ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

Воздух представляет собой смесь газов кислорода и азота, из которых азот в чистом виде не деятелен, кислород же действует окисляющим образом, особенно, если находится в состоянии озона (О3). Кроме того, в воздухе находятся ничтожные количества инертных газов аргона, неона, ксенона и криптона и более значительные количества водяных паров и углекислоты. К случайным засорителям воздуха, наиболее часто встречающимся в условиях города, кроме углекислоты, относятся сернистый газ, сероводород и аммиак. Надо очень серьезно отнестись к составу воздуха в музее, если сохранение музейных коллекций вообще поставлено мало-мальски серьезно.

При нормальном незагрязненном воздухе идет медленное и неуклонное сгорание всех материалов органического происхождения, как волокно, кожа, масло (в картинах), лак, большинство красок, бумага и т. д. Плотный камень, керамика, благородные металлы изменяются чрезвычайно медленно, так что практически считаются неизменяющимися, если воздух более или менее чист, а температура колеблется в пределах нормальных без особенно резких скачков.

Однако это не для всех перечисленных материалов имеет одинаковое значение, как это будет выяснено при обозрении отдельных материалов.

Огромное значение имеет загрязнение воздуха, особенно в больших городах.

О значении водяных паров" специально говорится далее. Здесь следует сказать, что при больших колебаниях температуры вода, содержащаяся в воздухе, может играть роль сильнейшего механического разрушителя, так как, замерзая в порах материала (например, мрамора, кирпича и т. п.), она увеличивается в объеме и разрывает его с неудержимой силой. В неотапливаемых музейных помещениях это происходит так же, как на открытом воздухе.

Кроме паров воды, в воздухе постоянно присутствует углекислота (СО2), которая с водой образует весьма деятельный реактив, растворяющий такие, казалось бы, очень прочные материалы, как, например, мрамор.

Но истинным бичом для музейных материалов является сернистый газ, который соединяется с водой воздуха сначала в неустойчивую сернистую кислоту, а потом ее ион SO3 с водой образует необычайно сильную серную кислоту H2SO4, разрушительно действующую на все виды музейных материалов.

Большой активностью отличаются и другие два упомянутых засорителя воздуха — сероводород и аммиак.

Для сернистого газа главным источником является каменноугольный дым, почему новейшие музейные здания Америки, а частью и в Западной Европе строятся за городом и окружаются садами, во избежание близкого соседства с фабриками, заводами, мастерскими и т. п. Для двух других газов главный источник — помойные ямы, уборные, бойни, хлевы, конюшни и некоторые производства. Это заставляет строго относиться как к размещению служебных удобств внутри музея, так и к содержанию в должном порядке музейного двора, не говоря о соседних с музеем участках.

Если с колебаниями температуры мы можем бороться путем отопления, а засорениями воздуха путем вентиляции, то нам, очевидно, необходимо рассмотреть эти вопросы более детально. Последний вопрос получает особое значение, так как позволяет разрешить и еще одно обстоятельство, крайне важное в жизни музея,— это борьбу с твердыми засорениями воздуха: сажей и особенно пылью.

Подобно свету, необходимому для обозрения музейных экспонатов, нормальная температура является одним из условий возможности пользования музеем. Поэтому дело нормальной установки отопления должно быть разрешено в первую очередь.

Еще очень многие наши музеи отапливаются обыкновенными комнатными печами, так называемыми голландскими. Ни времянки каких бы то ни было видов, ни русские печи в музеях недопустимы. Равным образом может идти речь только о дровяном, а не каменноугольном отоплении и, конечно, предпочтительно с герметически закрывающимися дверцами, а не с вьюшками, при которых легко можно получить угарный газ (СО), кроме того, печи с вьюшками требуют гораздо больше труда при самом процессе топки.

Следует всячески подчеркнуть недопустимость применения в печах каменного угля, выделяющего сернистый газ, который и сам действует непосредственно, обесцвечивая, изменяя те или иные вещества, или, жадно поглощая атмосферную воду, превращается в серную кислоту и действует в виде кислоты самым разрушающим образом на все предметы. Достойным сожаления доказательством этого служат скульптуры из мрамора в Летнем саду в Ленинграде. Все они изъедены сверху до низу и местами похожи на обтаявший сахар.

Это происходит потому, что атмосфера Ленинграда наполнена сернистым газом от заводских, пароходных и других топок, действующих на каменном угле. Сернистый газ превращает мрамор в гипс, легко вымываемый водой. Таким образом, происходит химическое превращение одного вида кальция в другой, и мраморная вещь становится рыхлой. Это совершается на воздухе, где все-таки идет сильное освежение воздуха, особенно при ветре с моря и реки.

Еще больше вреда приносит каменный уголь в музее. Сернистый газ обесцвечивает картины, обесцвечивает и изменяет бумагу, ткани. Итак, отапливать печи каменным углем ни в коем случае нельзя, и поэтому голландские печи, отапливаемые дровами, для музея имеют сравнительно большее преимущество.

