ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 
Френзел Г.

Наибольшую опасность для старинных витражей европейских соборов представляют вещества, загрязняющие воздух. Реставрация этих витражей должна осуществляться с учетом свойств стекла, из которого они изготовлены.

В религии свет всегда был символом созидания ( «Да будет Cвет!»— сначала сказал Господь), а также спасения (Иоанн Богослов увидел святой Иерусалим, светило которого было «подобно… камню яспису», а сам город был «подобен чистому стеклу»). Земным воплощением этих образов являются витражи романских и готических соборов, церквей и часовен — блестящие произведения искусства средних веков. Самые старинные витражи почти тысячелетие сохранялись неповрежденными. Даже во время второй мировой войны им не было причинено значительного вреда. Фактически многие витражные стекла в Европе были тогда вынуты из окон, чтобы избежать их повреждения. В наше же время им грозит полное разрушение, и не от войн, а в результате загрязнения воздуха. Если меры по сохранению витражей будут оставаться на нынешнем уровне, то уже наше поколение может стать свидетелем их полного разрушения.

Насколько серьезна эта угроза, свидетельствуют следующие примеры. Витражи Кельнского собора, вблизи которого расположен главный в городе железнодорожный вокзал, особенно уязвимы. Начиная с середины XIV в. они подвергаются воздействию веществ, загрязняющих воздух, и коррозии. Снаружи эти витражи выглядят сейчас как оштукатуренные панели. Постоянно присутствующие в воздухе загрязнители разъедают наружную поверхность стекла, из года в год уменьшая его толщину и образуя так называемую коррозионную корочку. Процесс расстеклования начинается вновь после каждого дождя, вымывающего эту корочку. К тому же само цветное стекло распадается на мелкие частицы, которые выпадают из него, нарушая целостность витража.

В Англии витражам угрожает сильный смог. Примером может служить Кентерберийский собор. Этот собор имеет часовню Троицы с крытой галереей, или боковым крылом, где находится большая часовня, называемая Короной, построенная между 1174 и 1220 гг. В обеих этих часовнях некоторые витражи значительно пострадали от воздействия смога. Сначала в стеклах образовались ямки, затем отверстия, через которые кислотные дожди попадают на внутреннюю поверхность стекла, разъедая имеющийся на ней рисунок.

Классическим «хранилищем» витражей считается Франция. На украшение одного лишь собора в Шартре. израсходовано более 2000 м² витражного стекла, изготовленного в XII-XIII вв., в период наивысшего расцвета витражного искусства во Франции. Всего 20 лет назад можно было восхищаться витражами этого собора, в особенности великолепием преобладающих синих стекол романского и раннего готического периодов — «синим чудом» Шартра. Ныне контраст поразителен. Синий цвет еще не утратил всей своей интенсивности; благодаря своему химическому составу синее стекло относительно устойчиво к коррозии. (В немецкоязычных странах наиболее устойчивым к коррозии оказалось зеленое стекло.) Однако стекла других цветов подверглись коррозии и стали грязно-коричневыми, а выполненный на них рисунок едва узнаваем.

Средневековые витражи представляют собой чрезвычайно хрупкую конструкцию. Каждый витраж составлен из многочисленных цветных кусочков стекла разного химического состава, скрепленных прочной и гибкой системой горбыльков, или тонких свинцовых полосок с канавками для удержания стекла. Следуя линиям композиции, эти полоски создают единое изображение, напоминающее мозаичное. В большинстве случаев стекло окрашивали окислами металлов, добавляя их в расплавленную массу при изготовлении стекла. Исключением является накладное цветное стекло, в котором тонкая цветная пленка (обычно красная) наплавлялась на чистое стекло. Нужный рисунок получали затем частичным стиранием цветной пленки. В начале XIV в. появилась серебряная краска, состоявшая из нитрата серебра, связанного в глине или охре. Краска наносилась на внешнюю поверхность стекла, которое затем отжигали. При этом получались оттенки от светло-желтого и лимонного до темно-оранжевого. Наконец, в середине XV в. стали использовать сангину—пигмент, содержащий сульфит железа. Нанесенный на внешнюю поверхность стекла, этот пигмент дает после отжига оттенки от розового до красно-коричневого.

