ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Обучайтесь под руководством опытного наставника.
 

Оценок эффективности и долговечности работ по укреплению кремнийорганическими соединениями конкретных памятников монументальной живописи мы в литературе не обнаружили. Исключение составляет консервация росписей мавзолея Гур-Эмир - уже в 1975 году сообщалось: «По последним наблюдениям, в условиях засоленности и неотлаженного температурно-влажностногорежима, применение смолы К-42... не вполне оправдало возлагавшиеся надежды»64. Позволим себе заметить, однако, что подобные надежды в условиях «неотлаженного температурно-влажностного режима» в мавзолее изначально, очевидно, были безосновательны.

В 1994 году на конференции ГосНИИР (проходившей в конференц-зале ГТГ в Лаврушинском переулке), посвященной проблемам сохранения и реставрации монументальной живописи, одним из главных обсуждаемых вопросов был вопрос о консервационных материалах. Именно на этой конференции впервые публично прозвучали критические отзывы о «базовой методике» консервации стенописей с использованием синтетических материалов и, в частности, кремнийорганических смол65.

По мнению В. В. Филатова, известного реставратора и исследователя, одного из тех, благодаря кому «синтетика» была в свое время внедрена в отрасль, «синтетические материалы представляют собой крайнее средство спасения гибнущей живописи». «Налаживание же необходимого режима внутри зданий приведет,— полагает он,— к отказу от синтетических материалов (как не соответствующих тем связующим, которые использовались при создании произведений живописи), по крайней мере, в интерьерных работах: материалы эти могут оказаться приемлемыми лишь на наружных стенах церковных». Однако даже и для наружных стен применять их без нужды он не считает целесообразным66. В. В. Филатов высказал беспокойство по поводу загрязнения живописи, укрепленной кремнийорганикой, свечной копотью67 и в то же время свидетельствовал, что в церкви Успения на Городке в Звенигороде копоть с поверхности живописи, обработанной кремнийорганической смолой К-15/3, была легко удалена68.

Один из ведущих отечественных реставраторов Георгий Сергеевич Батхель сообщил на конференции69, что во время работ в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры в 1975—1979 годах он отказался «от смолы К-15/3 для укрепления распыленного красочного слоя, потому что эта смола вместе с красочным слоем укрепляла и все прочие наслоения и загрязнения, удаление которых потом становится почти невозможным», а потому было «предложено заменить К-15/3 смолой СВЭД, способной укреплять распыленный красочный слой». «Мы употребляли смолу К-15/3, — свидетельствовал Г. С. Батхель,— лишь в том случае, если требовалось укрепить сильно деструктированную древнюю штукатурку, но почти без живописи».

В процессе отработки методики у реставраторов возник вопрос о защите поверхности живописи и в особенности тех мест, где конденсат может смыть новые тонировки акварелью. На этот случай предлагалось, по словам Г. С. Батхеля, отреставрированную поверхность обработать раствором смолы К-42. Однако пробные работы показали, что обработанные смолой поверхности становились очень неоднородными: матовые и блестящие участки живописи с неоднородной интенсивностью звучания одних и тех же цветов разрушали визуальное восприятие композиции. Контролирующая комиссия, учитывая пробные работы и доводы реставраторов, пришла к выводу, что тонировки лучше выполнять способами лессировки казеиново-масляной темперой, а от покрытия поверхности живописи смолой К-42 рекомендовала отказаться70.

Химик-технолог Ирина Анатольевна Кулешова в своем выступлении на конференции высказала мнение, что «использование кремнийорганических полимеров при реставрации настенных росписей теоретически очень перспективно». Однако практика показывает, по ее мнению, что при том состоянии влажностного режима конструкций, в котором находятся наши памятники, применение кремнийорганики весьма ограничено и должно быть четко определено. Кроме того, использование указанных полимеров для гидрофобной защиты росписей на ряде памятников привело, как она считает, к увеличению скорости загрязнения поверхности защищенных росписей, что вызывает необходимость модификации применяемых кремнийорганических материалов71.

С другой оценкой метода укрепления кремнийорганическими материалами стенописей выступили на конференции известные владимирские специалисты А. П. Некрасов и Л. П. Балыгина, Они сообщили, основываясь на наблюдениях за состоянием отреставрированных ими памятников, об отсутствии рецидивов разрушений в течение многих лет после окончания их реставрации72.

На конференции 1994 года сотрудниками химико-технологической лаборатории ГосНИИР Ольгой Николаевной Беляевской и Еленой Львовной Малачевской было указано, что смола К-15/3 «не рекомендуется для укрепления красочного слоя, поскольку вызывает его потемнение, особенно на светлых охрах»73. Таким образом, они рекомендовали ограничить использование кремнийорганической смолы К-15/3 лишь укреплением штукатурной основы живописи74.

Результаты сравнительных исследований комплекса физико-химических характеристик К-15/3 и КУС (кремнийорганического материала, который применялся для консервации камня) были представлены на конференции Анатолием Сергеевичем Фомичевым и Андреем Георгиевичем Жолондзем75. Исследования были проведены на образцах, близких в оригинальной темперно-клеевой живописи. Были исследованы водопоглощение, паропроницаемость, пористость, распределение и удельная поверхность пор после укрепления образцов К-15/3 и КУС. Проведены контрактометрические исследования. Исследованы физико-химические характеристики увлажненных, засоленных и деструктированных образцов, прошедших ускоренное состаривание.

