ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

ИССЛЕДОВАНИЕ И АТРИБУЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЯРОСЛАВСКИХ СЕРЕБРЯНИКОВ XVII—XVIII ВВ.

Игошев В.В.

V. V. Igoshev

EXAMINATION AND IDENTIFICATION OF ART OBJECTS BY JAROSLAVIAN SILVERSMITHS OF XVII —XVIII CC.

The article continues investigation of Jaroslavian silversmiths art (XVII—XVIII cc). Examination of some art silver objects by Jaroslavian chasers (XVII—XVIII cc.) revealed their stylistic and technological pecularities. It was proved that inpidual technique and pecularities of art silver making makes it possible to identify unknown objects of applied art.

 

Ведущим центром производства серебряных изделий в России, достигшего наивысшего развития в XVIIв., наряду с Москвой, был Ярославль. Ярославское серебро XVII—XVIIIвв. выделяется самобытностью форм, богатейшей орнаментацией, высоким мастерством исполнения.

Искусство Ярославля XVIIв., бесспорно, блестящая страница в культурной жизни Русского государства. В это время бурного экономического, политического развития город становится одним из крупнейших художественных центров России. Серебряные изделия как светского, так и культового характера вместе с другими видами искусства отражали ярославский стиль узорочья, сложившийся на основе местной школы зодчества.

Во второй половине XVIIв. после сильных пожаров на месте старых деревянных церквей были построены новые, каменные. Эти храмы представляли стилистически однородные художественные комплексы: их фасады украшали узоры из фигурного кирпича, цветные изразцы, а интерьеры — фресковая роспись, иконы, золоченая резьба и роспись по дереву, дорогие ткани и художественное серебро. По масштабам храмового строительства, обилию фресок, изразцов равных ярославским памятникам архитектуры того времени не было даже в Москве. В отличие от Москвы, испытавшей в первой половине XVIIIв. значительный упадок серебряного дела в связи с закрытием Золотой и Серебряной палат и переводом мастеров в новую столицу — Петербург, в Ярославле традиции высокого искусства бережно сохранялись. И лишь в конце XIX— начале XXв., когда стала широко применяться новая технология при изготовлении серебряных изделий и произведения серебряных дел мастеров стали тиражироваться путем штампа и вальцовки, древнее мастерство чеканки стало угасать.

К сожалению, блестящая страница истории русского серебра XVII— XVIIIвв. еще мало изучена. Самая значительная работа, освещающая развитие серебряного дела в Ярославле, принадлежит М. М. Постниковой-Лосевой [1, 2, 3].

Настоящая статья является продолжением исследования произведений ярославских мастеров XVII-XVIIIвв. [4, 5]. На примере анализа группы серебряных чеканных изделий ярославских мастеров XVII—XVIIIвв. постараемся выявить стилистическое своеобразие этих предметов, изучить истоки возникновения и развития их форм, иконографических сюжетов и орнаментации. В нашу задачу также входит выявление индивидуального стиля, особенностей техники и технологии изготовления серебряных изделий. Мы постарались показать, как выявление индивидуального почерка мастера и особенностей технологии изготовления серебряного изделия позволяют атрибутировать безымянные произведения прикладного искусства. Большинство вновь атрибутированных серебряных изделий публикуется впервые.

В 1912 г. Строгановским художественно-промышленным училищем был издан альбом снимков «Русские древности» выдающегося фотографа того времени И. Ф. Барщевского, снимавшего как архитектурные памятники, так и произведения декоративно-прикладного искусства. Альбом состоит из нескольких выпусков, посвященных декоративно-прикладному и народному искусству России 1 [6]. В некоторых из них были опубликованы серебряные изделия из ярославских церквей2. И. Ф. Барщевский, обладая глубоким пониманием прикладного искусства, выбирал для съемок лучшие произведения. Некоторые из них не дошли до нашего времени, поэтому снимки И. Барщевского представляют также исторический интерес3. Они дополняют наше представление о развитии серебряного дела в Ярославле XVII—XVIIIвв., свидетельствуя о стилистическом единстве серебряных чеканных изделий, их органичном синтезе с другими видами искусства и архитектуры. Изучение художественного серебра по снимкам дореволюционных фотографов, зачастую неопубликованным4, и сопоставление их с сохранившимися предметами в музейных собраниях дают нам возможность идентифицировать и атрибутировать ранее неизвестные произведения искусства, а в некоторых случаях реконструировать отдельные разрозненные фрагменты в единое целое [4, 5].

