ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

Лекция 3. Современная практика работ с исторической информацией.

Под «страшными последствиями реставраций» я имею ввиду глобальные и необратимые изменения исторической информации субъекта или объекта, чьей либо памяти, которые происходят с ним в результате ВСЕХ без исключения реставраций (консерваций), проведенных специалистами до сего дня включительно.

Реставрационному сообществу хорошо известен текст тезисов т.н. «Венецианской хартии» 1964 г. (II Международный конгресс архитекторов и технических специалистов по историческим памятникам. Венеция, 1964).

Основой этой договоренности специалистов уже в 1964 году стали опорные правила:

…Ст.9 … «Её (реставрации – АК) цель — сохранение и выявление эстетических и исторических ценностей памятника. Она (реставрация – АК) основывается на уважении подлинности материала и достоверности документов. Реставрация прекращается там, где начинается гипотеза;…»;

и ещё: …Ст.11 … «Наслоения разных эпох, привнесенные в архитектуру памятника (речь тогда шла только об архитектуре, к сожалению – АК), должны быть сохранены, поскольку единство стиля не является целью реставрации».

Эти замечательные тезисы 1964 г. и по сей день нарушаются специалистами повсеместно. Я без труда мог бы привести тому массу примеров подобного (даже, к великому сожалению, и из своей личной практики).

Однако, прежде, мы поподробнее разберем сами тезисы «Венецианской хартии». Разберёмся в том, что есть такое «наслоения разных эпох». Или иначе и уже, по-моему, в том, что есть такое «историческая информация» как таковая.

Прежде всего, важно отметить, что этимологический смысл латинского слова - понятия «информация» практически не изменён историческим процессом.

Информация (от лат. informatio — «разъяснение, изложение, осведомлённость») — сведения о чём-либо, независимо от формы их представления.

Таким образом, и понятие «комплексной информации» (как особо ёмкой по своему содержанию) мы все, тоже, понимаем однозначно.

Всякая сложная информация имеет, некий стержень или, иначе, главную доминанту (домен) для запоминания всего целого.

Это может быть: звук, запах, цвет и форма, или нечто иное, нам еще не ведомое. Именно через эту доминанту и запоминает человеческий мозг что - либо или кого - либо.

Далее подчеркнем, что словосочетание «доминанта субъекта памяти» очень созвучно сегодняшнему понятию «памятник», о котором мы говорили выше. Но так как «памятников» как таковых не существует вовсе (о чем мы также говорили выше), то становиться понятно, что реставратор работает именно с комплексом исторической информации, присущей конкретной «доминанте субъекта чьей то памяти».

Для дальнейших рассуждений нам также важно понять: существует ли разница между информацией вообще и исторической информацией в частности?

Уже при беглом анализе на эту тему, оказывается, что таковой разницы не существует. Всякий «субъект памяти», которым может стать любой предмет, действие или явление, «историчен» неизбежно, ибо являет собой некий временной процесс. Тоже и кому то особо важная или сакральная информация.

Уже только по этой причине информация вообще и историческая информация, в частности, – суть одно и то же. Схематически слагаемые обеих субстанций можно отобразить так.

Следует повториться, наверное, что именно субъективные оценки человека выделяют из моря информации т.н. «историческую». Понятно ведь, что все, все что совершено, сделано, выполнено, содеяно, открыто, написано и т.п. – это уже история и никогда более вновь не повториться. Время тому причина.

О времени сказано много. Однако многие в рассуждениях о нём имеют ввиду прежде его исчисление, а не сущность. Путать сущность времени с его исчислением - общая ошибка в нашем случае. Сама по себе природа времени - естественна, но исчисление его - всегда будет условным или искусственным.

Рассуждая о природе времени, в своей «Физике», Аристотель писал «... что время не есть движение, но и не существует без движения - это ясно».

Это «течение или движение» времени оставляет после себя некие материальные признаки, которые всем известны как потемнения, трещиноватость, запыленность и т.п.

