ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь представлены эксперты и мастера реставраторы.
 

Лекция 9. Приемы и методы сохранения исторической информации «субъекта памяти».

Тот из моих коллег, кто не видит, с чем именно он работает, по-моему, отступает от основной цели нашего дела.

В своих беседах я часто повторяюсь, утверждая, что т.н. объект культурного наследия для меня (как и для многих других специалистов по сохранению наследия) – комплексное историческое явление. Принимая это глубоко и вдумчиво, легко понять, что, например, перестроенное многократно здание НЕ ЯВЛЯЕТСЯ объектом архитектуры одного стиля, и что такой СП нельзя, и недопустимо даже, представлять как единостилевое явление.

Такие суждения, представляются алогичными в отношении к задаче сохранения образчика НАСЛЕДИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ.

Тем не менее, и у нас в России и за её рубежами мы часто видим результат именно таких понятий о наслоениях. Менее всего это относиться к древним СП. Наиболее часто такое проявляется в работах по «сохранению» объектов с условно «достаточно понятной» историей наслоений.

В этих случаях обычным обоснованием «целостного воссоздания» является именно тот архитектурный стиль, которому соответствует «наиболее сохранившийся» или «ценный» временной этап жизни СП. Иными словами обосновывается сохранение не ИИ СП, а её части – архитектурного стиля.

При этом стиля докомпанованного специалистом по сохранению наследия (?) и, зачастую, на основании очень спорной информации «о неизвестном»; то - есть на основе собственных фантазийных и личностных представлений о том, каким мог быть этот «архитектурный стиль».

Чаще всего подобное происходит при сохранении так называемых объектов культурного наследия представляющих собой произведения каких либо «чистых» искусств. Доходит и до того, что «воссоздают» древние и давно утраченные невозвратно устные памятники

Попробуем разобрать суть современных т.н. реставрационно-консервационных целей и как следствие того приемов и методов.

Для начала нужно понять сразу существует ли разница между понятиями: прием и метод?

Воспользовавшись всёзнающей сегодняшней Википедией уточняем для себя следующее:

  • Приём - Отдельное движение в серии однородных действий, часть более сложного действия.
  • Приём - Особый способ выполнения какой-либо операции или сложного действия, комплекс действий.

Ни знаменитый словарь В. И. Даля ни словарь С.И.Ожегова, к сожалению, не дают нам более понятных определений для понятия приём.

Теперь выясним что же такое метод? Согласно той же Википедии:

Ме́тод (от др.-греч. μέθοδος — путь исследования или познания, от μετά- + ὁδός «путь») — систематизированная совокупность шагов, действий, которые необходимо предпринять, чтобы решить определённую задачу или достичь определённой цели.

Итак нам стало ясно, что «приём» - это действие, а «метод» - тоже действие, но только… для достижения каких либо целей.

Таким образом мы можем убедиться что принципиальной разницы между понятиями прием и метод не существует.

Напомню, что реставрационная деятельность (деятельность по сохранению наследия – в наших беседах) поделена сегодня на цеха, которые я конкретизировал в своих первых лекциях. Эти цеха, в свою очередь, каждый в отдельности, создают свои правила работ, «свои методики» и даже «теории» работы с наследием.

Так, например, сегодня нам известны такие определения как: «компилятивный метод реставрации», «синтетический метод реставрации», «аналитический метод реставрации», «эмпирический метод», «археологический метод реставрации»… и т.п. (все по тексту издания М. 1971г. Е.В.Михайловский. Реставрация памятников архитектуры (развитие теоретических концепций). гл. IV.Формирование археологического метода реставрации. ).

При подробном анализе этих философских определений т.н. приемов реставрационных работ оказывается, что все они отличны друг от друга степенью отношения как к самому наследию (как таковому), так и к его составляющим: патине, исторической информации конкретного СП и т.п. и т.д. Такие определения не всегда возможно использовать для всех, без исключения, объектов или субъектов наследия.

Например, такой метод как «аналитический», мягко говоря, не лучшим образом согласуется с сохранением ландшафтного СП, а также и при сохранении разнообразных СП из собрания т.н. «музейных коллекций» и т.п. и т.д.

Зададимся вопросом: существует ли иная шкала «методов и приёмов»? При этом мы помним, что приём и метод – это практически одно и то же.

Мне ни в одном из источников информации о предмете не удалось найти других философских определений для приёмов сохранения наследия.

По всем основополагающим правовым документам нашего ремесла т.н. «терминология» единообразна и «задаётся» в основном цехами музейной и т.н. «архитектурной реставрации».

Проверим моё утверждение хотя бы на нескольких примерах.

