Как встретить новый год в ресторане Star Hall - холдинг банкетных залов. | Курсы наращивания ресниц в москве lashes.moscow.
ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

СТАНДАРТИЗАЦИЯ ЦЕРКОВНОЙ ТКАНОЙ УТВАРИ И ОБЛАЧЕНИЙ СВЯЩЕНСТВА XIX-НАЧАЛА XX вв.

Шубина Т.Г.

(некоторые предварительные итоги наблюдений)

Собрание тканей ГМИР содержит представительную коллекцию предметов, отнесенных к богослужению Православной Церкви. В основном это облачения трех степеней священства и покровцы (воздухи); есть несколько образцов одежд престолов, аналоев. Коллекция по времени охватывает период с конца XVII по начало XX вв., однако большая часть этих предметов изготовлена в XIX — начале XX вв.

В России это время бурного экономического развития. В ходе промышленного роста укреплялись и усложнялись связи между производителями, что способствовало выработке стандартов в различных отраслях. Эти явления наблюдались и в текстильной промышленности, не обошли они стороной и такую специфическую область, как производство церковных облачений и храмовой тканой утвари. Рассмотрим предпосылки этой стандартизации.


1. Помета на изнанке ворота фелони с указанием длины. Инв.№ A -1054- IV . Коллекция тканей ГМИР

Ризницы храмов допетровской Руси представляли собой собрания тканых предметов, разнородных по времени, происхождению, виду и качеству материалов, отделки, по степени разной сохранности. Из них, в соответствии с богослужебными нуждами, составляли комплекты облачений. Для совершения литургии необходимы, по меньшей мере, два комплекта облачений: священническое — фелонь, епитрахиль, пояс, поручи, подризник; диаконское — стихарь, орарь, поручи. Эти облачения используют, как минимум, в трех случаях: для вседневного служения, для праздника, для панихиды. Так же подбирались и одежды престола и жертвенника, воздухи — покровы на Святые Дары. Таким образом, в ризнице полагалось иметь столько священных одежд и тканых утварей, чтобы из них можно было составить три варианта комплектов. При этом в нескольких комплектах могли использовать одни и те же детали прибора к облачениям, например, поручи, пояс.

Минимальный литургический набор — фелонь и стихарь — фигурирует как пожертвование1. Здесь налицо стремление к единообразию облачений, служащему благолепию богослужения; однако в допетровской Руси вполне воплотить эту идею было невозможно, поскольку отечественное мануфактурное производство только зарождалось в вотчинном хозяйстве царя и виднейших вельмож, а иноземные ткани, особенно шелковые, были весьма дороги2.

Предпосылки и начало стандартизации следует отнести к XVIII в., что было обусловлено рядом причин.


2. Соответствие раппорта ткани расположению ризных крестов. Епитрахиль. Инв.№ A -2752-1- IV . Коллекция тканей ГМИР

3. Соотношение текстильного орнамента начала XX в. и расположения ризных крестов. Епитрахиль. Инв.№ A-2715-1-IV. Коллекция тканей ГМИР

4. Епитрахиль из шелковой ткани с изображениями Святого Духа. Инв.№ A-1050-1-IV. Коллекция тканей ГМИР

1. Начиная с Петровской эпохи, жизнь в России стала динамичнее. В первую четверть века страна находилась в состоянии почти непрерывных военных действий; военная активность России не прекращалась все столетие на разных направлениях. Росла промышленность, в том числе и текстильная: возникали мануфактурные товарищества, приглашали иностранных специалистов, выписывали из-за рубежа оборудование. К концу века в России действовало налаженное мануфактурное производство льняных, хлопчатобумажных, шерстяных, шелковых тканей, в том числе и дорогих — парчи и бархатов, правда, уступающих по качеству западноевропейским.

2. Освоение Сибири шло с XVII в.; в XVIII в. миссионерская деятельность Православной Церкви достигла Китая. Во второй половине столетия началось освоение земель, отошедших к России в ходе Семилетней войны и раздела Польши. 3. Для самой Церкви, разумеется, наиболее существенной была реформа Петра, при которой был упразднен институт патриаршества и учреждена Духовная Коллегия (Священный Синод). Эта реформа дала мощный толчок к стандартизации, поскольку она включала централизацию делопроизводства в духовном ведомстве и установление надзора за церковным имуществом на всей территории Российской империи.

Некоторые новые явления жизни сразу же отразились на деятельности Церкви. Возросла нужда в походных церквах3, которые предназначались для богослужения в военных условиях, в завоеванных городах, а также в строящемся Петербурге4; учреждали храмы русских посольств, походные миссионерские церкви, в частности, кибиточная церковь для крещеных калмыков5.