Роспись поверхности цветного стекла выполняли в основном гризайлью в оттенках черного или серого нейтрального цвета. Сама краска представляла собой смесь, состоявшую из окиси меди или железа (придававшие смеси черный, коричневый или серо-зеленый цвет), измельченного в порошок стекла (благодаря которому краска сплавлялась с поверхностью стекла при его отжиге) и связующего вещества, например смеси вина и гуммиарабика, выделяемого различными видами акаций. Краска наносилась в виде непрозрачных линий, полупрозрачных матировок или размывок. Затемнение достигалось окраской как внешней, так и внутренней поверхностей стекла. Размывки затем осветляли легкими мазками кистью либо гравировали резцом или гусиным пером. Всякого, кто впервые рассматривает витраж с близкого расстояния, поражает точность деталей и утонченность методов, использовавшихся при создании этих произведений искусства, которые наиболее выразительны при наблюдении их с большого расстояния. Последним шагом в изготовлении витражных стекол был их отжиг при температуре около 600°С, при которой поверхность стекла размягчается, сплавляясь с краской.

 ПОВРЕЖДЕНИЕ средневекового витражного стекла

ПОВРЕЖДЕНИЕ средневекового витражного стекла может быть различным в зависимости от состава стекла и окружающих условий. Панель слева на которой изображен Адам, является частью большого западного витража Кентерберийского собора; изготовлена примерно в 1180 г. Из-за смога и постоянно высокой влажности на поверхности стекла образовались множество ямок и отверстий. Повреждения особенно заметны на стекле, окрашенном в телесный цвет (голова Адама и туловище). На панели справа изображены три война. Эта панель, изготовленная примерно в 1166 г., является частью виража церкви св. Патрокла в Соесте (ФРГ). С течением времени поверхность стекла подверглась окислению. Окрашенные участки некоторое время оставались защищенными. Затем на месте осыпавшейся краски осталось негативное изображение. Наиболее повреждена та часть стекла, где изображены лица воинов. Менее всего повреждено цветное зеленое стекло.

 НЕПОВРЕЖДЕННАЯ И ПОВРЕЖДЕННАЯ ПАНЕЛИ

НЕПОВРЕЖДЕННАЯ И ПОВРЕЖДЕННАЯ ПАНЕЛИ; обе изготовлены (верхняя в 1485 г., нижняя в 1476 – 1477 гг.) Михаилом Вольгемутом, учителем Альбрехта Дюрера. Верхняя панель, на которой изображен Лоренц Тухер - жертвователь, была частью витража церкви св. Михаила в Фюрте, затем продана (1815 г.) частному коллекционеру. В 1968 г. Ее пробрел Немецкий национальный музей в Нюренберге. Стекло совершенно не пострадало от коррозии, и рисунок полностью сохранился. Нижняя панель, на которой изображен император Гераклиус, въезжающий в Иерусалим, была частью витража св. Лоренца в Нюренберге. Попытки реставрировать панель в XIX в. привели к еще большему ее повреждению. Многие части панели являются копиями оригинальных кусочков стекла, изготовленных в XIX в. Часть панели, где изображены лицо императора и другое лицо вблизи него, состоит из сотен кусочков; эта часть осталась неповрежденной, поскольку сзади была слоистой.

Для установленных на место витражных стекол всегда существует опасность их повреждения. Непосредственной угрозой являются не только град, сильный ветер и большие колебания температуры воздуха, но и разбиение их камнями. В средние века служители церкви обычно договаривались со стекольщиками, чтобы те следили за состоянием стекол. Уход за витражами состоял в их очистке (мытье стекол водой, кальцинированной содой и губкой), ремонте оконных переплетов и замене разбитых стекол.

