ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

Глава VII. О ПАЛАТАХ, ТЕРЕМАХ, ТКАЦКИХ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ДВОРАХ

Москва деревянная и Москва каменная. XVII век интересен и тем, что в это время Москва деревянная постепенно заменяется Москвой каменной. Но какой же была Москва деревянная? Почему и как шел процесс замены одних построек другими? Как это отражалось на пространственно-художественной композиции города? Деревянные постройки отличались не только материалом и конструкциями, но и внешним, обликом. Следовательно, менялся облик столицы. Изменялся ли при этом общий архитектурный замысел Москвы?

Огромные пожары создавали крайне напряженную жизнь в деревянном городе. Нужен был неустанный контроль за каждой крышей, каждым домом. Содержалась огромная армия «объезжих голов» с большим штатом пожарных, наблюдавших за всеми постройками города и не допускавшими индивидуальной («единоличной») топки печей. Государев указ «объезжим головам» 1632 г. гласит: «...велеть решеточным приказчиком из дворов сторожом быти с собой и ездить в старом Кремле городе по всем улицам и по переулком в день и в ночь беспрестани... велеть береч чтоб никакие люди изб и мылен не топили и в вечеру поздно с огнем не сидели... а которые люди начнут избы и мыльни топить или в вечеру с огнем сидеть и тех людей имать и отсылать в тюрьму» 1.

Топить избы разрешалось во всем городе сразу с часу до четырех часов дня: «...а хлеба велети печ и есть варить в печах с великим бережением с первого часу дня до четвертого часу дня, а от четвертого часу дня однолично б ни у каких людей в поварнях и печах огня не было» 2.

Несколькими годами позднее по челобитью посадских людей было разрешено два раза в неделю — по четвергам и воскресеньям — топить печи два раза в день. В очень ненастные дни, также по государеву указу, разрешалось топить два раза в день. Под особым контролем сторожей и «объезжих голов» разрешалось топить в неурочные часы и дни роженицам и тяжелобольным людям3.

В разные годы урочные часы топки менялись, но сами урочные часы существовали неизменно. Естественно, чтобы уберечь большой деревянный город от пожаров, принимались некоторые меры. Одна из таких мер — выделение «поварен» в особые сооружения, стоящие вдали от изб; «а печи где есть варить и хлеб печь, всяким людям велеть поделати в поварнях и на полых местах, а в избах однолично хлебов печи и есть варить не велети, а у которых людей поварен нет и тем людем печи велети зделати на огороде или в земле на полых местех, не блиско хором» 4.

Другим мероприятием было запрещение строить высокие и раскидистые деревянные хоромы и разрешалось заменять деревянные постройки каменными. После грандиозных пожаров 1626 и 1629 гг. правительством в 1633 г. был издан указ: «...у которых людей ныне в Китае городе и в Белом городе погорели дворы и тем людям стольником и стряпчим и дворяном московским и приказным людем и жильцом и дворяном и детям боярским из городов, и дворовым людям и гостем и торговым всяким людем на своих местех ставить хоромы горницы невысокие с сеньми и повалуши на одних подклетех, а иные б люди всяких чинов и торговые всякие люди ставили б избы плоские без подклетов и против клети ниские. А высоких бы хором горниц и против них повалуш з большими розвалы и з гребе нихто не ставил. А которые люди всяких чинов похотят ставить погребы и палаты каменные для своих покоев и пожарного времени и тем людям... от государя и патриарха... будет милостивое слово. Государи велели кликать чтоб сей государев указ был ведом всем людям» 5.

Запрещение ставить высокие хоромы постепенно входило в жизнь, меняло архитектурный облик города, поражавшего всех приезжих необычайной красотой и великолепием. Однако и в конце XVII в. сооружения этого типа еще существовали, правда, несколько видоизменившиеся. Теперь на двухэтажных каменных палатах надстраивались в три этажа деревянные хоромы.

