ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОЙ РЕСТАВРАЦИИ В РОССИИ В КОНЦЕ XIX—НАЧАЛЕ XX ВВ.

Сложение организационной структуры реставрации монументальных объектов XIX — начале XX вв.

В конце XIX — начале XX вв. произошло качественное изменение реставрации. Она начинает все больше осознаваться как форма деятельности по охране культурного достояния страны, постепенно утрачивая в своих главных функциях характер прикладной дисциплины археологической науки. Задача археологического восстановления памятников в их прежнем виде постепенно уступила место проблеме консервации и сохранения культурного и художественного наследия, закрепляя за реставрацией статус самостоятельной научной дисциплины.

Однако в конце XIX — начале XX вв. ведущая роль в деле сохранения и реставрации памятников по-прежнему принадлежала археологическим обществам. Изменение характера связей археологической науки и реставрации прослеживается уже в деятельности особой Комиссии по сохранению древних памятников (КСДП), образованной в конце XIX в. при Императорском Московском археологическом обществе (ИМАО)1. Благодаря деятельности Комиссии в основных чертах сложились формы и организационные принципы реставрации древних монументальных памятников.

Вначале работа комиссии обсуждалась на общих заседаниях ИМАО, а решения ее вносились в общие протоколы общества. Позднее она стала проводить самостоятельные заседания (первое состоялось 16 октября 1885 г. под председательством В.Б. Румянцева). С этого времени комиссия начала публиковать свои протоколы в "Трудах ИМАО". В 1890 г. она приступила к составлению особых правил, которыми должна была руководствоваться в своей работе.

23 апреля 1890 г. правила КСДП были утверждены. Они содержали 3 параграфа и 33 пункта примечаний, которыми регламентировалась деятельность членов комиссии и определялись их права и обязанности: "1. Комиссия по сохранению древних памятников ИМАО имеет целью постоянное наблюдение за сохранением древних памятников от искажения и уничтожения и заботы об их восстановлении согласно требований истории и археологии. 2. Район обязательной деятельности Комиссии определяется губерниями, входящими в состав Московского Учебного округа, причем, по возможности комиссия удовлетворяет и запросы, поступающие из других Округов. 3. Комиссия: а) рассматривает и дает заключение касательно представляемых проектов, пристроек, перестроек, возобновлений и сломки зданий и частей оных, а также и всех произведений древнерусского искусства и быта; б) возбуждает вопросы, относящиеся до сохранения древних памятников и в) наблюдает за реставрацией оных". В примечаниях к "Руководству" отмечено, что "ведению Комиссии подлежат все памятники до начала XIX в."2.

Комиссии состояла из 12 членов, включая председателя и секретаря. Первым председателем КСДП был избран В.Б. Румянцев, пост товарища председателя с 1890 по 1902 гг. занимал академик архитектуры К.М. Быковский. Согласно уставу членами комиссии могли быть и лица, не принадлежащие Обществу. Из состава комиссии могли быть выведены те ее члены, которые не принимали участия в ее работе в течение трех лет. Члены комиссии собирались на еженедельные заседания. Заседание считалось проведенным, если в нем участвовали три члена комиссии, причем присутствие председателя и секретаря было обязательно. Вся корреспонденция поступала секретарю комиссии, который оглашал ее содержание на заседаниях. Решения комиссии принимались на основании: 1) данных, полученных из консисторий и других ведомств, письменно заявивших о необходимости проведения работ по перестройке, ремонту и реставрации зданий, монументальных росписей, иконостасов, утвари и т.п. 2) сведений, собранных членами комиссии о памятнике, 3) а также осмотров и изучения памятника на месте одним или несколькими членами комиссии, командированными ею для этой цели.

Результатом командировки являлся отчет о работе и исполнении поручения. Отчет представлял собой научный доклад, который заслушивался на заседании комиссии. Доклад должен был содержать историческую справку о памятнике с подробной характеристикой тех изменений, которые он претерпел во время позднейших переделок и поновлений, описание технического состояния памятника в момент обследования и рекомендации по проведению необходимых работ, а также оценку памятника с точки зрения его художественности и ценности для археологической науки.

