ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 
Качалова И.Я.

История реставрации и изучения икон Успенского собора неразрывно связана с историей открытия древнерусской живописи в целом, отражая все ее значительные этапы. Размер собрания икон, высокий художественный уровень сохранившихся памятников, их основательная документированность обусловили его особое место в истории русского искусства.

Памятники Успенского собора привлекают внимание исследователей с конца XVIII в. Уже первое подробное описание храма, составленное протоиереем А. Левшиным, содержит сведения о чудотворных и особо чтимых иконах - «Богоматери Владимирской» (прил. 2, кат. № 1), «Благовещении (Устюжском)», храмовом «Успении»1, которое предание связывало с именем митрополита Петра, трех иконах «Спас на престоле» (кат. № 14; прил. 1, кат. № 1, 2) из местного ряда центрального иконостаса, «Димитрии Солунском» (прил. 1, кат. № 3) и других2. Они же упоминаются во всех многочисленных описаниях собора и путеводителях по Москве на протяжении всего XIX в., авторы повторяют легендарные или подлинные сведения. К этому же кругу «легендарных» памятников обращаются и первые исследователи школ русской иконописи - И. Сахаров3 и Д. Ровинский4, пытаясь выявить на основании источников черты «корсунских», «новгородских» и других писем. Несколько расширяется круг упоминаемых икон в трудах иконографов и, в первую очередь, в работах Н.П. Кондакова5.

Одновременно XIX столетие было временем накопления сведений по истории русской живописи и бытования памятников. Публикуются многочисленные документальные материалы - летописные своды, описи собора XVII в., сохранившиеся чрезвычайно полно и позволяющие проследить как судьбу отдельных икон, так и историю формирования коллекции в целом6, чиновники Успенского собора7. Архивные материалы, содержащие многочисленные известия о художественной жизни Москвы и России в XVII-XVIII вв., издают И.Е.Забелин, А.И.Успенский, А.Викторов, Н.А. Скворцов8. Все это подготавливает почву для изучения древнерусской живописи.

Тем не менее вплоть до революции 1917 г. научных изданий об иконах собора не было, что объяснялось их состоянием. Местные образы Успенского собора особенно часто подвергались поновлениям, при раскрытии на них обнаруживалось до пяти-шести слоев записи, а часть древних и чтимых икон оказалась полностью переписанной на новом грунте (прил. 1). Известно несколько этапов поновления собора, охвативших практически все иконы: в 1675 г.9, около 1700 г.10, в 1773-1774 гг.11, в 1813 г., после освобождения Москвы от войск Наполеона. Поновляли иконы, как правило, лица духовного звания, работы велись срочно и небрежно. Еще в середине XIX в. И.М. Снегирев писал: «Неискусные поновители, не заботившиеся о всецелом поновлении древнего письма, нередко так записывали образа, что они теряли свой подлинный тип и первоначальный характер; иногда глаза, нос и уста изображались не на своем месте, выражению даваем был другой характер, доличному новый вид. Где было прежде серебро, там налагали краски»12. К этому нужно прибавить еще сплошные серебряные ризы, которыми в XIX в. закрыли все иконы собора. Живопись храма вплоть до начала XX в. оставалась недоступной для изучения.

Реставраторы живописи и позолотчики в период реставрации Успенского собора Московского Кремля. Фотография К. Фишера. 1896*

