ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 
Давыдов С.С.

Данная тема, в формате обратимость материалов, не только не нова, но и нашла в свое время горячее обсуждение в кругу искусствоведов и специалистов по методологии реставрации. Однако мое, художника-реставратора, обращение к непростой проблеме обратимости было инспирировано двумя обстоятельствами: известной дискуссией В.Н. Лазарева и М.В. Алпатова сводимую к мысли Лазарева, что "икону нельзя изучать после реставрации" и позицией А.В. Ивановой, сводимой к ее жесткому заявлению, цитирую, «разговоры об обратимости материалов – это вульгаризация темы». Честно говоря, мне потребовалось не один год для того, чтобы осознать глубину позиции Антонины Васильевны и сегодня, занимаясь памятниками монументальной декорации (я начинал как реставратор станковой живописи), я вижу тому, то есть «вульгаризации», бесчисленное число отрицательных примеров. Ниже я постараюсь в тезисной форме раскрыть природу реставрационной нормы "Обратимость в реставрации" в ее современном прочтении.

Последнее время в России стало модным заниматься теорией реставрацией. И кажется, наиболее часто обсуждаемой темой становится интерпретация понятия подлинность в контексте реставрации. С моей точки зрения проблемой известных на этот счет публикаций (в печатной или изустной форме) являются: 1. сами факты обращение к столь важной и тонкой теме без наработки нынешней «теории реставрации» понятийного аппарата и устойчивой терминологии, 2. наличие вольных переводов основополагающих международных документов в части использования в них формул, связанных с понятием подлинник, а именно формулы «первоначального замысла» привязанной к «Конвенции» ЮНЕСКО от 1972 года которой, в доступных мне русском и английском вариантах текстах, не имеет места быть, а также 3. абсолютный отрыв между декларируемой позицией и практической работой ряда нынешних руководителей реставрационной отрасли претендующих на положения лидеров отечественной «теории реставрации». На этом фоне вашему вниманию предлагается работа, выполненная в понятиях и терминах методологии реставрации, которая сформировалась к 80-м годам прошлого века.

Впервые некоторые элементы предлагаемого фрагмента методологических разработок были использованы в качестве обоснования подходов, которые применялись при реставрационных работах на памятниках тимуридской настенной живописи в 80-х годах. К этому времени сложилась ситуация, при которой в Самарканде на памятниках монументального и декоративного искусства эпохи тимуридов, одного непродолжительного исторического периода, но наиболее емкого в художественном и технологическом отношении периода мирового монументального искусства, одновременно работали 4 различные группы реставраторов монументальной живописи (одна из Ленинграда, две из Москвы и одна из Ташкента) каждая из которых трактовала памятники одной стилистической и технологической эпохи столь различными способами, что само вызвало вопрос: а имеются ли объективные основания для принятия решений относительно содержания и конечного итога реставрационного процесса, которые не будут зависеть не от личностных, образовательных, эстетических и технологических пристрастий того или иного реставратора, реставрационной школы или этапа развития реставрационной идеологии? Итоги исследований по данной теме были в частности опубликованы на одном из заседаний Методического совета при Министерстве Культуры СССР в 1989 году, а также, в качестве «Приложения» к пакету документов на аттестацию, были переданы в архив Министерства культуры. По прошествии многих лет некоторые элементы данной методологической разработки (или как теперь это называется – «теории реставрации») претерпели корректировку, но основные черты не только сохранились, но и усилились. В частности это касается того обстоятельства, при котором главный объект изучения методологии реставрации – это подлинник, который диктует подходы в отношении содержания и технологии реставрационного процесса. Предлагаемый вашему вниманию доклад является тезисным изложением одного из разделов данной работы по методологии реставрации.

 

1. Каждое произведение искусства является носителем физического (материалы и технологии) и метафизического контента. Физический контент одновременно воспроизводит как индивидуальные черты технологической и эстетической привязанности мастера, создавшего данное произведение, так и типичные черты доминирующих во времена создания произведения искусства тенденции технологии и эстетики некой группы/школы мастеров, работавших в конкретное время и конкретном месте, к кругу которых принадлежал автор данного произведения.

