ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕНДРОХРОНОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ДЕРЕВА ИЗ ПОСТРОЕК КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ

Черных Н.Б.

УДК 72.023 : 691.11+726.7.023 : 691.11 (470.12)

Дендрохронологический метод датирования дерева археологических и архитектурных объектов в последние годы завоевал прочное место у нас и за рубежом 1.

Особенно широкие возможности для применения «анализа годичных колец» имеются в северных и северо-западных районах Восточно-Европейской равнины, где благоприятные климатобиологические условия сочетаются с хорошим состоянием органики в культурных слоях средневековых городов и поселений, где и поныне сохраняются памятники русского культового и крепостного зодчества.

В лаборатории дендрохронологии Института археологии АН СССР наряду с систематическими исследованиями древесины древних построек из археологических раскопок неоднократно проводилась работа с деревом отдельных строительных деталей (сваи, балки, связи стен) каменных зданий. При этом решались разные вопросы: иногда необходимо было установить идентичность двух деревянных деталей; в некоторых случаях требовалось проверить и уточнить известное по письменным документам время строительства; особое же место занимает датирование тех построек, известия о которых отсутствуют. Итоги этих работ, касающиеся, например, новгородских церквей XIV—XVI вв., уже публиковались2.

Наиболее интересными нам представляются результаты дендрохронологического анализа дерева из позднесредневековых каменных построек Кирилло-Белозерского монастыря.

Коллекция образцов, собранная при реставрационных и археологических работах, проводившихся на территории монастыря в 1967—1971 гг.3, целиком состоит из спилов с бревен свай, забитых под фундаменты зданий. Особенно заманчивым кажется здесь определение времени рубки использованного леса, так как это позволяет установить время начала строительных работ на каждом конкретном объекте4.

В настоящее время изученная коллекция дерева кирилловских построек насчитывает 53 образца, которые распределяются по комплексам следующим образом.

Успенский монастырь:

1) сваи из-под фундаментов оборонительных стен—15 образцов (сборы 1967, 1969 и 1971 гг.);

2) сваи из-под фундаментов Больших больничных палат—11 образцов (сборы 1967 и 1969 гг.);

3) лаги настила и столб из подвала Оружейной палаты — 3 образца (обор 1971 г.);

4) свая из-под фундамента Поварни — 1 образец (сбор 1971 г.).

Малый Ивановский монастырь:

1) сваи из-под фундамента оборонительных стен—13 образцов (оборы 1967 и 1969 гг.);

2) сваи из-под фундамента Глухой башни — 10 образцов (сбор 1971 г.).

Сравнительно узкий хронологический диапазон (в пределах 100—150 лет), к которому относятся рассматриваемые постройки, с одной стороны, и дендрологические свойства кирилловского дерева (возраст и распределение по породам) — с другой, благоприятствуют дендрохронологическому анализу. Все поступившие в лабораторию образцы принадлежат хвойным породам — ели и сосне; средний возраст использованных стволов — 75 лет (на рис. 1 приводится гистограмма возрастного состава кирилловского строительного леса).

1. Гистограммы возрастного состава строительного дерева

Костяк относительной дендрохронологической шкалы для района Кириллова построен на материалах трех основных архитектурных комплексов — Успенского и Ивановского монастырей и Больших больничных палат. Попытка синхронизации кривых семи образцов (сбор 1967 г.) 5, оказавшись правильной в пределах комплексов, претерпела изменения при проверке на новом и более представительном материале.

Таким образом, настоящая дендрохронологическая шкала складывается из трех звеньев: кривые роста годичных колец дерева свай стен Успенского монастыря (12 кривых), кривые роста дерева свай стен Ивановского монастыря и Глухой башни (8 кривых) и кривые роста дерева свай Больших больничных палат (9 кривых). Все три звена имеют надежные взаимоперекрывающиеся отрезки (в пределах 80—100 колец).

Абсолютные даты рубки бревен вышеназванных кирилловских построек определялись путем перекрестного сопоставления. Для этого были использованы ранее датированные последовательности годичных колец дерева некоторых известных архитектурных памятников (церкви Преображения Кижского погоста, церкви Петра и Павла на Лычном острове, церкви Успения у с. Курицкого под Новгородом, церкви Благовещения в Новгороде), а также дерево построек XV—XVI вв. из культурного слоя Новгорода, Пскова, Орешка и Корелы (рис. 2).

2. Таблица перекрестно-датированных кривых роста годовых колец дерева из Кирилло-Белозерского монастыря, церкви Благовещенья (Новгород), церкви Петра и Павла (Лычной остров), церкви Преображенья (Кижский погост) 1 —КБ-71-14 (степа у Поваренной башни); 2 — Н-61, Киж-2; 3 — КБ-69-8 (степа Успенского монастыря); 4 — Н-61, ЦБ-3 (церковь Благовещенья); 5 — Н-61, Лыч-8 (церковь Петра и Павла); 6 —Н-61, Киж-14; 7 —КБ-67-3 (Ивановский монастырь); 8—Н-61. Лыч-9; 9 — КБ-71-16 (Оружейная палата); 10 — Киж-5

Коротко остановимся на полученных результатах.

