ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Обучайтесь под руководством опытного наставника.
 
Михайловский Е.

Консервация Успенского собора в Рязани производилась в 1953—1956 гг. Научное руководство консервационными работами осуществляли Центральные научно-реставрационные мастерские Министерства культуры СССР (тогда в системе Академии строительства и архитектуры СССР) в лице автора данной статьи. Производственные работы выполняла Специальная научно-реставрационная производственная мастерская Рязани.


Рис. 40. Западный фасад Успенского собора перед началом консервации

Рис. 41. Стена Успенского собора перед началом консервации

Рис. 42. Западный портал собора после консервации

Рис. 43. Южный портал собора после консервации

Рис. 44. Окно собора после консервационных работ

Исключительная ответственность задания по консервации Успенского собора определялась тем, что построенный в 1693—1702 гг. выдающимся русским архитектором Яковом Бухвостовым, он является уникальным памятником древнерусского зодчества. Это — одно из самых грандиозных сооружений древних русских строителей. Оно сочетает в себе черты нового для того времени архитектурного стиля (так называемое московское барокко или «нарышкинский» стиль) с традиционной в древнем зодчестве нашей страны композицией городского собора в виде куба с пятиглавием. Не меньшее значение имело и то, что собор поставлен на самой высокой точке древнего кремля, фиксируя внимание на этом историческом месте, не раз являвшемся ареной героических подвигов русского народа в его борьбе с монголо-татарскими поработителями. Он далеко виден со всех подъездов к городу и естественно включается в перспективы многих районов и улиц.

Сложность задач консервации усугублялась аварийным состоянием постройки. Из-за плохого качества грунта собор получил неравномерную осадку и раскололся на две части. Сквозная трещина проходила в нем с запада на восток. Здание оседало в среднем до 3 мм в сутки.

Консервационные работы в Успенском соборе были начаты с укрепления фундаментов. При выяснении причин неравномерной осадки помогло изучение истории собора. Уже давно в нем замечались признаки начинавшегося разрушения. Еще в 1712 г., через 10 лет после окончания строительства, из Москвы в Рязань был прислан каменных дел мастер Андрей Антонов для осмотра «порухи» на сводах собора. При этом оказалось, что «своды все от стен отстали и рассадины учинились, две шеи также от стен отстали и связи, коими к стенам укреплены, от стен оторвало»1. Починка была произведена путем закладки трещин и укрепления связей.

В сообщении Рязанского епископа от 1727 г. снова констатируется, что «...в сводах расселены... и в подклетках расселены великие обретаются»2. В 1730 г. в сенат поступило сообщение, что обрушилась паперть собора возле алтаря (26 саж.)3. В описи ветхостей собора от 1755 г. указано, что «...в алтаре, сводах и перемычках не малые седины... в церкви... при окнах и сводах во осьми местах не малые же опасные седины... от всхода паперти отсело... шестнадцать сажен с половиною...»4. Подобным же образом в донесении 1773 г. снова приводятся данные о том, что в ремонте нуждаются «...два рундука каменных, паперть, во многих местах стены расседшиеся, во многих местах столбы... своды...»5.

В 90-х годах XVIII в. отмечается уже аварийное состояние здания, и с 1796 г. в нем не служили. В описании губернского архитектора И. Сулакадзева (1799 г.) сообщается, что «...своды истрескались, а три свода подвержены совершенному падению, ибо под ними поставлены деревянные подставки; в стенах оказались великие трещины и стены тягостью раздавило... местами отсевшие части отстали и отклонились, а многие уже и отпали... стены местами опускаются вниз... в поддержание... стен и сводов подведены новые стены, с перемычками и сводами, а особливо под заднею в алтаре стеною; ...сделанные в поддержание от столбов на перекрест арки уже и упали и вместо трех арок подставлены деревянные под своды подставки; ... в соборной же церкви на правой стороне свод в трех местах треснул и подвержен падению и та трещина, проходя через столб на середине, во втором своде, сделала трещину от одного угла до другого.... стены отклоняются, ибо и связи железные некоторые изорваны...»6. Губернский архитектор дает в этой записке и объяснение причин разрушения: «...самая большая оного непрочность и повреждение произошла от фундаментов». Синодом было принято решение о разборке собора, но жители Рязани (Г. Рюмин, П. Мальшин и др.) решили отремонтировать и сохранить древний памятник. Мастер каменных работ И. Ф. Русско с артелью при руководстве московского архитектора Соколова приступил в 1805 г. к восстановительным работам. Здание собора простояло без существенных повреждений еще свыше ста лет. Все же в 1914 г. в нем снова обнаружились трещины.

