ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

Комплексное экспериментальное исследование влияния реставрационного мучного клея на текстиль

ГОЛИКОВ В.П. (РНИИ культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева), О.Б.ЛАНТРАТОВА (ГИМ)

ВВЕДЕНИЕ

Данная работа фактически является «постреставрационным» исследованием, основной задачей которого было выявить последствия применения мучного клея при первой реставрации тканей и декора погребальных рубашек детей царя Иоанна Грозного, Иоанна и Феодора Иоанновичей, а также боярина Михаила Скопина-Шуйского из собрания Музеев Московского Кремля в 1960-х гг., то есть спустя 30—40 лет после ее завершения. Эта работа выполнена для ГосНИИР, где в 2003 г. проводилась новая реставрация рубашек.

В работе влияние мучного клея на набор и степень повреждения шелковых волокон и нитей рубашек оценивали с помощью различных экспериментальных методов. Исследование проводилось на нескольких образцах, предоставленных ГосНИИР, и на нескольких десятках образцов, отобранных ранее одним из авторов статьи в 1981—1982 гг.

1. ОЦЕНКА НАБОРА И СТЕПЕНИ РАЗРУШЕНИЙ ТЕКСТИЛЬНЫХ ВОЛОКОН С РАЗЛИЧНЫХ ДЕТАЛЕЙ РУБАШЕК

Для корректного принятия решения о стратегии и тактике реставрации археологического текстиля необходимо учитывать реальные набор и степень повреждения волокон в этом текстиле [1—3]. Иногда набор и степень повреждения волокон очевидны, и эта проблема не вызывает затруднений.

Однако часто во внешне благополучном текстиле волокна и нити могут быть сильно повреждены, но этого не видно не только невооруженным глазом, но даже при наблюдении в микроскопе МБС при увеличениях до 100х.

В то же время оценка потери первоначальных свойств по стандартным методикам ГОСТ, утвержденным для обычного текстиля, невозможна для археологического текстиля из-за необходимости изымать из археологического памятника сравнительно крупные фрагменты текстиля.

Поэтому в Центре исторических и традиционных технологий была разработана методика оценки набора и степени повреждений волокон и нитей на микропробах минимального размера [1—3]. Для таких оценок достаточны микробы нитей (или отдельных волокон из нити) длиной не больше 1 мм. Методика основана на микроскопическом исследовании набора и степени повреждения волокон и нитей в микропробах археологического текстиля в проходящем и/или отраженном поляризованном свете при увеличениях 200-400 х.

Для микроскопии в проходящем поляризованном свете предварительно готовятся постоянные иммерсионные препараты текстиля в пихтовом бальзаме.

Результаты микроскопической оценки набора типов и степени деструкции суммируются в специальных таблицах, что позволяет корректно сравнивать эти характеристики в разных образцах текстиля. Фотофиксация результатов осуществляется в виде микрофотографий.

Микроскопический анализ по изменению морфологических и кристаллооптических характеристик волокон позволяет выявить наиболее распространенные типы деструкции, как на поверхности, так и в объеме волокон (филаментов) и нитей:

— уменьшение степени регулярности упаковки биополимеров в филаментах;

— поперечные складки филаментов;

— локальные вздутия филаментов;

— эрозия боковой поверхности филаментов;

— поперечные и продольные изломы отдельных филаментов;

— поперечные разрывы отдельных филаментов;

— одновременные поперечные изломы всех филаментов в одной нити за счет склеивания волокон в нити «клеящими» веществами, попадающими в объем текстиля из почвы во время его бытования или при реставрации;

— исчезновение внутреннего содержимого филаментов с сохранением оболочки;

— круглые или эллипсоидальные отверстия в филаментах и нитях, вызванные личинками насекомых или микроскопическими червями;

— «утоньшение» нитей за счет микробиологической деструкции их боковых поверхностей.

В качестве дополнительного метода, позволяющего эффективно выявить некоторые из вышеназванных повреждений волокон или нитей, была использована электронная сканирующая микроскопия при увеличениях 50-3000х.

Среди вышеназванных типов деструкции текстильных волокон можно выделить две основные группы по степени их опасности, в том числе по степени опасности для возможного разрушения текстиля в процессе реставрации.