Исследователи пришли к следующим выводам: укрепление воздушно-сухих образцов кремнийорганическими материалами приводит к изменению их поровой структуры, снижению паропроницаемости; после обработки смолой К-15/3 на 50 %, КУС — на 20%.

Смола К-15/3 является более жестким материалом, чем КУС, и по характеристикам температурных деформаций приближает укрепленную известковую штукатурку к цементному камню.

Кремнийорганические материалы придают штукатурке объемную гидрофобизацию, смола К-15/3 в большей степени, чем состав КУС, при том что гидрофобный эффект последнего исчезает спустя 6-8 месяцев. Как справедливо писали исследователи, этот эффект опасен для холодных и влажных памятников, где объемная гидрофобизация, препятствуя сорбированию конденсационной влаги, одновременно значительно уменьшает ее испарение из штукатурки, так как движение воды от поверхности до границы проникновения смолы К-15/3 становится возможным лишь в паровой фазе. Вместе с тем, на глубину пропитки перемещается и граница солевых разрушений, что защищает красочный слой, но процессы разрушения штукатурки делает более сложными.

В 1990-2000 годах Борис Тимофеевич Сизов, Раиса Викторовна Лобзова, Анатолий Сергеевич Фомичев и Ирина Михайловна Марсий провели исследования, поставившие под сомнение оптимальность укрепления смолой К-15/3 известняков76. Они выявли феномен «силификации» укрепленного смолой белого камня фасадов церкви Покрова на Нерли. Исследователи установили, что зоны разрушений камня, появившиеся спустя 10 лет после консервационных работ, совпадают с зонами его обработки смолой К-15/377 и что «обработка кремнийорганической смолой К-15/3 (хотя и сильно разбавленной) приводит к образованию силифицированной поверхностной корки на камне толщиной 3—5 мм и в дальнейшем к ускоренному отторжению этой корки и разрушению подкорковой зоны камня. Неоднородная и только поверхностная пропитка камня приводит к образованию резкой границы между силифицированными и несилифицированными зонами известняка. Существенное различие этих зон камня обуславливает появление скрытой микротрещиноватости и разрушение камня усиливается». Авторы подчеркивают, что этот вывод не распространяется на все кремнийорганические материалы и, в частности, на Steinfestiger ОН, обработка которым известняков обеспечивает достаточный укрепляющий эффект, не изменяя существенно их физико-механических свойств78.

Перерождение известняка в результате многолетних профилактических обработок кремнийорганическим составом было обнаружено исследователями также при изучении состояния парковой мраморной скульптуры в усадьбе «Архангельское»79.

Очевидно, что результаты исследований Б. Т. Сизова с соавторами не могут не учитываться при оценках метода укрепления настенных росписей с использованием К-15/3.

В заключение мы хотели бы отметить, что процесс распространения в реставрации в 1960-1970-е годы кремнийорганических соединений не был бы столь стремительным и одновременно столь успешным, если бы, с одной стороны, не опирался на выдающиеся достижения отечественной науки 1940—1950-х годов, самым тесным образом связанные с электротехникой и оборонной промышленностью, а с другой, — на административную поддержку (на волне «химизации народного хозяйства») направления «новых синтетических материалов» Министерствами культуры СССР и РСФСР. Оборотной стороной обращения к кремнийорганическим смолам, разработанным для нужд «оборонки», явилось отсутствие в реставрационной отрасли детальных сведений об их природе и химических и физических свойствах.

К сожалению, несмотря на множество вопросов и противоречивых оценок практики применения К-15/3 и К-42, прозвучавших в 1994 году на конференции в Лаврушинском, каких-либо исследований, а также объективного мониторинга памятников, укрепленных в предшествующие десятилетия, на основании которых можно было бы дать объективную оценку эффективности «базовой методики», предпринято не было. Использование в отрасли смолы К15/3 прекратилось в силу внешних обстоятельств: производство ее на Редкинском опытном заводе было прекращено, по крайней мере, с 1998 года80. Смолу К-42 на Данковском химическом заводе (ООО «Силан») производят и в настоящее время81.

P. S. Когда наш экскурс в историю применения кремнийорганических соединений для консервации настенных росписей был уже закончен, мы имели возможность познакомиться со статьей О. Н. Беляевской, в которой она сообщает о результатах проведенных ею сравнительных исследований на образцах штукатурки «проникающей и укрепляющей способности» трех материалов Funcosil Steinfestiger ОН, Акрисила 50А и К-15/3. Это последнее по времени из известных нам исследование К-15/3 показало, по словам автора, что «смола К-15/3 при небольших содержаниях в штукатурке не дает значимого укрепляющего эффекта, но высокая проникающая способность и создаваемый ею гидрофобный эффект позволяют сохранить штукатурку от вымывания». Очевидно, что этот результат ограничивает сферу использования К-15/3 лишь в качестве гидрофобизатора, но именно об отрицательных последствиях для штукатурного слоя объемной гидрофобизации писали в свое время А. С. Фомичев и А. Г. Жолондзь82.

Автор выражает признательность начальнику отдела реставрационно-технологических разработок ГУП ЦНРПМ Анатолию Сергеевичу Фомичеву и заведующему лабораторией кремнийорганических соединений ИНЭОС РАН Борису Григорьевичу Завину, которые взяли на себя труд ознакомиться с этой статьей в рукописи и сделали весьма ценные замечания по ее прочтении.

Первоисточник: 
Сохраним памятники культуры! Сборник. Составитель и научный руководитель К.И.Маслов. М., 2009
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.