В 20-х и 30-х годах собор долгое время стоял без присмотра. Атмосферные осадки не отводились, и это ухудшило его состояние. В 50-х годах косые трещины уже рассекли стены (южную, западную и восточную). Большая трещина проходила с середины западной стены через своды на юго-восточный угол и расколола собор пополам. Раскрытие ее вверху западной стены достигло к 1950 г. 25 см, а к 1953 г. — 65 см (отчасти уже за счет опавших кирпичей, рис. 40).

Анализ всех данных показал, что причину постоянных повреждений собора следует искать в недостатках фундаментов или подстилающих их грунтов. Центральные научно-реставрационные мастерские привлекли имевшиеся к тому времени материалы как о самом соборе, так и о геологическом строении почвы, изучение которой на территории кремля города Рязани было начато еще в 1939 г. Была организована всесторонняя экспертиза.

В заключении проф. В. К. Дмоховского на основании данных предварительного гидрогеологического обследования территории было констатировано, что оползней и оседания грунта вокруг собора нет и что грунтовые воды роли в разрушении здания не играют7. В экспертных заключениях канд. техн. наук Б. П. Попова и д-ра техн. наук П. П. Ротерта было отмечено, что первопричиной трещин является осадка здания и что нагрузки на подошву основания превышают допускаемые8.

Здесь уместно отметить одно интересное в историческом отношении обстоятельство, выявившееся при геологических исследованиях, проведенных для нужд консервации собора. Годом основания Рязани (до 1778 г. называлась Переяславлем-Рязанским) принят 1095 г. на основании записи на странице рукописной псалтыри конца XVI в., где указано, что город Переяславль-Рязанский основан в указанном году у церкви Николы Старого, возле которой было озеро9. Упоминание об озере вызывало сомнения в достоверности указанной записи, а следовательно, и времени основания города, поскольку на кремлевском холме нет никакого озера.

Геологическими исследованиями, однако, вскрыта в восточной части кремлевского холма глубокая (до 10 м) впадина в слое плотных суглинков (морена) и подстилающих их песков, который в этой части покрыт илисто-торфяным слоем большой мощности, а сверху насыпными грунтами. Характер рельефа при этом таков, что дает основание считать это местом, где ранее было небольшое, позднее заилившееся и засыпанное озеро.

На краю этого в XVII в. уже засыпанного озера с его илисто-торфяными грунтами и был поставлен Успенский собор, выходивший на его берег юго-восточным своим углом. Сильное и неравномерное сжатие илистого слоя под давлением веса грандиозного сооружения, особенно при смачивании опорного слоя водой-верховодкой (проникавшей вглубь вследствие нарушения системы водоотвода и отсутствия дренажа), и явилось, как установили эксперты, причиной постоянных нарушений статического равновесия собора.

При разработке проекта укрепления здания выдвигались различные предложения. Консультация П. П. Ротерта дала перевес варианту подводки новых фундаментов под стены собора, во всяком случае под его южную и примыкающие к ней западную и восточную10 стены. В соответствии с этим было принято решение углубить фундаменты с отм. 113,24 — 113,30, на которой они заложены в 1694 г., до кровли слоя суглинков, имевшей отм. 112,0+112,5. Древние фундаменты были сложены на глине из булыжного камня, а местами и из кирпича со щебнем, и не обладали монолитностью. Из-за неправильной осадки они были покрыты трещинами и местами развалились. Было решено переложить их заново на растворе 1 : 0,4 : 4 (цемент : известь : песок)11. Работа велась участками длиной по 1,5 м. Всего на южной и примыкающих к ней частях западной и восточной стен собора было намечено пять секций с количеством участков в каждой секции от 9 до 12.

