Профессиональная и очень недорогая установка кондиционеров только здесь!
ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

Пудостский камень в монументально-декоративной скульптуре Санкт-Петербурга: опыт реставрации.

Петрова С.Л., Мозговой В.С.
Памяти С. А. Шадрина
УДК 730+622.35: 902.34 (470.23-25)

СВЕТЛАНА ЛЕОНИДОВНА ПЕТРОВА - художник-pecmaepamop каменной и гипсовой скульптуры высшей квалификации Отдела научной реставрации и консервации Государственного Эрмитажа, преподаватель Института Искусств УНЦ Философии и Искусств Санкт-Петербургского Государственного Университета.

ВЯЧЕСЛАВ СЕМЕНОВИЧ МОЗГОВОЙ - генеральный директор ООО «Реставрационная Мастерская "Наследие"», художник-реставратор каменной и гипсовой скульптуры высшей квалификации Отдела научной реставрации и консервации Государственного Эрмитажа.

 

Viacheslav S. Mozgovoi, Svetlana L. Petrova

The Pudost Stone in Monumental Decorative Sculpture of St. Petersburg: Experience in Conservation-Restoration

The Pudost stone (tufa), wide-spread in monumental decorative sculpture of St. Petersburg, is closely connected with monuments of high classicism, viz. architectural monuments of the first third of the 19th century. At that time, sculpture as an architectural decor reached its pinnacle. Among many, to menlion a few are the Admiralty, the ensemble of the Spit of Vasilievski Island, the Cathedral of Our Lady of Kazan, etc. The authors express their ideas on conservation-restoration of monuments made of this material.

 

Традиционно использование пудостского камня (известкового туфа) в монументально-декоративной скульптуре Санкт-Петербурга связывают с памятниками высокого классицизма - архитектурными ансамблями первой трети XIX века, где роль скульптуры в качестве архитектурного декора достигла своего наивысшего расцвета и представляет собой подлинный синтез искусств. Это касается, в первую очередь, ансамбля Адмиралтейства, из обширного скульптурного убранства которого сохранился декор центральной башни: скульптурные группы «Морские нимфы, несущие небесную сферу» (Ф. Ф. Щедрин, 1812 г.), статуи «Ахилл», «Аякс», «Пирр», «Александр Македонский» (Ф. Ф. Щедрин, 1812 гг.).1 В ансамбле Стрелки Васильевского острова во фронтонах Биржи находятся скульптурные группы «Нептун с двумя реками» (Ж. Камберлен, 1810-1813 гг.) и «Навигация с Меркурием и рекой» (Ж. Камберлен, 1810—1813 гг.), а у подножий Ростральных колонн расположены четыре аллегорические статуи, созданные в 1810-1811 годах скульпторами Ж. Камберленом и Ф. Тибо,2 и получившие условные названия «Нева», «Волхов», «Волга», «Днепр». По сторонам портика Горного института находятся скульптурные группы «Похищение Прозерпины» (В. И. Демут-Малиновский, 1809 г.) и «Геракл с Антеем» (С. С. Пименов, 1809). В ансамбле Елагина острова целый скульптурный цикл представлен на фасаде Кухонного корпуса: в нишах расположены 14 статуй, олицетворяющие мифологических персонажей (С. С. Пименов, первая треть XIX в.).

Исключительным по масштабам использования пудостского камня в наружной отделке является созданный в 1801-1811 годах А. Н. Воронихиным Казанский собор. Здесь камень был применен не только для скульптурного декора, но и для изготовления архитектурных деталей и облицовки стен. Рельефы на библейские сюжеты созданы И. П. Мартосом, И. П. Прокофьевым, Ф. Г. Гордеевым, Ж. Д. Рашеттом.

Известны примеры использования пудостского камня для создания монументально-декоративной скульптуры и в XVIII веке. Так, скульптура кровли Зимнего дворца первоначально была выполнена из пудостского камня, а в 1890-х годах изготовлены и установлены медновыколотные статуи.3 М. С. Зискинд указывает на аналогичную ситуацию и с надаттиковой группой Малого Эрмитажа.4 На аттике построенного в 1784-1787 годах дома И. И. Бецкого (П. Г. Ольденбургского) находится скульптурная группа «Добродетель», созданная И. П. Прокофьевым из пудостского камня. Наконец, львы, установленные на гранитных пьедесталах Стрелки Елагина острова в 1926 году (работа неизвестного мастера конца XVIII в.) созданы из этого же камня.