На форму и орнаментацию серебряных предметов ярославских мастеров XVIIв. большое влияние оказала живительная струя народного творчества. В это время основными заказчиками изделий из серебра в Ярославле были посадские люди — купцы и ремесленники, со вкусами которых серебряных дел мастера были вынуждены считаться. Нередко, будучи сами выходцами из народа, серебряники отражали его эстетические идеалы. В своем стремлении к реальному, живому миру эти мастера опирались на богатый опыт народных традиций, фантастические образы, сказочный вымысел. Пышная и затейливая орнаментация и вместе с тем целесообразные формы изделий отражали искусство, встречающееся в быту крестьян, — деревянную и глиняную посуду, резьбу и роспись по дереву, резьбу по кости, элементы народной одежды, лубок, кружева, орнамент набойки и шитье. Несмотря на ярко выраженный народный характер искусства русских серебряных дел мастеров, особенно проявившийся в обилии орнаментации, каждое произведение серебряного дела уникально и, как правило, носит печать яркой творческой индивидуальности их автора. В декоративно-прикладном искусстве Ярославля XVIIв. в большей степени, чем где-либо в России, проявилось неудержимое стремление к богатству и красочности орнаментации, переданной тончайшей резьбой или высоким рельефом. Причем узор не только не разрушает форму предмета, но наоборот — выявляет ее красоту.

Причудливый характер орнамента на ярославских серебряных изделиях XVIIв., большей частью состоящего из многочисленных почек, извивающихся и прорастающих листьев, стеблей, бутонов, цветов, плодов, передает бесконечное ритмичное развитие жизни — стремительный рост, пышное цветение и созревание, выражая идею плодородия и изобилия.

Ярославские серебряные изделия XVIIв. испытали сильное воздействие форм и декора деревянного и каменного зодчества. Это влияние сказалось прежде всего на формах и узоре культовых серебряных предметов: ковчегах, потирах, кадилах, водосвятных чашах, окладах икон, дискосах.

На своеобразие форм и декора ярославских каменных строений, в свою очередь, сильное воздействие оказало русское (преимущественно северное) деревянное зодчество с богатейшими традициями деревянной резьбы, древней культуры строительства. Богатство архитектурных форм, обилие и разнообразие орнаментации сочеталось с их красочной полихромностью, что отражало вкусы населения посада 5. Так же, как декор в архитектуре, большая часть серебряных предметов полихромна — украшена позолотой, с богатейшей палитрой цветовых оттенков, многоцветными драгоценными камнями в чеканных кастах, обнизью белого и молочного цвета жемчуга.

В пышной скульптурной чеканке и линейной резьбе орнамента ярославских серебряных изделий XVIIв. легко прослеживаются стилистические традиции затейливого узора из цветочного орнамента, пальмет и кринов, украшавших византийское серебро XI—XIIвв., в своей основе имеющих восточные формы орнамента6. Своеобразная вязь растительных побегов и изысканных по форме цветов, объединенных вьющимися стеблями, скульптурно чеканенными на изделиях XVIIв., перекликается с рельефной орнаментацией новгородской торевтики XIIв. Растительный орнамент, украшающий произведения ярославских серебряников XVIIв., очень декоративен; он часто состоит из крупных полуфантастических цветов с закрученными в спирали лепестками и листьями. Каждый элемент орнамента в виде полуцветов-полуплодов рельефно выделен красочным пластическим пятном. Плавный ритм нарастания масс орнамента — от краев к центру — согласуется с ритмом конструкции серебряного изделия. Четкая линия круглящихся стеблей, завитки и лепестки разнообразных элементов орнамента создают ощущение бесконечности развития, подвижности, изменчивости узора. Встречающиеся в изделиях ярославских серебряников XVIIв. затейливые побеги трав, пышные цветы, фантастические луковицы и «репьи», упругие линии стеблей и листьев свидетельствуют о высокой степени развития древнерусского чеканного и басменного орнамента, традиции которого своими корнями уходят в XIIстолетие.