Назовем их здесь условно «признаками работы времени» или иначе и тоже очень условно «патиной времени».

Последняя тоже является частью комплексной информации «субъекта памяти» и существенным дополнением к характеристикам его «доминанты» (см.рис.2).

Строго говоря, ПА́ТИНА (итал. patina) это — слой окислов различных оттенков, образующихся на поверхности изделий из металлов (медь, бронза, латунь и др.) под влиянием кислорода, углерода, кислот и солей вследствие химической реакции или специальной обработки (патинирования).

Однако «патиной» в научной реставрации с 80-х годов прошлого столетия условно именуют все признаки «старого» предмета, объекта или явления.

Определимся, что под признаками мы все понимаем одно и то же, а именно, все то, что способен ощутить человек своими органами зрения, осязания, обоняния, слуха и т.п. Признаки в обиходной жизни принято характеризовать по их принадлежности, к какому либо знанию. В основном все признаки, без исключений: форма, цвет, фактура, запах, звук и т.п. – это физические признаки, то есть относящиеся к природе-физике вещей и явлений. В научной реставрации, искусствознании, в сфере различных искусств и смежных исторических дисциплинах все эти и другие «признаки старого» - «патины» являются частью исторической информации и относятся условно уже НЕ только к природе вещей.

В этих сферах человеческой деятельности все эти физические признаки (как самостоятельные характеристики исторической информации) приобретают уже «особый» сакральный смысл и наименование, в определенном их сочетании.

Так, например, (и очень обобщенно) сочетание формы с фактурой и цветом – представляется этими сферами человеческих знаний уже не как простой физический объект, но скорее как явление духовного смысла – объект или предмет искусства.

Материальное и духовное здесь уже едины в общих характеристиках «патины» объекта, субъекта или явления, особо ценных для кого то. Именно с этими т.н. «тонкими» связями материального и нематериального исторической информации работает специалист по сохранению наследия – реставратор (консерватор, специалист по сохранению наследия и т.п.).

Ниже я привожу примерное графическое отображение того, что происходит с исторической информацией «субъекта памяти» в результате абсолютного большинства современных реставраций.

Всем известно, что старая вещь, в частности, выглядит как то по-особенному. Это и потемнения разные и некие физические утраты (сколы, выщерблены), и необычность формы и фактуры. Этим часто пользуются фальсификаторы разных мастей, выдавая новое за старое, искусно «запатинировав» новую вещь или другое.

В таких случаях обычно мошенников уличают во лжи и, нередко, привлекают к уголовной ответственности. Ни один коллекционер или музей мира не станет приобретать в коллекцию подделку, пусть даже и самую искусную на равных с её подлинником.

Иное дело – сегодняшняя практика т.н. научно-реставрационных работ, практически повсеместно в мире. Однако, примеры здесь и далее я буду приводить, в основном, из мне известной, отечественной, реставрационной практики.

Для начала попробуем разобрать пример т.н. «восстановительной» реставрации несуществующего исторического шедевра, т.н. «янтарной комнаты» дворца в Царском селе под Петербургом, утраченной невозвратно в годы второй мировой войны.

Используя мою схему «субъекта памяти» до реставрации понимаем, что под доминантой «субъекта памяти», в данном случае, следует считать весь комплекс исторической информации, от времени возникновения сооружения подобной комнаты во дворце, до момента начала её реставрации в 80-х годах XX века. В этой информации «зашита» история неких отношений между Петром I и Фридрихом I после Полтавской победы: период забвения богатого подарка Петру, связанная с его смертью и долгими перипетиями борьбы его последователей за престол история и, наконец, решение Елизаветы как то пристроить янтарную отделку стен в своем зимнем дворце; гениальность Ф.Б.Растрелли и др. Важно помнить что, свой «окончательный вид» Янтарная комната приобрела лишь к 1770 году, когда согласно воле Екатерины II в отделку комнаты были внесены некоторые изменения. Потом реставрация кабинета проводилась еще пять раз. Всерьез реставраторы намеревались взяться за комнату еще в 1941 году. Вот тогда-то и случилось загадочное исчезновение всего убранства янтарной комнаты; в годы Второй Мировой Войны.