1. Скульптурная группа «Морские нимфы несущие небесную сферу» после реставрации

В декоре Михайловского замка пудостский камень также нашел свое применение. Из него вырублены восемь аллегорических статуй в нишах парадного двора, а также барельефы северного фасада, образующие, вместе с фигурами теламонов, фриз на аттике. Исследования, сопровождавшие реставрационные работы на фасадах замка в 2001 году, позволили расширить наши представления о масштабах применения пудостского камня в скульптуре Петербурга. Материаловедческая экспертиза камня рельефа «История заносит на свои скрижали славу России», проведенная А. Г. Булахом, А. А Золотарёвым, Б. Фитцнером, показала, что этот памятник также выполнен из пудостского камня.5

Пудостский камень применялся, безусловно, не только в качестве скульптурного, но и как строительный материал. Известны факты его использовния для различных построек в Стрельне, Петергофе, Царском Селе, Гатчине. Интересно, что в ансамбле Стрелки Васильевского острова не только статуи, но и сами стволы Ростральных колонн частично сложены из блоков пудостского камня, поверхность которых оштукатурена и окрашена.6 Как справедливо отмечает Л. С. Харьюзов, «применение в строительстве Санкт-Петербурга известковых туфов в XVIII-XIX веках носило гораздо более широкий и разнообразный характер, чем это было известно до настоящего времени. В процессе продолжения проведения подготовительных к реставрации фасадов памятников архитектуры работ будут вскрываться новые примеры и особенности использования известковых туфов в строительстве нашего города».7

Таким образом, пудостский камень широко использовался для создания архитектурных сооружений и скульптуры Санкт-Петербурга на протяжении XVIII-XIX вв. Распространение пудостского известняка в качестве строительного и скульптурного материала было обусловлено экономическими и технико-технологическими причинами: камень был дешев, а также мягок и, следовательно, легок в обработке. В исследованиях, посвященных декоративно-облицовочным камням в архитектуре Петербурга, авторы обращают внимание на уникальную особенность этого камня легко подвергаться обработке режущим инструментом в земле и постепенно набирать прочность после извлечения блоков из карьера.8 Л. С. Харьюзов, подробно рассматривая особенности физико-механических свойств и процессов образования известковых туфов, объясняет это явление следующим образом: «Образующиеся таким образом плотные массы кавернозных туфов остаются при этом достаточно мягкими, что связано с неполным удалением в естественных условиях кристаллизационных процессов. По имеющимся историческим сведениям, после извлечения туфов из недр на открытом влагозащищенном пространстве „созревание" их наступало по прошествии примерно года».9

Декоративные качества этого материала, однако, не всегда соответствовали замыслам зодчих, проектировавших скульптурный декор архитектурных сооружений. Так, завершающими этапами создания скульптурных произведений из пудостского камня были штуковка (заделка пор и каверн в камне известково-песчаной мастикой), а также окраска скульптур. Например, при создании статуй античных героев на аттике башни Адмиралтейства, скульпторы были обязаны по завершении работ окрасить их масляной краской. Пудостский камень обрабатывали специальной накрывкой из извести с песком, окрашивали известковым колером, что, например, было сделано О. Монферраном в 1833 году при первой реставрации Казанского собора.10 Таким образом, окончательная обработка скульптур - штуковка и окраска - скрывала характерные особенности пудостского камня: фактуру и цвет. Подобные мероприятия позволяли, с одной стороны, выдерживать фасады зданий и декор в единой цветовой гамме, а с другой - сохранять на некоторое время пудостский камень от атмосферных воздействий. Это подтверждает, например, изображение фасада Адмиралтейства 1860 года, где вся скульптура центральной башни и примыкающих фасадов имеет одинаковый светлый цвет, контрастирующий с цветом стен здания,11 а также фотография фасада Кухонного корпуса, где статуи из пудостского камня, находящиеся в нишах, одного цвета с колоннами и элементами гипсового декора.12