Разрушающее действие на стекло оказывают не только внешние факторы, но и внутренние. В средние века стекла изготовляли из местного сырья, обычно из смеси одной части песка и двух частей золы сгоревшего дерева — бука или папоротника. Достоинство смеси состояло в легкости плавки. Однако получавшееся из нее стекло было мягким, и потому подверженным коррозии. Процесс разрушения стекла начинался сразу после его установки на место. Вода, попадавшая на поверхность стекла во время дождя или выпадения росы, гидратировала материал, из которого оно было изготовлено. Ионы водорода, присутствующие в воде, замещают ионы щелочных металлов в стекле (главным образом калия и кальция). Гидроксильные ионы (ОН) взаимодействуют с двуокисью кремния (SiO2), превращая ее в силикагель-аморфный материал, состоящий из небольших частиц двуокиси кремния. Наконец, после выщелачивания на поверхности стекла остается только двуокись кремния. Слой этого вещества наиболее всего портит внешний вид витражных стекол. Обретая переливчатость, этот слой делает стекла светонепроницаемыми.

С начала XIX в. в связи с интенсификацией промышленности, число факторов, оказывающих разрушающее действие на стекло, резко возросло. Наиболее опасным стало воздействие двуокиси серы, выбрасываемой в атмосферу заводами и фабриками, а также образующейся при сгорании угля и нефти. При соединении двуокиси серы с капельками воды получается серная кислота, в результате число ионов водорода увеличивается. Кроме того, образующиеся сульфатные группы могут взаимодействовать, например, с кальцием. Получающиеся в результате легкие известковые слои сульфатов образуют коррозионную корочку, толщина которой достигает нескольких миллиметров. Эта корочка очень гигроскопична: она впитывает воду как губка, ускоряя тем самым разрушение стекла. Химический анализ показывает, что двуокись серы вызывает разрушение стекла за 10—20 лет. О скорости такого разрушения можно судить, сравнив стекла, находящиеся в витражах соборов, со стеклами, хранимыми в музеях.

Срок службы средневековых стекол зависит от ряда условий: химического состава стекол, окисла металла, использованного для их окраски, температуры их изготовления и времени, в течение которого они находились в расплавленном состоянии. Особенно важной является температура. Исследования показывают, что точка плавления средневековых стекол лежит в пределах 300—900°С. Стекла, относящиеся к романскому периоду (примерно 500—1150 гг.), имеют относительно высокую точку плавления, а к готическому периоду (1150—1550 гг.) — более низкую. Самая высокая точка плавления у стекол, изготовленных позже, — в эпоху Возрождения. Стекла с высокой точкой плавления обычно наиболее устойчивы к коррозии. Температура, необходимая для изготовления таких стекол, обеспечивает однородность их структуры и лучшее качество поверхности (она становится очень гладкой), что повышает их устойчивость к коррозии.

 СЛЕДЫ РАЗРУШЕНИЯ средневекового витражного стекла

СЛЕДЫ РАЗРУШЕНИЯ средневекового витражного стекла, изготовленного примерно в 1385 г. На фотографиях показаны части рисунка, на котором изображена св. Мария (церковь св. Марты в Нюрнберге). Слева показана часть мантии св. Марии на голубом стекле, в центре – лицо св. Марии, справа – орнамент на красном стекле. Стекло изъедено коррозией, в результате которой также уменьшилась его толщина.

Однако использование стекол с высокой точкой плавления имело и недостатки. Частицы стекла в краске для росписи витражей плавились при температуре около 600°С. Если точка плавления стекла была значительно выше 600°С, то эти частицы плохо сплавлялись со стеклом. Последствия этого особенно заметны на стеклах, изготовленных в романский период. Хотя они почти не подверглись коррозии, краска на них сохранилась плохо. Средневековым мастерам, окрашивавшим стекла, было, конечно, известно, что их краска не достаточно хорошо сплавляется со стеклом, имеющим высокую точку плавления. Иногда они стремились хоть как-то решить эту проблему. В манускрипте «Divesarium artium schedula», написанном между 1110 и 1140 гг. немецким монахом Теофилусом, имеется такое наставление изготовителям стекол: «[Вынув стекло из отжиговой печи,] посмотрите, можно ли соскрести пигмент ногтем; если нет, то [отжигать] достаточно, если да, то поместите стекло опять туда же».