Из синодальных указов явствует, что в середине XVIII в. при создании ризниц новопостроенных храмов, зачастую использовали облачения, их детали и утварь, хранившиеся в ризнице Синода (бывшей Патриаршей). При этом составители указов руководствовались соображениями, смысл которых можно уяснить на конкретных примерах.

По указу Синода, траур черного цвета (в дополнение к традиционному бело-му);бьл введен как цвет одеяний духовных особ на похоронах Петра II, «...дабы у всех как.собственные домовые, так и церковные священные одежды были добрые и не цветные и не худые, а наипаче, ежели у кого обретаются, черные»6. На завоеванных в ходе Семилетней войны землях Восточной Пруссии была основана православная епархия. В Кенигсберге (центре епархии) и в двух других городах (Мемеле и Пиллау) надлежало устроить храмы. Для них в синодальной ризнице подбирали облачения, пышность которых должна была соответствовать престижу России и ее государыни — Елизаветы Петровны; указывали материалы, из которых могли быть изготовлены, в дополнение к ним, новые облачения и их детали. Вероятно, ткани этих облачений, будучи одного качества, несколько разнились по текстуре и рисунку, но это не смущало ни заказчиков, ни изготовителей. Внешний вид облачений должен был, во-первых, отражать градацию степеней священства, «чтоб поелику возможно архимандрическое против протопопского, а протопопское от священнического облачения могло быть украшением преимущественнее и отличнее»7. Во-вторых, градации облачений должны были соответствовать их литургическому назначению: ризы для торжественных дней — из «знатно-хороших» материй; для воскресных и праздничных дней — из «посредственной» парчи; ризы для вседневной службы — «цветные, шелковые, с хорошими оплечьями»; панихидные — черные. Для новой православной церкви пекинской миссии потребовалось «священнослужебных священнических риз и для иеродиакона стихарей четырех перемен: первые — для седмичных, вторые — для воскресных дней, третьи —для великих праздников и торжественных дней, четвертые— для панихид»8. Поскольку в Китае, кроме шелка, не производили тканей, подходящих для торжественных облачений к великим праздникам, возникла необходимость изготовить священнические ризы, одежды престолов и noкровцы «из европских добрых парией».

Впервые требование единообразия облачений и тканой утвари было определенно заявлено при Екатерине II. Оно касалось ризницы Троице-Сергиевой лавры и торжественных служб в Кремлевских соборах — Успенском и Благовещенском. При инспектировании ризницы Троицкого собора в лавре императрица приказала снять жемчуг с обветшавших облачений, а затем жемчуг был перенизан на вновь сшитые ризы из выделенного ею венецианского пунцового бархата (1767 — 1768 гг.). Единообразие цвета и материала одежд и утвари требовалось при соборном служении в Благовещенском соборе (1771 — 1772 гг.). В Успенский собор Екатерина II пожаловала целую ризницу для пасхальной литургии и высокоторжественных служб на день ее рождения и восшествия на престол, что закреплено указом Синода от 9 марта 1779 г. По принятии ризницы в собой велено было устроить перед амвоном выставку этих предметов — освятить их и держать некоторое время «для смотрения»9.

В 1801 г. будущий император Александр I пожаловал к коронационной службе в Успенский собор Кремля ризницу из золото-серебряной парчи с орнаментом в виде равноконечных крестов, расположенных в шахматном порядке. Ризница coстояла из семи комплектов облачений священников и диаконов с оплечьями голубого бархата и одежд на престолы, жертвенники и аналои. Заметим, что парчи «полиставрий» (многокрестные) с различным начертанием крестов исполняли к коронации и в последующее время: это орнамент из крестов в круглых клеймах по образцу византийских тканей с надписями: «IС ХС NIKA»10; другой рисунок ткани облачений духовенства, в стиле историзма, воспроизведен на картине Ж. Беккера «Коронация Александра III и Марии Федоровны» (1881), хранящейся в Государственном Эрмитаже.

Тем не менее понятие «ансамбль ризницы» и в начале XIX в. могло быть приложимо лишь к заказам для особо торжественных случаев, например, для коронационной литургии.