В 1852 г. почти все иконы собора были раскрыты «свободным художником» Н.И. Подключниковым. Двадцать первого февраля протопресвитер Успенского собора запросил разрешение: «а) со всех икон во всех пяти ярусах (иконостаса. - И.К.) нынешний растрескавшийся масленый лак и почерневшую олифу снять; б) также снять поправки, чуждые первоначальному характеру писания, и открыть первоначальное писание, не вредя онаго; в) ежели где окажутся на иконах места попорченные или стертые, то оныя запунктировать, но новыми красками, где не нужно, не писать; г) после онаго для предохранения на будущее покрыть все иконы мастичным лаком»13. Наблюдение за работами было поручено братьям Владиславлевым, священнику и дьякону Космодемьянской церкви, которые оставили подробный дневник, одну из наиболее ранних реставрационных документации14. Он содержит описание работ и зарисовки живописи в красках. В течение шести месяцев Н.И. Подключников отреставрировал около трехсот икон, все собрание, за исключением наиболее чтимых святынь: «Богоматери Владимирской», «Спаса Новгородского» (имеется в виду икона «Спас на престоле (Спас Златая риза)» (прил. 1, кат. № 1), «Димитрия Солунского». При чтении дневников Владислав-левых складывается впечатление, что подход Н.И. Подключникова к памятникам и методика его работы резко отличались от принятых в среде иконописцев, работавших в основном для коллекционеров-старообрядцев, и приближались к требованиям современной научной реставрации. Перед началом работы делались «в разных местах каждой иконы малые пробы, дабы можно было видеть, сколько слоев краски лежит выше первоначального иконописания. По освидетельствовании сего, художник был допускаем к снятию слоев лака, олифы и прописных колеров до первой поправки, находящейся на подлиннике иконы». В случае утраты авторской живописи сохранялась древнейшая «поправка», «неважные повреждения» были «тщательно запунктированы красками, согласно с тем тоном красок и светотеней, какой оставался на твердых местах подлинника»15. Технологию своей работы Н.И. Подключников держал в секрете.

Реставрация икон Успенского собора вызвала большой интерес у специалистов, историков и любителей. Владиславлевы оценили ее как «новую эпоху поновления древних икон»16. В наши дни высокую оценку работам Н.И. Подключникова дал Г.И. Вздор-нов, назвавший его «основоположником разработки реставрации, как особой научной дисциплины», «отцом реставрации средневековой русской живописи»17. Основными достоинствами реставрации Н.И. Подключникова он считает сохранение при раскрытии тонкого слоя олифы, а в случае утраты первоначальной живописи - древнейшей прописи. Однако такая оценка кажется явно завышенной. Зафиксированная документами тщательная методика раскрытия не согласуется с ходом работ Н.И. Подключникова и их результатами. В течение полугода было отреставрировано около трехсот икон, в такой срок невозможно провести тщательную расчистку. Все повторные реставрации, проводившиеся после революции, показали, что на иконах были оставлены многочисленные поздние записи, а отдельные участки перечищены, особенно теневые места. Реставратор далеко не всегда смог разобраться в слоях разновременных записей. «Пунктировки» же утраченных мест оказались типичными прописями под старину. Одна из икон главного иконостаса - «Богоматерь Тихвинская» рубежа XVI-XVII вв.18 - позже не подвергалась каким-либо реставрациям, и на ней сохранилась запись о раскрытии Н.И. Подключникова. Подлинный красочный слой иконы сохранился слабо, а живопись переписана, как это делали все поновители того времени. По своему отношению к памятникам Н.И. Подключников оставался типичным представителем антикварной реставрации, целью которой было полное «восстановление» первоначального вида памятника по отдельным сохранившимся подлинным фрагментам19.

В Комиссии по сохранению и раскрытию древней живописи в России. Кремль, 1918-1919. П.И. Юкин (слева), А.И. Анисимов и Г.О. Чириков (стоят)

Частые ремонты в конце XIX в. были связаны с устройством в 1858 г. отопления и нарушением существовавшего веками стабильного режима. В 1881-1883 гг. была проведена реставрация центрального иконостаса собора: заменена дубовая конструкция, выполнены новые оклады для тябл и межиконных столбиков. Одновременно все иконы были поновлены иконописцем Ручкиным. Работы велись под наблюдением комиссии Московского археологического общества, в которую входили А.С. Уваров, И.Е. Забелин, В.Е. Румянцев, А.А. Мартынов. Комиссия определила задачи реставрации: «все уцелевшее в нем (иконостасе. - И.К.) от древности сохранить неприкосновенным, поврежденное исправить в прежнем виде, ничего не изменяя, утраченное восстановить по древним образцам, пользуясь рукописными документами и гравюрами»2".