Исследователи древнерусского искусства неоднократно отмечали влияние восточного искусства на затейливый узор деревянной резьбы ярославских церквей XVIIв. «Прямо ошеломляет богатство узорной фантазии в некоторых резных царских вратах в Ярославле и Ростове, — писал И. Э. Грабарь. — Здесь яснее, чем где-либо, чувствуется родство с Востоком, чувствуются те индоперсидские элементы, которых нельзя не видеть вообще в русском узоре и которые с совершенной определенностью дают о себе знать в особенности в XVIIвеке» [11].

Подобные элементы восточного орнамента можно видеть и в декоре ярославского серебра этого времени.

Истоки экзотических мотивов на резном дереве и серебре XVIIв. следует искать не только в традициях византийского искусства, но и в образцах импортируемого декоративно-прикладного искусства в основном восточной работы, например, в красочных изысканных тканях и коврах XVI—XVIIвв., ввозимых в Россию через Ярославль из Ирана, Турции, Индии, Китая и Венеции 7. В это время город становится крупнейшим торговым и ремесленным центром с многочисленным зажиточным посадским населением8. Красота и декоративность узора на привозимых дорогих тканях, богатство их цветового звучания и ритмического построения рисунка снискали им большую популярность9.

Орнаментацию восточных тканей ярославские серебряники переосмысливали прежде всего пластически и значительно изменяли не только композицию, но и графическую, а также фактурную проработку каждого отдельного элемента.

Стилизованный растительный орнамент украшал в ярославских храмах XVIIв. не только серебряные изделия, но и деревянную резьбу, золотое шитье, миниатюры и гравюры книг, иконы и фрески. На фресках, сплошным ковром покрывавшим стены храмов, хорошо виден подобный орнамент, многократно повторяющийся на дорогих одеждах и деталях архитектуры.

В XVIIв. серебряные предметы приобретают особенно большое значение и распространение в интерьерах ярославских церквей, пожалуй, единственных общественных зданиях того времени. Богато украшенные высокорельефным чеканным орнаментом, тончайшей резьбой, жемчугом, драгоценными камнями и эмалью, часто позолоченные серебряные изделия, несомненно, воспитывали эстетический вкус населения посада, Являя собой образцы высокого искусства, они также влияли на стиль и технику живописи10.

Анализ стилистических особенностей художественного серебра ярославских мастеров позволяет выявить неразрывную связь между различными видами искусства. Серебряные изделия органично сочетались с живописью икон, фресок, украшавших церковь. Четкость рисунка силуэта серебряного изделия, подчиненная ему тончайшая проработка мелких деталей и общее пластическое решение декора подчеркивает синтез произведений прикладного искусства в интерьере церкви. Более того, архитектура, фрески, иконы и чеканное серебро — все вместе — создают гармоничный ансамбль, свидетельствующий о высоком развитии ярославской художественной школы.

Икона «Вседержитель», написанная Гурием Никитиным в 1686 г. специально для ярославской Федоровской церкви, поражает богатейшей орнаментацией трона Христа. «Трон Вседержителя — настоящее архитектурное сооружение, достойное царя земного, — пишет В. Г. Брюсова, — он украшен черневой разделкой по золоту и представляет собою чудо орнаментального искусства, превосходя все, что создано было в эту эпоху торжества тончайшей и богатейшей орнаментики» [15, с. 125]. В первую очередь взгляд притягивает орнамент на спинке трона и в верхней его части — в изогнутой линии канта — отточенностью форм и сложных элементов, тонкой прорисовкой мельчайших деталей, тщательно выверенной композицией орнамента и согласованием каждого его элемента с абрисом фигуры Христа. Ритмическое построение орнамента в виде фантастических цветов и плодов, пышных трав и цепочек мелких бусин, тонко написанных золотом и серебром на черном фоне, несомненно, повторяет пышную орнаментацию ярославских серебряных чеканных изделий XVIIв. В орнаменте, написанном золотом и серебром, на черном фоне скорее всего отражена не плоскостная в своей основе «черневая разделка по золоту» [15], а пластичный высокий рельеф чеканного орнамента, переданный средствами живописи. При написании иконы Гурий Никитин мастерски скомпоновал орнамент, который гармонировал с чеканными серебряными венцом и цатой, сделанными специально для этой иконы, что отражено в «Повести о построении Федоровской церкви» [16].