Некоторые особенности отжига стекла в средние века важны для реставраторов, пытающихся спасти это стекло сегодня. Куски стекла, готовые для отжига, часто помещали в печь стопами; краска, слегка испарявшаяся с поверхности каждого куска стекла при высокотемпературном отжиге, оставляла слабый металлический отпечаток на поверхности соседнего куска, расположенного сверху или снизу. Этот отпечаток, незаметный в то время, повышал устойчивость стекла к коррозии. Примером может служить витраж Мучеников во Фрейбургском соборе, где имеется изображение «Коронация девы Марии». На голове девы Марии заметен зеркальный отпечаток венца вокруг головы Христа, сидящего рядом с ней. Участок стекла, где находится этот отпечаток, остался не поврежденным коррозией; остальная же часть стекла покрыта коррозионной корочкой.

Хотя опасность, угрожающая витражным стеклам, сегодня наиболее серьезна, проблема сохранения этих стекол имеет длительную историю. В период Реформации, когда отрицалось значение религиозных сюжетов, витражное искусство не получило дальнейшего развития. Некоторые витражные стекла были значительно повреждены. (В начале 1639 г. некто Адам Геринг писал о витражах Фрейбургского собора: «Как ужасно повреждены бесценные витражи!») Некоторые витражные панели настолько утратили свою прозрачность, что в их середину вставляли обычное стекло, чтобы улучшить освещение внутри здания. В эпохи барокко и Просвещения средневековое наследие не вызывало особого интереса и витраж почти совсем исчезает из интерьера. ( «Из-за этих раскрашенных окон все становится темным, тяжелым и тусклым, поэтому от них везде избавляются», — писал в 1787 г. священник Фрейбургского собора.)

В начале XIX в. интерес к витражам возродился. К сожалению, безудержное стремление превзойти старых мастеров породило вторую волну разрушений. Повсюду в Европе новые поколения витражистов стали заниматься тем, что они называли «реставрацией». Многие поврежденные стекла были заменены новыми. В реставрационных работах также использовались гризайль и отжиг. Многие оригинальные стекла пропали, став добычей коллекционеров. К концу XIX в. энтузиазм реставраторов, а также их денежные средства иссякли. Поврежденные стекла витражей перестали заменять копиями. Вместо этого разрезали оригинальные панели и разрезанные кусочки вставляли в поврежденные панели.

В начале XX в. стали применяться различные экспериментальные способы обработки витражных панелей. Например, в первом десятилетии две панели из церкви св. Себальдуса в Нюрнберге были покрыты тонким слоем глазури, имеющей низкую точку плавления, и отожжены для нанесения гризайли. В результате панели были серьезно повреждены. Тем не менее до 1939 г. такой обработке подверглись более 200 витражей.

 МИКРОФОТОГРАФИИ витражного стекла

МИКРОФОТОГРАФИИ витражного стекла, изъеденного коррозией. Слева вверху – покрытая ямками поверхность стекла из Аугсбургского собора (увеличение х 25). Справа вверху – дно ямки, где продолжается разрушение стекла под действием влаги (увеличение х 1000). Слева внизу – нижний, испещренный бороздками слой стекла из витража монастыря в Лорше, ФРГ (увеличение х 10). Справа внизу – глубокие трещины в стекле из витража церкви в Лаутенбахе (Франция). Вверху этой фотографии (справа) виден неповрежденный участок поверхности стекла (увеличение х 600).

