ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь представлены эксперты и мастера реставраторы.
 

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ НАУЧНОЙ МЕТОДИКИ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ

Максимов П.И.

Долгая жизнь, прожитая многими памятниками архитектуры, и различие тех требований, которым они отвечали в разное время, не проходили для них бесследно и вносили в их облик те или иные изменения.

Причины изменений внешнего и внутреннего облика памятников архитектуры весьма разнообразны, как разнообразны и следствия их. Одни воздействуют на здания медленно и постепенно, другие сразу производят в них большие изменения; одни не зависят от человека, и действие их на здания неотвратимо и неизбежно, другие являются следствием сознательной деятельности людей.

Непрерывное действие силы тяжести приводит к появлению деформаций даже в каменных и кирпичных постройках, где происходит незначительное изменение высот, столь же незначительное изменение очертаний антаблементов, перемычек и арок и искривление швов возле проемов. Такие изменения не опасны для зданий, как и более значительные деформации деревянных зданий (осадка венцов, прогиб балок) или равномерное сжатие грунта. Нe вызывая различных осадок под смежными частями зданий, оно приводит лишь к оседанию их в землю, незначительному по сравнению с тем кажущимся оседанием, которое бывает следствием нарастания культурного слоя. Столь же неотвратимы, неизбежны и не опасны для зданий постепенные изменения, происходящие под действием лучей солнца,— потемнение цвета дерева, изменение цвета красочных поверхностей на фасадах и внутри зданий.

Другие, не зависящие от человека причины, например действие атмосферных осадков на строительные материалы, иногда вызывают в короткое время более значительные изменения вроде ржавления кровельного железа, железных связей и решеток и разрушения каменной кладки возле мест заделки последних. Таково же и действие высоко стоящих грунтовых вод на фундаменты каменных зданий, ослабляющих раствор и некоторые виды камня.

Наибольшие разрушения высоко стоящие грунтовые воды и атмосферные осадки производят, действуя совместно, с низкой температурой, когда вода, проникшая в швы и трещины и пропитывающая ряды камня и кирпича, замерзает там и, увеличиваясь в объеме, вызывает сильные деформации. Дождевая влага, проникающая внутрь здания и особенно в непроветриваемые и не освещаемые солнцем помещения, создает благоприятные условия для появления там плесени, гнилостных бактерий, домового гриба, разрушающих древесину. То же наблюдается и в нижних частях деревянных зданий и подземных их основаниях, соприкасающихся с почвой, то увлажняемой, то высыхающей. Каменные здания, особенно находящиеся в полуразрушенном состоянии, могут разрушаться травой и деревьями, вырастающими на их открытых для влаги и пыли частях. Наконец, деревянные части зданий ослабляет длительная деятельность насекомых (жуки-древоточцы, термиты).

Ветры, постоянно дующие в определенном направлении, могут вызывать небольшие деформации (наклон, перекос) верхних частей деревянных зданий, тогда как ураганы нередко сразу причиняют памятникам архитектуры сильные повреждения, снося их верхние части, значительные по размерам в деревянных постройках. Большие разрушения вызывают в короткое время такие стихийные бедствия, как землетрясения, оползни и наводнения. Они разрушают здания путем непосредственного воздействия или вызывают изменения в структуре грунта, способствующие в дальнейшем его разрушению и разрушению стоящих на нем построек от других причин. Также и удары молний либо разрушают части зданий непосредственно, либо причиняют большой вред возникающими пожарами. Пожары, уничтожающие полностью или частично деревянные здания или части зданий, наносят ущерб и каменным зданиям, так как некоторые виды камня растрескиваются от высокой температуры и пережигаются в известь, а железные связи, воспринимающие -распор сводов, размягчаются, деформируются и перестают работать.

Разрушительному действию сил природы в ряде случаев способствуют ошибки, допущенные при проектировании и постройке здания. Неравномерная осадка отдельных частей здания — результат неправильного устройства его основания. В других случаях появление слишком больших напряжений в отдельных частях зданий, также являющееся следствием ошибок проектировщиков и строителей, делает эти части особенно уязвимыми для ураганов, землетрясений и т. п. Затем ошибки, допущенные при проектировании кровли, вызывают застаивание дождевой воды на отдельных участках крыши и влекут за собой преждевременное разрушение кровельного материала, а иногда и кладки прилежащих частей стен.

