ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КЕРАМИКА XVIII ВЕКА ИЗ АЛЕВИЗОВА РВА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

ВЛАДИМИРСКАЯ Н.С.

В 1977 г. во время земляных работ на Васильевском спуске Красной площади, в 50 ж к северу от Москворецкой башни, где проходил Алевизов ров, был вскрыт мощный пласт отходов и полуфабрикатов керамической продукции XVIIIв., указывающих на существование в непосредственной близости к Московскому Кремлю крупного центра гончарного производства. По техническим причинам изучить стратиграфию грунтов на участке работ не удалось, были изъяты лишь отдельные образцы керамических изделий — посуда, светильники, игрушки, статуэтки, — отобранные из завала производственных отходов.

Бытовую керамику справедливо считают важнейшим источником для изучения истории материальной культуры русского города. Большие керамические комплексы из культурного слоя Москвы, опубликованные М.Г. Рабиновичем, Р.Л. Розенфельдтом, М.В. Фехнер и другими исследователями1, позволили ввести в научный оборот обширный археологический материал. Однако изучение мелкой скульптурной пластики XVIIIв. местного московского производства, относящейся к интереснейшей области народного искусства, только еще начато. Недостаточно исследована и художественная майолика, происхождение которой не вполне ясно. Поскольку в музейных собраниях малые скульптурные формы из керамики представлены единичными экземплярами9, существует мнение, что «XVIIIвек не оставил о русской игрушке ни письменных, ни вещественных следов»3, что русская реалистическая игрушка появилась только в XIXв. и, возможно, восходит к немецким гроднертальским и зонненбергским прототипам4.

Несостоятельность этой концепции доказана фундаментальными работами А.Б. Салтыкова, справедливо считавшего, что производство национальной майоликовой скульптуры и игрушек было в XVIIIв. весьма широким и подготовило почву для последующего развития статуэток из фарфора5. В частности, он пересмотрел взгляд на историю декоративной глиняной статуэтки, которая в подмосковной Гжели достигла к 1780 г. развитой реалистической формы и представляла собой образец исключительно живого и смелого творчества русских мастеров. Вместе с тем, поскольку до настоящего времени в культурных напластованиях Москвы не удавалось обнаружить массовых находок и следов производственных центров декоративной статуэтки, вопрос о происхождении московской майолики не был окончательно решен. Недостаточная изученность археологических материалов из раскопок центра Москвы грозила опасностью переоценки значения гжельского керамического производства и размеров его влияния на развитие городских художественных промыслов. В связи с этим обнаруженный впервые в культурном слое центра Москвы единый археологический комплекс образцов продукции художественной керамики XVIIIв. представляет исключительный интерес и заслуживает пристального внимания.

Следует отметить, что глиняные фигурки при археологических раскопках в Москве, как и в других русских городах, находили и ранее6. Все они относятся к разновидностям игрушек. Так, еще в 30-е гг. XIXв. на южной бровке кремлевского холма были найдены глиняные фигурки XVI- XVIIвв. — птички, всадник, медведь, лошадки, шарик-погремушка7. Несколько игрушек «сравнительно поздних форм» и одна покрытая поливой птичка-погремушка домонгольского времени были обнаружены кремлевской археологической экспедицией во время строительства Дворца съездов, в 1959—1960 гг.8. Разнообразная коллекция керамических фигурок XV— XVIIвв. была собрана археологами Государственных музеев Московского Кремля во время археологических наблюдений в Кремле в 1965—1976 гг. Тогда же в отложениях грунта домонгольского времени в разных частях территории Кремля неоднократно были зафиксированы слитки стекловидной массы и скопления бракованной посуды. Массовые находки в Кремле бытовой и строительной керамики, имеющей подглазурное покрытие, а также обнаруженный в 1965 г. на Соборной площади гончарный горн XIIIв.9 поставили под сомнение гипотезу о появлении в Москве поливной керамики местного производства лишь в конце XVв.10.

В 1940-х гг., во время раскопок Гончарной ремесленной слободы в устье реки Яузы, в слоях XVI— XVIIвв. наряду с готовой продукцией мастеров-игрушечников были обнаружены отходы производства и полуфабрикаты11. Особенностью топографии этих находок является их близость к реке, указывающая на связь гончарного промысла с водой. Не составляет исключения и вновь обнаруженный комплекс на Васильевском спуске к Москве-реке.