Икона Гурия Никитина — яркий пример синтеза искусств и проникновения орнаментации из декоративно-прикладного искусства в живопись, что свидетельствует о едином стиле — ярославском узорочье, достигшем своего наивысшего развития во второй половине XVIIв. Единый ярко выраженный стиль узорочья, сложившийся на протяжении XVIIстолетия, оказал значительное влияние на искусство XVIIIв.

BXVIIIв. в Ярославле строительство храмов продолжалось в очень незначительных масштабах, творческие силы мастеров были направлены в основном на украшение уже имеющихся интерьеров и перестройку архитектуры прошлого столетия. Серебряные изделия ярославских мастеров XVIIIв. создавались в русле традиций местных серебряников XVIIв., воссоздавались те же формы и орнаментация. В то же время в произведениях из серебра XVIIIв. ясно видны элементы нового стиля, напоминающего рококо (своеобразно трактованного): они как бы сосуществуют с элементами старого орнамента.

В конце XVII— начале XVIIIв. отточенные веками форма и орнаментация серебряных изделий достигает особой пышности. Стремление к обилию орнамента — предельное его насыщение — характерно для произведений ярославских мастеров всего XVIIIв.

Изделия из серебра и золота в интерьере древнерусской архитектуры обладали особыми эстетическими свойствами, в отличие от остальных произведений прикладного искусства, благодаря эстетическим свойствам самих драгметаллов — способности отражать различные цветовые оттенки и гармонировать с любым окружающим его цветом — живописью фресок, иконописи, а также с различными источниками света. На неразрывную связь произведений церковного искусства из драгоценных металлов с интерьером храма и храмовым действом указывал Павел Флоренский: «Золото — условный атрибут мира горнего, нечто надуманное и аллегоричное в музее, есть живой символ, есть изобразительность в храме с теплящимися лампадками и множеством зажженных свеч» [17].

И если в XVIIв. русские серебряные изделия были белые или позолоченные, то в XVIIIв. серебряные изделия нередко золотили частично. О белом цвете серебра часто упоминается в описях ярославских церквей XVII—XIXвв. Например: «ковчег серебряный чеканной белой», «иконостас белой», «большое кадило серебряное чеканное белое» [16], «венцы с коронами серебряные чеканные белые» [18]. Белый цвет серебра у мастеров был связан не только с эстетическими представлениями, но прежде всего свидетельствовал о высоком качестве самого металла, лишенного вредных примесей. В сборнике ярославского серебряника начала XIXв. (из собрания Вахрамеева) читаем: «С которыми металлами серебро соединяется. С самой чистой красной медью серебро очень легко соединяется, того для возьми серебра и меди поровну, ибо впрочем когда меди много взято будет, серебро лишится своего белого цвету. Все же прочие металлы, как то: свинец, олово, железо и зеленая медь серебру противны» [19]. Серебряные изделия, как правило, золотили «через огонь»11, в более позднее время — безртутным способом12.

Для того, чтобы придать золоту красивый оттенок, мастера использовали открасы: «зеленой», «белой», «преизрядной»13; для позолоченного серебра существовали специальные открасы14.

Таким образом, работа по составлению лигатуры нужного сплава, эмпирическая разработка и накопление многочисленных рецептов открасов, способных придать поверхности золотого или позолоченного предмета разнообразные оттенки, свидетельствовали о развитом эстетическом чувстве, свойственном ярославским мастерам-серебряникам, и высоком уровне их ремесла.

_______________________

1В этом издании опубликована лишь часть большой коллекции И. Ф. Барщевского [7], собранной в 1881—1897 гг. (2717 негативов) [8].