Новый царский указ 1688 г. за подписью царевны Софьи требует: «...велено стольником и стряпчим и дворяном московским и жильцом и всяких чинов людем московским жителям у кого из них на дворех есть палатное строение, а на тех палатах деревянное строение и чердаки высокие и то все сломать им ныне ж вскоре неотложно, да им же вышеписанным всяких чинов людем московским жителем впредь на дворах своих хоромного строения о трех житьях не ставить» 6.

«Объезжим головам» дается указание сделать описание с указанием имени владельца, «у каких чинов и у ково именно на дворах хоромного деревянного строения о трех житьях (этажах.— Г. А.) также и на высоких палатах, которые о трех житья чердаком (верхняя горница.— Г. А.) и много деревянного строения»7, с тем чтобы разломать деревянные части построек, но, видимо, это постановление до конца осуществлено не было, и в центре Москвы продолжали возникать деревянные здания. В начале XVIII в. Петром I издается указ, который гласит: «В Кремле и в Китае велеть строить всем каменные строения и крыть черепицею, а церкви крыть лещадью и черепицею, так же всякому велеть перед своим домом мостить каменные мосты из дикого камня. А не могущим — местами своими размениваться с такими людьми, которые могут строить каменные строения, а живут в Земляном и за Земляным городом...»8. После очередного грандиозного пожара 1737 г. выходит правительственный указ (1738), запрещающий во всей Москве строить деревянные сооружения. Так Москва деревянная становится Москвой каменной.

Москва, имевшая в XVI — XVII вв. 4 — 5 этажей, становится Москвой двух-трех-этажной. Сломом чердаков, повалуш, сеней, высоко вздымавшихся над низкой хозяйственной застройкой и «поземными» избами челяди, окружавшими терема каждого знатного человека, искажался архитектурный облик столицы. Однако лишить город высотных ориентиров, которые композиционно организовывали около себя всю застройку, создавая его силуэт, градостроители не могли. Поэтому видовые функции высоких деревянных хором были перенесены на каменные церкви.

В пожаре 1812 г. погибло много каменных домов XVII — XVIII вв., но немалая часть их и сохранилась, хотя была обезличена. Со старых домов сбили их древнее декоративное убранство, сверху заштукатурили, придав им вид зданий XIX в. Под такой «одеждой» они сохранились до наших дней. На местах разрушенных домов «Комиссия для строения», специально организованная под председательством А. Е. Гесте для восстановления сожженной Наполеоном Москвы, поставила небольшие деревянные домики 9. Ничего общего с деревянной застройкой Москвы XVI — XVII вв. они, конечно, не имели.

Богатая Кадашевская слобода одной из первых начала заменять деревянные дома каменными. Постройки в Кадашевской слободе ценились очень дорого, значительно дороже, чем в других местах. Если дом с усадьбой в Кадашевской слободе стоил 400 рублей, то в Бронной он оценивался в 30 — 20 рублей.

Жилые постройки в Кадашах. В «Записной книге дворам купчим и данным по Кадашевской слободе» сохранились описания разнообразных по размеру, планировке и типу жилых и хозяйственных сооружений кадашевцев. Вдова Мавра Гусятникова, жившая на Воскресенской улице, продавая Ивану Петрову сыну Докучаеву свой богатый двор, описала его: «А на той моей вышеписанной земли хоромного и дворового всякого строения... горница на жилом подклете, против горницы два погреба, над ними сушило о трех житьях, меж ими сени, в сенях чулан, у ворот погреб с напогребицей, на нем сушило, а по другую сторону ворот конюшня, на ней сенница, да ворота о двух щитах, да на огороде баня с передбанником, да на тех же вышеописанных дворех вход каменный, в выходе двери железные, над входом была палатка каменная... да в огороде сад; в нем всякое садовое деревье. А взяла я. Мавра, за те свои вышеописанные дворы со всякими хоромами и каменными строениями и землею за «целое дело»... четыреста рублев денег» 10.