Самым ранним оказалось дерево двенадцати свай из-под крепостных стен Успенского монастыря. На таблице сопряженных кривых (рис. 3) можно видеть, что имеются две хронологические группы кривых. «Ранняя» состоит из четырех графиков, которым соответствуют порубочные даты от 1511 до 1529 г.6 (следует указать, что образец 69-13 не имеет наружных колец и 1611 г. датируется последнее сохранившееся кольцо). «Поздняя» группа (8 кривых) имеет более узкие даты — 1588—1591.

3. Таблица сопряженных кривых роста годовых колец дерева оборонительных стен Успенского монастыря 1 — 69-8; 2—69-16; 3 — 69-9; 4—69-10; 5 — 69-11; 6 — 67-6; 7 — 67-5; 8 — 69-14; 9 — 69-13; 10 — 69-15; 11 — 69-12; 12 — 69-17

Представляется, что даты рубки дерева, отнесенного ко второй группе и конкретно 1591 г., определяют начало строительных работ.

Особняком располагаются даты двух спилов свай из- под фундамента у Поваренной башни (образцы 71-14 и 71-16). Оба бревна были срублены в 1629 г.

Затем в хронологическом порядке следуют порубочные даты дерева из Ивановского монастыря. При работе с кривыми роста дерева этого комплекса отмечается значительное единообразие тенденции роста годичных колец древесины, что хорошо подтверждается достаточно высоким процентом сходства (Сх) 7 синхронизированных кривых (Сх. колеблется от 56 до 83% и в среднем достигает 67%, тогда как для дерева свай Успенского монастыря среднее значение Сх около 61%). Выборка кривых дерева Ивановского монастыря приведена на рис. 4.

4. Таблица сопряженных кривых роста годовых колец дерева свай крепостных стен Ивановского монастыря и Глухой башни 1 —71-8; 2 — 71-7; 3 — 71-4; 4—71-10; 5 — 69-37; 6 — 69-32; 7 — 67-2; 8 — 67-3

Рассматривая даты рубки бревен свай как крепостных стен, так и Глухой башни, можно отметить очень большую хронологическую близость их. Так, вое порубочные даты располагаются следующим образом: 1589-м годом датируются два образца, 1594—1595-м — два образца и 1599-м — 14 образцов. Исходя из этого мы считаем возможным относить начало строительства к 1599 г.

Монолитную дендрохронологическую и хронологическую группу составляют кривые дерева свай из-под фундамента Больших больничных палат (рис. 5), что согласуется с относительно высоким Сх (в среднем около 60%). Десять из одиннадцати изученных нами бревен были срублены в 1643 г., таким образом, время строительства определено.

5. Таблица сопряженных кривых роста годовых колец дерева свай из-под фундамента Больших больничных палат 1 — 67-7; 2 — 69-22; 3 —69-18; 4—69-25; 5 — 69-23; 6 — 69-27; 7 — 69-26; 8 — U9-24; Я — 69-20

Из оставшихся четырех образцов дерева датировано два бревна — лага настила из погреба Оружейной палаты (образец 71-12) и столб оттуда же (образец 71-16). Даты их рубки — соответственно 1602 и 1601 гг.

Мы не будем комментировать названные выше даты, предоставив это специалистам. Хотелось бы лишь остановиться на некоторых наблюдениях, сделанных при работе с кривыми роста годичных колец изученного кирилловского дерева.

Выше уже указывалось на значительное единообразие в закономерностях развития годичных колец у спилов бревен из Ивановского монастыря, что является свидетельствам использования дерева какого-то единого лесного массива. Рассматривая синхронное ивановскому по времени жизни дерево свай Успенского монастыря, мы не обнаружим подобной картины. Однако среди «поздней» группы успенских кривых имеются три графика (образцы 69-8, 69-9 и 69-16), которые чрезвычайно близки по рисунку кривым дерева Ивановского монастыря.

Близки им и кривые роста бревен из подвала Оружейной палаты и несколько более поздние по времени рубки спилы свай стены Успенского монастыря у Поваренной башни (рис. 6). Исходя из этого можно предположить, что начиная с 1591 г. (ни один из образцов с более ранней порубочной датой не принадлежит этой группе) для строительства использовался лес какого-то нового обширного района. Причем эксплуатация лесосек продолжалась, по нашим данным, по крайней мере в течение еще трех десятков лет.

6. Таблица сопряженных кривых роста годовых колец дерева построек Кирилло-Белозерского монастыря (стены Успенского и Ивановского монастырей. Глухая башня, Оружейная палата) 1 — 71-14, стена у Поваренной башни; 2 — 71-15, там же; 3 — 69-16, стена Успенского монастыря; 4 — 69-8, там же; 5 — 69-9, там же; 6 — 69-32, стена Ивановского монастыря; 7 — 69-37, там же; 8 — 71-10, Глухая башня; 9 — 71-4, там же; 10 — 71-12, Оружейная палата; 11 — 71-16, там же

Определенный интерес вызывает и факт существования двух хронологически отдаленных по времени рубки групп бревен среди свай стен Успенского монастыря. Скорее всего это можно объяснить использованием при строительстве уже бывшего в употреблении леса, вероятно, хорошо сохранившихся венцов какой-то деревянной постройки. Подобное явление во всяком случае не наблюдается ни в одной из двух других изученных нами выборок свай. Возможно, какие-то события заставляли спешить с постройкой крепостных стен.

Первоисточник: 
Реставрация и исследование памятников культуры. Выпуск II. Союзреставрация. М., 1982 (ISSN 0131-8616)
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.