ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

К ВОПРОСУ МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ И РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ ДРЕВНЕЙ АРХИТЕКТУРЫ

Варганов А.Д.

(Из опыта Суздальского реставрационного участка Владимирской научно-реставрационной производственной мастерской)

 

В отличие от проектирования вновь строящихся зданий составление проекта реставрации памятников архитектуры, в особенности древней, является не первоначальной, а завершающей стадией работы.

Составлению проекта реставрации должно сопутствовать параллельное проведение реставрационных работ, в процессе которых проводятся детальное исследование и раскрытие здания в натуре.

Он заканчивается только с окончанием самих реставрационных работ, и фактически проект реставрации — это графическое изображение памятника, уже восстановленного (полностью или частично) в натуре на основе всестороннего его изучения и научных данных.

До начала реставрационных работ могут быть составлены только чертежи проектного задания, где в результате предварительного ознакомления с памятником выражена основная схема будущего проекта и намечены пути дальнейшего ее уточнения 1.

В ряде случаев, когда некоторые изначальные части памятника безвозвратно утрачены и нет никакой возможности найти их следы, проект реставрации, составленный по окончании реставрационных работ, все же будет неполным. Так, например, в проекте реставрации северного корпуса Архиерейских палат в Суздале каменный массив здания восстанавливается полностью на основе имеющихся материалов. Но о крышах палат, которые «были устроены колпаками», мы знаем только по архивным источникам, что не дает возможности восстановить их первоначальный облик.

Даже в тех случаях, когда полное восстановление памятника архитектуры не предусматривается, а проводятся только некоторые работы по его укреплению, предохранению от дальнейшего разрушения или ликвидации причин деформации отдельных его частей, этим работам должно обязательно предшествовать изучение здания.

Кроме сбора литературных и архивных материалов, производства археологических обмеров, зарисовок, детальной фотофиксации, археологических раскопок и зондажей, в ряде случаев необходимо привлечение и друих научных дисциплин — химии, геологии и т. д.

Цель настоящей статьи — показать на ряде примеров из практики нашей многолетней работы по исследованию и реставрации памятников архитектуры в Суздале, что только комплексное изучение древнего здания дает положительные, научно обоснованные результаты.

* * *

Приступая к исследованию архитектуры Архиерейских палат в Суздале, мы столкнулись с отсутствием сведений об этом здании в научной литературе за исключением единственного указания о времени сооружения палат— в конце XVII века. Однако ознакомление со знанием в натуре показало, что оно разновременно, причем каждый строительный период внес в его архитектурный облик сложные конструктивные и архитектурно-художественные изменения.

Поэтому было необходимо собрать в архивах письменные сведения о памятнике. В процессе работы над архивными материалами выявилось два типа источников: прямые, т. е. отмечающие события, непосредственно касающиеся памятника (строительство, ремонт, перестройка, пожар и т. п.), и косвенные, свидетельства которых, на первый взгляд, как будто не имели отношения к памятнику, однако позволяли установить некоторые данные, относящиеся к его истории.

Так, например, целый ряд каменных сооружений, входивших когда-то в грандиозный ансамбль суздальского Архиерейского дома и непосредственно связанных с ним строений, не дошел до наших дней. При археологических раскопках неоднократно обнаруживали фундаменты этих сооружений, однако принадлежность их конкретным зданиям оставалась неизвестной. И вот при разборе архивных документов, касающихся суздальского Архиерейского дома, были найдены договоры на сдачу земли в аренду, причем в разных документах эта земля именуется «что за конюшнями и сараями». Из других документов было видно, что на означенной земле были «ямы и бугры от разобранных сараев» или «земля, пригодная под огород».

Благодаря этим указаниям удалось установить состав зданий Архиерейского двора, включающих как неотъемлемую композиционную часть и исследуемые нами палаты. Кроме того, стала ясной и форма здания палат, являющегося как бы фрагментом единого архитектурного целого.

При изучении архивных документов, в которых говорится о производстве ремонтов, о приспособлении и перестройке помещений Архиерейского дома, названия помещений значатся по их бытовому назначению в то время, когда происходила та или иная перестройка или составлялся обнаруженный письменный источник. Так, в документах значились перестройки «сундучной», «большого сарая», «кухни» и других помещений. Сейчас названия этих помещений в связи с переменой их функционального назначения заменены другими, а старые за давностью лет вышли из обихода и совершенно забыты.

При установлении старых названий помещений, совершенно необходимом для реставрационных работ, нами был применен метод словесного опроса старожилов города, странный на первый взгляд, но превзошедший все наши ожидания. Нашлись люди, которые не только часто бывали в этом здании, но и довольно длительное время проживали в нем. Они-то и взяли на себя труд не только дать пояснения относительно помещений Архиерейских палат, но и составить экспликацию по всем трем этажам здания. В экспликации были помечены под номерами названия всех помещений, относящихся ко второй половине прошлого века и даже к более раннему времени. Последние были известны старожилам лишь по традиции, так как передавались из рода в род.