Настоящая стандартизация церковной тканой утвари и одежд священства началась в середине XIX в. К этому времени относится широкое внедрение в текстильной отрасли разного рода усовершенствований, чему способствовали регулярные промышленные выставки11. С другой стороны, уже сложилось понятие о минимальном составе ризницы: два комплекта облачений (священническое и диаконское); комплект из трех покровцов (два малых и один большого воздуха). Судя по прейскурантам текстильных фабрик, имевших свои швейные мастерские, этот состав был установлен в качестве стандартного ансамбля, который мог быть по необходимости дополнен. Также был установлен состав ризницы для архиерейского служения (саккос с прибором, воздухи)12. Складывались постоянные связи между производителями тканей, басонной галантереи, золотошвейными мастерскими, что способствовало дальнейшей стандартизации в этой отрасли13. Отдельные фабриканты — С.С. Мешков, И.Сытов, И.С.Журин — совмещали производство тканей и золотокружевного товара: галунов, бахромы, накладных элементов облачений (ризных крестов, херувимов)14.

Морской устав 1720 г. утвердил комплектование ризниц корабельных церквей15, тем самым было положено начало унификации церковных облачений и утвари. К середине XIX в. этот процесс увенчался появлением стандартного рисунка форменной парчи, которую фабриканты изготовляли по заказам военного министерства: равноконечные кресты прямоугольного очертания, расположенные в шахматном порядке. В собрании ГМИР находится альбом с образцами глазета узорчатой парчи, бархатов, а также галуна разной ширины. На титульном листе значится: «Образцы материалов для форменных ризниц, представленные почетным гражданином Лихачевым, по коим он обязался поставить для резервных бригад ризы и другие к ним принадлежности, на основании заключенного с ним в 26 день ноября 1848 г. контракта»16.

По сведениям, в последней четверти XIX в., при изготовлении облачений производители пользовались тремя типоразмерами, соответствующими низкому, среднему и высокому мужскому росту из расчета на фелонь или стихарь — два аршина (142,24 см), два аршина один вершок (146,68 см), два аршина два вершка (151,12см). В прейскурантах указывалось, что облачения можно заказать по индивидуальному размеру. Средняя длина детского стихаря определялась в двадцать четыре вершка (106,5 см, то есть полсажени). Был, соответственно, установлен средний расход тканей на фелонь (девять аршин, или 640 см парчи), подризник (десять аршин, или 710 см ткани), а также на архиерейское облачение — саккос (также девять аршин). Определено было и количество ткани на подкладку, басонную галантерею, фурнитуру для каждого комплекта облачений17.

В коллекции ГМИР есть несколько фелоней и стихарей с обозначением их длины, Эти надписи расположены на вороте облачения с изнанки. На одном стихаре размер оттиснут мерной краской, возможно, на фабрике: «2 ар.», на других облачениях нанесен вручную, чернилами. Часть надписей соответствует установленным градациям: «2 ар.» (142,24 см), «2 ар. 1 вр.» (146,68 см). Остальные облачения,: в основном фелони — не типового размера, о чем свидетельствуют пометы: «21 вер:», то есть один аршин пять вершков или 112,4 см, «1 ар. 15 1/2 верш.»(ил.1), то есть 139,22 см,, «2 арш. 1/2 верш.», то есть 144,46 см18.

Размеры приборов к облачениям (например, епитрахиль, пояс, орарь) также унифицировали по ширине. Так, по результатам обмеров деталей облачений из коллекции ГМИР, во второй половине XIX в. ширина разрезной епитрахили составляла 29— 32 см, по-старому — шесть с половиной — семь вершков; в эту меру укладывались по ширине три пояса или три ораря (10,5 см, два вершка с третью). Ширина омофора составляла две трети ширины епитрахили (21 см, около пяти вершков)19. Разумеется, при раскрое необходимо учитывать также припуски на швы, что особенно важно для «сыпучих» тканей — парчи, бархатов. Но так или иначе, налицо пропорционирование деталей прибора к ризам, обусловленное как идеологическими, так и экономическими причинами. Разрабатывая проекты тканей для облачений, текстильные дизайнеры XIX — начала XX вв. увязывали раппорт орнамента с богослужебными требованиями и антропометрическими величинами. Об этом свидетельствуют епитрахили и орари из коллекции музея. Особенность этих священных одежд — в их высоком ритуальном статусе. Орарь — знак благодати, свойственной сану диакона. Епитрахиль — символ двойной благодати, присущей сану священнослужителя20. Орарь имеет семь накладных ризных крестов, расположенных на равном расстоянии друг от друга: Количество и место накладных крестов на епитрахили зависит от ее конструкции. Неразрезная епитрахиль имеет один крест сзади на вороте и три креста спереди, от груди до подола. Разрезная епитрахиль имеет один крест сзади на вороте И шесть крестов спереди, расположенных попарно, по три на каждой половине епитрахили. В результате обмеров этих священных одежд из коллекции ГМИР выяснилось, что у многих образцов тканей с орнаментом «полиставрий» раппорт по основе совпадает с интервалом между центрами ризных крестов и в большинстве случаев составляет 27 — 29 см21 (ил.2).