Какие же способы приемлемы для реставрации и сохранения средневековых витражей? Состояние витражных стекол, например, в церкви св. Лоренца в Нюрнберге показывает, что в каждом отдельном случае реставраторы сталкиваются с особыми проблемами. Уже в конце средних веков витражи этой церкви подвергались коррозии, вызванной загрязнением воздуха, — рядом с церковью бюргеры Нюрнберга обрабатывали хмель серой. Повреждение, причиненное стеклу, было незначительным. В конце XV в. по решению городского совета Нюрнберга известный цех Вейта Хирсвогеля-старшего получил статус цеха по изготовлению стекол. Четыре века спустя была произведена реставрация витражей церкви. За период между 1829 и 1840 гг. мастер росписи по стеклу Иоганн Якоб Келлнер и четверо его сыновей вынули стекла пяти витражей хоров этой церкви и заменили их либо копиями, либо совершенно другими стеклами. Количество оригинальных стекол уменьшилось на 40%, и об их местонахождении сейчас известно очень мало. Некоторые из этих стекол появлялись на рынке, где продавались произведения искусства, часть же стекол хранится в Немецком национальном музее в Нюрнберге. Анализ некоторых стекол показывает, что они не были повреждены настолько, чтобы их замена была оправданной.

В XX в. процесс разрушения стекол витражей в церкви св. Лоренца ускорился из-за сильного загрязнения воздуха. Проблемой сохранения стекол заинтересовался Йозеф Шмитц — нюрнбергский архитектор, сын художника-витражиста. В 1917 г., после многих лет экспериментальных работ, для испытания способа защиты стекла были выбраны панели витражей церкви св. Себальдуса в Нюрнберге. Эти панели разобрали, а куски стекла покрыли слоем стеклянного порошка, который при отжиге превращается в слой глазури. Спустя два десятилетия Баварское государственное бюро по охране произведений искусства решило использовать этот метод в церкви св. Лоренца. Наружная поверхность многих стекол в витражах этой церкви была серьезно повреждена коррозией; толстая коррозионная корочка сделала эти стекла почти светонепроницаемыми, а гризайль отстала от их внутренней поверхности и осыпалась в виде чешуек.

Реставраторы удалили коррозионную корочку выскабливанием и покрыли внешнюю поверхность стекол слоем эмали, имеющей низкую точку плавления. Внутренняя поверхность была также очищена и покрыта эмалью после того, как отслоившуюся гризайль прижали фильтровальной бумагой. Значительные трудности возникли при реставрации витража Коннофера, созданного в 1477 г. в мастерской Михаила Вольгемута, учителя Альбрехта Дюрера. Вскоре стало очевидно, что температура, выбранная для отжига, недостаточно высока для сплавления краски со стеклом. После увеличения температуры, хотя и было достигнуто сплавление гризайли со стеклом, зеленый тон поблек и краска местами потемнела. В то же время кусочки стекла с высоким содержанием железа и марганца, среди них кусочки телесного тона, становились темно-коричневыми. Тем не менее этот способ продолжали применять до начала второй мировой войны.

Реставрационные работы, возобновленные в 1968 г. в моей студии в Институте витражного искусства и реставрации витражей (Нюрнберг), вскрыли действительную степень разрушения. Повторный отжиг и последующее охлаждение витражного стекла из церкви св. Лоренца вызывали в нем тепловую деформацию, в результате оно трескалось и местами раскалывалось. Поверхностный же слой эмали вздувался и корродировал быстрее, чем стекло. Этот слой удалялся щеткой из стекловолокна, однако краска после очистки поверхности вновь становилась незащищенной.

В 50-е годы сама церковь св. Лоренца была реконструирована. В ходе реконструкции Ричард Якоби, бывший директор Института Дернера, предпринял попытку предохранить витражное стекло от повреждения. Каждый кусок этого стекла он решил поместить между двумя другими стеклами, от которых его отделял с двух сторон тонкий слой пластмассовой пленки (Этот способ был впервые применен в 1939 г. на одной из витражных панелей Нюрнбергского собора, однако он не дал желаемых результатов.) Отдельные стекла были вынуты из витражных переплетений. Расколотые кусочки стекол склеили вдоль их кромок и собрали вместе. (Большинство витражных стекол было расколото на кусочки размером несколько миллиметров каждый.) Затем с каждой стороны стекла были сделаны глиняно-гипсовые формы. Два стекла толщиной 0,8 мм, вырезанные точно по размеру витражных стекол, помещались в эти формы и выдерживались там при температуре 700—800°С, чтобы на них отпечатались контуры поверхности оригинала. Стеклянные слои с оригиналом посередине склеивали плексосмолой — мягким акриловым материалом.