Реставрация скульптуры Петербурга приобрела систематический характер благодаря созданию скульптурного класса Академии художеств. Участие в реставрационных работах было своеобразным итогом обучения в Академии, рассматривалось как часть творческой деятельности скульпторов. Реставрацией занимались такие выдающиеся мастера как Н. Жилле, Ф. Г. Гордеев, М. И. Козловский, И. П. Прокофьев, И. П. Мартос, В. И. Демут-Малиновский, А. В. Логановский. Много внимания уделялось реставрации статуй Летнего сада, памятникам Петергофа, Павловска, Царского села. К сожалению, профессиональная реставрационная деятельность не коснулась в полной мере монументально-декоративной скульптуры из пудостского камня, входящей в архитектурные ансамбли. Окрашивание из завершающего этапа отделки камня превратилось в универсальный прием «обновления» внешнего вида скульптуры. Эта проблема глубоко волновала И. В. Крестовского.* Он, в частности, писал: «...скульптуры к моменту реставраций, производившихся после Октябрьской революции, оказались окрашенными масляной краской и не один раз, а несколько, и каждый раз новым цветом. Краски с годами наслаивались и достигали до 8—12 слоев, образуя толстую загрубелую пленку, которая пересыхала, лопалась, завивалась локонами и, отпадая, висела на скульптуре лохмотьями».13

Кроме того, художественные достоинства монументально-декоративной скульптуры, ее роль в архитектурном ансамбле не всегда оценивались по достоинству. Если создание ансамбля Адмиралтейства рассматривалось как событие в художественной жизни города, существовал проект открытия музея рисунков, эскизов, слепков скульптуры, украшающей это здание, то в 1860 году, во избежание расходов на реставрацию, были сняты и уничтожены все статуи с фасадов Адмиралтейства, за исключением скульптур центральной башни.

2. Фрагмент скульптурной группы «Морские нимфы, несущие небесную сферу». В процессе реставрации. Частичное удаление сплошной цементной обмазки на лице одной из статуй нимф

Подобное отношение приводило к тому, что декоративной скульптуре нередко наносился прямой вред в ходе ремонтов фасадов. И. В. Крестовский с сожалением писал: «...администрация зданий не всегда обращает внимание на скульптуры, украшающие их здания. До революции обыкновенно наряду со штукатуркой и окраской всего здания сдавали подрядчикам для реставрации и всю имевшуюся на здании скульптуру. <...> Результатами такого положения вещей были порча и искажение скульптуры. И действительно, все скульптуры из пудостского известняка были уродливо измазаны гипсом, цементом или штукатуркой не только в местах поломок, но и в совершенно целых местах».14

3. Фрагмент скульптурной группы «Морские нимфы, несущие небесную сферу». В 1999 г. произошло обрушение руки одной из статуй нимф

Таким образом, работы, проводившиеся с фасадной скульптурой до 1917 года, нельзя рассматривать как реставрацию в современном понимании этого слова. Окраска скульптур, доделки и домазки поверхности не только не обеспечивали сохранности памятников, но и, напротив, образуя плотное покрытие на поверхности пористого камня, искажали облик скульптурных произведений, способствовали их разрушению. Под слоями краски и цемента скапливалась вода, которая, замерзая, разрушала камень.

Одним из примеров памятников, несущих на себе следы многочисленных реставрационных работ, являются четыре статуи у оснований Ростральных колонн на Стрелке Васильевского острова. И. В. Крестовский уделял особое внимание сохранению этих скульптур, отмечая пагубное влияние на них ремонтов XIX века: «При реставрации каменных фигур Ростральных колонн с каждой из фигур было снято воза два-три посторонних цементных, гипсовых и штукатурных намазок».15 Многослойная окраска, цементные восполнения и обмазки, появлявшиеся в результате проводимых на протяжении XIX века ремонтно-поновительских работ, запечатлены на серии фотографий 1920-х годов, хранящихся в Архиве Комитета по государственному контролю, охране и использованию памятников истории и культуры Санкт-Петербурга.

4. Фрагмент скульптурной группы «Морские нимфы, несущие небесную сферу». В процессе реставрации. Плотная цементная обмазка на поверхности скульптурных групп, скрывающая цвет и фактуру пудостского камня