Как это ни странно, именно исчезновение, или иначе, сам ФАКТ некогда существовавшего, но исчезнувшего шедевра, и стал ГЛАВНОЙ ДОМИНАНТОЙ ПАМЯТИ для современных реставраторов.

Факт, о котором, конечно же, имеется явная информация но, информация, которая НЕ ИМЕЕТ физических признаков «патины времени» за исключением нескольких очень мелких фрагментов, найденных реставраторами в разных местах, не соответствующих их начальному местоположению.

Рабочий момент восстановления янтарного панно. Справа в центре автор проекта А.А.Кедренский.

Подобный анализ убеждает, что к началу реставрации «субъект памяти» в данном случае существовал уже только и только как «исторический факт». Иными словами в данном случае реставраторы имели дело не физическим объектом (тем самым носителем исторической информации), а лишь с историческим явлением (как доминантой памяти о нём). Ещё уточним, что под т.н. янтарной комнатой специалисты, и сегодня ещё, понимают, прежде всего, её отделку панелями, выполненными некогда из янтарных пластин. Именно о них в основном и толкуют в аспекте реставрационном. Тогда как само помещение (собственно комната) практически «никого», казалось бы, и не интересует, как «субъект памяти», как особенная часть всего в целом комплекса его исторической информации.

В результате проведенной уникальной работы по т.н. «восстановлению» несуществующего «субъекта памяти», реальный «субъект памяти» - помещение и собственно янтарная комната, приобрела тот самый сурагатно - фальсифицированный вид за который знающий коллекционер древностей и ломаного гроша не дал бы.

Этот анализ я привожу не для критики результатов подобных «реставраций несуществующего». Да, я действительно считаю такие реставрации неверными в отношении целей сохранения наследия, невзирая на все уверения специалистов о документальной достоверности содеянного. Не это мне сейчас важно, да и я - не истина в последней инстанции. Более того грандиозность и дерзость замысла и его воплощения – очевидны; ювелиры XX века с успехом «утерли нос» ювелирам XVII века. Мол и мы тоже можем не хуже…

Повторюсь, не для споров привожу я здесь анализ данной научно обоснованной реставрации. Я привожу этот пример для того, чтобы вдумались люди в случившееся.

В этом примере так называемые реставрационные работы по сохранению наследия были направлены в основном на НЕ СУЩЕСТВУЮЩУЮ СУБСТАНЦИЮ. Вопросы реставрации (сохранения) самого помещения янтарной комнаты данного дворца были отодвинуты на второй план. Очевидность моего заявления в том, что в результате проведенных работ мы не увидим теперь точных мест, где были расположены ПОДЛИННЫЕ ЯНТАРНЫЕ панели, как и способа их крепления, к примеру. Забвению преданы подлинные остатки паркетного покрытия, под которым были найдены подлинные фрагменты янтарной отделки и многое другое, что составляло на момент начала работ весь остаточный комплекс исторической, и такой интересной для повествования обо всём этом, информации, а также и для возможного дальнейшего изучения её. Уверен, что для сохранения памяти о таком шедевре могли бы быть применены иные реставрационные приемы, вплоть до виртуальных.

Сочетание остатков подлинной исторической субстанции с виртуальной частенько даёт удивительный результат для памяти о чем-нибудь или о ком-нибудь.

Пример тому приведу сразу.

Остатки причальной стенки (подлинник - слева внизу) на реке Сене и её виртуальное продолжение на экране. Археологический музей - крипта на острове Сите в Париже.

Воспользовавшись своей схемой комплекса исторической информации пробую теперь отобразить графически результаты реставрации янтарной комнаты.