Найденные нами архивные документы и опрос старожилов имели большое значение для составления исторического обзора памятника и в отдельных случаях позволили установить, какие именно части здания перестраивались с начала XX столетия. В результате обработки литературных и архивных материалов реставраторам представилась возможность наметить основные вехи в отношении приспособлений и связанных с ними ремонтов как здания в целом, так и его отдельных частей.

Этот материал явился опорным и представлял исключительную ценность, так как значительно облегчил выявление иногда довольно сложных позднейших наслоений в архитектуре здания.

* * *

Очень важен археологический метод исследования архитектурных памятников, который часто устанавливает наличие дошедших до нас, но скрытых под культурными напластованиями архитектурных форм, и воссоздает навсегда, казалось бы, утраченные детали.

Археологические исследования должны производиться не только путем раскопов земельных участков, прилегающих к памятнику, как, например, для изучения фундаментов, но также и в самом здании — при очистке междуэтажных пространств от завалов строительным мусором, пазух сводов и т. п.2.

Путем археологического метода нам удалось установить функциональное назначение утраченной в настоящее время части здания Архиерейских палат, примыкавшей к восточному фасаду, и точно ее датировать.

По следам обнаруженных здесь разрушенных стен было установлено, что стены были сложены вперевязку и из одномерного кирпича, следовательно, исчезнувшее строение не являлось позднейшей пристройкой (рис. 1 и 2).

1. Архиерейские палаты в Суздале, Восточный фасад до реставрации

2 Восточный фасад после реставрации

В траншее, заложенной по оси направления стены на глубине 1,5 м, был найден фундамент кирпичного столба, в основании которого находился один ряд белокаменных блоков, уложенных без раствора. При тщательном осмотре означенных камней оказалось, что на одной из их сторон имелись фрагменты фресковой живописи, которые прекрасно сохранились. Однако сторона камней с остатками фресок, очевидно, являвшаяся когда-то лицевой, была заложена внутрь кладки. Последнее обстоятельство свидетельствовало о том, что эти камни некогда были вынуты и положены в основание столба из какого-то белокаменного здания, незадолго перед тем разобранного, так как наблюдения показали, что фресковая живопись в фрагментарном состоянии на отдельных камнях, лежащих непосредственно на земле, не может долго сохраняться.

Единственным сложенным из белого камня зданием в Суздале является Рождественский собор, расположенный в 10 м от произведенного раскопа, на том же дворе. Из истории собора известно, что верхняя половина этого здания была разобрана в 1529 году и надстроена кирпичом. Возникло предположение, не попали ли остатки разобранных стен белокаменного собора в основание раскопанных нами столбов.

Произведенный нами сравнительный анализ состава штукатурного раствора фресок на найденных камнях и фресок 1234 года, находящихся в соборе, подтвердил это предположение. Таким образом, было установлено, что следы стен, обнаруженных на восточном фасаде здания Архиерейских палат, относились к крыльцу, построенному одновременно с надстройкой рядом стоящего собора, т. е. в 1529 году.

В процессе археологических работ по Архиерейскому дому была выявлена еще одна существенная деталь. При раскопах около северного фасада здания на глубине 1,5 м была расчищена замощенная площадка, идущая от собора по направлению к палатам. Площадка выложена из плиткообразного кирпича, из которого были сложены стены старого собора XI века, разобранного в 1222 году3.

Не было никакого сомнения в том, что площадка эта вела к какому-то зданию, быть может, к более древним, чем сохранившийся Архиерейский дом, палатам епископа. Предположение это подтвердилось при раскопках, произведенных внутри Архиерейского дома, датированного нами 1528 годом; под ним открылась часть более древней стены, сложенной из большемерного кирпича. Стена это явно. принадлежала сооружению, возведенному ранее указанной даты.

При раскопках в тех же палатах были найдены облицовочные кирпичи с орнаментом плетенки, без поливы и румпы с тыльной стороны, которые относились, бесспорно, к каменному зданию. Такого типа кирпичи датируются специалистами концом XV века 4. Таким образом, еще раз подтвердилось, что найденная нами в раскопах стена, закрытая более поздними стенами 1529 года, принадлежит сооружению, которое относится к более раннему периоду.

Кирпич, раствор и кладка этой стены были тщательно изучены: стена покоилась на щебенчатом основании, состоящем из обломков плиткообразного кирпича, отвердевшего раствора цемянки и обломков с фрагментами фресковой живописи. Безусловно, весь этот строительный материал был получен от разобранных частей древнего собора XI века, построенного Мономахом.

Таким образом, несмотря на отсутствие письменных сведений о существовании в Суздале каменных гражданских зданий до XVI века, можно на основании археологических исследований считать это положение установленным.

Методика производства работ по археологическим раскопкам при изучении памятников архитектуры должна применяться та же, что и при исследовании «городищ» и курганов, а именно: послойная, с точной фиксацией и регистрацией всех находок, несмотря на то, что стратиграфия культурных напластований окажется нарушенной. Эта как бы излишняя, на первый взгляд, точность при камеральной обработке полученного материала может оказаться необходимой в разрешении вопросов, очень важных для истории и реставрации памятника.