Какие-то работы с иконами главного иконостаса проводились в 1893 г. реставратором Я. Епанешниковым21, а в 1894 г. Московская контора Синода поручила реставрацию восьми икон праздничного ряда реставратору Императорского Эрмитажа Умецко-му22. В присутствии членов Археологического общества икона «Снятие с креста» была переведена на холст, а лицевая сторона «очищена и освежена»23. Наблюдатели отметили, что работа велась грубо, страдал красочный слой, искажался колорит и что при подобной реставрации «слишком мало оставляется старого и слишком много вводится нового, начиная с самой доски». Комиссия сочла, что реставрация Умецкого не соответствует «идее сохранности археологического памятника». Пожалуй, это первое известное нам заявление о древнерусской живописи, в котором подчеркивается значение подлинной структуры памятника.

В 1895-1896 гг., перед коронацией Николая II, проходили обширные работы по архитектурной реставрации здания, в какой-то степени они затронули и интерьер храма. К этому времени относятся первые пробные раскрытия фресок собора середины XVII в., что и определило будущие большие работы. По иконам были проведены консервационные работы, необходимость которых была связана по-прежнему с неудачным отоплением. Методика этих работ ничем не отличалась от принятой у иконописцев: «все покоробившиеся доски были выправлены по обычно употребляемому у православных иконописцев способу: оказавшиеся щели заправлены, места, где левкас вздулся, приглажены на клею, а осыпи заделаны по новой подгрунтовке яичными красками»24. В ходе этих работ было раскрыто «Распятие» начала XV в., оборот находившейся у гроба митрополита Петра иконы «Богоматерь Одигитрия, с праздниками на полях» (кат. № 19). Икона была освобождена от потемневшей олифы, записей, утраты залевкашены и после этого вся поверхность вновь прописана. В изданном по окончании реставрации роскошном альбоме она сфотографирована до реставрации, в процессе ее и после реставрации.

Мастера Комиссии П.И. Юкин, И.И. Суслов и В.О. Кириков на фоне иконы «Благовещение Устюжское». Фотография. Около 1920

Изданный А.А. Ширинским-Шихматовым альбом фототипических снимков25, в котором зафиксированы практически все памятники собора, причем без окладов, является важным пособием по изучению собрания, идентификации икон, которые позже оказались оторванными от своих исторических мест, уточнению состояния памятников до реставрации26. Несмотря на неоднократные работы с иконами собора на протяжении XIX в. и даже на их публикацию в альбоме А.А. Ширинского-Шихматова, они по-прежнему оставались не известными исследователям. Достаточно отметить только, что в первой серьезной обобщающей работе по древнерусской живописи - статье П.П. Муратова в «Истории русского искусства», издаваемой И.Э. Грабарем, произведения, хранившиеся в Успенском соборе, даже не упоминаются27.

Следующая по времени большая реставрация собора, основной задачей которой стало раскрытие стенописи, началась в 1910 г. и была прервана февральской революцией 1917 г. Для руководства работами была создана солидная комиссия во главе с князем А.А. Ширинским-Шихматовым, включавшая видных историков, архитекторов и археологов. В.В. Суслов представлял Академию архитектуры, Н.В. Покровский и П.П. Покрышкин - Археологическую комиссию, А.И. Успенский - Археологический институт, И.П. Машков - Московское археологическое общество. Непосредственное наблюдение за ходом работ осуществляли П.П. Покрышкин и С.Д. Милорадович. Именно эту реставрацию можно назвать первой попыткой научно обоснованных работ в памятнике. Непосредственным работам в соборе предшествовали серьезные натурные обследования стенописи и икон, разработка «кондиций», направленных на сохранение подлинной живописи, тщательный отбор исполнителей. Правда, в процессе раскрытия фресок Комиссия частично отошла от своих принципов, уступив сторонникам «благолепия храма», и стенопись XVII в. оказалась практически полностью переписанной28.

Не удержалась Комиссия и от внесения в собор новоделов. Было принято решение заменить иконостасы в приделах собора на новые в древнерусском стиле. Старые иконостасы разобрали и вынесли, в Димитриевский придел успели поставить иконостас, иконы для которого были куплены у реставратора М.И. Тюлина, часть из них представляет в основе древние памятники29.