Такой способ предохранял витражное стекло от воздействия веществ, загрязняющих воздух, влаги и даже ветров и града. Однако он имел четыре серьезных недостатка, из-за которых от него пришлось отказаться. Во-первых, наложение слоя стекла на внутреннюю поверхность оригинала с применением тонкой разделяющей склеивающей пленки порождает эффект «влажного стекла» — способность отражать свет, из-за чего участки, окрашенные в полутона, становятся менее различимыми. Во-вторых, изготовление формы без предварительного укрепления краски на оригинале приводит к значительной потере отслоившейся краски. В-третьих, нагревание склеенных стекол до температуры 200°С может вызвать их повреждение из-за внутренней деформации. Наконец, применение новых неиспытанных пластмассовых материалов в реставрационных работах представляет потенциальную опасность. Например, под воздействием ультрафиолетового излучения солнца пластмассовый материал, использованный реставраторами витражей в церкви св. Лоренца для склеивания кусочков стекла, со временем стал темно-коричневым.

В 1982 г. я со своими коллегами произвел расслоение склеенных стекол. Основной задачей руководимых мною работ по реставрации витражей церкви св. Лоренца было использование таких профилактических мер, которые позволили бы создать условия, близкие к музейным. Первый этап нашей работы состоял в очистке стекол с целью удаления опасного источника коррозии — коррозионной корочки, впитывающей влагу. Кроме того, после очистки стекол видно, какая часть оригинального рисунка и в какой степени сохранилась. Отслоившиеся участки рисунка вновь прикрепляются к стеклу с помощью нежелтеющего акрилового материала, который в будущем реставраторы могут растворить. Следующий этап работ — это собственно реставрация. Здесь нельзя указать гарантированные, надежные и универсальные приемы; каждый образец витражного стекла требует индивидуальной обработки.

ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ
 ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ – КИСЛОРОД;  ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ – КРЕМНИЙ;  ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ – КАЛЬЦИЙ;  ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ – КАЛИЙ;  ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ - ВОДОРОД.

ХИМИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ РАЗРУЩЕНИЯ наиболее подвержено мягкое, имеющее низкую точку плавления стекло, которое также изготавливали в средние века. Вода действует на стекло двояким образом (верхний рисунок): она связывает щелочные ионы (главным образом калия и кальция) и деполимеризует двуокись кремния, которая в конечном итоге остается на поверхности стекла (нижний рисунок). Слой двуокиси кремния рассеивает свет.

Рассмотрим два способа, обеспечивающие защиту витражного стекла. Первый из них основан на использовании защитных стекол, устанавливаемых перед витражными стеклами. Второй состоит в поддержании заданной температуры и влажности между витражным й защитным стеклами, т.е. в обеспечении условий, близких к музейным. Идея основана на создании воздушного изоляционного слоя между витражным и защитным стеклами, поскольку основным фактором, вызывающим коррозию стекла, является влажность. В отсутствие этого фактора даже наивысшая концентрация двуокиси серы безопасна.

Самые старинные защитные стекла, датируемые 1861 г., находятся в Йоркском соборе в Англии. Хотя они использовались для утепления здания, их способность защищать витражи от атмосферных воздействий несомненна, что было оценено позже. Этот способ, однако, недостаточно эстетичен. Для защиты применялись большие зеленоватые куски текстури-рованного стекла, изготовленного машинной прокаткой; помещенные перед витражными стеклами, они не только ухудшали вид здания снаружи, но и делали витражи более темными изнутри. Кроме того, защитные стекла жестко крепились с помощью известкового раствора, и из-за возникавшего в них натяжения все они, кроме одного, лопнули, прослужив не более 46 лет.

