьбе изразца с этой стороны ничего не угрожает.

7. «Таким образом, расслоение, разрыхление и шелушение глазури наблюдается в местах наибольшего увлажнения и высокого содержания солей».

Выше я уже неоднократно касался вопросов реального поведения материалов разрушенных аутентичных изразцов и повторяться еще раз не стану. Однако, обращу внимание читателя, что термин «разрыхление» по отношению даже к остроаварийному глазурованному слою некорректно, неприемлемо, некомпетентно.

Далее по тексту идет описание испытаний кремнеорганических соединений, которые были рекомендованы для целей консервации. По причине ошибок в определении видов разрушения, недооценки объемов разрушения изразцов храма Воскресения, а также ошибок в интерпретации причин разрушения архитектурной керамики, последующие экспериментальные работы проводились на основе ошибочных выводов упомянутых авторов статьи, в связи с чем ни содержание, ни выводы по технологии консервации не могут быть предметом моего рассмотрения.

Некоторые выводы

1. В целом для статьи характерна непрофессиональная терминология, что, по моему мнению, указывает на непрофессионализм авторов статьи в вопросах технологии керамики, в отношении которой они проводили исследования и разработку технологии консервации и реставрации. Не профессиональными в отношении изразцового убранства являются и представления и решения архитектора-проектировщика, часто восходящие именно к работам О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс.

2. Повсеместные неточности в описании изразцов, например, нереальная ошибка в подсчете количества использованных в раскраске изразцов цветов, незнание наличия в структуре черепка слоя белого ангоба, незнание факта частичного использования в раскраске изразцов цветных ангобов, незнание наличия таких разрушающих изразцы факторов, как коррозия конструктивных и крепежных элементов из черного металла, мощное выделение соли, приводящее к разрушению слоя глазури, незнание факта наличия на поверхности изразцов остатков клеевой росписи и надписей золотом, исполненных в 18 столетии и др., однозначно указывает на то, что авторы статьи не изучали оригинальную архитектурную керамику храма Воскресения in situ, а лишь по случайным образом собранным фрагментам и фотографиям. Впрочем я не исключаю, что и в тексте статьи, и в текстах «Технологии» мы находим описания, сделанные в отношении другого памятника архитектуры, то есть авторы использовали некую давнюю работу на схожую тему как «кальку»[20]. Теперь, я полагаю, читателю понятно почему я проигнорировал в своем анализе статьи ту ее часть, в которой говорится о подборе материалов для реставрации изразцов Нового Иерусалима. Она в любом случае не имеет касальства до ново-иерусалимских изразцов. Таким образом, результате следования утвержденным «Методикам» данных авторов, изразцы храма Воскресения не получили полный объем консервации и в настоящее время они остаются под угрозой дальнейшего разрушения. Кроме того, в результате невладения авторами статьи фактическим материалом, в ходе проведения консервационно-реставрационных работ на изразцовом убранстве были уничтожены дошедшие до нашего времени фрагменты росписи клеевыми красками по глазурованной поверхности и, что представляет наибольшую потерю, исторические надписи золотом, сохранившиеся от 18 столетия во множестве фрагментов по периферии изразцовых композиций, где их в прежние годы не в полной мере достала ленивая рука реставраторов.

3. Ошибки авторов статьи в интерпретации механизмов разрушения и особенно ошибки в оценке какие разрушения являются для данного памятника существенными. Более того, они не сумели определиться в вопросе «какие разрушения, в особенно в связи с ограниченным масштабом их распространения, следует считать случайными, а какие, в связи с широким их распространением следует считать систематическими», что указывает, по моему мнению, на не готовность данных технологов и архитектора-проектировщика решать задачи такого масштаба и сложности.

4. Предлагаемая читателям сборника «Художественное наследие №22(52)» за 2005 статья коллектива авторов «Исследование и реставрация архитектурной керамики» на страницах 93-95 содержит раздел, посвященный исследованиям изразцового убранства храма Воскресения Ново-Иерусалимского монастыря, который переполнен ошибочными и недостоверными сведениями, в связи с чем не может рассматриваться как источник информации научного содержания.