Степень деструкции оценивали с учетом набора типов деструкции, а также процента волокон, затронутых соответствующими видами деструкции [1—3]. Реально при микроскопическом исследовании можно выявить три основные степени деструкции волокон и нитей.

Слабая (незначительная) степень деструкции:

— в текстиле с такой степенью деструкции большинство филаментов в нитях хорошо сохранили структуру, близкую к структуре нативных (эталонных свежеприготовленных) волокон;

— в то же время в этом текстиле наблюдается незначительное число волокон с менее опасными типами разрушения (см. выше);

— опасные типы разрушения практически отсутствуют;

— «утоньшения» нитей отсутствуют.

Такая степень разрушения филаментов характерна для естественного старения текстиля в сравнительно благоприятных условиях [1—3]. Умеренная (средняя) степень деструкции:

— в текстиле с такой степенью деструкции приблизительно половина всех волокон в нитях хорошо сохранили структуру, близкую к структуре нативных волокон;

— в этом текстиле наблюдается значительное число волокон с менее опасными типами разрушения (см. выше);

— присутствуют единичные волокна с опасными типами разрушения;

— возможны единичные случаи «утоньшения» нитей.


1. Электронно-микроскопические фотографии фрагмента оборотной стороны текстиля, где клей (адгезив) находится преимущественно на поверхности нитей и не проникает внутрь (различные увеличения)

Сильная степень деструкции:

— в текстиле с такой степенью деструкции для большинства филаментов в нитях характерны наиболее опасные типы разрушения;

— присутствуют также волокна с менее опасными типами разрушения;

— волокна со структурой, близкой к структуре нативных волокон шелка, практически отсутствуют;

— наблюдаются значительные «утоньшения» многих нитей в ткани. Естественно, что возможны и промежуточные степени деструкции текстиля.

2. РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ МУЧНОГО КЛЕЯ НА ПОВРЕЖДЕНИЯ ВОЛОКОН ШЕЛКА В ДЕКОРЕ РУБАШЕК

Результаты исследования влияния мучного клея представлены на рис. 1—6 и детально описаны ниже.

2.1. Оценка состава клея

С помощью гистохимических методов [4, 5] было показано, что во всех изученных деталях декора рубашек клей не является однородным и состоит по крайней мере из двух компонентов:

— собственно мучного клея, в котором основным компонентом является крахмал;

— чистого протеина (белка) типа желатины.

Как выяснилось, именно такая комбинация компонентов была наиболее распространенной в реставрационной практике. Обычно для укрепления и дублирования применяли не чистый мучной клей, а в смеси с желатиной [6].


2. Электронно-микроскопические фотографии фрагмента лицевой стороны текстиля, куда клей (адгезив) проник с оборотной стороны и находится преимущественно на поверхности нитей (различные увеличения)

3. Микрофотографии шелковых волокон в нитях фрагмента текстиля, где мучной клей применялся в качестве клея (адгезива) (550х). В большинстве волокон отсутствуют заметные повреждения

Анализ показал, что в некоторых образцах мучной клей и желатина образовали однородную эмульсию, но в других образцах они не смешались — мучной клей пропитывает волокна, а желатина сформировала гладкие пленки поверх мучного клея.

2.2. Пространственное распределение клея

Мучной клей в 1950—1960-е гг. применялся и как консолидант (для укрепления), и как адгезив (для подклейки на дублировочную ткань).

Было проведено исследование пространственного распределения мучного клея на поверхности и в объеме нитей и волокон различных текстильных деталей декора трех рубашек с использованием статистически достоверного набора из 58 образцов.

Сведения об этом распределении позволили выявить наличие или отсутствие клея в различных деталях декора, а также понять, применялся ли он в качестве консолиданта или адгезива.

В результате исследования были выявлены разные варианты распределения клея в различных текстильных деталях декора, а также возможные варианты их применения при ранней реставрации:

— клей практически отсутствует (это означает, что при реставрации данных деталей мучной клей не применялся);

— клей присутствует только на одной стороне текстиля в виде локальных пятен и отсутствует на другой стороне (это означает, что при реставрации данных деталей мучной клей, вероятно, применялся в качестве адгезива);

— клей тотально или локально покрывает обе поверхности текстиля и пропитывает его объем (это означает, что при реставрации данных деталей мучной клей применялся в качестве консолиданта, а также, возможно, и в качестве адгезива).