Наибольшие разрушения и изменения облика памятников архитектуры вызывала, однако, деятельность людей. Преднамеренные разрушения, особенно частые во время войн, переделки, вызванные изменениями утилитарного назначения зданий или желанием изменить их облик сообразно с новыми архитектурными течениями, мероприятия, направленные на укрепления обветшавших зданий, и даже неправильно проведенные реставрационные работы являлись причинами таких изменений.

Не останавливаясь на первой из этих причин, следствия которой понятны, необходимо указать, что переделки, вызванные полным или частичным изменением утилитарного назначения зданий, весьма разнообразны. Пристройки и надстройки, увеличивающие полезную площадь зданий, переделка внутреннего пространства, влекущая за собой разделение его новыми перекрытиями и перегородками, связанные с этим пробивка новых и расширение или заделка старых оконных и дверных проемов — таков далеко неполный их перечень. Кроме того, переделки вызывали дополнительные разрушения, а следовательно, и конструктивные изменения. Так, стены, ослабленные новыми проемами, начинали разрушаться распором сводов, особенно если при переделке здания внутри были уничтожены воспринимавшие этот распор связи или была разрушена часть сводов и тем нарушено равновесие всей совокупности их. Желание укрепить такие стены приводило к появлению контрфорсов, еще более искажающих здание. Наконец, новое назначение зданий влекло за собой иногда и уничтожение его частей, говорящих о его прежнем назначении, как, например, глав, колоколен и иконостасов церквей.

Помимо этого, памятники архитектуры подвергались изменениям внутри и снаружи вследствие всего хода развития архитектуры данной страны и течений так называемой «архитектурной моды». Наиболее часто это изменяло окраску фасадов зданий; в церквах переделывались формы глав, а фасады обогащались новыми рельефными деталями на месте прежних гладких участков стен или вместо старых сбитых со стен деталей. Такое же обогащение архитектурного убранства производилось путем дополнений к существовавшей обработке и видоизменения ее. Снаружи к старым зданиям иногда делались довольно крупные пристройки, продиктованные лишь желанием украсить здание и изменить его облик. Таковы портики, парапеты, изменяющие верх зданий, декоративные купола, сделанные поверх старых сводов и потолков и не отвечающие им своей формой.

Позднейшие переделки памятников архитектуры по-разному влияют на их художественную ценность. В большинстве случаев новые добавления, не обладая особыми художественными достоинствами, искажают и портят облик старого здания, но наряду с этим можно указать и обратные примеры. Иногда здания приобретают большую выразительность благодаря позднейшим переделкам. Например, произведенная в XVII веке надстройка шатровых верхов башен Московского Кремля наделила их красотой и своеобразием, не свойственными их первоначальному виду. В других случаях позднейшие добавления, не повышая художественной ценности старой части здания, сами по себе являются интересными и ценными произведениями архитектуры. Таковы, например, галерея, крыльца и шатровая колокольня, добавленные в 1680-х годах к московскому Покровскому собору (церковь Василия Блаженного). Наличие таких противоположных результатов от позднейших изменений в облике древних зданий ясно говорит, что при их реставрации следует по-разному решать вопрос об участи позднейших добавлений. Если в первом случае он решается сравнительно просто, то труднее найти правильное решение его во втором и особенно в третьем случае. К этому вопросу, одному из важнейших вопросов методики и практики реставрационных работ, придется еще вернуться, а пока нужно отметить, что нередко неправильное решение его приводило к новым искажениям памятников архитектуры—искажениям в результате неверно понятых и проведенных реставрационных работ.

I

Практика реставрационных работ прошлого столетия богата примерами таких «реставраций». Они дают нам понятие не столько о первоначальном облике зданий, сколько о том, какие представления о древней архитектуре имели реставраторы. Не останавливаясь на многочисленных примерах таких «реставраций» в западноевропейской практике, укажем лишь несколько случаев из истории реставрации памятников архитектуры в нашей стране.