При реставрации каждого из наиболее важных и представляющих археологический интерес памятников создавалась особая комиссия, которую обычно возглавлял один из членов КСДП. Согласно статье устава КСДП, "член комиссии, взявший на себя поручение наблюдать за реставрацией памятника, становился единственным ответственным распорядителем всего дела, и его мнение должно быть обязательно для того архитектора или техника, которому поручено дело"3.

Председатель комиссии должен был периодически информировать КСДП о ходе работ на объекте, представлять подробные протоколы, а также отчет о деятельности и финансах. В свою очередь КСДП должна была ежегодно на собраниях ИМАО представлять годовые финансовые отчеты и отчеты о деятельности Общества. Отчеты КСДП вначале публиковались вместе с отчетами ИМАО. Первое время сохранялась общая нумерация протоколов до № 48, а начиная с № 49 протоколы КСДП стали печататься отдельно (см. протокол № 49 заседания 18 марта 1891 г.). На заседании 11 января 1906 г. И.П. Машков внес предложение об отдельном издании КСДП: "В Комиссию по сохранению древних памятников в течение года поступает большое количество дел, относящихся до памятников русского древнего зодчества и иконописи, часто на рассмотрение комиссии присылаются чертежи, планы, рисунки и фотографии, в некоторых случаях производятся подробные исследования памятников, собираются материалы по его истории, производятся архивные изыскания и т.д. В течение года Комиссия производит осмотр древних памятников, после которых дает заключение. Учитывая, что таким образом складывается ценный историко-археологический материал, и в целях "охранения" и всестороннего ознакомления с памятниками русской старины, еще столь слабо описанных и изданных, желательно было бы издавать "Труды Комиссии" выпусками, в которые могли бы войти, кроме протоколов, отдельные статьи и исследования членов комиссии, равно как и все, что может быть найдено интересного в архиве комиссии"4. Предполагалось, что издание будет сопровождаться иллюстрациями наиболее интересных памятников.

С 1907 по 1918 гг. Комиссией было издано 6 томов под общим названием "Древности. Труды комиссии по сохранению древних памятников". Самый ранний протокол, помещенный в первом томе «Трудов», помечен 9 марта 1905 г. Этот протокол получил № 1 и от него стали вести нумерацию всех протоколов КСДП. В "Трудах" печатались статьи и доклады членов Комиссии, а также годовые отчеты о ее деятельности.

Отчеты комиссии отражают организационные основы реставрационного процесса. Для реставрации наиболее ответственных памятников, стенных росписей и икон Общество берет на себя подбор специалистов и рекомендует мастеров, известных своей работой. Так, для реставрации стенописи и икон Успенского собора Московского Кремля были приглашены иконописцы Гурьянов, Дикарев, братья Чириковы, Сафонов. Нередко Общество практикует конкурсы между кандидатами на реставрационный подряд. По условиям конкурса подрядчик должен был составить проект реставрации стенописи и смету. Иногда проводились конкурсы по срокам выполнения подряда или ремесленному мастерству реставратора.

Выбор иконописцев для работы не был случайным. На предложение члена Археологической комиссии архитектора В.В. Суслова поручить эти работы профессиональным художникам, а не иконописцам-ремесленникам, которые "склонны вносить в реставрацию обычные им приемы и не способны проникнуться характером и стилем восстанавливаемой ими живописи, если эта последняя обнаруживает признаки художественности и творческих начал"5, Комиссия вынесла решение, что "иконописец в противоположность художнику, не стремится к первому слову своего ремесла и всячески старается, чтобы его работы ближе подходили к работам древних изографов".

Комиссия определяла и общий ход работы. В протоколе, отражающем ход реставрации Успенского собора в Московском Кремле, говорилось: "Иконописец, приступая к работам, должен снять кальку и написать на картоне копию этого места стенописи в ее настоящем виде, — далее по отмывке и снятии первого слоя и обнаружении древней стенописи, — сделать точное изображение в красках с того, что будет открыто под снятым позднейшим слоем. Как те, так и другие копии сверяются с натурою членами совещания и точность копий ими удостоверяется подписями на них, кроме того, в те же моменты, решено снять фотографии фресок до и после снятия позднейшего слоя"6.