Показательна аналогичная оценка состояния сохранности и других памятников из пудостского камня, сделанная в ходе их реставрации. Комплексная реставрация скульптур Кухонного корпуса, проведенная в 1974—1978 годах выявила наличие многочисленных красочных слоев, искажавших поверхность статуй, скрывавших цвето-текстурные характеристики и особенности фактурной обработки пудостского камня. Д. И. Немчинова, руководившая научно-реставрационными работами с памятниками Елагиноостровского ансамбля, писала: «Поверхность камня была зачищена до авторского слоя (местами красочные наслоения достигали 60 мм.), были воссозданы из пудожского камня утраченные фрагменты скульптур. В результате сложной и кропотливой работы реставраторов бесценным произведениям монументального искусства был возвращен первоначальный вид, и они заняли места, которые определил им в своих проектах К. Росси».16 Реставрация фасадов Казанского собора, начавшаяся в 1963 году по разработанной Специальными научно-реставрационными производственными мастерскими в 1953-1955 годах методике, также была направлена на раскрытие поверхности пудостского камня от позднейших наслоений - следов ремонтных работ второй половины ХIХ-начала XX века, красочных слоев, гипсовых и цементных дополнений, поскольку «облицовка из пудостского известнякас ее специфической поверхностью оказалась совершенно скрытой многочисленными слоями накрывки и краски. Цементные и гипсовые заделки быстро разрушались и выкрашивались. Великолепная скульптура фасадов собора была изуродована грубыми заделками из цемента, извести, гипса. От нанесенных на них слоев краски рельефы заплыли, утратили четкость форм».17

5. Фрагмент скульптурной группы «Нимфы, несущие небесную сферу» в процессе реставрации: а - раскрытие авторской поверхности от цементных наслоений и обмазок; б - тот же фрагмент после полного удаления цементных обмазок

Возвращаясь к истории реставрации скульптур Ростральных колонн, следует сказать о том, что наблюдавший за этим процессом И. В. Крестовский не был удовлетворен результатами работ 1928 года, о которых писал следующее: «...у "Волги" (колонна у моста Строителей) был снят поверхностный слой камня во многих местах и вновь восстановлен реставраторами из известково-цементной массы розоватого цвета, совершенно не отвечающей цвету камня. <...> фигура эта вся сплошь закрыта известково-цементным слоем <...>, во многих местах обнажился камень, во многих местах были трещины, щели, а при простукивании под многими слоями намазок оказались пустоты. <...> Снаружи камня оригинала совершенно не было видно».18 Кроме того, в ходе реставраций 1920-х годов продолжали применяться цементные составы, крепежные элементы черного металла, несовместимые с пудостским камнем и способствовавшие его разрушению. Конкретные рекомендации по использованию железных крепежных элементов и цемента для реставрации (например, двукратное покрытие железных штырей элементов асфальтовым лаком, введение извести и песка в цементный состав для его ослабления), содержавшиеся в трудах И. В. Крестовского, не учитывались при осуществлении реставрационных работ.

6. Фрагмент скульптурной группы «Морские нимфы, несущие небесную сферу» в процессе реставрации: а - раскрытие авторской поверхности от цементных наслоений и обмазок; б - тот же фрагмент после полного удаления цементной обмазки и реставрационной доделки; в - тот же фрагмент после восполнения утрат, мастиковки и нанесения защитно-декоративного покрытия

Следующий важный этап в истории реставрации монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербурга - героические усилия ленинградцев по сохранению памятников в годы Великой Отечественной войны. Почти сразу же после ее окончания начались реставрационно-восстановительные работы на Адмиралтействе, Стрелке Васильевского острова, на здании Сената и Синода и других выдающихся архитектурных ансамблях

и сооружениях. С 1947 по 1952 год скульпторы Ленинградского отделения Союза художников СССР провели реставрацию рельефов и статуй Адмиралтейства, в ходе которой поверхность скульптур аттика и скульптурных групп центральной арки расчищалась от загрязнений, утраты были восполнены из натурального камня, трещины, выбоины и сколы - замастикованы. На Ростральных колоннах устранили повреждения и выбоины от взрывов: «Мастера Научно-реставрационных мастерских тщательно заделали все сколы и трещины на скульптурах и гранитных постаментах, восполнили утраты в металлических каркасах и медной облицовке ростров, и в ноябре 1947 года, к тридцатилетию Великой Октябрьской социалистической революции, Ростральные колонны, как всегда, встречали корабли Краснознаменного Балтийского флота, которые по исконной ленинградской традиции вошли в Неву».19 Таким образом, масштабные реставрационные работы послевоенного времени были направлены на устранение повреждений и разрушений, нанесенных военными действиями.

Тем не менее, особенности климата Санкт-Петербурга, постоянное ухудшение экологической обстановки, сопровождающееся увеличением вредных выбросов в атмосферу, обусловили неизбежное прогрессирующее ухудшение состояния памятников из натурального камня, хранящихся на открытом воздухе, а развитие реставрационной науки и появление новых способов защиты не всегда соответствовало динамике процессов разрушения камня в условиях городской среды.