Художник-реставратор высшей категории С.С.Давыдов

P.S. Все указанные в данном варианте статьи виды разрушения (соли, металл и пр.) задокументированы весной 2011 года в фото- и видео-материалах, что позволило закрепить помимо визуального еще и органолептические результаты обследования технического состояния изразцового убранства храма Воскресения Ново-Иерусалимского монастыря.




[1]В дальнейшем я буду ограничиваться словом «авторы».

[2]«Термин» и «понятие» не часто совпадают. К примеру обыденное понятие «муравленный», постоянно встречающееся в документации по керамике Нового Иерусалима, никогда не содержат подтверждений о том, что использованная для производства изразца глазурь имеет соляную природу. Другая сторона этого вопроса состоит в том, что большинство известных мне статей словарей и энциклопедий 19 столетия по тем или иным причинам не содержит профессиональную трактовку терминов. В качестве примера можно рассмотреть трактовку словарем Даля термина «лазорь» которая не совпадает с содержанием термина в отношении к пигменту или краски по сути. По этой причине обращение членов Экспертного совета к толковым словарям архаичных терминов не всегда содержало корректный контент.

[3]По мнению архитектора-проектировщика А.А.Урадовских, отвечавшего за блок проектных решений по изразцовому убранству храма Воскресения, локальная матовость глазури связана с, цитирую, «разрушением глазури под действием ультрафиолета в солнечном свете». Во-вторых, общеизвестно, что «ближний ультрафиолет» задерживается стеклами как минимум на 40% , а дальний поглощается стеклом практически на 100%. В третьих, прямой свет в интерьере почти нигде не падает на поверхность глазури, а будучи многократно рассеянным от поверхности стен почти полностью исчезает. А теперь, во-первых: солнечный свет не разрушает глазурь. К сожалению для нашего памятника, ни один мой довод архитектор принимать не стал.

[4]Есть одна тема по художественно-технологическим приемам древних мастеров, которой я так и не смог глубоко заняться. Это логика последовательного налохания цветных глазурей котороя имеет место в раскраске рельефов ново-иерусалимских изразцов. Те выводы, к которым я предварительно пришел относительно художнической составляющей операции раскраски, к сожалению не достаточно технологически обоснованы. А я не верю, что древние мастера что-либо делали спонтанно. Вспомнин И.Ф.Анненского: «некогда полезное — ныне прекрасное».

[5]Обычно я употребляю другой термин, но в данном случае я решил воспользоваться термином, принятым в проектной документации, составленной автором «Сводной ведомости изразцам» А.А.Урадовских. В целом подмена не значительная и единственная цель, которую я преследовал – это по-возможности сократить число используемых в научных публикациях синонимов одного и того же понятия.

[6]Авторы статьи и «Методики» неоднократно использовали прием намека или предельно краткого упоминания возможных технологических решений. К примеру, один из вариантов «Методик» содержал упомикание буквально одним словом о необходимости использования пиронов и более никогда и ни чем не раскрывали технологию и материалы упомянутого ими приема консервации.

[7]Я намеренно привел примеры изразцов, связанных с конструкциями максимально приближенными к полу храма который испытывал едва ли не прямое воздействие от сотрясений падающих элементов конструкций.

[8] Реальной причиной так называемой «сыпучести» слоя белой глины следует признать выход из черепка водорастворимых солей. Это сказалось на состоянии изразцов двояко. В меньшем количестве подвергшихся разрушению изразцов, вдоль выпуклого рельефного рисунка отмечалась непрерывная кромка из застывшей на высоту 2-3 мм крошки глазури в теле сплошной массы из кристаллической соли, а в местах утраты глазури отчетливо наблюдается меление («сыпучесть» по версии авторов статьи) черепка. Если бы авторы статьи учли в своей «Методике» все операции по преодолению только упомянутых выше двух причин разрушения изразцов, то их перечень необходимых реставрационных мероприятий вырос бы ровно в 2 раза. Кстати на упомянутом Научном совете в ЦНРПМ была заявлена альтернативная «Методика» в которой обосновывалось операций в 4 раза больше, чем у О.Н.Власенко и С.С.Дрезельс. Согласитесь, что при такой разнице одного из авторов упомянутых методик следовало бы признать некомпетентным.