Первоначально не предполагалось проводить каких-либо серьезных работ по реставрации икон. Докладывая на заседании Императорского московского археологического общества 26 ноября 1910 г. разработанную программу работ, И. Машков предложил: «Промыть губками и водою, отнюдь не применяя никаких иных средств, все помещающиеся в соборе святые иконы, не прибегая притом к отчистке наблюдаемых на некоторых из них позднейших записей; исправить обнаруженные на отдельных иконах ветхости и повреждения, но не иначе как под ближайшим руководством наблюдательной комиссии и во всем следуя ее указаниям». Комиссия предполагала также «снять или переделать на съемные оклады в целях открытия полностью священных, написанных на них изображений», а также закрыть все иконы, включая верхние ярусы иконостаса стеклом30. Материалы Комиссии, сохранившие много сведений о методике и процессе реставрации фресок, очень кратки в отношении икон. Поэтому мы можем только предполагать, как подошли специалисты к необходимости раскрытия древних памятников. Среди протоколов подкомиссии по ремонту и реставрации собора за 1914 г. имеется список осмотренных икон в пристенных южном и северном иконостасах, Петропавловском приделе и алтаре, включающий двадцать шесть названий с датировками, близкими к существующим ныне. В этом списке иконы «Сергий Радонежский, с житием» (конец XV в.)31, «Похвала Богоматери, с земной жизнью» (начало XVI в., псковских писем)32, «Апостолы Петр и Павел» (кат. № 13), житийные иконы митрополитов Петра и Алексия33 и другие. Против большинства названий стоят крестики, а в примечании отмечено: «Иконы, отмеченные крестиками, сильно пострадали от отопления, трещины, отставание красочного слоя. Их необходимо реставрировать, тыльные стороны всех икон обить асбестом, с лицевой стороны - застеклить»34. Четырнадцатого декабря было принято решение о раскрытии древних икон, в первую очередь житийных икон митрополитов, «Апостолов Петра и Павла» (кат. № 13), «Троицы Ветхозаветной (Гостеприимство Авраама)» (кат. № 8) , «Богоматери Боголюбской» (вероятно, иконы первой половины XVII в. из Петропавловского придела)35, «Бориса и Глеба на конях» (прил. 2, кат. № 7)36.

М.И. Тюлин, И.И. Суслов, И.Э. Грабарь, В.О. Кириков. Работа в Комиссии на Берсеневской набережной. Фотография. 1927

В 1914-1917 гг. было раскрыто лишь несколько икон. При этом о программе реставрации, методике и художественных принципах практически нет никаких сведений, о работавших реставраторах мы знаем только по счетам. Сохранилось лишь несколько фотографий в процессе реставрации37. Но сами результаты раскрытия икон «Митрополит Петр, в житии» (реставратор Е.И. Брягин), «Митрополит Алексий, в житии» (ГО. Чириков), живописи на сводах шатра Сверчкова и других свидетельствуют о том, что именно в это время складывается школа научной реставрации, расцвет которой пришелся на первое послереволюционное десятилетие. Все иконы раскрыты тщательно, деликатно выполнены тонировки. Они сохранились до наших дней в том виде, в котором вышли из рук реставраторов и практически не вызывают сомнений в подлинности красочного слоя. Можно отметить лишь отдельные моменты, недопустимые для современных реставрационных принципов: плотные дописи в местах утрат на иконах середины XVI в. «Распятие, в евангельских притчах» и, особенно, «Воскресение, в евангельских притчах» (ныне в ГТГ)38, дополнение утраченных надписей на житийных иконах митрополитов Петра и Алексия.

Реставрационные работы в Успенском соборе в предреволюционные годы заставили ученых пересмотреть существовавшую концепцию развития древнерусской живописи. В статье февральского номера журнала «София» за 1914 г., посвященной первым открытиям в Успенском соборе - фрескам Похвальского придела и иконе XVI в. «Церковь воинствующая» (ныне в ГТГ)39, П.П. Муратов писал: «Москва наряду с Новгородом должна сделаться столицей русской художественной истории. Москва обладает и таким единственным в мире хранилищем, как Московский Кремль. Темные от копоти и олифы, скрытые ремесленными окладами иконы кремлевских соборов - это, в большинстве своем прекрасные, имеющие первостепенное значение памятники высокого древнего искусства»40. В 1916 г. А. Грищенко впервые опубликовал житийные иконы митрополитов как произведения древнерусской живописи41.