Предметы мелкой скульптурной пластики из раскопок последних лет в Московском Кремле и на Красной площади распределяются по видам следующим образом: человеческих фигурок — одиннадцать, фигурок лошадок — девять, фигурок птиц — четыре, фигурок медведя — три, всадников — два, шариков-погремушек — два, неопределенных частей скульптур — две, птиц-свистулек — одна, свирелей — одна, сосудов типа «соловей» — один, яичек-писанок — одно, фигурок львов — две, фигурок зайцев — одна, голова кота — одна, сфинкс — один.

Серии находок глиняных фигурок, служивших детскими игрушками, свидетельствуют о широкой их распространенности в городах Древней Руси, не исключая Москву. О бытовании в Москве глиняных игрушек в начале XVIIIв. говорят документальные источники: «Куплено в Москве разных игрушек царевне Наталье Петровне и великому князю Петру Алексеевичу и княгине, которые посланы в Петербург, а именно: три коровы, два коня, два оленя, четыре барана, две пары лебедей, одна утка, при ней трое детей, город с солдатами, три баула, за все заплачено 4 р., 3 алт., 4 деньги»12.

По образному определению А.В. Луначарского, детская глиняная игрушка «...отражает отпрепарированный известным образом для ребенка, упрощенный юмористически или патетически преломленный — словом, в самом широком смысле слова, стилизованный объект, взятый из живой жизни»13. Те же черты отличают коллекцию глиняной скульптуры из раскопок на Васильевском спуске. Все фигурки выполнены в

живой реалистической манере и являются выразительным отражением современного им быта. Это собирательный, колоритный образ-тип, которому присуща простота и компактность формы. Характерны слабая расчлененность основного объема, преимущественно фронтальное построение фигуры. В изобразительной манере прослеживается взаимосвязь народного кустарного и городского профессионального искусства. Это, с одной стороны, статичность и особенности моделировки, позволяющие проводить параллели с архаичной деревянной резной скульптурой — «щепным» товаром; с другой — веяния городской моды, современной мастеру-керамисту (аксессуары одежды, прически, головные уборы). Нововведением в гончарном производстве XVIIIв. является широко распространенный прием использования колористических свойств цветной глазури и украшение керамической скульптуры многоцветной росписью по белой эмали.

Основную часть рассматриваемого комплекса составляет так называемая малая декоративная скульптура — глиняные статуэтки на подставках, служившие для украшения жилища. Это фигурки человека, зверей и птиц (см. приложение I). В выборе сюжета здесь чувствуется связь с художественными традициями народного изобразительного искусства и фольклора, истоки которых уходят в дохристианские верования славян. В культурном слое центра Москвы неоднократно встречались фигурки медведя. В комплексе находок на Васильевском спуске сохранилась лишь задняя часть его пустотелой фигурки на подставке (ил. 1е). На Руси были широко распространены медвежьи «потехи». Медведь популярен и в фольклоре, символизируя обилие и плодородие. Из охотничьего тотема он превратился в доброго вестника пробуждения природы, выходящего из берлоги после зимней спячки. Праздником «комоедицы» отмечали канун христианского Благовещения. Фигурки птиц в коллекции представлены разными орнитологическими типами. Это обычная разновидность птички-свистульки, покрытой поливой черного цвета (ил. 1г); сидящая птичка с опущенным хвостом, имеющая светлое поливное покрытие (ил. 1в); фигурка сидящей птички с высоким хохолком (ил. 1а) и выполненная из розовой глины крупная фигурка птицы, похожей на голубя, по манере изображения тяготеющая к подобным сюжетам на русских изразцах XVIIв.14 (ил. 1д). В коллекциях Исторического музея и Музея керамики имеются исполненные в той же манере изображения сов, кур, уток, голубей и фантастических птиц с длинным, гривоподобным, ярко раскрашенным оперением15. Выразительна фигурка сидящего льва с закинутым на спину хвостом (ил. 16). Статуэтка покрыта одноцветной глазурью, сохранившейся в виде пористой массы неопределенного цвета. Любопытны сюжеты, восходящие к древним мифологическим прототипам, пришедшие в народное искусство из сказочно-волшебного мира. Такова крупная фигурка сфинкса, найденная в спекшемся коме бракованной керамической продукции (ил. 2е, ж). Интересным образцом жанровой композиции является изображение военного в шапке-треуголке, едущего в санях (ил. 36). Передок саней не сохранился. Обращает на себя внимание ракурсное построение фигуры. На изделии остались фрагменты многоцветного глазурного покрытия. Чтобы сделать более разнообразным ассортимент своей продукции, мастера-керамисты создавали игрушки-наборы. К такой разновидности принадлежит голова кота, укрепленная на сплошном трубчатом стержне, снабженном ушком для подвешивания. Несомненно, эта деталь представляет собой часть какой-то сложной игрушки (ил. 1ж).