5. Оплечье фелони, изготовленной к 100-летнему юбилею Отечественной войны 1812 г. Инв.№ A -2699- IV . Коллекция тканей ГМИР

6. Ризница высокоторжественная. № 71822. РИЗА с прибором и стихарь диаконский, вытканные на одном полотне шириною в 3 аршина, со всеми приборами, галунами и воэдухами...3а выработку таких тканей фирма удостоена на Парижской Всемирной выставке в 1900 году золотой медали».

Таким образом, если раппорт — 27 см, то интервал между центрами верхнего и нижнего ризных крестов епитрахили — 54 см; если раппорт — 29 см, то соответственно, 58 см. В первом случае, длина поля епитрахили (без ворота) -110— 113 см, во втором случае — 119 — 122 см. Эти величины рассчитаны на средний мужской рост. Есть образец ткани для форменных облачений с раппортом узора — 32 см. В данном случае раппорту соответствует расположение ризных крестов на ораре22, однако, удвоив эту длину, получим интервал между крайними ризными крестами епитрахили — 64 см, что может соответствовать высокому мужскому росту.

На рубеже XIX — XX вв. русскими художниками разрабатывались орнаменты тканей и вышивки по мотивам византийских и русских памятников XVI — XVII вв. Раппорт этих орнаментов нередко бывал менее крупным. Но и в этом случае старались располагать ризные кресты, сохраняя ритм узора. Их интервал составлял по основе полтора раппорта (32 см при раппорте 21 см) или два с половиной раппорта (27 см при раппорте 10,5 см ). В некоторых случаях ризные кресты были даже излишни: в нашей коллекции есть образец епитрахили с изображением Святого Духа в виде голубя в круге. В длину епитрахили уместилось три таких изображения, раппорт их — 28 см23 (ил. 3, 4).

Увязывание пропорций орнамента с расположением ризных крестов не со ставляло правила; здесь можно говорить лишь о тенденции в проектировании. В действительности это соответствие далеко не всегда соблюдалось. На нескольких образцах епитрахилей из форменной парчи ризные кресты не совпадают с крестами орнамента. С другой стороны, попытка установить жесткое соответствие между раппортом орнамента и ростом человека неминуемо терпит неуда чу, поскольку длина епитрахили складывается не только из интервалов между центрами ризных крестов, но и из других величин: ширины полей сверху и снизу от крайних крестов, длины ворота. Эти величины переменные, они позволяли «подогнать» изделие под индивидуальный рост или под один из типоразмеров человеческого роста, установленных для облачений. Так, при интервале ризных крестов 27 см длина епитрахили без ворота может составлять 111 и 114 см, при интервале 28 см — 119 см, а при интервале 32 см — 110 см.

Одежды на престолы — нижняя (сорочица), верхняя (покров), другие покровы, а также плащаница напрестольная — изготавливали в соответствии с paзмерами престолов. В частности, стандарт на габариты престола был установлен в царствование Елизаветы: высота один аршин шесть вершков (97,79 см), длина один аршин восемь вершков (106,68 см), ширина один аршин четыре вершка (88,92 см)24. Другие предметы храмовой утвари — аналои и столики — также имеют свои покровы.

В небольших церквах престолы приходилось размещать в алтаре у боковье стен, поэтому одежды на престолы изготавливали из тканей разного качества более дешевая ткань приходилась на сторону, обращенную к стене. В целях экономии изготавливали одежды в две и три полосы, трехсторонние25.

Ансамбль ризницы в XIX в. окончательно сформировался также не без влияния нарастающей стандартизации в текстильной отрасли. Судя по прейскурантам текстильных фабрик конца XIX в., существовало несколько вариантов комплектования ризниц. У фабрикантов И.А. Жевержеева, А.П. Александрова — это риза, епитрахиль, пояс, поручи, набедренник, палица, подризник, воздухи, стихарь, орарь, одежда на престол, одежда на жертвенник, покров, одежда с пеленой на аналой, одежда с пеленой на столик. У И.С. Журина к этому набору прибавили стихарь псаломщика и детский стихарь. В прейскуранте Г.И. Заглодииа находим перечень предметов архиерейской ризницы: облачение архиерейское — саккос, большой и малый омофоры, сулок, епитрахиль, пояс, поручи и палица; облачение священника — риза, епитрахиль, пояс, поручи, набедренник; облачение диакона — стихарь, орарь и поручи; стихарь псаломщика; воздухи; стихарики детские. В этот перечень, однако, не входят головные уборы священника и архиерея, Одежды престолов, аналоев, столиков, алтарные завесы26. В прейскурантах фабрик А.П. Адександрова, К.В. Демидова, И.С. Журина и других продукция разделялась по видам материалов: ризницы парчовые, атласные, глазетовые, бархатные и т.п. Некоторые фабриканты (И.А. Жевержеев, Ф.С. Ионов) предлагали ризницы в соответствии с их назначением (и, следовательно, в цветах литургии): вседневные, траурные, воскресные, праздничные, пасхальные, богоявленские, высокоторжественные, а также форменные, из ткани зеленого цвета с парчовыми крестами — для полковых церквей27.