2Наряду с изделиями местных мастеров в издании представлены серебряные предметы из других художественных центров России. Внизу каждого снимка приведены название и местонахождение произведения, но, к сожалению, нет сведений о времени и месте его создания. 3'

3Произведения прикладного искусства и живопись в интерьерах ярославских церквей снимали также П. Павлов, И. Лазарев, П. Мосягин, С. Шитов и другие. Многочисленные снимки дореволюционных фотографов позволяют представить богатое убранство и красочное узорочье этих памятников русской культуры.

4К счастью, сохранились их негативы. Автор благодарит сотрудников фототеки Музея архитектуры им. Щусева, предоставившим фотографии с негативов И. Ф. Барщевского.

5В XVIIв. жилые деревянные дома в Ярославле мало чем отличались от русской крестьянской избы. Двухэтажный сруб или два сруба на высоком подклете завершались двухскатной или четырехскатной крышей с тесовым покрытием. «Русский деревянный рубленый дом — изба имеет высокие эстетические и пластические достоинства. Основная конструкция в таких домах типа избы дополнялась часто, особенно на Севере, резьбой наличников окон, ставень, карнизов, причелин, фризов, лопаток, ворот и других элементов, с окраской многочисленных резных деталей» [9, с. 107].

6А. В. Банк предполагала, что на протяжении всего существования византийского искусства в памятниках серебряного дела, как светского, так и религиозного содержания, в оформлении которых значительную роль играет орнамент, «заметно прямое участие восточных мастеров» [10, с. 164].

7Венецианские ткани были с характерным барочным, часто с восточным узором. «Так как мастерские Венеции очень часто работали на экспорт, в том числе для стран Востока, в орнаменте венецианских тканей иногда можно видеть влияние восточных образцов» [12].

8Со второй половины XVIв. через Ярославль проходит важнейший водный торговый путь, связывающий Западную Европу со Средней Азией (от Белого моря по Северной Двине, рекам Сухоне, Волге к Каспийскому морю). Город становится крупнейшим перевалочным пунктом. Иностранные и русские купцы устраивают здесь многочисленные склады для товаров, строят суда, ведут оживленную торговлю. В XVIIв. Ярославль по количеству населения и каменных церквей становится вторым городом после Москвы.

9«Бережно используя дорогую привозную ткань, украшая ее шелковым и жемчужным шитьем, плетеным серебряным кружевом, густой золотой бахромой, русские мастера давали ей новую жизнь в одежде, предметах обихода, конского убранства, в оформлении книг и грамот, в обивке мебели, стен жилых и парадных комнат» [13, с. 6].

10В XVIIв. ярославские иконописцы стали широко применять золото и серебро. В это время изображениям на иконе придается объемность, появляется пластическая скульптурная моделировка фигур и ликов святых. «Постепенно иконное письмо приобретает черты филигранной утонченности, цвета из локальных и четких становились сложными, полихромными, фоны обогащались перламутровыми оттенками благодаря введению в краску тонкотертого золота и серебра. Поверхность иконы стала напоминать драгоценную эмаль» [14, с. 127]. Возрастают также декоративность в стенописи, интерес к орнаменту. Становится более тонкой моделировка изображений.

11В XVIIв. наиболее распространенным способом золочения традиционно было амальгамное

12В сборнике ярославского мастера начала XIXв. есть следующий рецепт золочения «как серебро без ртути золотить. Возьми 4 лота нашатыря, 4 лота извести кипелки, 1 лот селитры да 1/3 лота жженых квасцов, пополам из оных вещей сделать крепче водку, распусти в оной червонец золота; а после маж оным распущенным золотом выкрацованное серебро, потом крепкую водку вон выжги» [19].

13«Как зеленой открас делать. Возьми 4 лота яри, 2 лота нашатыря, пол лота денежной меди, да пол лота селитры. Как белый открас делать Возьми 4 лота селитры, 2 лота квасцов, да 4 лота соли, потом все оные вещи вари в воде» [19].

14«Как изрядный открас для позолоченного серебра делать. Возьми 1 лот яри, 1 лот купоросу, 1 лот нашатыря да 3 золотника селитры» [19].

Первоисточник: 
Художественное наследие. Хранение, исследование, реставрация. Вып. 14. М., 1991
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.