Второй пример использования защитных стекол относится к 1897 г. Эти стекла были установлены для защиты витражей небольшой церкви в Линденау (ныне в ГДР), относящихся к романскому периоду. Две витражные панели этой церкви почти 80 лет находятся в Немецком национальном музее. По своему состоянию они мало отличаются от панелей в окнах самой церкви. Таким образом, благодаря защитным стеклам витражные панели церкви в Линденау содержатся в условиях, близких к музейным.

Хотя защитные стекла предохраняют витражи снаружи, не исключена опасность их повреждения изнутри. Эта опасность связана с отоплением средневековых церквей. Как правило, в конструкции церквей отопление не предусматривалось — их пол, стены, потолки и окна не имели теплоизоляции. Поэтому относительная влажность внутри церквей в течение веков оставалась почти неизменной. Толстые стены служили хорошей защитой, поглощая влагу или выделяя ее. Обогрев же приводит к разнице температур внутри и снаружи церкви, особенно тогда, когда в ней быстро натапливают, готовясь к службе. Влага конденсируется на плохо изолированных поверхностях, наиболее сильно на внутренней поверхности оконных стекол. Она захватывает загрязняющие воздух вещества, вызывающие разрушение стекол и гризайли на них. Окрашенная поверхность, поначалу защищавшая стекло, становится с течением времени различимой лишь в виде негативного изображения. Процесс разрушения поверхностного слоя, приводящий к негативному изображению, вызывает совсем другой тип коррозии, механизм которой был недавно изучен нами совместно с сотрудниками Немецкого музея в Мюнхене. Этой коррозии наиболее подвержено стекло с высоким содержанием железа и марганца (как раз этим и отличается стекло романского и раннего готического периодов). Сначала в самом верхнем, обожженом слое стекла образуется множество микроскопических трещин, позволяющих проникать внутрь кислороду, влаге и кислотам. В результате химические элементы, такие, как железо и марганец, лишаются электрона. Образующиеся химические продукты обычно нерастворимы и имеют темно-коричневый цвет. Из-за них стекло чернеет и становится непрозрачным. (Напомним, что другой, наиболее распространенный тип коррозии приводит к образованию коррозионной корочки.) В некоторой степени этот процесс может быть приостановлен (если на стекле нет гризайли) с помощью восстановителей, предотвращающих окисление.

Наилучшим способом сохранения витражей, который, к сожалению, не практикуется в большинстве церквей, является автоматическое поддержание круглый год требуемой температуры и влажности внутри здания наряду с очисткой там воздуха. Другой, локальный способ состоит в поддержании микроклимата вблизи витражных стекол, не зависящего от условий в других местах внутри здания. В этом случае защитные стекла, установленные с уплотнением на место витражных стекол, компенсируют колебания внешней температуры и служат поверхностью охлаждения. (При низкой наружной температуре влага собирается на внутренней поверхности защитного стекла, а при низкой температуре внутри здания — на внешней поверхности.) Витражное стекло подвешивается с внутренней стороны рядом с защитным стеклом. Находясь, таким образом, полностью внутри здания, оно остается сухим с обеих сторон.

НАКОПЛЕННЫЙ к настоящему времени опыт будет использован и в дальнейшем. Сейчас мы составляем совместно с Немецким музеем атлас поврежденных витражей в ФРГ, самые старинные из которых датируются примерно 1520 г. В соответствии с планом работ нами было выбрано 30 мест, в каждом из которых мы регистрировали на протяжении полугода колебания температуры, влажность воздуха и степень его загрязнения — факторы, влияющие на состояние витражей. Целью этих работ является спасение наследия старины, свидетелем утраты которого может стать уже наше поколение, если не будут приняты необходимые меры.

Первоисточник: 
Журнал "В мире науки" 1985, № 7
Информисточник: 

www.vitroart.ru

 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2017)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы?

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.