Принципы работы по сохранению и реставрации памятников, принятые в КСДП, получили распространение и в других научных общественных организациях, в программу деятельности которых входила охрана памятников. Такими были, например, Московское архитектурное общество (МАО), созданное в 1867 г., и Петербургское общество архитекторов (ПОА), образованное в 1875 г. Именно в тесном сотрудничестве археологических и архитектурных обществ протекала вся деятельность по сохранению и реставраций памятников древнего зодчества в России в середине XIX — начале XX вв. Это станет очевидным, если сопоставить деятельность Императорского Московского археологического общества (ИМАО) и Московского архитектурного общества (МАО).

Интерес архитекторов к памятникам древней народной архитектуры и истории строительной техники, был тесно связан с творческими задачами создания русского национального архитектурного стиля. Для их изучения при МАО была создана Историческая комиссия7. Ее первоначальной целью была подготовка к Всероссийской политехнической выставке в Москве, приуроченной к 200-летию рождения Петра I. Комиссии было предложено создать исторический отдел выставки. Ее экспозицию составляли макеты памятников архитектуры допетровской Руси, а также рисунки, чертежи, фотографии и др. документы той эпохи. В состав комиссии по подготовке выставки вошли" архитекторы А.В. Мещерский, К.М. Быковский, Д.М. Чичагов, А.Л. Обер, Н.В. Никитин, а также историки Ю.Д. Филимонов, Н.А. Чаев, И.Е. Забелин. Председателем организационного собрания был крупный русский историк С.М. Соловьев8.

Согласно постановлению МАО от 27 февраля 1875 г., Историческая комиссия после выставки должна была продолжить свою работу по исследованию истории архитектуры, и "особенно отечественной". Общество утвердило состав постоянной комиссии, в которую вошли А.Л. Обер, И.К. Вессель, А.С. Семенов, Л.В. Даль, К.М. Быковский, Ф.Д. Филимонов, Н.В. Никитин. Комиссия выработала программу своей деятельности, которая была одобрена Обществом 24 апреля 1875 г.

Целью Исторической комиссии было составление по возможности полного списка всех древних зданий, знаменитых как в художественном, так и в историческом отношении. Списки должны были сопровождаться рисунками, сделанными с натуры, и чертежами, выполненными в едином масштабе. Эти чертежи и рисунки составляли коллекцию архитектурного общества. В нее входили также подлинные фрагменты архитектурных деталей и украшений. Для пополнения коллекций Общество посылало особые экспедиции в различные районы страны с заданием делать зарисовки и обмерные чертежи зданий, изображениями которых оно еще не располагало. По мере составления коллекции открывались для обзора специалистам и публике.

Коллекции подразделялись на отделы по периодам: а) архитектура Киевская, б) Суздальская, в) Новгородская, г) переходная от Суздальской к Московской, д) постройки итальянских зодчих, е) начало обособления московской архитектуры, ж) эпоха Романовых до Петра Великого, з) постройки времени Петра, Елизаветы, Екатерины II, Александра I, и) попытки возобновления стиля при Николае I и Александре II.

На заседании 22 февраля 1877 г. Историческая комиссия Архитектурного общества постановила просить графа А.С. Уварова принять в ней председательство. Постановление Комиссии было утверждено Обществом архитекторов. Тот факт, что Историческую комиссию Архитектурного общества возглавил председатель Императорского Московского археологического общества, известный археолог, свидетельствует об общности целей, задач, а также способов реализации научных программ Архитектурного и Археологического обществ в рамках исследования древнерусской архитектуры.

Формы работы Архитектурных обществ в области охраны памятников были подобны тем, которые использовались в деятельности Археологических обществ. В их основе лежала забота о сохранении отдельных памятников, музейное собирательство, составление документов и списков интересных для общества памятников в историческом, художественном плане и с точки зрения строительной техники, а также выражение мнении по поводу реставрации, перестройки или сноса государственных и частных зданий без ведома научных обществ. Нередко на совместных заседаниях московских обществ — Архитектурного, Археологического и Любителей древнерусского искусства при Румянцевском музее вырабатывалась общая точка зрения на реставрацию архитектурных памятников. Так, 25 марта 1876 г. Архитектурное общество получило уведомление от художника Струкова о повреждениях и исправлениях некоторых частей здания при реставрации храма Василия Блаженного, а также об исправлениях иконостаса Успенского собора Московского Кремля. Московское архитектурное общество предложило Исторической комиссии осмотреть памятники на местах, пригласив к участию в осмотре и составлении заключения представителей Императорского Московского археологического общества и Общества любителей древнерусского искусства9. Совместные протоколы составлялись в тех случаях, когда реставрировались наиболее значительные памятники, например, церковь Иоанна Предтечи в селе Дьяково (начало XVI в.), во время поновления здания в 1882 г.10. Неслучайно, что членами Исторической комиссии МАО были член ИМАО историк И.Е. Забелин, член общества Любителей древнерусского искусства Ю.Д. Филимонов и др. В то же время членами КСДП при ИМАО были архитекторы К.М. Быковский, Н.В. Никитин, И.П. Машков, В.Б. Румянцев и др.11