Так, например, в середине XIX века при реставрации московского дома бояр Романовых1 над уцелевшими нижними этажами здания XVII века был надстроен третий, деревянный этаж, хотя никаких данных для суждения о его формах не было: он был спроектирован лишь на основе старинных изображений таких деревянных «чердаков» на других зданиях вроде здания Посольского приказа в Китай-городе, изображенного в альбоме Мейерберга. На основе аналогий были сделаны и крыльцо, и роспись части стен под бриллиантовый руст, причем все эти добавления более заметны, чем сравнительно скромная архитектура древних частей здания, которое сейчас смотрится хуже, чем это могло быть до реставрации.

Если реставраторы дома бояр Романовых исходили из неверной мысли о известного рода единообразии древнерусских жилых зданий с повторяющимися формами «чердаков», крыш, крылец и т. д., то в реставрации 1840-х годов Дмитриевского собора во Владимире была допущена другая ошибка. Реставраторы, исходя из того, что аркатурный пояс, проходящий по фасадам собора, имелся и внутри пристроенных к западным третям боковых фасадов переходов к лестничным башням, сочли эти переходы и башни поздними пристройками. Они снесли их, не обращая внимания ни на полную аналогию архитектурных форм, строительных материалов и системы кладки этих частей и самого собора, ни на то, что без лестничных башен стало невозможным попадать на хоры. В другом случае, при реставрации собора Рождественского монастыря во Владимире, произведенной около 1860 года, реставраторы обратили внимание на различный строительный материал самого храма и его лестничных башен. Считая, что кирпич, из которого были построены башни, говорит об их позднем по сравнению с белокаменным собором происхождении, они также снесли их. Здесь причиной неправильной реставрации2 является малая изученность владимиро-суздальской архитектуры, заставлявшая ученых того времени считать, что владимирские мастера конца XII века знали только один строительный материал —естественный камень. В действительности же наряду с камнем они в то время начинали применять и кирпич.

Эти примеры достаточно убедительно говорят о том, к каким серьезным искажениям облика древних зданий приводят попытки их реставрации на основе недостаточно полных и верных сведений о древней архитектуре или на аналогиях с другими зданиями. Они наглядно показывают, что при реставрации надлежит руководствоваться только объективными и бесспорными данными, являющимися следствием глубокого изучения как самого здания в натуре, так и всех материалов по нему и всех представляемых им периодов архитектуры.

Разнообразие причин и характера изменения облика памятников архитектуры наряду с разнообразием их конструкций, композиции и убранства делает понятным, что попытки создания единой «рецептуры» для производства реставрационных работ, перечня приемов реставрации, претендующего на его пригодность во всех случаях, не приведут к чему-либо положительному. В лучшем случае такая «рецептура» будет мало полезной для архитектора-реставратора, как не охватывающая многих случаев, могущих встретиться в его практической деятельности. Иногда же такая «рецептура» может принести определенный вред, сковывая инициативу реставратора и толкая его на проторенный путь общеизвестных приемов, для ряда случаев неприменимых. При наличии единых принципиальных взглядов на сущность и цели реставрации памятников архитектуры необходим творческий, индивидуальный подход к решению каждой конкретной реставрационной задачи.

II

Под реставрацией памятника архитектуры подразумевают и сохранение его с помощью своевременного производства должных ремонтных работ или инженерного укрепления конструктивных частей здания, и восстановление его былого внешнего или внутреннего облика, искаженного позднейшими переделками. Оба этих вида реставрации тесно связаны друг с другом, и в ряде случаев трудно бывает провести между ними четкую границу и сказать, где кончается ремонт памятника архитектуры и где начинается его реставрация.

Действительно, при производстве реставрационных работ, имеющих целью восстановление былого архитектурного облика здания, приходится думать и о том, чтобы при этом не пострадала устойчивость постройки и ее способность сопротивляться действию сил природы. Так, при удалении позднейших пристроек к древнему зданию следует проверить, не способствуют ли они большей устойчивости последнего, играя роль контрфорсов, воспринимающих распор сводов, разрушающий его стены. Также и при восстановлении заложенных в позднейшее время проемов следует сначала убедиться в том, что эти закладки не были сделаны в связи с начавшимся разрушением перемычек или арок над проемами, которое может возобновиться после удаления закладок. И при других реставрационных работах возможны подобные случаи: так, при восстановлении посводного и позакомарного покрытия, замененного позднее четырехскатной крышей, необходимо принять меры к тому, чтобы реставрированное покрытие не менее хорошо сопротивлялось действию дождя и снега, чем предшествовавшее ему и возведенное, возможно, в связи с обнаружившейся ненадежностью первоначального.