Здесь представлены двухэтажные, жилые и в первом и во втором этажах, хоромы. Жили, видимо, во втором этаже и в горнице, ткали — в первом этаже. В отдельном самостоятельном здании были сделаны в земле два погреба, а над ними сушило и кладовая, называвшаяся во всех документах XVII в. напогребицею, т. е. сооружением над погребом. Жилая парадная часть двора отгорожена от огородной (хозяйственной) забором с воротами, состоящими из двух щитов. На огородном участке располагается конюшня с сеновалом наверху и баня с предбанником. Запись в этом документе о том, что «на тех же вышеписанных дворах выход каменныи, в выходе двери железные», относится к так называемым «выходам» подземной кладовой для хранения ценной одежды, которая летом служила только спальней. «Выходы» не имели деревянных покрытий и спасали имущество при пожарах, потому у них делались железные двери. Участок земли «в целое дело» в свободных от застроек местах был засажен фруктовыми деревьями.

Агап Васильев сын серебренник продал в Козьмодемьянской улице Ивану Кузьмину сыну Рыбнику двор. Это менее зажиточный хозяин. «А на том дворе две избы поземные, между ними сени о двух житьях, в сенях чулан досчатый, погреб с напогребицей, ворота с навесом... в огороде сад. А взял за тот двор со всем строением денег 100 рублев» 11. Перед нами две одноэтажные избы без подклета, соединенные двухэтажными сенями. В одной избе, видимо, жили, в другой — ткали. В сенях, соединяющих между собой эти две избы, досками был выгорожен чулан, как правило, служивший летом спальней. Из сеней же, видимо, шла лестница на второй этаж сеней, в горенку — другую летнюю спальню. Погреб, заглубленный в землю, а над ним кладовая. Ворота имели весьма распространенную в это время форму: над ними делалась двускатная крыша, обычно крытая тесом. Из других описаний мы знаем, что сады московских жителей изобиловали фруктовыми деревьями и кустарниками. Сажали красную и черную смородину, крыжовник, малину, вишни, сливы, груши, яблони.

В Кадашеве встречаются и трехэтажные деревянные хоромы, которые разрешались только знатным привилегированным людям 12.

Борис Аксентьев в Приказной улице имел «четь», то есть четверть «дела», земли, на котором стояли хоромы: «...изба с клетью, промеж ими сени, под избою омшанник, а под клетью погреб» 13. Постройка имела два этажа, но первый ее этаж использовался под омшанник, то есть холодный сруб, проконопаченный мхом. Омшанник использовался и как скотный двор, и как кладовая, и даже иногда служил летней спальней.

В таких же дворах жили иноземцы, покупая их у коренных кадашевцев 14.

Встречаются в документах и описания каменных построек. Семен Иванов сын, сусальник в Воскресенской улице в Перепелкине переулке, имел: «...палаты каменные, под ними погреб каменный с выходом каменным, да горница на жилом подклете, сени о двух житьях, погреб дубовый с напогребицей, да городьба заборов что есть да ворота в Пелепелкин переулок, да колодез вопче пополам» 15.

Рядом с белыми избами встречаются избы, топившиеся по-черному. У Данилы Куприянова, сына кузнеца, жившего в Козьмодемьянской улице, «была изба поземная черная, против нее сени о двух житьях, погреб дубовый с поветью, вороты покрыты, четыре прясла городьбы» 16.

В хоромных постройках Кадашевской слободы окна были, видимо, в основном слюдяными, в одной из купчих мы узнаем, что Мишка Саистов, рукавишник, продал в Козьмодемьянской улице свой двор «с хоромным строением и с окончены слюдяными в красных и в волоковых окошках» 17.