Комиссия А.А. Ширинского-Шихматова прекратила свою деятельность после февральской революции 1917 г., вскоре была остановлена и реставрация фресок. Художники-реставраторы перешли в организованную в 1918 г. Всероссийскую комиссию по сохранению и раскрытию живописи, размещавшуюся в Кремле, а позже составили костяк Центральных государственных реставрационных мастерских.

Г.С. Батхель за расчисткой иконы в Кремле. Фотография. 1950-e гг.

Наиболее крупные реставрационные открытия сделаны в первые послереволюционные годы. Были выявлены и раскрыты почти все домонгольские иконы, обнаруженные при обследовании собора, - «Богоматерь Владимирская» (прил. 2, кат. № 1) (реставратор Г.О. Чириков), «Благовещение Устюжское» (прил. 2, кат. № 2) (Г.О. Чириков, Е.И. Брягин, И.И. Суслов), «Спас Нерукотворный» с «Прославлением креста» на обороте (прил. 2, кат. № 3), «Спас (оплечный) (Иисус Христос - Царь славы, Спас Златые власы)» (кат. №4), «Явление архангела Михаила Иисусу Навину» (кат. № 3), «Архангел Гавриил» («Ангел Златые власы») (прил. 2, кат. № 6). Если в начале XX в. иконы домонгольского периода были практически неизвестны, то появившаяся в 1928 г. статья А.И. Анисимова «Домонгольский период русской живописи»42, в которой опубликованы все раскрытые к этому времени памятники Успенского собора, восполнила этот пробел. Во Всероссийской реставрационной комиссии была раскрыта и большая группа икон XIV-XV вв.43 После реставрации все двусторонние иконы, для которых оказалась нежелательной установка в иконостасы, передали в ГИМ, а оттуда в 1930 г. - в ГТГ44.

Двадцатые годы XX в. - время расцвета русской реставрационной школы. Во главе мастерской стоял И.Э. Грабарь, к работе были привлечены такие исследователи древнерусского искусства, как А.И. Анисимов, В.Г. Георгиевский, Н.Д. Протасов, П.П. Муратов, А.В. Грищенко, ведущие реставраторы Г.О. Чириков, Е.И. Брягин, П.И. Юкин. Большую роль в создании отдела памятников Кремля Оружейной палаты сыграл его первый заведующий Н.Н. Померанцев. Задачи Комиссии в области реставрации древнерусской живописи выразил А.И. Анисимов: «Пора отвергнуть раз навсегда всякие поползновения доделывать памятник по данным науки и интуиции. Восстанавливать старое, насколько оно сохранилось, освобождая его от позднейших искажений и дополнений, это - одно дело, довершать же его несуществующие части на основании гипотез, хотя бы ультранаучных, есть покушение на самую ценную и святую сторону искусства, на его органическую неповторяемость и индивидуальность. Никакой позитивизм, никакая мистика не могут в XX веке возродить к жизни то, что было рождено в XI столетии с тем, чтобы никогда не повториться»43. При раскрытии древних, часто сильно утраченных, со множеством разновременных чинок икон, реставраторы стремились максимально сохранить подлинность памятника, используя фрагменты старых чинок и избегая тонировок. Этот метод реставрации известен как археологический или фрагментарный в отличие от господствовавшего ранее антикварного. Образцом такого метода является раскрытие иконы «Богоматерь Владимирская» (прил. 2, кат. № 1), где сохранены слои разновременной живописи и одновременно создан цельный памятник.

Параллельно с раскрытием шло исследование и публикация отдельных икон. Кроме уже названной работы А.И. Анисимова, появились исследования Г.В. Жидкова о московской школе живописи XIV в.46, М.В. Алпатова об изображении «Распятия» на обороте иконы «Богоматерь Одигитрия, с праздниками на полях» (кат. № 19), стоявшей у гроба митрополита Петра47. Важным обобщением накопленных сведений о русской средневековой живописи явилась монография А.И. Некрасова 1937 г.48

С деятельностью Комиссии по сохранению и раскрытию памятников и, позже, -ЦГРМ связано несколько выставок древнерусской иконописи, проходивших в 1920-х гг. в Москве. На них неоднократно экспонировались и иконы Успенского собора49.