На совместных заседаниях с ИМАО Архитектурное общество рассматривало проекты реставрации объектов. Так, Архитектурное общество создало комиссию для разработки проекта реставрации Коломенского кремля в составе членов МАО В.Г. Залесско-го, К.Д. Воронцова-Вельяминова, Н.П. Дилекторского, А.А. Мартынова, М.Г. Прыжова, К.М. Быковского, А.П. Попова, Н. Воскресенского,. Проекты реставрации, составленные комиссией, рассматривались на заседании, на котором представители Московского Археологического общества должны были определить наилучший способ реставрации 12.

Императорское Московское Археологическое общество пользовалось большим авторитетом среди архитекторов. Интересно отметить, что К.М. Быковский, например, получив приглашение реставрировать Успенский собор Московского Кремля в 1894 г., дал свое согласие лишь с условием, что "реставрация будет производиться согласно указаниям ИМАО"13 Знакомство с материалами деятельности московских обществ убеждает в том, что ведущая роль в области охраны памятников оставалась за Московским Археологическим обществом, однако в вопросах практической реставрации монументальных объектов оно использовало опыт и специальные знания архитекторов.

МАО издавало "Записки архитектурного общества". Однако общество не располагало большими финансовыми средствами и не смогло организовать издание своих трудов должным образом. С 1905 по 1907 гг. вышли в свет всего 2 тома "Записок" по 3 небольших выпуска, в которых помещены в большом сокращении отчеты общества, протоколы важнейших заседаний, наиболее значительные доклады и статьи по техническим проблемам архитектуры, заметки по охране и реставрации памятников.

В уставе Петербургского общества архитекторов нет особой статьи об охране памятников. В юбилейном издании "25 лет работы Петербургского общества архитекторов" нет упоминания о деятельности какой-либо комиссии по охране памятников, подобной Исторической комиссии МАО. Однако 85 докладов из числа заслушанных Обществом на заседаниях с 1870 по 1895 гг. были посвящены различным проблемам истории архитектуры, археологии, реставрации. Вопросы фотофиксации рассматривались в 10 докладах14.

Органом печати ПОА был иллюстрированный ежемесячный журнал "Зодчий", который имел несколько постоянных разделов: 1) исторический, 2) строительных материалов, 3) благоустройства городов, 4) художественно-техническое образование, 5) хроника, конкурсы, выставки, библиография. В журнале публиковались годовые отчеты Общества, краткая повестка дня важнейших заседаний, доклады по архитектуроведению и истории архитектуры, объявления конкурсов и их результаты, проекты архитектурных сооружений, фотографии и чертежи интересных зданий и т.п.

Здесь же печатались статьи по общим проблемам сохранения памятников, оценивался опыт их реставрации. Однако, в отличие от историко-археологической проблематики сохранения памятников, характерной для всех обществ исторических и занимающихся историей, Архитектурное общество Петербурга рассматривало проблему сохранения памятников с эстетических позиций. Программу деятельности ПОА в области сохранения памятников ярче всего отражает статья В. Курбатова, помещенная в одном из номеров журнала "Зодчий". "Охранение старины как памятников прошлого, в частном случае Петербурга, — писал Курбатов, — не столь важно, как забота о красоте города. Если общество не желает хранить старину, то оно обязано хранить красоту. Неужели так трудно понять, что арка Новой Голландии в художественном отношении для Петербурга не менее ценна, чем Fontaine des Innocents для Парижа? И то и другое не приносит реальной пользы, и то и другое ни с какими реальными воспоминаниями не связано, но и то и другое не имеет себе равных по красоте"15.