[9]«Утрата глазури» напрямую связана с разрушением основания под глазурь которое состояло из недостаточно обожженного слоя беложгущейся глины. При экспериментальном укреплении слоя росписи на полуколоннах методом «с кисти» я наблюдал эффект, при котором спирт с кисти, поднесенной к краю сохранившейся части росписи, за счет капиллярных сил буквально всасывался в неприметную щель между глазурью и слоем беложгущегося ангоба на расстояние до 10 см. То есть декоративный слой чулком отстоит от основы на площади приблизительно 150-200 кв.см не фрагментируясь и не отпадая. Вероятно механизм утрат связан с сезонным поглощением и объемным увеличением воды которая отторгает декоративный слой в такой степени, что он фрагментируется и осыпается. По крайней мере именно с этой схемой связано разрушение и утрата слоя пористого недожженного слоя белого ангоба. Собирающаяся в крупных порах ангоба влага превращаясь в лед разрывает соответствующие участки ангоба которые позже осыпаются или выветриваются лишая основы слой росписи глазурью или цветным ангобом. Поэтому первейшей задачей консервации расписных изразцов является преодоление деструкции слоя ангоба, я лишь затем приклеивание слоя росписи к ангобу. К сожалению авторы «Методики» не признавая наличие в структуре лицевой пластины слоя белого ангоба неправильно поняли механизм «утраты глазури» и рекомендовали ошибочные методы его преодоления.

И последнее. В своей статье я употребляю термин ангоб в 2-х контекстах: белый и цветной. Здесь нет никаких противоречий и использование обоих понятий корректно с точки зрения современной технологии изготовления керамических изделий. Однако в дальнейшем следует помнить, что белый ангоб – это подоснова под слой росписи и имеет глинисто-песчанную природу в то время как цветной ангоб по своему составу является флюсным материалом. Для не владеющих терминологией поясню только одно, важное в контексте разговоров о причинах разрушения и методах консервации: глинисто-песчанные ангобы паропроницаемы и могут не только проводить солесодержащую влагу, но также сами содержать водорастворимые соли. В нашем случае, из-за низкой для этого материала температуры утельного обжига, внутри толстого слоя белого ангоба в большом количестве сохранились поры исходного материала которые составляют от объемной массы ангоба до 20%. Флюсные ангобы влаго- и паро- не проницаемы. Поэтому для них характерно накапливание влаги, льда и соли на границе белого и цветного ангобов, что неминуемо приводит к отслаиванию слоя цветного ангоба, но не его деструкции. Хотя в этом смысле цветной ангоб похож на глазурь, особенность его структуры такова, что в отличие от глазури цветной ангоб отстает и фрагментируется крупными фрагментами и деталями, а не мелким цеком.

[10]Неясен контекст использованного здесь понятия «трещины». Трещины чего? Если речь более не идет о кладке, то трещины характерны либо к слое росписи (их правильнее называть «цек») или трещины в лицевой плите. Цек является естественным продуктом разницы теплового расширения черепка и слоя росписи и является прогнозируемым и легко преодолеваемым видом разрушения. Трещины в лицевой плите связаны либо с актами вандализма (назовем так тот период, когда согласно задумке архитектора, занимавшегося реконструкцией интерьера, были разбиты сотни или даже тысячи лицевых плит изразцов XVII века) либо с объемным увеличением крепежных элементов из черного металла, о чем уже говорилось ранее (см. сноску 11).

[11]«частичная или полная утрата изразца» - очень сомнительная позиция авторов статьи. Подробное исследование всех доступных на 2011 год изразцов показал, что имело место большой объем механического разрушения и утрат лицевых плит, но утраты румп были зафиксированы лишь в 2-х случаях. Предположить, что изразец был «утрачен» за счет процессов старения или за счет разрушительного влияния природных факторов, плохой технологии и еще какой-либо стандартной ситуации означает совсем не знать принцип установки изразцов: после монтажа румпа изразца становится составной частью кладки. Таким образом утрата изразца может иметь место только как следствие разрушительной деятельности человека, что не может быть преодолено ни какими мерами превентивной консервации и лежит вне поля обсуждения вопросов реставрационных технологий.

[12]Приблизительный характер поперечного размера иконостаса связана с тем, что профиль иконостаса только на полуколоннах имеет регулярный размер.