1. Керамические фигурки: а —птичка; б —лев; в —птичка; г — птичка-свистулька; д — птица; е — фрагмент фигурки медведя; ж — голова кота (фрагмент сложной игрушки). Конец XVIII в. Музеи Кремля

Сопоставление памятников кремлевской коллекции с собранием гжельской майолики последней трети XVIIIв. из фондов отдела керамики Исторического музея дает возможность реконструировать несохранившиеся детали наших находок и позволяет восстановить характер изображения лиц людей, звериных и птичьих голов. Как и в майолике, у них обведенные дополнительной линией глаза, намеченные одной чертой брови (причем не только у животных, но и у птиц), нос обозначен двумя точками, рот — двумя параллельными чертами. Характерно очеловечивание морд животных. Те же черты отличают фигуру лежащего льва, найденную в культурном слое Кремля во время раскопок 1959 г. (ил. 5).

2. Керамические фигурки: а, б, в, г — фрагменты фигурок военных; д — плошка-светильник; е, ж — фрагменты фигурки сфинкса. Конец XVIII в. Музеи Кремля. Рис. Н. А. Красновой

Заслуживают внимания выразительные изображения всадника на коне и военных в мундирах (ил. За; 46, в). Это родоначальники хорошо известных солдатиков и всадников конца XIXв. (скопинских статуэток и деревянных всадников из Сергиева посада), превратившихся впоследствии в кавалеров и гусар, сохранивших старинную фронтальность и неподвижность слабо расчлененных столпообразных фигур. Одна из статуэток коллекции, изображающая военного в рост, выполнена из обычного гончарного теста розовато-кремового цвета. Правая рука слегка согнута в локте и опирается на шпагу, левая также согнута в локте. По моде того времени на спину опускается косица. Мастер-гончар прекрасно передал детали мундира с крупными пуговицами, расположенными двумя расходящимися рядами, и широким поясом с пряжкой. Мундир имеет фалды с защипами. Детали одежды, головные уборы и прически являются характерными признаками, уточняющими дату каждого отдельного памятника коллекции и позволяющими хронологически более точно определить весь комплекс в целом. Так, особенности обмундирования описанной выше статуэтки близки к покрою мундира егеря Измайловского полка 1786—1796 гг., широкий пояс с пряжкой является принадлежностью костюма рядовых и унтер-офицеров. Судя по покрою мундира, перед нами изображение гренадера, рядового солдата мушкетного полка, либо егеря Измайловского полка. Следовательно, скульптуру можно датировать временем от 80—90-х гг. XVIIIв. до 1802— 1825 гг., поскольку мушкетеры с этого времени уже не имели шпаг, а только ружья, были одеты в длинные сюртуки с высоким воротом, украшенным пуговицами, расположенными в два параллельных ряда16. К той же разновидности скульптуры относятся две фигурки военных с хорошо сохранившимися головными уборами, представляющими собой шапку флейщика лейб-батальона лейб-гвардии Преображенского полка (ил. 2а, б, в, г)17. Верхняя часть торса этих скульптур, вылепленная из светложгущейся розовой глины, найдена в скипевшемся сгустке бракованной продукции. Две фигурки военных изображены в шапках-треуголках, которые обычно носил офицерский состав мушкетных полков и рядовые в егерских полках. Их можно видеть и на скульптурных изображениях из собрания Исторического музея18.