В реставрации тканей, например, существует приём «Укрепление иглой» (http://art-con.ru/node/3313). Суть его состоит в укреплении начальных свойств ткани при её реставрации. Такое действие, как конечное, сродни инженерно-техническим приёмам укрепления любой конструкции как при работе с архитектурным наследием, так и в работе с предметами разных музейных коллекций. Таким образом, приём «укрепление иглой» для тканей как конечный, можно смело относить к т.н. «Археологическому методу реставрации (консервации)».

Если же приём «укрепления иглой» выполняется как промежуточное действие для осуществления дальнейших целей сохранения конкретного тканевого СП, то конечным итогом мы можем получить продукт «синтетической, аналитической… и т.п. реставрации».

Не могу удержаться от соблазна привести здесь пример из т.н. реставрационной практики «мебельных памятников», как они названы в ниже приведенной цитате. Тут невозможно не привести практически весь текст этой статьи о реставрации мебели.

Итак:

«Имеется обширная литература по принципам и методам реставрации произведений изобразительного искусства. Большой опыт накоплен в архитектурной реставрации. Однако отметим, что значительно меньше внимания уделялось проблемам реставрации памятников прикладного искусства, в частности реставрации деревянной и фанерованной мебели».

И далее: «Специальная литература, посвященная вопросам реставрации, свидетельствует о неразработанности общих проблем: до сих пор нет установившегося определения «научной реставрации», по-разному толкуется вопрос о хронологических рамках ее возникновения. Нет четкого разграничения понятий «реставрация», «реконструкция» и «воссоздание». Проблема научной реставрации, которая представляется очень важной, рассматривается специалистами лишь узкотематически: по истории реставрации иконописи, станковой масляной живописи, скульптуры, архитектуры».

И далее: «Правильно поставленная цель реставрации должна быть сформулирована на основании всестороннего исследования состояния сохранности памятника, по возможности определить требования, которые предъявлялись к реставрации памятников мебели в прошлом, их положительные и отрицательные стороны. Она определяет реставрационную программу и степень реставрационного вмешательства. Корректность такого подхода очевидна, так как только соблюдение этических норм на каждом этапе гарантирует качество реставрации. Стремясь к сохранению памятника, надо помнить об его исторической ценности и художественных качествах. Это, несомненно, также выдвигает определенные требования к реставрации. Следует решить, сохранять ли памятник в том виде, в котором он дошел до нас, с неизбежными следами времени, или представить таким, каким он был в момент создания. Деликатное решение этого противоречия помогает уточнить цель реставрации.

Бережно относясь к исторической ценности, мы в то же время обязаны учитывать эстетическую ценность мебели, так как она часто является значительным дополнением к экспозиции художественного музея и, как правило, украшает экспозицию. Поэтому важной задачей музейной реставрации является выявление художественных достоинств мебельных памятников.

Понимая сложность и многофункциональность задач реставрации мебели, реставраторы должны стремиться внимательно анализировать состояние сохранности памятника, выявляя все подновления и искажения, внесенные за время его бытования. Такой кропотливый анализ позволит существенно уменьшить вероятность реставрационных ошибок».

«Главная цель реставрации - консервация, то есть совокупность обоснованных мероприятий, направленных на устранение причин разрушения мебели и их последствий. Такими мероприятиями являются постановка профилактических заклеек, укрепление конструкции предмета мебели, очистка предмета от поверхностных загрязнений, защита от падения прямых лучей солнечного света при хранении мебели и другие.

Другой целью реставрации является реконструкция. Реконструкция памятников проводится по сохранившимся частям. Такими частями могут быть фрагменты фанеровки, резьбы, мозаики, накладных украшений из древесины или металла, а также лаковые покрытия. Задача реконструкции заключается в воспроизведении первоначального вида, как отдельных частей, так и памятника в целом. В реставрации нам более важно сохранение подлинного предмета, ценность которого со временем возрастает. Поэтому консервация в музейной реставрации значительно предпочтительнее реконструкции». (http://www.restavraciy.ru/kn...)

Все выделения и подчеркивания в цитатах специально сделаны мной умышленно.

При всём уважении к автору (ам) статьи в этих цитатах определение «мебельные памятники» и т.п. легко возможно заменить на «ландшафтные памятники», «инженерные памятники» и т.д. и т.п.

От такой подмены ровным счётом ничего в статье не измениться. Ничего нового не сказали авторы своей статьей, посвященной именно «мебельной реставрации». При этом последнее ничуть не уничижает их труд и намерения в разъяснении своего ремесла читателю.

В наших беседах можно было бы привести целую цепочку аналогичных примеров разработки своего собственного «велосипеда» по теме сохранения разных ОКН.

По-моему, вывод от анализа подобных повторений одного и того же смысла под различными заголовками всегда будет один. Может быть нам - специалистам по сохранению наследия (которое, по-моему, и есть историческая информация, в той или иной её ипостаси и формах) следует отказаться от традиционного представления об обособленной «цеховой специфики» в деле сохранения наследия и объединиться, наконец, на неких обобщенных началах?