[13]Прошу отметить, что почти не касаюсь вопросов реставрации которые не играют никакой роли в отношении к сохранности исторического и художественного памятника. Они возможны, но не обязательны. Однако я настойчиво говорю о работах, проведение которых является обязательным.

[14]Для черепка румпы мне удалось отметить кажется только хрупкое разрушение под влиянием внешней силы, например, увеличивающегося в объеме за счет продуктов коррозии крепежного элемента из черного металла.

[15]На тот момент леса стояли только вокруг кувуклии.

[16]Много изразцов было открыто под штукатурками позже, в ходе реставрационных работ.

[17]Ограничителей по высоте которые обеспечивают единый по толщине пласт глины.

[18]По выражению архитектора-проектировщика: «масса должна быть красного цвета». Верх невежества.

[19]В процессе пожара иконостаса деревянного 18 века.

[20] Не смотря на настойчивое уклонение Министерством культуры от реального анализа предлагаемой ей на утверждение текстов проектных решений и их обоснований, конечно же прежде чем ставить печать, утверждающую в работу тот или иной блок документации сотрудники министерства могли бы проверить электронную версию текста проекта на наличие компилятивной составляющей. Я полагаю такая малость позволила обществу сохранить от разрушения реставраторами не мало памятников архитектуры и их декорацию. А не глядя утверждать в работу «кальки» с прежних объектов практически означает лечение всех больных одним стандартным набором лекарств. Посудите сами: уместно ли прописывать гипертонику средство от облысения?

С.С. Давыдов, художник-реставратор высшей квалификации

Средняя оценка
(3 голоса)
 
 

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить настройки".
131
point

Очень интересно. Разослала статью людям, которым эта тема не безразлична. Спасибо.

Подпись ещё не родилась.

137
points

Автор не упомянул то, что он сам находился на объекте во время проведения критикуемых им исследований и воплощаемой методики реставрации. Имел возможность отстаивать собственную точку зрения (являлся некоторое время официальным представителем Ген. подрядчика), однако ограничивался словами, не выполнил даже пробного участка, что бы на деле подтвердить собственную профессиональную позицию. Поэтому сколь не были бы убедительными слова - без проверки практикой цена им не велика.

137
points

Так бы ему и дали подтвердить "собственную профессиональную позицию". Там вообще беспредел творился во всех сферах.

Подпись ещё не родилась.

143
points

Простите, что не имел время сразу ответить на реплику читателя architektor_77.

1. Действительно с лета 2011 года по осень 2014 года я являлся представителем БалтСтроя в Экспертном совете (соответствующее подтверждение можно найти в виде моих подписей протоколов Экспертного совета за данный период). И в формате члена Совета я неоднократно ставил вопросы для обсуждения на Совете с целью принятия необходимых, по моему мнению, для памятника решений. Однако Совет - это коллегиальная институция и прямо скажу мне не всегда удавалось повлиять на решение своих коллег. Особо недоверчивых читателей я адресую к фонограммам заседаний Совета, которые в обязательном порядке записывались на диктофон, за чем достаточно строго следил сам настоятель монастыря отец Феофилакт. Среди эьтх записей можно найти много моих выступлений, в том числе фонограмма заседания, в котором я защищал действительно научно обоснованную технологическую схему подбора цветов для воссоздания изразцового убранства. В конце данной фонограммы можно найти и те два голоса, что поддержали меня: одним из этих голосов был голос зам.председателя фонда (на тот момент), но увы он не имел права голоса при голосовании. Вторым был голос настоятеля монастыря. Увы, только два. Вот таков механизм проведения в жизнь тех или иных решений на данном памятнике.

2. На счет моей не работы на "пробном участке" architektor_77 либо пользуется недоброкачественной информацией, либо лжет. К примеру, непосредственно перед началом работ по аутентичным изразцам кувуклии мною были исполнены пробные работы по консервации: 1. глазурованного слоя, 2. ангоба, 3. фрагментированного черепка румп изразцов, 4. расчистка стойких загрязнений глазурованного слоя, о которых я упомянул в своей статье, в границах пространства, очерченного автором проекта реставрации кувуклии. И это факт, который легко доказать хотя бы наличием видеосъемок, произведенных на кувуклии в это время. Кстати в статье я кажется говорил о видеосъемке на изразцах кувуклии, которые как раз и велись в период проведения опытно-экспериментальных работ.