Относительно статуй Ростральных колонн можно сказать, что на их состояние повлияло и отсутствие методик укрепления разрушенного пудостского известняка методом пропитки и защиты его поверхности путемгидрофобизации, предотвращающей проникновение влаги; не была решена проблема создания конструкций для крепления выступающих деталей статуй, что привело впоследствии к их разрушению и падению.

Дирекция Санкт-Петербургского государственного музея городской скульптуры и руководство Комитета по государственному контролю, охране и использованию памятников Санкт-Петербурга на протяжении ряда лет изыскивали возможность решения проблемы сохранения монументально-декоративной скульптуры Ростральных колонн. Благодаря инициативе этих учреждений Научно-исследовательским и проектным институтом «Спецпроектреставрация» (Санкт-Петербург) в 1996 году были проведены исследования состояния статуй «Волга», «Днепр», «Нева» и «Волхов», сопровождавшиеся опытно-экспериментальными работами. Эти исследования стали основой для разработки технологии реставрации,20 авторами которой являются заместитель директора института В. И. Бубнов, технолог-реставратор высшей квалификации С. А. Шадрин и заведующий лабораторией НПО «Реставратор» С. Г. Тучинский (ныне главный технолог КГИОП Санкт-Петербурга). Основное требование технологии - восполнение утрат в материале, аналогичном материалу памятника, а также применение клеев, мастик и крепежных конструкций, изготовленных из материалов, максимально близких по своим свойствам к пудостскому камню. Программа реставрации включала в себя удаление реставрационных материалов, крепежей и восполнений предыдущих реставраций (цементные намазки, мастиковки, детали из коломенского известняка), восполнение утрат в пудостском известняке, укрепление камня и защиту его поверхности.

Таким образом, во второй половине 1990-х годов была выработана новая концепция сохранения памятников монументально-декоративной скульптуры из пудостского камня, опирающаяся на результаты комплексных технико-технологических исследований.

Эта технология была практически реализована в 1997-1998 годах при реставрации статуй «Ахилл» и «Аякс» на аттике башни Адмиралтейства, а в августе 1998 года нашла применение в реставрационных работах со скульптурами Ростральных колонн. Руководителем реставрации на этих объектах являлся один из авторов статьи, художник-реставратор каменной и гипсовой скульптуры высшей квалификации В. С. Мозговой.

Работы 1928 и 1998 годов можно назвать этапными в истории реставрации каменных скульптур Ростральных колонн. Реставрация 1928 года осуществлялась Центральными государственными реставрационными мастерскими. Для восполнения утрат был использован коломенский известняк (доломит), который отличается по своим физическим свойствам от оригинала: большая масса доломита создавала дополнительную нагрузку на горизонтальные поверхности скульптуры, высокая плотность изолировала примыкающие участки пудостского известняка от взаимодействия с внешней средой. Имевшие иные по сравнению с известняком цвет и фактуру поверхности, восполнения из доломита, выглядели чужеродными элементами на скульптуре, нарушая целостность эстетического восприятия памятников. Поэтому одной из задач реставрации 1998-1999 годов стало удаление деталей из коломенского известняка и восполнение утрат в пудостском камне. Из этого же материала восполнялись утраченные фрагменты на поверхности скульптур методом изготовления вставок. При работе с пудостским камнем реставраторы соблюдали те же требования, которые предъявлялись и к скульпторам при создании произведений из этого материала. Так, в контракте, который был заключен с Ф. Ф. Щедриным, В. И. Демут-Малиновским, А. А. Анисимовым и С. С. Пименовым на создание скульптур для Адмиралтейства, мастера обязались камень «употреблять сколько возможно <...> без трещин, без вставок <...> крупные штуки, класть оные слоями горизонтально, как были в земле, а не вертикально».21 При изготовлении вставок и деталей в период реставрации 1998-1999 годов соблюдалось направление и расположение слоев оригинального камня и реставрационных деталей; материал, используемый в работе, проходил лабораторные исследования.