Любопытна статуэтка на овальной подставке, покрытая глухой спекшейся поливой темного цвета. Изучение аналогичного изображения последней трети XVIIIв. из собрания майолики Исторического музея показало, что это изображение женщины, одетой в длиннополую крестьянскую одежду, несущей в опущенных руках ведра (ил. 3г). Те же сопоставления помогли атрибутировать другую фигурку — на невысокой овальной подставке, выполненную из обычного гончарного теста розово-кремового цвета. Торс ее облачен в пышную, свободного покроя одежду, отличающую представителей духовного сана (ил. 4а). Подобная фигурка также имеется в коллекции Исторического музея. Она изображает священника, но, в отличие от последней, кремлевская находка имела, видимо, приставную качающуюся головку. От одной из фигурок человека сохранилась голова в колпаке-«валенке» с круглым верхом и отвернутыми полями с перехватом в центре (ил. 3в). Поверхность глиномассы покрыта темного цвета глухой спекшейся глазурью. Экспонат находит аналогии среди материала из раскопок 1898 г. на территории Кремля. Торс фигурки выполнен из розово-кремовой глины. Отличительной ее особенностью является одежда, ниспадающая свободными складками, без перехвата в талии. В руках, по всей вероятности, — корзина. По своему облику изображение напоминает античную терракоту (ил. 3 д).

3. Керамические фигурки: а — всадник; б — военный, едущий в санях; в — фрагмент фигурки (голова в колпаке-«валенке»); г — женщина с ведрами; д — человек с корзиной; е — военный (?). Конец XVIII в. Музеи Кремля. Рис. Н. А. Красновой

4. Керамические фигурки: а — священник; б, в — военные. Конец XVIII в. Музеи Кремля

5. Фигурка льва. XVIII в. Музей истории и реконструкции г. Москвы Рис. Н. А. Красновой

Таким образом, рассматриваемый комплекс в основном представлен сказочными сюжетами, за исключением двух фигурок, имеющих реальную бытовую основу. Детали одежд и манера трактовки скульптур не оставляют сомнения в их местном, русском происхождении. То обстоятельство, что почти все они имеют подставки, свидетельствует об их декоративном назначении.

Особый интерес в рассматриваемом собрании представляют звуковые игрушки, являющиеся одной из распространенных разновидностей бытовой художественной керамики и известные с древнейших времен, когда, по этнографическим данным, во время массовых гуляний и празднеств существовал обычай стрельбы, криков и свиста, сохранивший пережитки дохристианской обрядности и магического воздействия на злых духов. При раскопках в центре Москвы звуковые игрушки находили неоднократно. Это глиняные коники, шарики-погремушки и птички-свистульки. Подобная, но композиционно более сложная фигурка была найдена при раскопках в 1940 г. в Гончарной слободе. Она изображает мужчину в головном уборе, играющего на каком-то музыкальном инструменте с мехами, возможно волынке. Игрушка представляет собой свистульку с тремя отверстиями для модуляции звука. Она покрыта коричневой поливой и по этому признаку отнесена к XVIIIв.19. В коллекции из раскопок на Васильевском спуске свистящие игрушки представлены птичкой-свистулькой и свирелью, расписанной коричневой краской. Интересно, что в 1975 г. на Красной площади был найден мореный сосуд-«соловей», позволяющий издавать трели, когда он наполнен водой.

Местонахождение этих предметов не удивительно, так как здесь, на главной площади Москвы, шла бойкая торговля и проходили самые крупные народные гулянья, сопровождавшиеся оглушительными звуками всевозможных дудок, свирелей и свистулек. И.Е. Забелин насчитывал в Москве более тридцати гуляний и ярмарок в год. Одним из самых многолюдных было «вербное» гулянье на Красной площади, а из торжищ — «грибной рынок» в первую неделю Великого поста на Болоте и Софийской набережной. Праздничные гулянья и ярмарки давали большой простор творчеству игрушечников, изделия которых пользовались постоянным спросом у москвичей. Здесь же, на главной площади города, выступали музыканты, танцоры и скоморохи. Не случайны находки керамических кукол и на Великом посаде, в слое середины XVв.20, в людном торгово-ремесленном районе Москвы, где всегда было много желающих посмотреть импровизированные представления. Их интереснейший реквизит и не изученная в должной мере роль игрового начала в народном зрелищном искусстве должны составить предмет специального рассмотрения.

Технология производства бытовой керамики из культурного слоя Москвы изучена Д.В. Филипповым в Лаборатории керамики Академии архитектуры СССР на массовом материале раскопок Гончарной слободы21. Как было установлено, керамическая продукция изготовлялась из красной запесоченной пористой кирпично-черепичной глины типа суглинков. Широко использовалась светложгущаяся розово-кремовая глина. Известно, что это сырье привозили в Москву в большом количестве из Гжельской волости. Для керамики из светложгущейся глины характерно отсутствие грубых примесей в тесте. Статистическая обработка материала показала, что большая часть предметов рассматриваемой коллекции, и в том числе все экземпляры, сохранившие следы покрытия цветной глазурью, изготовлялись из высококачественных белых глин. Технология изготовления такой керамики мало менялась. Глиняные фигурки вылеплены от руки, большинство их пустотелые, формованы в двустворчатых формах, некоторые монтированы по частям, швы тщательно заглажены. Перед обжигом мастер вручную прорабатывал отдельные детали. Формы для статуэток делали из гипса. После формовки фигурку просушивали, затем дважды обжигали в специальной печи-горне (до и после глазурования и росписи).