В начале 1930-х гг. прекратили свою деятельность Центральные государственные реставрационные мастерские, и одновременно прервалась работа отдела памятников Кремля Оружейной палаты, из него были уволены почти все специалисты. Сократился и масштаб реставрационных работ, хотя И.А. Баранов и В.О. Кириков постоянно наблюдали за иконами и раскрывали отдельные памятники непосредственно в Кремле. Наиболее значительные открытия этого времени - иконы «О тебе радуется» конца XV в.50, «Спас на престоле» (с припадающим Варлаамом Хутынским) (кат. № 14), «Святой Георгий» на обороте иконы «Богоматерь Одигитрия» (кат. № 1). К сожалению, реставрационная документация в это время почти не велась, чаще всего даты реставрации и имена реставраторов известны лишь по поденным записям. Одновременно в реставрационных мастерских ГТГ И.А. Баранов открыл два «Деисуса» XII в., происходящие из главного иконостаса Успенского собора (прил. 2, кат. № 4, 5).

Реставраторы Всесоюзного объединения «Союзреставрация». Сидят: Л.С. Муравьев-Моисеенко, А.В. Розанова, Л.Г. Пименова, Е.И. Серегина, А.С. Кузнецов; стоят: В.К. Пирожков, B.C. Чаруев, В.Ф. Ромашкевич. Фотография. 1980-е гг.

Реставрационные работы в соборе возобновились вскоре после Великой Отечественной войны. Была проведена консервация фресок, и в 1946 г. М.В. Алпатов и Г.В. Жидков обследовали почти все хранившиеся в соборе иконы, выявили и предварительно атрибутировали наиболее интересные памятники, а реставратор И.А. Баранов сделал значительные по размеру пробные расчистки51. Результаты были обсуждены на научных совещаниях 7 мая и 7 июня 1946 г. при участии И.Э. Грабаря, В.Н. Лазарева, М.В. Алпатова, П.Д. Корина, Г.В. Жидкова. Пробные раскрытия И.А. Баранова получили высокую оценку: «Эти пробы открывают перспективы раскрытия неизвестных до сих пор памятников древности мирового значения»52. Было решено немедленно начать раскрытие икон, в первую очередь - «Троицы Ветхозаветной (Гостеприимство Авраама)» (кат. № 8), но это решение не получило воплощения в жизнь. Уже в 1950-1960-е гг. такие иконы XIV в., как «Богоматерь Одигитрия» (кат. № 1), «Апостолы Петр и Павел» (кат. № 13), «Троица Ветхозаветная (Гостеприимство Авраама)» (кат. № 8) и «Похвала Богоматери, с Акафистом» (кат. № 10) были опубликованы с пробными расчистками и широко вошли в научный оборот.

После войны на волне патриотического подъема оживились исследования памятников древнерусской живописи, появились публикации отдельных произведений и обобщающие работы, среди них и двенадцатитомная «История русского искусства», четыре первых тома которой посвящены древнерусскому искусству. В них были опубликованы практически все известные к тому времени иконы Успенского собора.

В послевоенное время началось широкое изучение кремлевских памятников. Особый интерес исследователей привлекла раскрытая перед началом войны В.О. Кириковым икона «Святой Георгий» (кат. № 1). После первой краткой публикации Н.В. Гордеева появились монографические исследования В.Н. Лазарева, М.В. Алпатова, Н.А. Деминой, Е.Я. Осташенко и других авторов. М.В. Алпатов посвятил обширное монографическое исследование иконе конца XV в. «Апокалипсис», тщательно изучил иконографию и определил место этого уникального памятника в истории русской культуры53. Были изданы первые в XX в. обобщающие работы, содержавшие, несмотря на то, что это были альбомы, новые сведения о памятниках. В 1956 г. появилась книга «Художественные памятники Московского Кремля»54, авторами разделов которой были Д.С. Лихачев, М.В. Алпатов, М.А. Ильин, Н.Е. Мнева. Среди включенных в текст и альбом икон Успенского собора были лишь недавно получившие пробные расчистки «Троица Ветхозаветная (Гостеприимство Авраама)» (кат. № 8) и «Николай Чудотворец, в житии (Никола Вяжищский)» (кат. № 15). В 1963 г. был опубликован альбом О.В. Зоновой «Художественные сокровища Московского Кремля»55, в котором сделана попытка дать общий обзор кремлевских памятников иконописи, стенописи и миниатюры. В этом небольшом альбоме, явившемся, безусловно, событием для своего времени, появились первые публикации икон «Апостолы Петр и Павел» (кат. № 13) и «О Тебе радуется» конца XV в.