В качестве крепежных элементов при монтаже восполнений и вставок использовались полые стержни из корундовой керамики, технология изготовления которых разработана в Институте огнеупоров Санкт-Петербурга Л. П. Ивановой и В. Б. Огородниковым. Эти крепежные элементы инертны к каменному материалу, обладают высокой прочностью и низкой теплопроводностью, полностью исключают процессы разрушения в толще камня. Укрепление деструктированных участков камня (особенно много их было выявлено под цементными мастиковками, доделками и намазками) производилось камнеукрепителем на основе этилового эфира кремниевой кислоты. Мастиковка небольших сколов, трещин, производилась специальным составом, включающим водный раствор извести и наполнитель из мраморной и известняковой крошки. Именно такие составы по своей пористости и прочности более всего соответствуют натуральному камню, доказательством чего являются проведенные авторами технологии испытания. Интересно отметить, что в строительной практике античных зодчих Северного Причерноморья был широко распространен способ облицовки архитектурных известняковых деталей составом из извести и мраморной крошки. Современное состояние такого покрытия, относящегося к V веку до н. э., отличается идеальной прочностью, хорошей адгезией к поверхности известняка.22 Защита поверхности камня включала в себя нанесение тонировочного покрытия на основе водного раствора извести с последующей обработкой гидрофобизирующим составом. Такая двухэтапная система защиты впервые была разработана специально для пудостского камня и является несомненной заслугой авторов методики реставрации.

Таким образом, в период с августа 1998 года по ноябрь 1999-го были удалены несовместимые с пудостским известняком цементные мастиковки, доделки и намазки, реставрационные восполнения из коломенского известняка, укреплены участки с деструкцией камня, восполнены утраты в пудостском камне, выполнена мастиковка небольших утрат, сколов, выбоин, трещин и стыковочных швов мастиками на известковом вяжущем с карбонатным наполнителем; поверхности скульптур тонированы с последующей гидрофобизацией.

8. Статуя «Волхов» Южной Ростральной колонны: а - до реставрации; б - после реставрации

Особенностью новой технологии реставрации скульптуры из пудостского камня, предложенной НИиПИ «Спецпроектреставрация», стало применение реставрационных материалов, максимально близких по своим свойствам материалу памятника.

Комплексные исследования, разработка методов реставрации скульптуры и непосредственная реставрация четырех статуй Ростральных колонн позволила выработать новый подход к реставрации памятников из пудостского камня, значительно пострадавших под влиянием окружающей среды, а также в результате ремонтно-поновительских работ и некорректных реставраций. Отработанные на практике технология и программа реставрации стали научно-методической основой ведения работ с другими памятниками монументально-декоративной скульптуры из пудостского камня. По той же технологической схеме под руководством В. С. Мозгового в 2001-2004 годах была проведена реставрация скульптурных групп Адмиралтейства «Морские нимфы, несущие небесную сферу». В 2002-2004 годах - фронтонных композиций Биржи «Нептун с двумя реками» и «Навигация с Меркурием и рекой», а также декоративного убранства фасада Кухонного корпуса Елагиноостровского дворца; в 2003 году - шести декоративных статуй в нишах парадного Михайловского дворца; в 2004-2005 годах - скульптур сторожевых львов на Стрелке Елагина острова.

9. Фигура Марса. Утрачена правая рука, разрушен конструктивный узел на правой ноге, интенсивные загрязнения и черные корки на поверхности камня

В связи с приведенными в данном тексте мыслями и высказываниями И. В. Крестовского о характере ремонтов и поновлений фасадной скульптуры показательна новейшая реставрация скульптурных групп Адмиралтейства «Морские нимфы, несущие небесную сферу». Состояние скульптур до реставрации в 2001 году характеризовалось интенсивным загрязнением поверхности, наличием очагов биопоражений, а также беспрецедентной по своим масштабам степенью реставрационной переработки поверхности камня при предыдущих реставрациях: около 80 % поверхности было покрыто не только цементными и цементно-известковыми мастиковками, но и обмазками, перекрывавшими и фактически заново моделировавшими оригинальную авторскую поверхность. В ходе реставрации поверхность пудостского камня расчищалась от сплошной цементной обмазки, утраты восполнялись из пудостского камня (оказалось достаточным использовать блоки средней величины из заброшенных карьеров Пудости); для мастиковки применялся известково-карбонатный шпаклевочный состав, а для защитно-декоративной обработки - известковый окрасочный состав, тонированный под цвет натурального камня щелочестойкими пигментами, с последующей гидрофобизацией.