Характерной деталью рассматриваемых изделий является овальная в плане, невысокая, имеющая углубление с тыльной стороны подставка, в то время как все статуэтки XVIIIв. явно не русского происхождения имеют заглаженную снизу плоскую подставку.

Сравнение керамических находок с собранием керамики Исторического музея позволяет определить, каков был не сохранившийся в первоначальном виде кроющий слой полихромной глазури. Роспись наносилась на еще не просохшую, стекловидную, непрозрачную белую эмаль с приглушенным блеском, сквозь которую слегка просвечивала глиняная масса. Глазурное покрытие не имеет цека. Цветовая палитра, по всей вероятности, должна была включать синюю (кобальтовую), зеленую (медную), желтую (сурьмяную) и коричневую (марганцевую) краски. Шесть образцов кроющего слоя поливы на фигурках сидящего льва, статуэтке военного, всадника на коне, фигурке женщины с ведрами и человека в санях были исследованы Ю.Л. Щаповой в Лаборатории спектрального анализа стекла исторического факультета Московского университета. Как показали результаты анализа, ближайшей аналогией по основному составу стекла является изразец из Псково-Печерского монастыря. Подобный состав стекла известен и в средневековом стеклоделии Западной Европы (см. приложение II).

Таким образом, производственный гончарный комплекс, следы которого обнаружены в заполнении Алевизова рва на Красной площади, видимо, изготовлял одновременно посуду и другие предметы быта22, игрушки и декоративные статуэтки. Все виды этой продукции найдены вместе.

Сведения о существовании производственных центров в окрестностях Кремля дают и некоторые письменные источники. Известно, что в 1691 г. по именному указу Петра Iбыл построен новый стекольный завод для изготовления посуды у Тайницких ворот, на берегу Москвы-реки23. Следы его деятельности постоянно обнаруживаются при археологических раскопках. Так, в 1973 г. во время шурфовки у стен Кремля найден брак стеклоделательного производства и керамические изделия с глазурованной поверхностью (в их числе — «муравленая» водопойка к перепелиным клеткам). Когда этот завод прекратил свою деятельность, мы не знаем, и в списках мастеров и заводчиков гончарного и ценинного дела Москвы XVII— XVIIIвв. это производство не значится. Однако на близлежащей к заводу территории Тайницкого сада отмечена находка бракованного штофного стекла XVIIIв.

В 1724 г. для производства ценинной керамики за Таганскими воротами, в Алексеевской слободе, была основана первая русская мануфактура фабриканта Афанасия Гребенщикова, начавшая выпускать майоликовую продукцию на привозном гжельском сырье «противу заморской». Исследователи полагают, что майолика Гжели 40-х гг. XVIIIв. ведет свое начало именно от мануфактуры Гребенщикова. Однако в конце этого столетия фабрика уже прекратила свое существование, хотя и не исключено, что в последние десятилетия на ее базе в городе продолжали работать безуказные производственные центры, выпускавшие бытовую керамику. Известно, что гончарные мастерские в конце XVII— XVIIIвв. находились в Аптекарском приказе, Алексеевской и Таганской слободах. Глиняную посуду разных сортов делал в Москве, близ Донского монастыря, выселившийся из Гжели крестьянин Яков Барсуков с товарищем Василием24. При засыпке Алевизова рва в 1816 г. были снесены многочисленные дворы, примыкавшие к рву на месте будущей Васильевской площади, при этом вся территория подверглась нивелировке. Естественно предположить, что здесь, у Москворецких ворот Китай-города, и находилась керамическая мастерская конца XVIII— начала XIXв., архивные материалы о деятельности которой неизвестны.