С начала 1960-х гг., после организации Государственных Музеев Московского Кремля и восстановления отдела памятников Кремля, реставрационные работы стали постоянными. Параллельно с раскрытием фресок собора и удалением прописей начала XX в., проходившими с начала 1960-х до середины 1980-х гг., шли работы по выявлению известных по древним описям собора памятников иконописи и их раскрытию. Самые ответственные работы выполнены реставратором ГТГ В.О. Кириковым и позже художником-реставратором ВПНРК Г.С. Батхелем. Было продолжено затянувшееся на долгие годы раскрытие икон, на которых уже существовали пробные расчистки, выполненные И.А. Барановым. Нередко еще в процессе реставрации, как это случилось, в частности, с иконой «Апостолы Петр и Павел», произведения живописи становились объектами научных дискуссий, чем, может быть, объясняется большой разброс мнений об их атрибуции. Наиболее значительными работами этого времени была расчистка Г.С. Батхелем икон «Богоматерь Умиление» (кат. № 2), «Спас Нерукотворный» (кат. № 12) и открытие В.О. Кириковым живописи Тихона Филатьева на иконе «Троица Ветхозаветная (Гостеприимство Авраама)» (кат. № 8).

В 1960-е гг. началось планомерное изучение собрания, анализ всех известных описей собора с целью выявления памятников, изменивших свое местонахождение. Историей формирования коллекции занимались последовательно все хранители собора -О.В. Зонова, Т.Б. Ухова, И.Я. Качалова, Т.В. Толстая, Е.Я. Осташенко. Работы были обусловлены и реэкспозицией в соборе, и научной инвентаризацией коллекций. В конце 1960-х гг. работа по идентификации икон была практически завершена и, одновременно, реставраторы Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината (с 1981 г. - Всесоюзное объединение «Союзреставрация») сделали пробы на всех иконах, что позволило определить общий план их раскрытия, а также начать работы по научной каталогизации коллекции.

Если до этого времени для реставрации отбирались памятники наиболее древние или высокого художественного уровня, то с середины 1960-х гг. была поставлена задача раскрытия всех икон Успенского собора, которая, в основном, была решена к началу 1990-х гг. Работы выполнялись во Всесоюзном объединении «Союзреставрация» реставраторами Л.С. Муравьевым-Моисеенко, А.В. Розановой, Л.Г Пименовой, И.М. Гудковым, а также в реставрационных мастерских Музеев Кремля реставраторами А.И. Яковлевой, И.Н. Гордеевой и другими. Наиболее сложные произведения были переданы в Межобластную специальную научно-реставрационную мастерскую объединения «Росреставрация», где их раскрывали Г.С. Батхель («Похвала Богоматери, с Акафистом», кат. № 10 и «Апостолы Петр и Павел», кат. № 13) и Е.М. Кристи («Николай Чудотворец, в житии (Никола Вяжищский)», кат. № 15). Работы сопровождались технико-технологическими исследованиями основы и красочного слоя, особенно на древних памятниках. Их результаты дали дополнительный материал для атрибуции икон. Все полученные сведения включены в каталожные описания.

Раскрытие памятников сопровождалось их монографическим исследованием, к настоящему времени опубликовано большинство икон Успенского собора. Данный каталог представляет результаты этих работ, в которых принимали участие многие исследователи. Итоги этого периода были подведены на юбилейной конференции 1979 г., приуроченной к 500-летию завершения строительства существующего здания собора56. Этой дате были посвящены два обобщающих издания - сборник, составленный по материалам юбилейной конференции57, и монография Т.В. Толстой58.