Но вот что не сказал architektor_77, который своей репликой претендует на осведомленность. Вскоре после данных опытно-экспериментальных работ, а точнее 7 марта (мне запомнилось это число в связи с тем, что сразу после нашего заседания в том же зале проводились праздничные мероприятия в честь 8 марта), в зале заседаний ЦНРПМ проводился научный совет именно по изразцам Нового Иерусалима. Меня руководство БалтСтроя о тематике совещания почему-то не поставило меня в известность (зная Орынчука, полагаю он просто знал, что я всегда готов к полемике на любом уровне и потому не задумывался о таких мелочах как предупреждение меня) и я пришел на совещание не зная, что будут заслушивать именно меня и, к сожалению не имел необходимого иллюстративного материала. Скажу, что Экспертный совет таких вольностей себе никогда не позволял - нас всегда заранее многократно, по электронной почте и по телефону предупреждали и о повестки очередного совещания и спрашивали относительно необходимой технике для демонстрации иллюстративного материала. В результате я оказался на совещании в ЦНРПМ просто случайным образом с ноутбуком в котором, к моему сожалению, у меня ничего кроме упомянутых ранее видеофайлов не было. Архитектор Урадовских помог мне с подключением ноутбука к монитору, но видео-демонстрация шла почему-то без звука. И все же ее видели человек тридцать.

Изложение самого материала у меня сложностей не вызывало так как это моя тематика (я не один десяток лет занимался консервацией архитектурного керамического декора, в документации, по которой мне дали высшую категорию часть материала была посвящена живописи, а часть архитектурной керамике. В 2000-х, вместе с Ю.Л.Щаповой, профессором МГУ и специалистом по глазурям, я являлся членом Рабочей группы под руководством профессора Шворера из университета Бордо по архитектурной керамики от России при Евросовете). Но во время доклада и после него я имел неприличных размеров обструкцию со стороны представителей субподрядной проектной организации, разрабатывавшей технологию консервации и реставрации изразцового убранства храма Воскресения, Власенко и Дрезельс. Особенно мне врезалось в память как на меня кричала Дрезельс. Когда я упомянул, что перед укреплением отставших слоев цветных ангобов следует в обязательном порядке применять профилактическую заклейку, она, Дрезельс, моментально стала кричать, что я (дальше идет ругательство), так как на глазури нельзя гладить "утюгом"! Я искренне до сих пор не понимаю - про "утюг" это она сказала сгоряча или она так провоцировала меня на ответную грубость. Однако я не стал уподобляться ей и переходить в полемику на повышенных тонах которую уже подхватила и Власенко. Позже, настоятель монастыря мне сказал, что мой стиль вести полемику уступал стилю моих критиков, что, видимо, убедило всех остальных членов совещания, что в дискуссии моя позиция слабее позиции Власенко и Дрезельс. Вот собственно таким образом мне иногда приходилось терпеть поражения на Советах в результате чего мы фактически потеряли подлинную изразцовую декорацию. К сожалению последующие поколения не буджут себе представлять каким мастерством обладали наши древние пращуры.