Стандартизация также позволяла оперативно исполнять ризницы для особых случаев. В первую очередь, это облачения по высочайшему заказу — для коронационной литургии, производившиеся поставщиками императорского двора. К началу XX в. также относятся ризницы, по роскоши мало уступавшие коронационным. Например, на фабрике Г.И. Заглодина исполняли облачения к торжествам в память 200-летия Полтавской битвы; облачения, в которых священнодействовало духовенство при перенесении мощей Евфросинии Полоцкой; юбилейные облачения к 100-летию Отечественной войны 1812 г. из малинового бархата с оплечьями с золотым шитьем и надписью «Сим победа» (ил.5).

Особо торжественные ризницы заказывали к 300-летию Дома Романовых. Большие парадные ризницы для Костромы, Костромской епархии, Ярославля, Нижнего Новгорода были исполнены на фабрике Г.И. Заглодина, торжественные ризницы заказывали И.С. Журину и другим. Вероятно, в рекламных целях на Заглодинской фабрике была выткана купоном (на одном полотне парчи шириной три аршина или 213,36 см) высокоторжественная ризница, состоявшая из ризы, стихаря, епитрахили, пояса, ораря, двух пар поручей, набедренника и трех воздухов (ил.6). За выработку таких тканей фирма получила награду на Парижской промышленной выставке 1900 г.28

В конце ХIХ— начале XX вв. производство церковных облачений и тканой утвари было ориентировано на конкретные рынки сбыта. Если поставщики императорского двора И.А. Жевержеев, Г.И. Заглодин, Оловянишниковы, С.С. Мешков производили, в основном, богатые ризницы для соборных храмов, позволяя себе «стильные» орнаменты «раннехристианские», «византийские», «в стиле Руси XII века» и т.д., то такие, как Ф.С. Ионов, работали, по преимуществу, на небогатые новооткрытые церкви Сибири и храмы Привислянского края; основным принципом создания ансамбля, ризницы такого храма стало единство орнамента и цветового решения для тканей различного качества. Однако подобными ризницами комплектовали и виднейшие столичные храмы: например, в описи Казанского собора в Петрограде 1924 г. значатся «облачения Богородичные юбилейные № 1 полушелковой материи светло-голубого цвета с серебряными цветами»: шесть фелоней, четыре стихаря диаконских, а к ним также восемь стихарей причетнических и детских — «такого же рисунка, но из простой материи»29. Такие же градации по размерам, качеству материала и по стоимости выдерживали в производстве басонной галантереи, фурнитуры, накладных деталей (крестов, херувимов): канитель золотая и серебряная, посеребренная и позолоченная мишура30.

Таким образом, унификация и стандартизация церковных облачений и утвари на протяжении XIX в. представляется результатом действия двух тенденций: 1. Тенденции, восходящие к XVIII в. и связанные с государственным регулированием церковной жизни: во-первых, активная внешнеполитическая деятельность России, миссионерская деятельность Православной Церкви на территории России и за ее пределами, и, как следствие этого, — открытие новых храмов; во-вторых, регламентация церковной жизни в армии: устройство полковых походных церквей с ризницами. 2. Стандарты, связанные с промышленным производством тканей и изделий из них: во-первых, необходимые для технологичного раскроя тканей; во-вторых, вырабатываемые в процессе сотрудничества между производителями текстиля, фурнитуры, золотошвейными мастерскими.

_________

1Таковы вклады XVII в. в Соловецкий монастырь царевны Ирины Михайловны, московского жителя Н.З.Калугина. Вероятно, исключением здесь является вклад Ивана Грозного (1582 г.), содержащий более распространенный список: фелонь, епитрахиль, пояс, стихарь, орарь, поручи. Оба комплекта выполнены из белой камки, украшены жемчугом с дробницами. Здесь можно уже говорить об ансамбле риз. — См.: ГИКМЗ «Московский Кремль». Сохраненные святыни Соловецкого монастыря. Каталог выставки. М., 2001. С. 215 — 216, 218.