Начатые в январе 1953 г. работы велись быстро — в три смены, одновременно на западной, южной и восточной стенах. К октябрю 1953 г. была закончена подводка фундаментов под южной стеной и под половиной западной стены, включая район наиболее опасной трещины. К началу 1954 г. были закончены работы и по восточной стене, тоже до ее половины12. Одновременно с начала 1953 г. было установлено постоянное наблюдение за реперами на здании собора. К концу 1953 г. восточная часть южной стены дала осадку на 6,3 см, а западная — на 5,2 см, после чего осадка полностью прекратилась и здание перешло в состояние статического равновесия.

Консервационные работы на фасадах тоже опирались на данные предварительного изучения здания и общих особенностей его декора. Исследования велись в трех направлениях. Во-первых, было изучено само здание в натуре путем закладки шурфов, осуществления зондажей, подробного описания постройки во всех ее особенностях и путем детального обмера. Кроме того, были систематизированы данные всех публикаций собора и его иконографии. Наконец, были начаты розыски в архивах Москвы, Ленинграда и Рязани, которые выявили подробную картину строительства, а вместе с тем и последующих изменений в соборе в XVIII и XIX вв.

Центральный государственный архив древних актов в Москве дал особенно важные сведения по XVII и началу XVIII в.

Последующий период оказался освещенным в материалах Рязанского областного архива и Центрального государственного исторического архива Ленинграда. Некоторые результаты этих предварительных исследований опубликованы автором в сборнике «Архитектурное наследство»13.

Проведенные исследования дали возможность отклонить ошибочные суждения об Успенском соборе как о здании, неудачно решенном конструктивно14 (уровень науки того времени не позволял анализировать геологическое строение почвы), а также и о том, что собор был продуктом недостаточно цельного композиционного замысла15.


Рис. 45. Разрушение левого откоса окна 2-го яруса собора до консервации

Рис. 46. Работа по перекладке перемычки 3-го яруса собора в процессе консервации

Рис. 47. Карниз западного фасада перед началом консервационных работ

Рис 48. Карниз западного фасада собора после консервационных работ

Рис. 51. Декоративная резьба собора после консервации

Еще до начала консервационных работ удалось составить эскиз первоначального облика собора в конце XVII в.16 (позднее собор получил ряд изменений). Раскрытие творческого замысла построившего собор зодчего, установление точной характеристики архитектурного стиля здания, как и стиля самого мастера, позволяли уверенно находить следы утерянных архитектурных элементов и восстанавливать их.

В вопросах методологии работ на этом здании автор стоял на позициях так называемого археологического метода реставрации, получившего свое распространение с конца XIX— начала XX в., однако известного на отдельных примерах еще с первой половины XIX в. Поэтому при производстве работ были приняты как основополагающие следующие принципы:

1) собор рассматривался не как художественное произведение, хотя он в полной мере того заслуживал, но прежде всего как исторический источник;

2) основной целью работ было «прочтение» этого памятника и консервация его в том состоянии, в котором он дошел до нас;

3) руководящим был принят постулат наименьшего возможного объема производимых

реставрационных работ. При этом восстанавливались только декоративные элементы, следы которых на здании были очевидны, а формы документально обоснованы.

«Прочтение» памятника истории, каким является Успенский собор, нашло свое отражение в упомянутой выше статье. Консервация здания выразилась в подводке фундаментов и в укреплении всех других конструкций и элементов здания, а также в покрытии наружных стен защитным слоем краски. Восстановлено же было лишь небольшое количество достоверно известных декоративных деталей. Несмотря на бесспорную доказанность существования венчающего парапета последний не был восстановлен, так как после многочисленных ремонтов и замены посводной кровли четырехскатной, следы его в верхней части стен были уничтожены.

Ощутив достаточно ясно творческий замысел зодчего и особенности стиля, в котором была осуществлена постройка, идя от главного к частному, исследователь легко нащупывал места, где дополнительные изыскания сразу давали материал для реконструкции первоначального вида. Так именно были найдены под позднейшими заделками остатки венчаний на отступах колонн между вторым и третьим ярусами здания17.

На основе анализа общей композиции собора становилось очевидным, что и между первым и вторым этажами, вопреки утверждениям в некоторых опубликованных описаниях собора, должно быть поэтажное членение, достаточно отчетливо подчеркнутое каким-либо архитектурным приемом. И действительно, в натуре были найдены соответствующие элементы: остатки ромбовидных украшений из кирпича, подчеркивающих на колоннах соответствующее членение, отмеченное на стенах небольшим отступом кладки. По их следам они были восстановлены. Точно так же были определены и восстановлены декоративные розетки над колоннами оконных обрамлений 3-го этажа и другие элементы.