Проблемы сохранения памятников рассматривались и в еженедельном приложении к журналу "Зодчий" — "Неделе строителя". Однако здесь больше места отводилось публикациям технических, новинок по строительному материаловедению, среди которых встречаются технологические рецепты по очистке, склеиванию и укреплению предметов из стекла, металлов, камня, гипса, а также рекомендации по сохранению археологических предметов из дерева, кости, металлов, керамических изделий, фарфора и др.16.

Петербургское общество архитекторов стало инициатором организации и проведения Всероссийских съездов русских зодчих. Работа съездов проходила по отделам: художественного, санитарного зодчества, технического строительства и общих вопросов. Проблемы сохранения и реставрации памятников обсуждались на заседаниях художественного отдела. На съездах, где рассматривались различные вопросы теории и практики реставрации и охраны памятников, были заслушаны доклады А.В. Прахова, К.М. Быковского, Г.И. Котова, В.В. Суслова, Н.К. Рериха, А.П. Эснера, В.С. Карповича, А.П. Аплаксина, А.В. Щусева и др.

Техническим вопросам архитектурного строительства был посвящен целый ряд тем, связанных с решением сходных задач, которые возникают при консервации зданий и монументальной живописи. Большой интерес представляли доклады: "Означении санитарного зодчества" П.Ю. Сюзора, "По вопросу о борьбе с домовым грибом" И.С. Китнера, "О термических трещинах в каменных постройках" Н.П. Зимина, "Защита древних храмов от повреждения сыростью" Н.И. Кржишталовича, "Применение искусственного понижения грунтовых вод при глубоких работах около зданий" А.П. Еремина, "Центральная вентиляция" Л.М. Закута и ряд других. Результаты работы съездов были опубликованы в "Трудах Всероссийских съездов русских зодчих"17.

___________

1Первое упоминание о существовании Комиссии содержится в протоколе № 163 заседания Общества от 2 мая 1879 г.. где она названа "Комиссией, избранной для рассмотрения проектов о возобновлении древних памятников" (Древности. Труды ИМАО. Т. 9. В. 1. Протоколы... С. 30). Затем упоминаются "Комиссия для осмотра древних зданий" и "Комиссия для осмотра древних церквей" (Там же. В. 1. С. 53; В. 2, С. 79). Название "Комиссия по сохранению древних памятников" впервые встречается в протоколах 1882-1883 гг. В состав комиссии вошли: академик архитектуры, председатель Московского общества архитекторов (1894-1904 гг.) К.М. Быковский, архитекторы Н.В. Никитин, В.Б. Румянцев, историки И.Е. Забелин, А.А. Мартынов, АЛ. Попов, В.Б. Барсов, Д.И. Иловайский (Там же. В. 2. С. 19).

2 Древности. Труды ИМАО. М., 1892. Т. 15. В. 2. С. 30.

3 Древности. Труды ИМАО. М., 1892. Т. 15. В. 2. С. 63.

4Древности. Труды КСДП. Т. 1. С. 77.

5Древности. Труды КСДП. Т. 4. С. 18-19

6Древности. Труды КСДП. М., 1907. Т. 4. С. 9-10.

7 Историческая записка о деятельности Московского архитектурного общества за первые 30 лет его существования. 1867-1897. М., 1897. С. 23.

8 Историческая записка о деятельности Московского архитектурного общества... С. 15.

9 Историческая записка о деятельности Московского архитектурного общества... С. 31.

10Там же. С. 37.

11Там же. С. 36.

12Там же. С. 37.

13Труды 1 съезда русских зодчих. СПб., 1894. Т. 1 С. 3-14.

14 Шаламов В.Г. Об укреплении развалин церкви св. Василия в Овруче; Прохоров В.А. Об сохранении остатков древней архитектуры Киева; Он же. Археологическое обозрение древних памятников в Новгороде и о повреждении некоторых в настоящее время; ряд докладов В.В. Суслова. См.: Максимов А.П. Материалы к истории двадцатипятилетней деятельности Санкт-Петербургского общества архитекторов. СПб., 1895.

15Зодчий. СПб., 1910. № 41. С. 401.

16Неделя строителя. СПб., 1881 -1901.

17Труды 1 съезда русских зодчих. СПб., 1894; Труды 2 съезда русских зодчих. СПб., 1899; Труды 3 съезда русских зодчих. СПб., 1905; Труды 4 съезда русских зодчих. СПб., 1911.

Первоисточник: 
От поновления к научной реставрации. В.В. Зверев; М., 1999
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2017)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы?

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.