Интересной особенностью Кадашевской слободы, жители которой сочетали ремесло с торговлей, было наличие почти под каждым домом одно-или двухэтажных погребов — подвалов. Такие погреба были в изобилии обнаружены нами при обследовании застройки Кадашевской слободы. Об этом интересно рассказывают документы XVII века. Кадашевец Андрей Родионов сын Грачев в своей челобитной государю пишет: «Во 199 (1690) году декабря в восьмой день гостиной сотни у Дмитрия Петрова сына Верховнина нанял он Андрей погреб его питейной каменной в нижних пряслах (этажах) в межах подле погреба Сергея Иванова сына Суворова, а по другую сторону его Дмитриева погреба на год. И декабря девятого в 200 (1691) году из этого его наемного погреба Верховнин товар (Родионов) выбросил» 18.

Внутри слободы торговля была организована иначе. Богатые сведения о торговых помещениях в слободе имеются в Доимочных книгах Земского приказа за 1701, 1702 годы, опубликованные И. Е. Забелиным в «Материалах по истории, археологии и статистике города Москвы». Живые картины средневекового Замоскворечья встают перед нами, когда мы читаем эти документы.

Прогулка по Кадашевской слободе. Пройдя Малый Каменный мост, мы вступаем на землю Кадашевской слободы. Здесь ее западный край — ведь Якиманка была ее границей. Многое тут изменилось. Сохранился почти без искажения только восточный край слободы в районе храмов Воскресения и Николы в Толмачах, влево от моста. Вот мы и направимся туда. Пойдем по Кадашевской набережной, некогда краю Болота. На нее выходят все древние улицы Кадашева, в которых мы найдем немало древних усадеб ремесленников. В Лаврушинском переулке, на бывшей Мухиной улице, дом № 4, это палаты богатых ремесленников. Их закрывает высокий каменный забор, за ним некрасивый коренастый дом, расположенный «глаголем», в плане имеющий букву «Г». Он глубоко ушел в землю, так что окна 1-го этажа лежат на земле. Это первый признак древности сооружения.

Каким было здание до перестройки XIX в., обезобразившей его? И почему уже с первого взгляда можно сказать, что оно принадлежит середине XVI в.? Обратите внимание на кирпич и кладку, особенно в тех местах, где обвалилась штукатурка. Огромные кирпичи размером 32X15X9 см выложены горизонтальными рядами с толстыми двухсантиметровыми ровными швами. В каждом ряду после кирпича, положенного ложком, кирпич уложен тычком. Тычки над ложками, а ложк? над тычками. Образуется крестовая кладка. Такая кладка характерна для всех древних построек вплоть до 20-х годов XVIII в.

Заглянем в окна здания. Красивые своды перекрывают палаты первого и второго этажей. Во втором они имеют форму не до конца раскрытого веера. На фасаде сохранились следы сбитых наличников и пилястр. Палаты были на полтора-два метра выше, чем современные, они имели кровли с крутым скатом и узорную поковку по щепцу — коньку крыши. Богатые наличники делали все сооружение нарядным и значительным. Здание, видимо, имело крыльца, которые вели сразу на второй этаж, место их теперь определить трудно 19.

Набережная, по которой мы пойдем далее, интересна своими строениями. Низкие двухэтажные домики с явными переделками более позднего времени. На многих из них видны заложенные огромные арки с подставами по краям — металлическими устройствами для навески ворот. Здесь были конюшни, переделанные после пожара 1812 г. на жилье.

Войдем в уютный и живописный 1-й Кадашевский переулок. По четной стороне переулка почти в каждом доме, теперь переделанном до неузнаваемости, сохранились элементы древних построек: глубокие подвалы, наземные сводчатые палаты. Все эти элементы сохранил дом № 2/24. Особенно любопытен дом №1020. Обойдем его. По плану он более интересный, чем дом № 4 в Лаврушинском переулке. Окна также лежат на земле. Сложное сочетание объемов позволяет думать, что здание возникло не сразу. На одном из фасадов остались следы бывших здесь крылец: оборванные металлические связи, неровная обрубленная кладка наклонных косоурных, то есть лестничных, сводов, по которым укладываются ступени (рис. 61).

Рис. 61. Палаты кадашевцев-ремесленников XVII в.
Рис. 62. Палаты ремесленников ХVII в. по Кадашевскому переулку.