В соответствии с общими особенностями «нарышкинского» стиля собор должен был иметь красные кирпичные стены и белокаменные детали. При консервации в соборе именно это и учитывалось, хотя существовали суждения, что первоначально здание было побелено18 (рис.41). Можно указать, однако, на лишенные каких-либо следов окраски или побелки стены барабанов глав на чердаке. Первоначально они находились выше кровли, но теперь скрыты крышей.

Порталы также не могли быть бесцветными в таком исключительном памятнике. Зондажи выявили, что первоначально рама железных дверей в порталах была выкрашена в голубовато-зеленую глубокого тона краску, в то время как прорезные декоративные прокладки, розетки и шишки были вылужены, а под прокладками была проложена слюда, что и было закреплено при проведении консервационных работ19 (рис. 42, 43). Некоторые трудности представляла реставрация двери северного портала, так как здесь полностью отсутствовали прорезные декоративные прокладки. Они были все же восстановлены на основе их отпечатков на краске полотна двери. Путем проведения зондажей было установлено также, что решетки окон, как это обычно делалось в зданиях нарышкинского стиля, были первоначально натерты графитом. Из-за отсутствия графита решетки при консервационных работах были выкрашены в черный цвет масляной краской (рис. 44).


Рис. 49. Успенский собор после консервационных работ

Рис. 50. Капитель колонны сандрика после очистки от краски XIX века (оставшиеся следы краски свидетельствуют о целости поверхности камня)

Рис. 52, Кронштейн и колонна сандрика после консервации

Рис. 53. Стена собора после консервации

Рис. 54. Наличник окна 2-го яруса

Путь исследования от главного к частному оказался полезным и при восстановительно-консервационных работах на лестнице собора. Обычная для церквей нарышкинского стиля внутристенная лестница на крышу собора вопреки древним примерам здесь начиналась на паперти. Несоответствие заставило предпринять исследование стен в нижнем конце лестницы. При этом был найден первоначальный, позднее заложенный, вход на лестницу изнутри собора, а существующий вход оказался позднейшим проломом в стене20. Был восстановлен первоначальный вход.

Переплеты в окнах барабанов глав (поздние) были вставлены в четверть снаружи оконных решеток, что противоречило общим особенностям первоначальной композиции здания. При поверхностном наблюдении казалось очевидным, что изнутри их поставить некуда, так как оштукатуренные откосы не имели видимых признаков четверти. В дальнейшем выяснилось, что в каждом из барабанов одно из окон не имело решетки, поэтому со сводов собора можно было проникать внутрь. В стенах строителем были оставлены гнезда, в которые при реставрационных работах было заведено рештование. После отбивки штукатурки были найдены и первоначальные четверти с внутренней стороны окон, куда по образцу древних и были вставлены окончины. Их «косящатый» рисунок был определен на основе найденного на чердаке куска древней слюды. Однако ввиду невозможности получить свинец горбыльки были сделаны из оцинкованного железа и сохраняли типичные для XVII в. размеры.

Было решено удалять или изменять в соборе только те более поздние элементы, которые существенно вредили его художественному облику. При проведении консервационных работ не ставилась задача получить своеобразный «макет в натуральную величину» первоначального облика. В соборе сохранялись исторически сложившиеся изменения, если таковые не являлись чисто утилитарными дополнениями и резким противоречием художественным особенностям целого. В соответствии с этим был, например, решен вопрос о главах.

Главы собора первоначально были луженые21. В XVIII в. боковые главы были окрашены в синий цвет и на них были помещены золоченые звезды, а центральная глава была позолочена. Позднее позолота была утрачена, но к 800-летию города (1895 г.) возобновлена, как и покраска боковых глав.

Это не искажало художественного облика постройки и представляло исторически сложившуюся особенность здания. Поэтому было принято решение не возобновлять полуду на главах, а восстановить позолоту и окраску их в синий цвет22. Затруднения здесь возникли при получении достаточного количества высококачественной свето- и атмосфероустойчивой и достаточно глубокой по тону краски. Центральные научно-реставрационные мастерские проявили в этом вопросе особую настойчивость, которая увенчалась успехом. Окрашивали главы способом сухой насыпки (использовался ультрамарин марки УКХ ленинградского завода).