2Сыромятников Б.И. Очерк истории русской текстильной промышленности в связи с историей русского народного хозяйства. Иваново-Вознесенск, 1925. С. 9 — 10. Верхние одежды на престол и жертвенник (индитии), покровы на Святые Дары (воздухи, покровцы) аналойные пелены в то время, вероятно, вообще не приводили к единообразию. Выбор материала и декора для них был обусловлен литургическими правилами и финансовыми возможностями производителей и вкладчиков данного храма. Эти детали тканой утвари нередко изготавливали из наиболее сохранившихся частей обветшавших облачений, из кусков драгоценных импортных тканей, остававшихся от раскроя торжественной одежды царского обихода. Следует учитывать также повсеместную практику поновления тканой утвари — перенесения наиболее ценных частей шитья с обветшавшего тканого фона на новый, зачастую другого цвета. — См.: Свирин А.Н. Древнерусское шитье. М., 1963. С. 110; Древнерусское шитье /Сост. Н.А. Маясова. М., 1971. С. 9; Художественное шитье Древней Руси в собрании Загорского музея / Авт.-сост. Т.Н. Манушина. М., 1983. С. 21, 23; С. 49, сноска 21; С. 55. Кат.№ 1; С. 56. Кат. № 3; С. 57. Кат. № 4; С. 90. Кат. № 31; Меняйло В.А. Художественное шитье в храмах Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI в. // Московский Кремль. Материалы и исследования. Древнерусское художественное шитье. М., 1995. Вып. 10. С. 14 - 25.

3В допетровской Руси существовали походные иконостасы. В настоящее время части таких «полотняных церквей» (отдельные иконы, Деисусный чин) находятся в нескольких музейных собраниях. Наиболее древние из них относятся к XV в. — См.: Маясова Н.М. Древнерусское шитье. С.12, 16; Свирин А.Н. Древнерусское шитье. С.111 — 113; Древнерусское шитье XV — XVIII вв. в собрании ГРМ. Каталог выставки / Сост. Л.Д.Лихачева. Л., 1980. С. 29.

4О церквах на флоте см.: Указы № 35 (24) от 15 марта 1721 г. и № 180 (158) от 23 авг. 1721 г. // Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. (Далее — ПСПрИ). 1721 г. СПб., 1879. Т. 1. С.49, 233; Никольский К. Об антиминсах Православной Русской церкви. СПб., 1872. С. 71 — 72; Смирнов А. История флотского духовенства. Петроград, 1914. С. 17 и след., 66. О построении на острове Эзеле православной церкви, в которой предполагалось разместить утварь какойлибо из полковых церквей. — См.: Указ № 1021 от 17 июля 1747 г. // ПСПрИ. 1746 — 1752, СПб., 1912. Т. 3. С. 97-100. Походную церковь Св. Троицы с утварью и ризницей отправили в Аугсбург бывшим при российской армии «цесарским кроатским войскам». — См.: Указ № 1715 от 11 июня 1762 г. // ПСПрИ. 1753 — 28 июня 1761 г. СПб., 1912. Т. 4. С. 474. Об устройстве походных церквей с ризницами в городах Восточной Пруссии. — См.: Указ № 1655 от1 сентября 1759 г. // ПСПрИ. 1753 - 28 июня 1762. СПб., 1912. Т. 4. С. 400. О передаче на пороховые заводы в Петербурге полотняной церкви 2-го Гренадерского полка для служба на Пятидесятницу для жителей завода. Местонахождение — в районе Аптекарского Крестовского островов, возможно, на Петроградской стороне. — См.: Указ № 505 от 24. марта 1722 г.//ПСПрИ. 1722 г. СПб., 1872. Т. 2. С. 152. О разрешении поставить при Морской

и Адмиралтейской гошпитали домовую освященную церковь с утварью от генерал-аншефа кн. Голицына, в чьем 2-м Гренадерском полку была походная церковь. — См.: Указ № 615 от 15 мая 1722 г. //ПСПрИ. 1722 г. СПб., 1872.Т. 2. С. 278. О специальной постройке для работных людей полотняной церкви во имя Николая Чудотворца при пильных заводах в Старой и Новой Ижорских мельницах на реке Ижоре. — См.: Указ № 891 от 7 ноября 1722 г. // ПСПрИ. 1722 г. СПб., 1872. Т. 2. С. 581 — 582.