Необходимость проведения реставрационных работ с памятниками монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербурга стала особенно актуальной в период подготовки празднования трехсотлетия города. Реставрация скульптурной группы «Нептун с двумя реками» на восточном аттике Биржи была завершена в канун юбилея. Эта работа стала частью масштабных мероприятий по реставрации и реконструкции сооружений Стрелки Васильевского острова, усилив художественную и эмоциональную выразительность архитектурного ансамбля, созданного в 1805-1810 годах Ж. Ф. Тома де Томоном.

Открытие скульптурной группы «Навигация с Меркурием и рекой» после реставрации в 2004 году символически завершило целый этап в истории бытования монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербурга. На протяжении 1997-2005 годов был отреставрирован целый комплекс скульптурных произведений, выполненных из пудостского камня, украшающих центральные ансамбли города.

По окончании праздничных юбилейных торжеств и по завершении масштабных реставрационных работ представляется необходимым сохранить восстановленное скульптурное великолепие города. Хотелось бы надеяться, что мероприятия по мониторингу состояния памятников монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербурга и профилактическому уходу, о необходимости которых неоднократно говорили авторы статьи, будут введены в практику сохранения монументов города и реализованы на высоком профессиональном уровне.

Осуществление реставрационных работ на перечисленных в данной статье памятниках не исчерпывает, конечно, проблему сохранения всех произведений монументально-декоративной скульптуры из пудостского камня Санкт-Петербурга. На сегодняшний день в аварийном состоянии находятся статуи «Марс» и «Беллона», украшающие портик главного корпуса казарм Кавалергардского полка на Шпалерной улице. Утрачены многочисленные детали и фрагменты скульптур: верхняя часть копья в правой руке Беллоны, правая рука с атрибутом фигуры Марса; стыквочные швы меду блоками и фрагментами скульптуры раскрыты, заполняющие их составы выкрошились; имеются интенсивные сажепылевые загрязнения, очаги биопоражения, а также участки с деструкцией и осыпанием частиц камня; в углублениях скульптур наблюдается образование черных корковых наслоений. Наибольшую опасность вызывает состояние правой ноги фигуры Марса, которая выполнена из отдельного блока камня и укреплена на железном пироне, вставки из камня и заполняющая мастиковка вокруг которого выкрошены и утрачены. Нога фигуры отставлена в сторону, соединяется с основным объемом скульптуры только за счет корродированного крепежного штыря, в связи с этим существует опасность ее обрушения в любой момент. Дальнейшее пребывание скульптуры на открытом воздухе будет усугублять процессы разрушения пудостского камня и может спровоцировать обрушение значительных деталей и фрагментов скульптур. Для устранения аварийной ситуации и приведения скульптур в экспозиционный вид необходимо выполнение комплексной реставрации, включающей расчистку поверхности, биоцидную обработку, структурное укрепление камня, восполнение утрат, введение дополнительных крепежных элементов, защиту поверхности.

Еще трагичнее судьба скульптурных групп «Похищение Прозерпины» и «Геракл с Антеем», расположенных по сторонам портика Горного института. Если крайне неудовлетворительное состояние сохранности скульптур на Шпалерной улице определяется при их визуальном осмотре — основные виды разрушений и повреждений очевидны, то истинное состояние сохранности групп Горного института скрыто многочисленными красочными слоями. Периодическая реставрация здания института, с точки зрения сохранения памятника архитектуры, - явление положительное, свидетельствующее о заботливом отношении к нему руководства учебного заведения - обернулась полным забвением и даже ухудшением состояния сохранности произведений монументально-декоративной скульптуры, украшающих портик. Регулярный ремонт и покраска фасадов постоянно сопровождались окраской и самих скульптурных групп. Результаты разрушения под многочисленными красочными слоями, пока еще не столь наглядные, вскоре станут очевидны и потребуют масштабного реставрационного вмешательства и значительных финансовых затрат. Таким образом, наблюдения и размышления И. В. Крестовского о печальной судьбе фасадной скульптуры, процитированные в данной статье, в полной мере можно отнести и к сегодняшней ситуации со скульптурным декором фасада Горного института. Хотелось бы надеяться, что нынешняя ситуация со скульптурными группами «Похищение Прозерпины» и «Геракл с Антеем» - только начало истории их новейшей реставрации.