Во всех палатах сохранились своды, разнообразные по форме и кривизне. Под зданием подвала нет. Мы найдем его под соседним домом, под номером 10а. Он выложен из крупных блоков белого камня и тянется перпендикулярно к улице не менее чем на 40 м.

Первый Кадашевский переулок, по которому мы идем, имеет плавные изгибы, но около дома № 14 он круто, под углом 45°, поворачивает к Ордынке. На изгибе расположена усадьба XVIII в.

Дома XVII в. сохранились по всем улицам и переулкам, примыкающим к храму Воскресения. Даже бани в Алымовом переулке стоят на том же месте. До наших дней дошел архитектурный заповедник.

Особенно древние и глубокие сводчатые подвалы во 2-м Кадашевском переулке имеют дома № 4, 14, 7. Внимания заслуживают палаты, расположенные в глубине участка между 2-м Кадашевским переулком и Набережной, под № 32. Это, пожалуй, самая характерная из богатых палат кадашевцев, которые в своей деятельности сочетали ремесло с торговлей. Палаты потеряли крыльца и верхние деревянные этажи. Однако и в таком виде они позволяют представить себе жилище средневекового мастера. Эти палаты неверно именуются Съезжей палатой Кадашевской слободы.

Заглянем в глубокие подвалы. В них есть люки для выгрузки и загрузки товаров. Из подвала идет широкая лестница в первый этаж. На первом этаже сохранились все своды. Следующая лестница ведет на второй этаж, такой же интересный, как и первый. Со второго этажа на третий поднимаемся по широкой каменной лестнице, свидетельствующей о наличии верхних этажей. Следы сбитых наличников и пилястр позволяют нам восстановить первоначальный облик здания.

Так, обойдя небольшую часть Кадашевской слободы, мы убедились в исключительной ее сохранности, что позволяет ясно представить жилища ремесленников XVII в. (рис. 62).

____________

1 ЦГАДА, ф. 210. Разрядный приказ. Приказного стола столбцы, д. 195, л. 239, 240, 241.

2 Там же, л. 242.

3 Там же, л. 241, 243.

4 Там же, л. 240.

5 Там же, л. 11-13.

6 Там же, д. 1116, 1688 г., л. 116.

7 Там же.

8 ЦГАДА, ф. 9, оп. 91. Кабинет Петра 1, кн. 54, 1-е отделение, л. 75; «Полное собрание законов Российской империи». СПб., 1830, т. IV, 1730 г., № 2591; п. 63, т. V, 1718 г., № 3147.

9 Е. Белецкая, Н. Крашенинникова, Л. Чернозубова, И. Эрн. Образцовые проекты в жилой застройке русских городов XVIII — XIX вв. М., Государственное изд-во литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1961.

10 ЦГАДА, ф. 396, кн. 928, л. 27, 28, 28 об.

11 Там же, л. 83, об.

12 Там же, кн. 924, л. 63.

13 Там же, л. 26.

14 Там же, л. 45.

15 Там же, кн. 924, л. 42, об.

16 Там же, л. 15.

17 Там же, л. 11.

18 Там же, д. 919, 1960 г., л. 21, об., 22.

19 Этот дом в XVII в. принадлежал «Герасиму Костянтинову» (ЦГАДА, ф. 396, д, 901, 1659 г,, л, 123, об.); в 1772 г. им владел Голубев (ГИМ, ф. 440, д. 995, л. 65).

20 Этот дом в XVII в. принадлежал Гусятниковым. (ЦГАДА, ф, 396, 1659 г., д. 901, л. 2; д, 900, л. 59; д. 899, 1682 г., л. 7, об.). В 1816 г. дом принадлежал Д. И. Грачеву, затем Константинову, позднее Григорьеву (Архив Главного архитектурно-планировочного управления, д. 189, л. 190).

Первоисточник: 
Памятник русского зодчества в Кадашах. История его реставрации. Алферова Г.В. М., 1974
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.