Точно так же и при заделке наиболее значительной трещины западного фасада даже не ставился вопрос о восстановлении первоначальных размеров здания. Их увеличение было принято как исторически сложившееся изменение и сохранено. Трещина была просто заделана. Она проходила по левым откосам окон 2-го и 3-го яруса и главного портала собора. Если в портале собора появились лишь перекосы и искажения размеров, то в наличнике 2-го и, особенно, 3-го яруса возникли серьезные повреждения (рис. 45). Детали начали осыпаться.

Здесь, как и в других аналогичных случаях, был использован прием составления «консервационных карт». Были пронумерованы все куски белокаменных деталей в наличниках независимо от размера камня23. Перед консервацией был произведен археологический обмер наличников с трещиной. Затем были составлены чертежи с нанесением всей произведенной в натуре нумерации камней — «консервационные карты» и произведена фотофиксация нумерованных камней в их положении в кладке. Только после этого начались сами работы. В процессе их по необходимости часть белокаменных деталей была снята с места. Кирпичная кладка левых откосов и некоторых перемычек была сильно разрушена и требовалась перекладка их (рис. 46).

При перекладке левый откос переместили вслед за отклонившейся вправо остальной частью проема и наличника, после чего были установлены на место снятые белокаменные детали. При этом получились некоторые расхождения с размерами первоначального окна (это можно видеть при сравнении с другими окнами), но они невелики и общего художественного впечатления от здания не портят24. В трещину карниза здания были введены дополнительные декоративные подвески из кирпича (рис. 47, 48). Это «искажение» подлинника тоже было необходимо. Выходившая на западный фасад вверху железная двутавровая балка дополнительной связи была оставлена на месте, но заделана кирпичом, после чего западный фасад принял вид, изображенный на фото (рис. 49). Связи в западной стене, разорванные в месте трещины, были сварены вновь25. В портале фасада трещина была зачеканена полусухим раствором без исправления получившихся вследствие раскрытия трещины изменений. Проводились работы по заделке трещины и в сводах собора. Центральный свод крайнего западного ряда из-за значительного раскрытия был подкружален. В юго-западной части его пришлось переложить. Работы эти были выполнены, когда выяснилось, что собор при весеннем таянии снегов и весенних дождях 1954 г. новой осадки не дал.

Особую сложность представила консервация и частичная реставрация сильно поврежденной во многих местах высокохудожественной резьбы на архитектурных деталях нижнего яруса. Эти детали, тоже с целью консервации, были в XIX в. покрыты масляной краской, которая служила защитой только при сохранении всего слоя покраски в целом. При местном повреждении в белый камень начала проникать вода, которая, не имея возможности испаряться сквозь пленку окраски, начала разрушать детали резьбы. Во время консервационных работ острыми скальпелями вручную были очищены детали от масляной краски. При этом особое внимание уделялось тому, чтобы при очистке не повреждалась поверхность белого камня (рис. 50, 51). Перед началом таких работ специально выяснили, не были ли эти детали первоначально окрашены. Оказалось, что никакой характерной для XVII в полихромной окраски детали собора не имели, поэтому они были оставлены белыми, как в большинстве сохранившихся памятников архитектуры того времени.

После очистки поврежденные места реставрировались казеинатом кальция состава 2:1:3 (известь, казеиновый клей, тертый белый камень), который показал хорошую прочность и одновременно способность поддаваться обработке. Для более крупных элементов применялись отливки с добавлением цемента.

Подобным же образом укреплялись капители колонн и другие поврежденные части белокаменного декора собора.

Особое внимание было уделено вопросу консервации поверхности белокаменных деталей, как и самих кирпичных стен. Консервация белокаменных деталей была произведена с помощью покрытия их известковым молоком от свежепогашенной извести (рис. 52 и 54). По наблюдениям автора, на ряде памятников архитектуры XVII в. этот метод консервации использовался древними строителями.