2.3. Влияние мучного клея на деструкцию текстильного декора рубашек

Анализ результатов позволяет прийти к следующим выводам о влиянии мучного клея.

Волокна деталей декора, в которых не применялся мучной клей

1. В таком декоре большинство филаментов в нитях сохранили структуру, близкую к структуре нативных волокон шелка.

2. В то же время в некоторых волокнах наблюдаются лишь неопасные разрушения:

— уменьшение степени регулярности упаковки биополимера фиброина в некоторых филаментах шелка;

— незначительное число вздутий, поперечных и продольных изломов в отдельных филаментах шелка;

— степень деструкции волокон и нитей в этих деталях в соответствии с приведенной выше классификацией является слабой.

Такой набор и степень разрушения филаментов характерны для естественного старения в сравнительно благоприятных условиях.

Волокна деталей декора, в которых мучной клей локально находится только на одной поверхности нитей и не пропитывает их объем (ил. 1 3)

В таких деталях и в деталях декора без клея набор типов и степени деструкции принципиально не отличается. В этих деталях увеличивается процент волокон, в которых наблюдаются сравнительно неопасные типы разрушений - уменьшение степени регулярности упаковки биополимера фиброина в некоторых филаментах шелка, вздутия и поперечные изломы.

Однако в этих деталях практически отсутствуют наиболее опасные типы деструкции — тотальные изломы и разрывы, а также исчезновения сердцевины волокон.

Степень деструкции волокон и нитей в этих деталях варьирует от слабой до средней.

Волокна деталей декора, в которых мучной клей тотально покрывает обе поверхности нитей и пропитывает их объем (ил. 4-6)

В таком декоре лишь небольшое число филаментов в нитях хорошо сохранили структуру, близкую к структуре нативных волокон шелка.

В то же время в большинстве волокон и нитей наблюдаются весьма опасные для их целостности типы деструкции:


4. Электронно-микроскопические фотографии лицевой стороны фрагмента, где мучной клей (консолидант) проник внутрь нитей, распределился по поверхности волокон и повредил многие из них (различные увеличения)

— одновременные поперечные изломы всех филаментов (волокон) в одной нити за счет склеивания волокон в нити мучным клеем;

— уменьшение степени регулярности упаковки биополимеров в филаментах;

— эрозия боковой поверхности филаментов.

Степень деструкции волокон и нитей в этих деталях является значительной (сильной).

Очевидно, что большинство наблюдаемых видов деструкции филаментов не являются результатом естественного старения. Их причиной является пропитка нитей мучным клеем.

2.4. Выводы о влиянии мучного клея

1. Мучной клей был обнаружен в некоторых текстильных деталях на обеих поверхностях и в объеме, в других - только на одной стороне, а в остальных деталях клей отсутствовал.

2. В деталях без клея наблюдалась незначительная деструкция волокон и нитей, характерная для естественного старения в благоприятных условиях, причем отсутствовали наиболее опасные виды разрушений.

3. В деталях, где клей присутствовал только на одной из поверхностей, но не пропитывал объем, также почти отсутствовали наиболее опасные виды разрушений, а число других, менее опасных, видов разрушений было сравнительно невелико.

4. В деталях, в которых клей присутствовал на обеих поверхностях и пропитывал объем нитей, в значительном числе волокон и нитей наблюдались наиболее опасные виды разрушений — тотальные и локальные изломы и разрывы, а также другие виды деструкции - уменьшение степени регулярности упаковки фиброина и эрозия боковой поверхности шелковых волокон (филаментов).

5. Очевидно, что детали декора рубашек, сильно пропитанные мучным клеем при предыдущих реставрациях, стали в настоящее время очень хрупкими и ломкими даже при незначительных воздействиях. Они легко деструктируют и требуют максимально осторожной реставрации.