С другой стороны, когда реставрация ограничивается лишь сохраняющим здание ремонтом, необходимо, чтобы этот ремонт не искажал облика памятника архитектуры или, если известного рода включение новых элементов в старое здание неизбежно, чтобы искажения были минимальными. Примером того, как нужно подходить к таким задачам, может служить нередко встречающийся случай необходимости усиления стен здания, покрытого сводами, которые своим распором начинают разрушать их. В этом случае нужно усилить стены, не изменяя их облика, либо путем введения нового раствора в швы, внутреннюю забутку и поры обветшавших камней или кирпича, либо путем закладки в толще стен новых Железных или железобетонных связей или колец. Устройство новых воздушных связей, стягивающих противоположные стены, менее желательно, как вносящее нечто новое во внутренний облик здания. Но все же это является меньшим злом по сравнению с часто практиковавшейся пристройкой наружных контрфорсов, еще более искажающих вид памятника архитектуры и допустимых лишь тогда, когда они являются единственно возможным средством спасения здания от разрушения.

Другие ремонтные работы также следует вести с должной осмотрительностью, так как нередко бывали случаи искажения облика памятников архитектуры при ремонте, несмотря на самые благие намерения производивших ремонт.

В ряде случаев работы, ставящие целью сохранение здания, являются в то же время и реставрационными; примером такой работы может быть разборка позднейших надстроек над древними частями здания, разрушающих их своею тяжестью. Удаление их обеспечивает большую сохранность здания и возвращает ему отчасти его прежний облик.

Такие случаи встречаются не очень часто. Гораздо чаще удается одновременно с производством ремонтных работ вроде ремонта крыши, штукатурки и т. п. обнаружить те или иные следы древних форм здания. Такого рода находки могут быть положены в основу восстановления прежнего облика здания и, независимо от того, будут ли эти восстановительные работы вестись одновременно с ремонтом или нет, должны фиксироваться описаниями, фото, зарисовками и обмерами. Не приходится уже и говорить о том, что такие следы не должны стираться и уничтожаться, как бы они ни мешали производству ремонтных работ. Пусть такие следы прежних, скрытых или искаженных при последующих переделках архитектурных форм и не используются для реставрации здания немедленно, но они должны быть сохранены так же, как и материалы обследования для последующих исследований и реставрационных работ.

Подобные следы прежних архитектурных форм являются главным основанием для составления проекта реставрации здания, причем такой реставрации, которая должна вернуть ему его прежний облик. Реставрации такого рода должны быть особенно хорошо подтверждены и подкреплены натурными данными обнаруженных следов, а также письменными свидетельствами, говорящими о былом виде здания и его переделках, и старинными изображениями. Кроме того, при составлении проекта реставрации используются в качестве подсобного материала и аналогии с другими, более сохранившимися зданиями, близкими по времени, типу и характеру архитектуры к изучаемому.

Из этих трех источников — натурных данных, архивных материалов и аналогий с другими постройками — наибольшего доверия заслуживает первый. Описания зданий, которые можно найти в архивах или в старых изданиях, не всегда обладают достаточными полнотой и ясностью. Они нередко дают сведения об истории реставрируемого здания, его возникновении и последующих изменениях, которые помогают разобраться в подчас сложных и запутанных напластованиях, обнаруживаемых при натурном исследовании памятника архитектуры, установить даты отдельных наслоений и составить чертежи, показывающие постепенные изменения облика древней постройки. Но все же они являются материалом вспомогательным, позволяющим разобраться в тех данных, которые получаются при обследовании здания на месте, и облегчающим пользование ими. В тех же случаях, когда непосредственное обследование здания не дает достаточных материалов для суждения о его былом облике, когда важные для такого суждения части здания либо уничтожены, либо искажены так, что невозможно представить их прежние формы, описание и старые изображения сами по себе часто оказываются почти бесполезными.

__________

1На Варварке (ныне улица Разина).

2Если вообще слово «реставрация» может быть приложено к данному случаю, так как здесь здание самого собора было снесено и заново построено, воспроизводя старое, но уже без лестничных башен.

Первоисточник: 
ПРАКТИКА РЕСТАВРАЦИОННЫХ РАБОТ. СБОРНИК ВТОРОЙ. М., 1958
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.