Таким образом, есть основания полагать, что в конце XVIIIв. в центре Москвы существовало крупное производство бытовой, в том числе декоративной, художественной керамики и игрушки. Стилистические и технологические особенности позволяют связывать его происхождение с лепными глиняными статуэтками, которые представлены образцами, найденными в слоях московского поселения на кремлевском холме, его посаде и в ремесленной Яузской слободе. На развитии производства игрушки сказалось также влияние широкого ассортимента продукции гжельских мастеров, освоивших хорошо известную в Западной Европе технологию полихромной росписи и многоцветной глазури, с которой городские мастера должны были быть также хорошо знакомы. Вместе с тем не вызывает сомнений, что именно городской рынок должен был диктовать требования, предъявляемые к ассортименту и качеству художественной керамики, поскольку она предназначалась главным образом для украшения городского жилья.

Находки полуфабрикатов и бракованных изделий художественной гончарной продукции местного, московского производства последних десятилетий XVIIIв. подтверждают полную несостоятельность концепции, утверждающей, что искусство малой бытовой скульптуры возникло в России на Петербургском фарфоровом заводе и что история русской художественной керамики ограничивается изделиями из фарфора и фаянса XVIII— XIXвв., выпускавшимися заводами Гарднера и Отто. Мастерские ценинного дела, расположенные в центре Москвы, продолжали развивать художественные и производственно-технические традиции гончарного ремесла раннего московского поселения. Новые археологические материалы из культурного слоя Москвы свидетельствуют о местном производстве широкого ассортимента вполне самобытной майоликовой статуэтки XVIIIв. — родоначальницы фарфоро-фаянсовой малой бытовой скульптуры XIX— XXвв. Обнаруженные во время раскопок на Васильевском спуске гончарные изделия представляют собой интересные образцы художественного творчества, в которых нашли яркое отражение исконные традиции русского народного прикладного искусства.

___________

1См.: Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI—XVIIIвв. — МИА, № 7. М. — Л., 1947 и др. его работы; Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII— XVIIIвв. М., 1968; Фехнер М.В. Глиняные игрушки московских гончаров. — МИА, № 12. М.—Л., 1949, и др.

2В собрании ГИМ имеется сорок семь (по другим данным, сорок четыре) майоликовых фигурок, две статуэтки хранятся в ГЭ, семь — в Музее керамики в Кусково, одна — в Музее игрушки в Загорске, одна — в Музее истории и реконструкции г. Москвы.

3Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 1934, с. 443,444.

4Салтыков А.Б. Гжельская керамика. — В кн.: Труды ГИМ. Памятники культуры. Вып. 3. М., 1949.

5См. там же, с. 1—21.

6См.: Фехнер М.В. Глиняные игрушки московских гончаров; Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII—XVIIIвв.; Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI—XVIIIвв.; Он же. Московская керамика. — МИА, № 12; Он ж е. К истории скоморошьих игр на Руси («Реквизит вертепа»), — В кн.: Культура средневековой Руси. М., 1979.

7См.: Султанов Н.В. Памятник императору Александру IIв Кремле Московском. Спб., 1898; Динцес Л.А. Русская глиняная игрушка. М. — Л., 1936, с. 68; Церетели Н. Русская крестьянская игрушка. М., 1933, с. 26—29.

8См.: Воронин Н.Н., Рабинович М.Г. Археологические работы в Московском Кремле. — СА, 1963, № 1. с. 256—257.

9См.: Алешковский М.X. Московский Кремль. Церковь Двенадцати апостолов, Патриаршие палаты и Успенский собор. Отчет об археологических наблюдениях 1965 г. (ОРГП Музеев Кремля, ф. 20,1965 г., д. 22).

10См.: Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII—XVIIIвв., с. 49; Авдусина Т.Д., Владимирская Н.С, Панова Т.Д. Русская поливная керамика из раскопок Московского Кремля. — СА, 1984, № 2, с. 210.

11См.: Фехнер М.В. Глиняные игрушки московских гончаров, с. 52—56; Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI—XVIIIвв., с. 68—72.

12Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 2. М., 1972, с. 127—173.

13Луначарский А.В. Вместо предисловия, — В кн.: Церетели Н. Русская крестьянская игрушка. М., 1933, с. 10.

14Ср. рельефный изразец в декоре святых ворот Иосифо-Волоколамского монастыря (см.: Маелих С. А. Русское изразцовое искусство XV—XIX вв. М. 1976,№ 121).

15ГИМ, инв. № 5592 щ/304 фс, 13078 щ/313 фс, 5600 щ/314 фс, 13281 щ/310 фс,5591 щ/320 фс, 5603 щ/321 фс, 43606—Б—105/322 фс; Музей керамики в Кусково, фс№ 1692, фс. № 1693.