Важным этапом в изучении икон Успенского собора были технико-технологические исследования древних икон, проводившиеся в Музеях Кремля А.И. Яковлевой совместно со специалистами Института реставрации М.М. Наумовой и Б.Б. Лукьяновым59, результаты которых также приводятся в каталожных описаниях.

В изучении наиболее выдающихся произведений из собрания Успенского собора приняли участие многие современные исследователи древнерусского искусства. Монографические исследования отдельных памятников принадлежат таким известным ученым, как В.Н. Лазарев, О.И. Подобедова, О.С. Попова, Э.С. Смирнова, Г.В. Попов и другим.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Выражаем глубокую благодарность за предоставленные архивные фотографии Г.И. Вздорнову и Л.Г. Пименовой.

1Толстая 1985. 2Левшин 1783. С. 16-18. 3Сахаров 1856. С. 11-41. 4Ровинский 1903. С. 13. 5Кондаков 1905. Табл. 1; Кондаков 1915. 6Описи Успенского собора 1876. 7Чиновники Успенского собора 1908. 8Забелин 1850; Викторов 1883; Забелин 1884-1891; Забелин 1894; Успенский 1912-1914; Скворцов 1914. 9Успенский 1910. С. 228. 10Многие иконы имеют надписи о поновлении их Кириллом Улановым, Тихоном Филатьевым или Георгием Терентьевым Зиновьевым, на других обнаружены сплошные или частичные прописи этого времени. 11Левшин 1783. Ч. 2. С. 1-37. 12Снегирев 1856. С. 15. 13Карабинов 1929. С. 326-327. 14Дело о возобновлении икон 1852. 15Филарет, митрополит 1885. С. 455, 456. 16Вздорное 1986. С. 36. 17Там же. С. 43. 18Музеи Московского Кремля, инв. № Ж-127. 19О принципах и методах антикварной реставрации см: Щенникова 1985. С. 161-173. 20Древности 1881-1883. Вып. 2-3. Протоколы. С. 63-94. 21Древности 1900. Протоколы. С. 311. 22Там же. С. 321-328, 374. 23В материалы, видимо, вкралась ошибка. На холст переведены иконы «Благовещение» (Музеи Московского Кремля, инв. № Ж-66/1-2) и «Снятие с креста» (Музеи Московского Кремля, инв. №Ж-74/1-2). 24Ширинский-Шихматов 1896. С. 15. 25Ширинский-Шихматов 1896. 26Там же. С. 165. 27Муратов б/г. [1914/1915] 28О реставрации фресок см: Качалова 1986. С. 174-188. Архивные материалы собраны В.Н. Крыловой (см.: Материалы по реставрации 1962). 29Щенникова 1985. С. 161-173. 30Машков 1912. С. XXX-XXXI. 31Зонова 1980. 32Машков 1912. См.: кат. № 10. 33Толстая 1979. С. 50. 34Протоколы заседаний Подкомиссии 1914. Л. 90-91. 35 1000-летие русской культуры 1988. № 137. 36 Журнал Исполнительной комиссии 1914, л. 73-74. 37фотографии икон 1896. 38Подобедова 1972. С. 82. 39Антонова, Мнева, 1963. Т. 2. Кат. № 521. С. 128-134; Подобедова 1972. С. 24-25. 40Муратов 1914. С. 6. 41Грищенко 1918. С. 121-143. 42Анисимов 1928 (1983). С. 102-179. 43Левинсон 1923. С. 95-98. 44Реставрационная документация этого времени хранится в Рукописном отделе ГТГ (ф. 67). 43Анисимов 1928 (1983). С. 102-179. 46Жидков 1918; Gidto 1932. Р. 174-194. 47Alpatow1932. Р. 195-212. 48Некрасов 1937. 49См.: 1918 Москва; 1920 Москва; 1926 Москва; 1927 Москва. 50Толстая 1985. С. 115-116. 51Переписка и акты 1946, л. 23-24, 64-65, 69, 109, 156-158. 52Там же. 53Алпатов 1964. 54Художественные памятники 1956. 55 Художественные сокровища 1963. 56 Успенский собор 1979. 57Успенский собор 1985. 58Толстая 1979. 59Яковлева 1980/2. С. 31-39.

Первоисточник: 
История реставрации и изучения икон Успенского собора. И.Я. Качалова
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.