2. Индивидуальные черты перестают быть воспроизводимы с момента физической или творческой смерти их носителя потому, что являются проекцией суммы его уникальных личностных качеств: эстетических переживаний, образовательного ценза, тактильного опыта, технологических предпочтений и мн.др. Доминирующие во времена создания данного произведения искусства тенденции, а значит – типические черты, в отношении их физического контента, например, художественных материалов, характера их обработки, формы произведения, воспроизведенный на произведении рисунок, цветовая палитра, фактура, блеск и пр., не являются уникальными, неоднократно воспроизводились неопределенным числом представителей данной школы в прежние времена и потому доступны для повторения в текущем и последующем времени.

3. Со временем, физический контент, в процессе бытования произведения, претерпевает модификацию, в связи с чем, тот приобретает новые качества, именуемые историческим контекстом. В связи с формированием исторического контекста, в ходе которого произведение подвергается стихийной (самопроизвольные процессы старения и разрушения материалов которые в сумме приводили, например, к изменению цвета, прозрачности, блеска и пр.) и направленной модификации (проявления иконоклазма, атеистического сознания, вандализма, реставрационного вмешательства и пр.) произведение искусства переходит в категорию памятник искусства.

4. При этом памятник сохраняет статус подлинника, сформировавшегося на момент создания произведения, пока и поскольку в нем сохраняется его физический контент, который является носителем метафизического контента.

5. В этом смысле подлинник является культурологической константой, а памятник - консервантом культуры.

6. Любые привнесенные в подлинник в ходе реставрации модификации не обладают статусом подлинника по отношению в памятнику. Они лишь являются технологической и эстетической точкой зрения текущего времени на подлинник и актуальны только на текущий период, до появления иной технологической и эстетической точкой зрения. То есть, как продукт сменяющих друг друга технологических и эстетических тенденций они, модификации, не имеют отношения к контенту произведения, но имеют отношение к измению его контекста. Поскольку реставрационное (в отличии от консервационного) вмешательство не является обязательной мерой, принципиально важно, чтобы в ходе реставрационного процесса характер вмешательства, который вмещает в себя сумму применяемых технологий, компетентность реставрационного контингента, наличия и содержания формулировки конечной цели реставрационного процесса и др., объем контента сохранялся и были созданы условия, которые обеспечивали объекту реставрации защищенность в ходе последующего бытования памятника (использования, исследования, экспонирования, а также, для движимых объектов реставрации, упаковки, транспортирования и монтажа) исключающие уменьшение контента.

7. По этой причине, все модифицирующие подлинник воздействия, формируемые как замысел реставратора должны обладать качеством обратимости. Главным из них следует считать требование доступности памятника к повторной реставрации вне зависимости от примененной в тот или иной период развития реставрации технологии. Однако важнейшей, на мой взгляд, формой выражения требования обратимости является требование к замыслу реставратора быть в любое время доступным к освобождению памятника от контекста связанного с реставрационным вмешательством. Впрочем, последнее возможно только при применении обратимых методов/технологий реставрации. Парадокс заключается в другом. Следует исследовать и сформулировать мнение относительно статуса исторического контекста, так как уже давно отмечено, что в полемике постоянно устанавливается тождество статуса контекста к статусу контента и, в результате, в конечной цели реставрационного процесса интересы сохранения контента становятся в зависимость от псевдо-необходимости сохранения исторического контекста. То есть содержание понятия памятник не просто постоянно расширяется за счет прибавление к нему всех последующих этапов бытования, включающих в себя, в том числе, явления вандализма и профессиональной безграмотности, а происходит относительное уменьшение объема контента по отношению к контексту и, соответственно, доли подлинника в материальном статусе памятника.

 
Художник-реставратор высшей категории, Сергей Сергеевич Давыдов
P.S.

Хочется подчеркнуть, что использованная автором терминология, в частности такие термины как «индивидуальное», «типичное», «модификация» и пр., активно использовались многими другими реставраторами, технологами и исследователями периода «методологии». Впрочем, не исключено, что это связано с тем обстоятельством, что многие из тех, кто тогда активно работал в реставрации, как и автор настоящего сообщения, кроме реставрационного, в качестве первого имели техническое образование, которое в большой степени дисциплинировало язык, применяемые языковые формулы, методы обоснования, а также формализовало угол зрения на формулирование и методы решение проблем. В качестве примера таких авторов я бы назвал М.М. Наумову и ее замечательный труд «Краски средневековья».

Первоисточник: 
Еще раз об обратимости реставрации. С.С. Давыдов - Лелековские чтения 2014
Информисточник: 

Давыдов С.С.

 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.