Как уже было сказано выше, первоначально собор не был окрашен, но имел цвет и фактуру натурального кирпича, поэтому выветрившаяся поздняя окраска стен была очищена, а кирпичи для сохранности покрыты, каждый в отдельности, без швов, перхлорвиниловой краской, подобранной в цвет кирпича. Стена при этом получила живую, отвечающую особенностям натуральной кирпичной кладки поверхность (рис. 53). При окраске стен использовалась смесь следующего состава: перхлорвиниловый лак 60—65%, ПХВ-26 (красная) 30—35%, ПХВ-6 (желтая) около 10%26. Анализ композиционных особенностей собора привел к убеждению, что некоторые кирпичные детали были первоначально покрыты известковой смазкой, что и подтвердилось затем натурными исследованиями. Следы такой обмазки были найдены на больших колоннах фасада, на треугольных выступах между ними27, на кирпичных подвесках карниза и т. п.

Все эти детали снова покрыты такой же смазкой.

Галерея собора была полностью разобрана в начале XIX в. и переложена1. Поэтому из-за позднего ее происхожения специальной консервации она не подвергалась. В ней были произведены лишь текущие ремонтные работы.

В результате произведенных работ уникальный памятник древнерусской архитектуры— Рязанский собор — снова, и теперь уже на длительный срок, приобрел устойчивость и прочность. В той мере, в какой это было доступно, было усилено также его художественное воздействие путем восстановления некоторых утраченных деталей.

___________

1Макарий, архим. Сборник церковно-исторических и статистических сведений о Рязанской епархии. М., 1863, стр. 139.

2Там же.

3Там же, стр. 141.

4Там же, стр. 143—144.

5Там же, стр. 146.

6Макарий, архим. Сборник церковно-исторических и статистических сведений о Рязанской епархии. М., 1863, стр. 147—149.

7Заключение эксперта В. И. Дмоховского. ЦНРМ, арх. № 21 (88), стр. 13 и 16.

8Заключение эксперта П. П. Ротерта. ЦНРМ арх. № 21/68, стр. 11.

9Рязанский областной архив. Фонд Рязанской губернской архивной комиссии, св. № 8, д. № 58, л. 7.

10ЦНРМ № 21/68, стр. 13 и 15 и ЦНРМ № 21/95.

11ЦНРМ. Журнал архитектурно-авторского надзора по Успенскому собору в г. Рязани, № 1, 1953, стр. 2, 5, 6.

12ЦНРМ. Журнал архитектурно-авторского надзора, № 1, 1953, стр. 18, 29 и 32.

Инженерный надзор осуществлял Б. Ф. Вологодский.

13Е. В. Михайловский. Новые исследования в Успенском соборе г. Рязани. «Архитектурное наследство», 1960, № 12, стр. 119—132.

14М. Ильин. Рязань. Историко-архитектурный очерк, ч. I, M., 1954, стр. 102.

15Т а м же.

16Е. В. Михайловский. Указ. соч., рис. 9.

17ЦНРМ. Отчет о зондажах на Успенском соборе в Рязани. Зондаж № 8.

18П. А. Тельтевский. Зодчий Бухвостов М.. 1960.

19ЦНРМ. Отчет о зондажах. Зондаж № 8.

20ЦНРМ. Отчет о зондажах. Зондажи № 12 и 15. См. также Е. В. Михайловский. Указ. соч. стр 119— 121, рис. 2 и 3.

21Рязанские достопамятности, стр. 86, 121.

22ЦНРМ. Журнал архитектурно-авторского надзора по Успенскому собору в г. Рязани, № 2, стр. 26 и др.

23ЦНРМ. Журнал архитектурно-авторского надзора по Успенскому собору в г. Рязани, № 1, 1953, стр. 12.

24Попытки сохранить точные размеры и положение поврежденных окон путем их сплошной перекладки привели бы к замене подлинных вновь сделанными, что было бы методической ошибкой.

25ЦНРМ. Журнал архитектурно-авторского надзора, № 2, стр. 2.

26Журнал архитектурно-авторского надзора, № 2. стр. 12, об. Следует отметить, что вопреки указаниям архитектурного надзора о производстве лишь трехкратного покрытия стен краска на них была нанесена многократно, что несколько ухудшило эффект фактуры покрытия.

27ЦНРМ. Отчет о зондажах. Зондаж № 7.

28Рязанский областной архив. Фонд № 627, оп. 178. св. 139.

Первоисточник: 
Теория и практика реставрационных работ. Сборник № 3. НИИТИиППСА. М., 1972
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.