11—490

16См.: Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск. Т. 9, 10. Спб., 1900.

17См. там же. Т. 9, рис. 1137.

18См.: Салтыков А.Б. Русская народная керамика. М, 1960, № 62.

19См.: Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI—ХVIII вв., с. 70,рис. 19.

20См: Рабинович М. Г. К истории скоморошьих игр на Руси («Реквизит вертепа»), с. 55.

21См.: Заключение Лаборатории керамической установки ВАА. — МИА, № 12.М., 1949, с. 104—105.

22В коллекцию входят двадцать шесть настольных светильников нескольких разновидностей. Любопытна плошка-светильник на ножках с ручкой в виде лапы (Музеи Кремля, инв. № АРХ—535).

23См.: Забелин И.Е. История города Москвы. Ч. 1. М., 1902, с. 613.

24ЦГИАЛ, ф. 1 Мануфактур-коллегии, оп. 2, д. 1577, л. 6 об.

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Перечень керамических изделий из раскопок на Васильевском спуске в 1977 г.

Наименование
Инв. №
Размеры
Фрагмент фигурки медведя
30/1977
высота 9 см
Птичка-свистулька
32/1977
высота 5,5 см
Сидящая птичка
33/1977
высота 7 см
Сидящая птичка
34/1977
высота 7,5 см
Фигурка птички
26/1977
длина 17 см
Фигурка льва
35/1977
высота 8 см
Фигурка сфинкса
89/1977
высота ок. 15 см,
 
 
длина 16 см
Фигурка военного в санях
39/1977
высота 11 см
Голова кота
15/1977
длина 16 см
Фрагмент фигурки военного
 
 
в мундире
14/1977
высота 13 см
Голова и фрагмент торса
 
 
фигурки военного
36/1977
высота 8 см
Фигурка военного на лошади
38/1977
высота 6 см,
 
 
длина 8 см
Фигурка женщины с ведрами
37/1977
высота 10 см
Фигурка священника
24/1977
высота 10 см
Фрагмент фигурки человека,
 
 

(голова) в колпаке-«валенке»

37/1977
высота 4,5 см
Фрагмент фигурки человека,
 
 
несущего корзину
25/1977
высота 10 см
Сосуд «соловей»
1/1976
высота 7,5 см
Свирель
13/1977
длина 20 см
Двадцать шесть настольных
40/1977—
высота 10—12 см,
светильников
65/1977
у плошек диаметр 12 см

ПРИЛОЖЕНИЕ II

ЗАКЛЮЧЕНИЕЛАБОРАТОРИИ СПЕКТРАЛЬНОГО И СТРУКТУРНОГОАНАЛИЗА СТЕКЛА ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТАМОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Результаты анализа поливы на статуэтках, найденных в заполнении Алевизова рва ( раскопки 1977 г.)

Исследовался состав поливы 6 статуэток: № 32, 35—39 (по инвентарной описи). Сохранность поливы плохая, в ряде случаев изменена структура стекла.

Основной состав — стекло, относящееся к типу зола (древесная) — известь — свинец — алюминий содержащий песок. Известь использована разная: с меньшим (№ 38, 39) или большим (№ 32, 35—37) содержанием окиси магния.

Вся полива непрозрачная за счет содержавшейся в массе окиси олова.

Полива окрашена. В качестве красителя для голубоватого (№ 38) и зеленого (№ 39) цветов выступает окись железа: коричнево-черного (№ 35) — окись железа вместе с окисью марганца; светло-голубого (№ 36) — окись меди; такой же краситель — в поливе темного цвета (№ 37).

Две последние поливы содержат в своем составе окись марганца, которая могла бы здесь играть роль обесцвечивателя основной стеклянной массы.

Ближайшая аналогия по основному составу — на поливе изразца, происходящего из Псково-Печерского монастыря, — не имеет, к сожалению, указаний на дату и происхождение.

Подобный состав стекла известен в средневековом стеклоделии Западной Европы.

Ю.Л. ЩАПОВА

Первоисточник: 
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КЕРАМИКА XVIII ВЕКА ИЗ АЛЕВИЗОВА РВА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ. Н.С. ВЛАДИМИРСКАЯ
Информисточник: 

www.kreml.ru

 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2017)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы?

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.