5О походной церкви во имя Петра и Павла «для нашего знатного посольства за границу» (куда именно, не сказано). — См.: Указ № 1505 от 28 августа 1756 г. // ПСПрИ. 1753 — 28 июня 1761 г. СПб., 1912. Т. 4. С. 235. О походной (посольской) церкви в Венеции: часть облачений и утвари велено взять из ризниц храмов Восточной Пруссии (упраздненных после возвращения этих земель прусскому королю), часть докупить. — См.: Указы № 1130 от 7 августа 1783т., № 1131 от 14 августа 1783 г. // ПСПрИ. 1773 —1784. Петроград, 1915. Т. 2. С. 448 — 451, 451 — 452. Для посольской походной церкви в Испании приказано выбрать облачения и утварь из синодальной ризницы, недостающее прикупить у торговцев. — См.: Указ № 1715 от 11 июня 1762 г. // ПСПрИ. 1753 — 28 июня 1761 г. СПб., 1912. Т. 4. С. 474. О построении церкви в кибитке для новокрещенных калмыков. — См.: Указы № 1413 от 16 ноября 1724 г., № 1429 от 4 декабря 1724 г., № 1439 от 14 декабря 1724 г., № 1449 от 11 января 1725 г. // ПСПрИ. 1721 г. СПб., 1879. Т. 1. С. 279, 291, 300, 309.

6Указ № 2286 от 9 февр.1730 г. // ПСПрИ. 19 января 1730 - 23 декабря 1732 г. СПб., 1890. Т. 6. С. 10.

7О церкви в Пекине см.: Указ №2889 от 6 ноября 1734 г. // ПСПрИ. 1733— 1734 г. СПб., 1898. Т. 8. С. 307.

8О храмах Восточной Пруссии см.: Указ № 1655 от 1 сентября 1759 г. // ПСПрИ. 1753 — 28 июня 1762 г. СПб., 1912. Т. 4. С.401.

9О «жемчужной ризнице», выполненной в Петербурге для Троице-Сергиевой лавры в 1767-1771 гг. и до 1798 г. см.: Зарицкая О.И. Творческая деятельность Прасковьи Яковлевны Шатиловой, игуменьи Ростовского Рождественского монастыря // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1997. С. 162, сноска 3. С. 167; Она же: Жемчужная ризница 1767-1771 гг. из Троице-Сергиевой лавры // СПГИХМЗ. Сообщения 2000 г. М., 2000. С, 301 — 328; Вилкова М.В. Пелена с лицевым Сказанием об образе Лиддской Богоматери из Благовещенского собора Московского Кремля // ГРМ — Тихвинский историко-мемориальный и архитектурно-художественный музей — Свято-Успенский мужской монастырь. Чудотворная икона Тихвинской Богоматери: иконография — история — почитание. Тезисы докладов. СПб.; Тихвин, 24 — 27 октября 2001. СПб., 2001. С. 74 — 75; Указ № 900 от 9 марта 1779 г. // ПСПрИ. 1773 — 1784 г. Петроград, 1915. Т. 2. С. 221.

10Жмаков В.И. Коронации русских императоров и императриц. СПб., 1898. С. 131; Treasures of the Orthodox church museum in Finland. Kuopio, 1985. P. 106.

11В 1822 г. от Департамента мануфактур и внутренней торговли были обнародованы описания и чертежи жаккардовой машины, затем в Москве, в доме Комитета снабжения войск сукнами, был выставлен такой станок. К 1830 г. такие станки приобретают уже мелкие фабрики. Промышленные выставки в России: первая состоялась в Петербурге в 1829 г. На ней экспонировались приспособления и машины для прядения, шлихтования, ткацкие станы, ситцепечатные цилиндры. Вторая состоялась в Москве в Кремлевском дворце в 1831 г. На ней были представлены постригальные машины, жаккардовые станки, каландры, бумагопрядильные машины, самолетный стан на шесть челноков. До 1861 г. включительно в России Провели двенадцать мануфактурных выставок. — См.: Фабрично-заводская промышленность и торговля России. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. СПб., 1896. С. 59 — 60; Михайловская А.И. Из истории промышленных выставок в России 1 половины XIX в. (первые всероссийские промышленные выставки) // Очерки истории музейного дела в России. Труды НИИ музееведения. М., 1961. Вып. 3. С. 96 — 148.

12В текстильной промышленности крупные мануфактуры имели традиционные связи с (регионами, пользовались трудом местных малых ткацких фабрик, кустарей. На рубеже XIX — XX вв. это обеспечивало таким комбинированным текстильным предприятиям монопольное положение на рынке сбыта. — См.: Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900 — 1917). М., 1963. С. 183.