Однако они обладают и существенными недостатками. Первый и главный заключается в том, что в музейном помещении создается источник открытого огня, в результате чего очень возрастает пожарная опасность; при этом помещение нагревается голландскими печами все же недостаточно равномерно. Около самой печи воздух нагревается больше, чем в противоположном углу комнаты. Особенно неудобно то, что ставить печи у окон нельзя, так что разница в температуре разных частей комнаты почти неустранима — холодный воздух у окон не прогревается. Кроме того, с дровами вносится в помещение мусор, с которым очень часто попадают и вредители, способные нанести колоссальный вред музейному имуществу. И, наконец, эти печи требуют очень много работы; сколько труда необходимо затратить на топку, если в музее имеется 40 печей. Естественно, что в больших зданиях стремились производить отопление централизованным способом, подавая по каналам горячий воздух из обогреваемой камеры, так называемой амосовской системы. Топка помещается где-нибудь в подвальном помещении, огнем нагревается воздух в железных камерах, откуда он идет по каналам, проложенным в стенах, и поступает в залы через отдушины; для большого здания необходимо несколько топок.

Эта система удобна в смысле экономии топлива и труда; она дает возможность без всякой пыли и грязи от дров обогревать помещение теплым воздухом из единого, удаленного от зал источника. Но у этой системы отопления есть в высшей степени неприятные свойства. Прежде всего, перегретый горячий воздух настолько сух, что нормальная влажность далеко отодвигается от своих границ, в результате лопается мебель, пересыхают ткани и т. д. Приходится или искусственно увлажнять воздух или переходить на другую систему отопления.

Другой недостаток амосовского отопления заключается в том, что воздух, подаваемый из камер, где происходит его нагревание, всегда несет с собой известное количество перегоревшей пыли, особенно же мельчайших частиц перегоревшего металла камер.

Например, в старинном особняке Бобринского, где одно время помещался Историко-бытовой отдел Гос. Русского музея (Ленинград), даже хорошо закантованные акварели и рисунки на стенах прокапчивались под своими стеклами мельчайшей перегоревшей пылью; чем ближе они висели к открытым выходам нагретого воздуха, тем загрязнение было сильнее.

В Государственном Русском музее при капитальном переустройстве отопления в 1939 г. были изъяты из стены чугунные трубы, по которым местами шел горячий воздух старой амосовской системы. Они оказались наполненными огромным количеством красно-коричневой сажи, не нашедшей выхода через отдушины. В других местах эта самая сажа поступала в воздух здания.

Таким образом, амосовская система отопления имеет целый ряд весьма серьезных недостатков. Поэтому в новых зданиях, специально приспособляемых для музеев, уже совершенно отказываются от этой системы, но в старых дворцах и особняках она была почти всеобщей. Она требует обязательной фильтрации и увлажнения подаваемого подогретого воздуха.

Следующая система отопления — это отопление или нагретым водяным паром или нагретой водой. Система парового отопления, конечно, чрезвычайно выгодна экономически, очень удобна для управления, так как нагревание происходит в кочегарке, которая может быть совершенно отдалена, а отопление в любой момент может быть выключено или понижено. Но эта система отопления дает слишком высокий нагрев, и поэтому на так называемых радиаторах или батареях обыкновенно очень быстро пригорает пыль. Это прогорание пыли вместе с большой сухостью воздуха является серьезным минусом данной системы отопления.

Следовательно, у нас остается водяное отопление, и сейчас почти во всех крупнейших музеях применяется именно эта система. Она имеет те же большие преимущества, что и паровое отопление в смысле управления, но здесь такого сильного нагревания батарей не происходит, так как его предел ниже 100°, значит и прогорание пыли будет меньше. Однако создающийся приток воздуха к батареям и легкое прогорание пыли всё же необходимо учитывать. Чтобы возможно дольше защитить экспонаты от этой копоти, батареи следует устраивать в середине комнаты или под окнами.

Все эти системы отопления требуют большого внимания и постоянного контроля. Большие музеи сейчас прибегают уже к системе автоматического контроля температуры и переходят на кондиционирование атмосферы в залах и кладовых.

Колебания температуры в помещении музея обыкновенно считаются допустимыми в пределах от 12 до 25° в течение года. Конечно, всегда предпочтительнее средняя температура, т. е. 16—18° при влажности (при водяном отоплении) приблизительно от 45 до 65%, во влажном климате — до 70%.

Первоисточник: 
КОНСЕРВАЦИЯ и РЕСТАВРАЦИЯ МУЗЕЙНЫХ КОЛЛЕКЦИЙ. ФАРМАКОВСКИЙ М.В. - М., 1947
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

КУЛЬТСОХРАНАГИТПЛАКАТ - Спам во имя культуры! Скопируй код плаката и вставь его в интернет!

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.