6. Сходные наборы типов и степени деструкции волокон и нитей наблюдались в очень сильно деструктированном шелковом и шерстяном текстиле XVI-XVII вв. из саркофагов Некрополя Вознесенского монастыря в Московском Кремле. Этот текстиль подвергся очень жесткому разрушающему воздействию неблагоприятных условий хранения саркофагов [ 1 ]. Как показали результаты исследований текстиля из Некрополя, наиболее опасные виды разрушений в волокнах возникли за счет пропитки текстиля клейкими веществами, например, возникающими при частичном распаде биополимеров плоти или при вторичном синтезе специфических почвенных органических веществ - гуминов (гуматов). Эти клейкие почвенные вещества в текстиле из Некрополя по механизму воздействия на волокна и нити явились аналогами мучного клея в декоре изучаемых рубашек из Кремля [ 1 ].

Таким образом, по мнению авторов, основная причина разрушений при тотальной пропитке мучным клеем — увеличение жесткости мучного клея при его естественном старении.

После пропитки мучным клеем в процессе ранней реставрации (или после пропитки гуминовыми веществами во время пребывания в почве) нити и волокна становились жесткими, и даже при незначительных механических воздействиях в нитях и волокнах возникали наиболее опасные виды деструкции — тотальные изломы и разрывы.


5. Электронно-микроскопические фотографии фрагмента оборотной стороны текстиля, где мучной клей (консолидант) проник внутрь нитей, распределился по поверхности волокон и повредил многие из них (различные увеличения)

6. Микрофотографии шелковых волокон в нитях фрагментов текстиля, где мучной клей применялся в качестве консолиданта (550х). Во многих волокнах заметны различные виды повреждений: индивидуальные разрывы волокон, склеивание волокон в нити и их тотальные изломы, нарушение степени упорядоченности фиброина (основного белка шелка) вдоль оси волокон

3. КРАСИТЕЛИ В КРАСНЫХ ДЕТАЛЯХ ДЕКОРА РУБАШЕК И ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ МУЧНОГО КЛЕЯ НА КРАСИТЕЛИ

Поскольку многие детали декора рубашек окрашены, было важно и интересно оценить состав авторских красителей и влияние на них мучного клея.

3.1. Результаты анализа красителей

Очевидно, что корректно и объективно состав красителей можно оценить только в тех пробах, где сохранились авторские красители. Из красных деталей декора каждой из трех рубашек удалось отобрать по 5-6 микропроб, в которых степень сохранности красителей была сравнительно удовлетворительной. Из этих окрашенных микропроб в соответствии с ранее разработанными методиками [7-10] получены экстракты, в которых спектрофотометрическим методом определены красители.

В изученных шелковых волокнах деталей декора всех трех рубашек были найдены красители из следующих сырьевых источников:

— кермеса;

— марены;

— смеси красителей марены и кермеса.

Таким образом, можно утверждать, что авторская окраска деталей декора имела различные оттенки красного цвета.

На основании результатов идентификации красителей, а также с помощью коллекции модельных выкра-

сок реконструированы наиболее вероятные первоначальные авторские цветовые характеристики изученных деталей декора. Как видно из табл. 2, декор рубашек Феодора и Иоанна Иоанновичей и Михаила Скопина-Шуйского не одинаков по цветовым характеристикам и соответственно по наборам используемых красителей.

Как известно, в средние века выкраски различными красными красителями имели разное символическое значение при обозначении социального статуса владельца одежды. Наиболее высокие места в иерархии цветовых символов занимали пурпурные и красные красители [11, 12]. В иерархической системе красных цветовых символов самое высокое место занимали выкраски тирийским пурпуром. Следующее место — кермесом. Более низкое — мареной.

Цветовые характеристики одеяний, а также красители, применяемые для их получения, соответствовали социальному статусу лиц, которые носили эти одеяния. Исходя из этих соображений, интересно сравнить цветовые характеристики красного декора трех рубашек.