Так, при производстве археологических раскопок в здании церкви XII века в Кидекше ставились две задачи: 1) исследовать отложения различных строительных периодов в культурных напластованиях и определить их периодизацию; 2) для более точной датировки стенных росписей церкви установить наличие отдельных фрагментов фресковой живописи, скрытых под полом позднейшего времени.

Раскоп, заложенный в диаконнике, был произведен путем удаления слоев до материковой глины с графической фиксацией стратиграфии стенок образовавшегося котлована. Правда, выборка материалов частично производилась, но без фиксации глубин их нахождения (выбирались преимущественно мелкие фрагменты фресок). В результате при обработке полученного материала невозможно было сделать определенных выводов. Например, в означенном раскопе, как показали исследования, были установлены два древних горизонта полов, находящихся под ныне существующим, третьим. Нижний—земляной—имел основу из почти черной глины; средний—известняковый—был уложен на основу из битого белокаменного щебня; выше находился также слой битого щебня-известняка, на котором установлен ныне существующий пол. Нижний пол нами был отнесен к изначальному строительству здания, т. е. к 1152 году, второй—к периоду капитального ремонта храма в 1239 году, последний, в свою очередь, был, по-видимому, засыпан при ремонте здания в XVII веке.

В процессе изучения истории здания по материалам, полученным из раскопок, встал вопрос о точной датировке росписи Церкви: была ли она расписана при строительстве церкви в 1152 году или после ее ремонта—в 1239 году? Отнести все обнаруженные на стенах здания фрагменты фресок к 1152 году было невозможно, так как в аркосолии погребения княгини Марии (жены князя Бориса Юрьевича), умершей в 1161 году, имеется фресковое изображение «святых» патронесс Марии и дочери ее Ефросиний, скончавшейся в 1202 году. Таким образом, эта фреска не могла быть написана ранее начала XIII века 5.

Наличие обломков с фресковой живописью между полами XII и XIII веков дало бы возможность считать установленным наличие фресковой росписи на стенах церкви Бориса и Глеба в Кидекше при ее изначальном строительстве. Однако обнаруженные в раскопах обломки с фрагментами фресок, имевшие два слоя живописи, хотя и давали повод думать, что живопись была произведена как в 1152, так и в 1239 годах, но все же не представляли возможности утверждать это положение. Двуслойные фрагменты могли попасть из тех мест росписи, в которых мастер подгонял новый штукатурный слой к отвердевшей расписанной части фресок, закрывая при этом небольшой ее участок.

В процессе изучения материалов этого раскопа нам пришлось столкнуться и с другим случаем, подобным первому. Кирпичи, извлеченные без точной регистрации из того же раскопа, при обмерах оказались разномерными. Их было немного, но они представляли определенный интерес, так как изучался, как известно, памятник, сложенный из белого камня. Среди крупных, большемерных кирпичей XVII века находились кирпичи среднего размера, близкие к суздальским XVI века, и даже плиткообразные (плинфы). Но отсутствие точной регистрации и фиксации их местонахождения при раскопках не позволило определить, в каких слоях, отражающих тот или иной строительный период в истории здания, находились означенные материалы. Поэтому не оказалось возможным установить время применения того или иного кирпича при ремонтах здания, последующих за ремонтом 1239 года.

Соблюдение точной фиксации строительных и других вещественных материалов, обнаруживаемых при археологическом изучении памятников архитектуры, должно соблюдаться и при разгрузке от завалов строительным мусором сводов междуэтажных пространств, при раскрытии проемов от поздних закладок и т. п.

Опыт показал, что соблюдение этого требования часто приводит к неожиданным интересным открытиям. При изучении северного корпуса Архиерейских палат в Суздале между сводом первого этажа и полом второго этажа оказалось пространство в 2 м, засыпанное кирпичным щебнем и строительным мусором. Для раскрытия помещения требовалось произвести выгрузку завала.

___________

1Так, например, установленный, но не раскрытий от заделок проем в таком чертеже будет лишь намечен, однако конструктивные его особенности, скрытые внутри заделок, не будут показаны. Очень часто при раскрытии проема оказывается, что первоначально здесь была не дверь, а печная ниша или печура.

2При удалении внутренних завалов на тачках с огульной нагрузкой их лопатами часто ценнейший для науки материал погибает безвозвратно

3А. Варганов, К архитектурной истории Суздальского собора (XI—XVII вв.), КС ИИМК АН СССР, вып, XI, М.-Л. 1945.

4А.В. Филиппов, Древнерусские изразцы, вып. I, М. 1938.

5Н. Сычев, Предполагаемое изображение жены Юрия Долгорукого, КС ИИМК АН СССР, вып. I, М.—Л. 1951.

Первоисточник: 
ПРАКТИКА РЕСТАВРАЦИОННЫХ РАБОТ. СБОРНИК ВТОРОЙ. М., 1958
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.