Значение реставрации определяется не только возможностью сохранения разрушающихся памятников и их защиты на перспективу. Одним из главных итогов выполненных с 1997 по 2005 год работ стало обеспечение целостности эстетического восприятия скульптурного убранства всемирно известных архитектурных ансамблей исторического центра Санкт-Петербурга.

Авторы статьи выражают надежду на то, что опыт реставрации монументально-декоративной скульптуры из пудостского камня, изложенный в данной статье, послужит основой для последующих реставрационных, консервационных и профилактических работ с памятниками Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона.

_______

* Крестовский Игорь Всеволодович (1893-1976) - скульптор, профессор Института живописи, скульптуры и архитектуры мм, И. Е. Репина, заслуженный деятель искусств РСФСР. Профессиональный реставратор скульптуры, работал с музейными коллекциями и городскими памятниками. Автор книг «Мраморная скульптура. Руководство по технике реставрации мраморной скульптуры» (1934), «Монументально-декоративная скульптура. Техника, технология реставрация» (1949).

_______

1 В 1860 году были уничтожены фигуры 12-ти месяцев на фронтонах и статуи шести главных российских рек, располагавшиесяу двенадцатиколонных портиков здания, а также скульптуры четырех частей света у Невских павильонов. 28 статуй над колоннадой башни, представляющие собой четыре стихии, четыре времени года, четыре главных ветра, богинь Изиду и Уранию, изначально выполненные из пудостского камня, заменены медновыколотными.

2 Королев Е. В. Скульптор Жозеф Камберлен (1756-1821) // Страницы истории западноевропейской скульптуры. Сб. науч. ст. СПб.: Государственный Эрмитаж, 1993.

3 Зискинд М. С. Декоративно-облицовочные камни. Л., 1989. С. 115; Лебель М. Н. Реставрация и реконструкция монументально-декоративной скульптуры на кровле Зимнего дворца // Реликвия. 2006. №2 (13). С. 13.

4 Зискинд М. С. Указ. соч. С.116.

5 Булах А, Г., Золотарёв А. А., Фитцнер Б., Калышцкая Е. Я, Материаловедческая экспертиза камня в тимпане южного фасада Михайловского замка в Санкт-Петербурге // Минералогия, геммология, искусство. СПб., 2003. С. 94 - 96.

6 Выявлено при комплексной реставрации Ростральных колонн в 1998-1999 гг.

7 Харьюзов Л. С. Известковый туф - строительный материал Санкт-Петербурга XVIII-XIX веков // Реликвия. 2004. № 2 (5). С. 43.

8 Булах А, Г., Абакумова Н. Б. Каменное убранство центра Ленинграда. Л, 1987. С. 45; Зискинд. М. С. Указ. соч. С. 71; Крестовский И. В. Краткие сведения о скульптуре из твердых материалов // Школа изобразительного искусства. Вып. 5. М., 1994. С. 139,

9 Харьюжв. Л. С. Указ. соч. С. 43.

10 [Кедринский А. А., Колотое М. Г., Омётов Б. Н., Раския А. Г.] Восстановление памятников архитектуры Ленинграда. Л., 1983. С. 192.

11 Лансере В. Е. Адриан Дмитриевич Захаров (1761-1811) // Архитектура Ленинграда. 1937. №1 (3). Февр. С. 43.

12 Елагин остров. Императорский дворец. История и архитектура / Сост. Б. Е. Шмидт, науч. ред. Л. К. Питерская. СПб., 1999. С. 30.

13 Крестовский И. В. Монументально-декоративная скульптура. Техника, технология, реставрация. Л.: М„ 1949, С, 1.72.

14 Там же. С. 172.

15 Там же.

16Немчинова Д. П. Дворцово-парковый ансамбль Елагина острова. СПб., 2000. С. 138.

17 Восстановление памятников архитектуры Ленинграда. С. 193.

18 Крестовский И. В. Монументально-декоративная скульптура. С. 176.

19 Восстановление памятников архитектуры Ленинграда. С. 252.

20 Бубнов В. К, Тучинскип С. Г., Шадрин С. А. Ростральные колонны. Разработка методов реставрации скульптур: В 3 т. 1997.

21 Цит, по: Каганович Л. Л. Рельефы Адмиралтейства // Русский скульптурный рельеф второй половины XVIII-первой половины XIX века. Л., 1898 С. 9.

22 Установлено в результате натурных обследований сохранившихся античных архитектурных сооружений, проведенных авторами статьи

Первоисточник: 
РЕЛИКВИЯ №15-2006
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.