Наиболее высокий «цветовой» статус имел декор рубашки Феодора Иоанновича, где кермес встречается в 4 из 5 изученных деталей, а в пятой детали применяется смесь марены с индиготином. Такая смесь красителей в этой детали имитировала пурпурный цвет. Выкраски чистой мареной не найдены. Следующим в иерархии «цветового статуса» является декор рубашки Михаила Скопина-Шуйского, где кермес встречается в 5 из 6 изученных деталей, а выкраски чистой мареной найдены только в одной детали. Наиболее скромный «цветовой статус» имел декор рубашки Иоанна Иоанновича, где кермес встречается в 1 из 5 изученных деталей, а в остальных 4 найдены только выкраски мареной.

Такая оценка по «иерархии цветового статуса» в красном декоре трех рубашек, определенная по результатам исследования красителей, вероятно, коррелирует с социальной значимостью обладателей изучаемых рубашек. Со «скромным» по составу красителей декором в погребальной рубашке Иоанна Иоанновича коррелирует отсутствие здесь золотных нитей, что характеризует, видимо, более скромный статус убитого царевича.

3.2. Оценка влияния мучного клея на красители

Было проведено предварительное визуальное и микроскопическое исследование деталей декора в отраженном и проходящем свете при увеличениях 20—400х. Оказалось, что в большинстве изученных деталей декора авторские красители сохранились очень плохо. Очевидно, что красители в большинстве изученных микропроб декора были разрушены уже во время пребывания рубашек в погребениях. Поэтому корректно и однозначно оценить влияние мучного клея на сохранность и трансформацию сохранившихся авторских красителей было довольно затруднительно.

Литература

1. Голиков В.П., Лантратова О.Б., Синицына Н.П. Анализ причин и классификация повреждений волокон и нитей в археологическом текстиле // IVМеждународная научно-практическая конференция «Реставрация музейных памятников в современных условиях. Проблемы и пути их решения». Киев, 2003.

2. Голиков В.П., Лантратова О.Б., Синицына Н.П. Классификация повреждений волокон и нитей археологического текстиля в почве и саркофагах: Материалы конференции // IVМеждународная конференция «Консервация памятников культуры в единстве и многообразии». СПб., 2003. С. 113—124.

3. Отчет о научно-исследовательской работе В.П. Голикова, О.Б. Лантратовой, О.В. Орфинской. Комплексное экспериментальное исследование погребального инвентаря из 6 женских царских погребений Некрополя Вознесенского монастыря. 2002: Часть И. Голиков В.П., Лантратова О.Б. Исследования материалов и технологических приемов в предметах погребального инвентаря шести погребений; Часть III. Голиков В.П., Лантратова О.Б. Исследования трансформации текстиля в погребальном инвентаре шести погребений.

4. Технология, исследование и хранение произведений станковой и настенной живописи / Под. ред. Ю.И. Гренберга. М., 1987.

5. Лилли Р. Патогистологическая техника и практическая гистохимия. М., 1969.

6. СеменовичН.Н. Реставрациямузейныхтканей. Л., 1961.

7. Golikov V. Spectrophotometric Determination of Red and Violet Natural Dyes in Museum Textiles. Sidney, 1987.

8. Golikov V. Technology of Dyeing Silk by Cochineal. Part 1: Theorethical Analysis of the Problem and Development of Investigation Methods. Dresden, 1990.

9. Golikov V. TheTechnology of Silk Dyeing by Cochineal. II. The Experimental Investigation of the Types and Concentrations of Cations" // 16/17-th International Meeting "Dyes in History and Archaeology" (1997-1998, Lyon, Greenwich)/ London, 2002. P. 10-20.

10. Golikov V. The Technology of Silk Dyeing by Cochineal. III. The The Experimental Investigation of the Influences of pH, Water Quality, Cream of Tartar and Oak Galls" // Ibid. P. 21-33.

11. Голиков В.П. Исследование исторических и традиционных технологий // Наследие и современность. Вып. 10. М., 2002. С. 136—163.

12. Голиков В.П., Пшеничнова Е.А., Настиченко О.А. Тирийский (античный) пурпур в византийском текстиле ГУ—VIIIвв. // IVГрабаревские чтения. М., 1999. С. 199—235.

Первоисточник: 
Комплексное экспериментальное исследование влияния реставрационного мучного клея на текстиль. ГОЛИКОВ В.П., О.Б.ЛАНТРАТОВА
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2017)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2017)


Есть ли у вас друзья реставраторы?

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.