Не скромно порекоменндую, например, то о чем я пишу и говорю. Не является ли это обобщенной нормой для работы всех без исключения специалистов по охране наследия; вне зависимости от их «цеховой специфики»?

Да, действительно в вопросах сохранения «мебельных памятников» или «устных памятников», или «медицинских памятников» существует разница в применении различных способов исследования и изучения, выявления закономерностей, разработки мер по сохранению и т.п., но не более того. В остальном это во всех случаях будет единый эмпирический алгоритм построения работы и её направленности в отношении исторической информации СП представляющей собой либо то, либо иное.

Приёмы (тоже – методы) от их применения в отношении различных типов СП не изменятся, так как и цели всегда будут одинаковы; они всегда ориентированы на сохранение этих СП.

Думаю, для подобного вывода я привел достаточно примеров и более мы не станем возвращаться к таким вопросам как: существует ли разница между теми или иными приёмами (методами) в отношении целей сохранения наследия? Запомним – таких различий и противоречий не может быть и поэтому не существует.

Как мы уже отметили выше, все противоречия содержатся только в различной направленности применения одних и тех же приёмов, то есть в различии понятийной сути целей работы( не самих целей, а их сути).

Приём «сохранить» ту или иную субстанцию ИИ СП, например, может быть применен для «целостного воссоздания» утраченного. Такая, т.н. реставрация, может быть гордо и «научно» поименована «аналитической, синтетической, стилистической и т.п.».

Напротив, тот же приём «сохранить» ту или иную субстанцию ИИ СП, может служить и как самостоятельный метод, необходимый для технического укрепления её, и как окончательное действие т.н. «археологической» реставрации СП.

Отдельным и единственным всем понятным приёмом в науке о сохранении наследия сегодня является только приём «анастилоза». Однако и здесь возвращение на подлинные места отдельных разрозненных временем или другими явлениями фрагментов (элементов) ИИ СП можно расценить как действие «разрушающего характера» в отношении к её «археологической целостности».

Но приём «анастилоза» сегодня повсеместно служит только для целей возрождения «синтетической или аналитической целостности» ИИ СП; её более целостного вида, цвета, фактуры и т.п. В погоне за «видимой целостностью» мы не задумываемся даже, что такой приём уничтожит собой свидетельство о временах «разрушений или разобщенностей» данной ИИ. Разумеется, не без оговорки на частности.

К подобным выводам приводит анализ применения приёма «мелких докомпоновок» при сохранении ИИ СП.

Такие докомпоновки, необходимые для предотвращения дальнейших разрушений ИИ СП, её более целостного вида, цвета, фактуры и т.п. неизбежны. Степень этих докомпоновок в каждом отдельном случае будет различной и субъективно обоснованной. В одном случае она будет ограничена техническими задачами сохранения. В других будет нарочито завышенной обоснованиями надобностей «эстетики и художественности и т.п.», например.

Приём «подмены» подлинной ИИ СП «точной копией» или «макетом», оправданный, как правило, необходимостью защиты подлинника от атмосферных или других агрессивных факторов, разрушающих собой подлинную ИИ СП, тоже нельзя признавать одним из методов, направленных на сохранение её, так как сама по себе проблема не исчезает, а видоизменяется.

После такой подмены подлинник всё равно необходимо сохранять, но уже в новых условиях. Появляется так же необходимость сохранять и предохранять от вредных воздействий вновь созданный объект - т.н. «копию», хотя и не как СП (до определенных пор), но уже как новый объект охраны. Где логика таких действий?

Итогом анализа приемов сохранения я заключаю следующее.

Не мудрствуя лукаво, в современной практике научной реставрации, как деятельности по сохранению различных объектов культурного наследия (ИИ СП по-моему), возможно выделить только три вида одной цели представленные различными общими для всех «цехов» методами:

а). сохранение ИИ СП с минимальными изменениями - воссозданиями её (археологический метод, в том числе «анастилоз» и т.п.);

б). сохранение ИИ СП с максимальным изменениями - воссозданиями её (аналитический, синтетический и др. методы, в том числе «анастилоз» и т.п.);

в). современное создание виртуальной ИИ СП, как метафизический метод максимального воссоздания её полностью утраченных составляющих (макетирование, моделирование с подменой подлинника и другое подобное).

Иных видов приемов (методов) и целей в деле сохранения наследия я, пока, не вижу.

Субъективными здесь следует признать термины «минимально» и «максимально». Для измерения степени субъективности этих понятий следует произвести подробный теоретический анализ потерь составляющей СП исторической информации и составляющих комплекса «патины». Вероятно в будущем для этого возможно будет разработать даже некую «шкалу таких потерь». Пока же очень трудно и невозможно избавиться вовсе от субъективности для таких определений.

Первоисточник: 
Сохранить работу времени. А.Конов, Ленинград–Петербург 1974-2002
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.