И последнее. Поскольку architektor_77 вероятно является либо представителем БалтСтроя, защищающимся от будущих проблем при сдаче памятника, либо представителем генпроектировщика, в адрес некоторых его представителей у меня имеются серьезные претензии, либо организации близкой одной из упомянутых структур. БалтСтрой напрасно защищается от меня. Они всего лишь генподрядчики и обязаны выполнять утвержденное проектное решение, если его нам (мне) не удалось его оспорить. А таких случаев было немало. К примеру я в очень грубой форме я остановил работу над проектом воссоздания росписи в шатре ротонды, которую проектировщик почему-то решил украсить вместо 60-ти сцен только 45-ю. В другой раз остановил практически акт вандализма, когда проектировщики выдали решение укреплять сохранившуюся настенную живопись воско-канифольной мастикой. Правда это у меня получилось опять в грубой форме. Но тогда, 7 марта, на Совете, передо мной были женщины и я не позволил себе говорить про их некомпетентность в адекватной их некомпетентности форме. Наверное зря. Так вот на счет БалСтрой. Я конечно знаю слабые места в его работе (я говорю исключительно по теме монументальной декорации, так как в архитектурной и инженерной реставрации ничего не понимаю). Однако на последних Лелековских чтениях, когда почему-то Лифшиц обрушился на БалтСтрой с резкой критикой, я объективности ради ему возразил. Другое дело, что может быть напрасно я пожалел молоденькую девочку из БалтСтроя и не разгромил ее доклад. И дело не в БалтСтрое. Дело в молоденькой девчонке. Проектировщиков обсуждать не буду: у меня слишком много к ним претензий, хотя они в глазах всей реставрационной общественности, считаются лидерами в области реставрации. Нынешней, возможно. Но меня учили достойные люди, замены которым я в сегодняшней реставрации я не вижу. А после Л.М.Колтуновой меня не интересует и мнение нынешних функционеров. Они по сравнению с ней - дети. Им еще учиться надо. Я жалею только об одном, что сегодня мнение одного не сведущего в тонкостях реставрации функционера может непоправимо повлиять на судьбу памятника.Я годами разрабатываю методологию "обратимости", а тут приходит новоиспеченная "Екатерина Великая" и учит меня: "Нечего говорить о противоаварийных работах. В документах Министерства культуры нет такого понятия". И все. Как сказала мне одна из проектантов по храму Воскресения: "У нас нет время на консервацию. Приступайте сразу к реставрации". Похоже В.Н.Лазарев был абсолютно прав, когда считал, что после реставрации памятник изучать нельзя. Подлинник в нем убит.

С.С. Давыдов, художник-реставратор высшей квалификации

133
points

Поскольку впереди выходные, я попытаюсь дать ответ в несколько приемов.
Я работал на Ново-Иерусалимском монастыре с весны 2011 года, то есть до прихода на памятник Орынчука. В то время Генподрядчиком было другое предприятие и я тогда готовился к непосредственной работе на лесах и конкретно по двум направлениям - изразцовое убранство и резной камень. С приходом Орынчука, как руководителя проекта, на памятнике закончилась смена генподрядчика и, приблизительно синхронно, заказчика. Орынчук очистил памятник от всех существовавших не тот момент компаний в результат чего я, кажется на пару недель, оказался за стенами монастыря. К к тому времени я уже имел в активе реконструкцию (действующую, в материале) деревянной формы для изготовления лицевых пластин изразцов в интерьере храма Воскресения Ново-Иерусалимского монастыря. Подобная работа. по моим на тот момент данным, была проведена в России впервые. С разрешения Л.А.Беляева, руководителя археологической экспедиции в монастыре, я произвел 3D-сканирование с высоким разрешением всех (на тот момент) остатков черепков лицевых плит прошедших утельный обжиг (то есть без поливы и росписи глазурью и цветными ангобами) и хранившихся в фондах археологической экспедиции, затем из отсканированных фрагментов я воссоздал целые композиции (3D-сборки) с помощью AutoCAD`а, масштабировал полученные модели с учетом усадки керамической массы при высыхании и обжиге, выстроил стратегию фрезерования, выполнил фрезерование на станке ЧПУ в целом блоке из дуба и, наконец, выварил форму в льняном масле с воском. Данная работа была продемонстрирована на моем выступление на Никоновских чтениях того же 2011 года, после чего я получил предложение Орынчука отстаивать интересы генподрядчика на Эксперном совете и, фактически, забыть про реставрацию (послабление было сделано мне в 2013 году, но это другая история). В БалтСтрое я искренне пытался совместить интересы памятника и интересы своего предприятия выполняя функцию члена Экспертного совета и "вычитытеваля" всех проектов, содержащих технологические и методологические рекомендации относительно монументального декора. Если данная часть появится в "Комментариях", я продолжу ответ во второй части.

С.С. Давыдов, художник-реставратор высшей квалификации

134
points

Как я понял, Администратор сайта оперативно разрешил ситуацию в связи с чем я больше не продолжаю повторный набор ответа на реплику architektor_77.
Спасибо Администратору сайта за оперативную и четкую работу.
СС

С.С. Давыдов, художник-реставратор высшей квалификации

 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.