13Для юбилея, 1812 г. золотошвеи в Торжке выполняли московские заказы на вышивку облачений священнослужителей. Мастерицы занимались также шитьем митр по заказу Кабинета Е.И.В. по рисункам кустарного отдела Новоторжского земства. Эти работы производили с 1906 г. — См.: Давыдова С.А. Очерк женских промыслов г.Торжка Тверской губ. // Кустарная промышленность России. Женские промыслы. М., 1913. С. 217.

14Тумский К.И. Канительная промышленность в России и заграницей. М., 1901. С. 83 — 85 Поставщик Двора Его Императорского Величества Сергей Семенович Мешков. Оптовый прейскурант парчи и золотокружевного товара. [М. ,] 1913. С. 24 — 41; Прейскурант церковных вещей фабриканта московского I гильдии купца потомственного почетного гражданина и кавалера Ивана Сытова (сыновей). М.,1888. С. 21—22; Иван Сергеевич Журин в Москве. Церковное отделение. 1914 г. Прейскурант. М., [1914]. С. 111.

15Смирнов А. 1914. Прил. II. Выборки из Устава Морского, Высочайше утвержденного 13 января 1720 г. Кн. 4. Гл. 1. Реестр священническим настоящим вещам. С. 66.

16Образцы материалов для церковных ризниц. Альбом. 1848. ГМИР. Инв. № А-1972/1,2,3-IV

17Прейскурант «Фабриканты Г. И. ЗАГЛОДИНА Наследники». Фабриканты парчовых шелковых материй, глазета, золото-кружевных товаров. Механическое ткачество. M., Никольские ряды, 1913. С. 19; Сытов И. Прейскурант церковных вещей... С. 21— 22, Журин И.С. [Церковное отделение] С. 112.

18Фонд ГМИР. Ткани. Стихарь, инв. № A-2718-IV. Фелонь, инв. № A-2717-IV. Стихарь, инв. № A-1053-IV. Фелонь, инв. № A-2728-IV. Фелонь, инв. № A-1047-IV. Фелонь, инв. №А-1054 IV. Фелонь, инв. № A-1049-IV.

19Результаты обмеров деталей облачений православного духовенства в хранении тканей ГМИР Размеры неточны, поскольку тканые изделия деформируются в процессе использования линейные размеры нити изменяются и в процессе хранения, в зависимости от изменений температуры и влажности.

20Настольная книга священнослужителя. М., 1983. Т. 4. С. 134, 135.

21Коллекция тканей ГМИР. Епитрахили, инв. № A-2512/1-IV; A-1083/1-IV; A-5908-IV; А-5896. IV; HBT-390-IV.

22Коллекция тканей ГМИР. Орарь, инв. № A-2562/1-IV.

23Коллекция тканей ГМИР. Епитрахили, инв. № A-2717/1-IV; A-2715/1-IV; A-1050/1-IV.

24Указ №191 от 29 сентября 1742 г.//ПСПрИ. 1741 - 43. СПб., 1899 С. 214 — 215. В дальнейшем этот указ подтверждается. — См.: Указ № 2826 // ПСПрИ. 1733 — 34. СПб., 1898. С. 269.

25Прейскурант церковных вещей фабрики К.В.Демидова. М., 1892. С. 20.

26Прейскурант золотых и серебряных парчей, архиерейских, священнических и всевозможных священнических облачений из бархата и шелка... в магазине поставщика Двора Его Императорского Величества фабриканта почетного потомственного гражданина Ивана Алексеевича Жевержеева. [СПб], б.г. С. 6; Прейскурант парчи и церковной утвари фабриканта П.Д.Александрова сына А.П.Александрова. 1914 — 1915. М., 1913. С.3; Журин И.С. Церковное отделение). С. 98; Заглодин Г.И. Фабриканты парчовых, шелковых материй... С. 11,19.

27Научно-исторический архив ГМИР. К. V. Оп. 1. Д. № 38. Ризница. № 214 — 232. С. 49(13) -50(15).

28Рекламные объявления // Светильник. 1913. №1; Журин И.С. Церковное отделение. С. 110 Заглодин Г.И. Фабриканты парчовых, шелковых материй... С. 30 — 31, 34, 38.

29Ионов Ф.С. Фабриканты парчовых, шелковых материй... С. 4; Научно-исторический архив ГМИР. К. V. Оп. 1. Д. №38. С. 49 (14). №228.

30Тумский К.И. Канительная промышленность... С. 16 — 65; Журин И.С. Церковное отделение. С. 111; Мешков С.С. Оптовый прейскурант парчи... С. 24 — 44; Сытов И. Прейскурант церковных вещей... С. 21 — 22.

Первоисточник: 
ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ. Выпуск 5. ГМИР. СПб., 2005
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.