На рис.6 мы видим результат этой реставрации, если принимать янтарные панели за «доминанту исторической информации» «субъекта памяти».

На примере с реставрацией янтарной комнатой мы увидели, из каких основных физических свойств состоит составная часть её исторической информации – «патина».

Для того чтобы «воссоздать» доминанту памяти реставраторам в данном случае потребовалось «воссоздать»: материал – янтарь (очень крупного размера для создания различных по форме пластин), цвет – янтарь различных цветов (для создания «полей» необходимой гаммы и прозрачности). Далее реставраторам необходимо было «воссоздать» формы и фактуру (во всем их разнообразии). Потребовалось «воссоздать» необходимые клеевые смоляные составы и способы соединения отдельных пластин, наборов пластин, а также методы их закрепления на основе и многое другое.

Все эти физические характеристики составили в итоге совершенно «свежую патину» высококлассного заменителя «субъекта памяти», которая только уже когда то потом, со временем, накопит в себе физические свойства «старого». Те самые, отмеченные нами выше: потемнения, запыленность, окисления, трещиноватость и т.п.

В итоге такой «субъект памяти» всё равно останется навсегда «субъектом памяти» лишь о процессе реставрации бесследно исчезнувшего предметного наследия. Я не говорю уже о той ситуации, которая может возникнуть, если остатки подлинных янтарных панно всё же найдутся (?!).

Примеры реставраций, где основным приёмом использован приём целостной реконструкции или «восстановления» в натуре (сейчас такое могут называть репликой), не единичны. Очень часто они легализованы как морально оправданные и «научно обоснованные».

Мои коллеги часто приводят мне довод, что ведь зрителю (социуму) заказавшему нам, как специалистам своего дела, сохранение определенного наследия, очень хочется видеть, каким оно было раньше. Да это так. Вдумчивым реставрациями это удается сделать более чем наглядно (см. фото из музея археологии парижского Сите), без создания подделок.

Более того достаточно научно обоснованными сейчас уже выглядят и художественные фильмы исторической тематики и сувенирные «копии» туристских лавочек.

Сегодня историческая информация становиться доступной не только специалистам, её изучающим и сохраняющим.

На этом фоне реставрационный прием «воссоздания» приобретает уже не научную, а скорее криминальную окраску.

К набору различных приемов работы с исторической информацией в реставрации мы еще вернемся специально в соответствующей тому лекции.

Пока же повторюсь, что основной задачей реставратора я считаю именно непосильную и очень сложную задачу сохранения максимально возможного комплекса различных существующих, а не придуманных, свойств исторической информации «субъекта памяти». А уж таких её явных физических свойств как: форма, цвет, фактура – в том числе и вне сомнений.

Из приведенного примера вовсе не значит, что я полностью отрицаю прием «восстановления» утраченной информации «субъекта памяти» как таковой. Сразу поясню свое заявление следующим примером.

Важной частью комплексной исторической информацией любого здания, как «объекта памяти» является, например, такой её (исторической информации) объемный элемент как крыша. При этом без крыши здание, как «объект памяти», зачастую, невозможно сохранить надолго. В этом случае реставратор, по моему, в обязан воссоздать ФАКТ крыши здания, как важнейший элемент его комплексной исторической информации, обосновав это реставрационной необходимостью сохранения, но… Так ли уж необходимо при этом повторять, пусть даже известную и научно обоснованную, историческую информацию, «воссоздавая» её имитацию с броским названием «реплика»?

Иными словами нужно ли делать подделку в таких случаях?

Некоторые коллеги утверждают, что это необходимо для, в частности, целостного восприятия… и далее, конечно же, приводятся субъективные определения типа: произведения искусства, художественности, красоты и т.п. Думаю, мне стоит повториться здесь и напомнить, что все эти понятия субъективны, а стало быть не могут быть определяющими для обоснованности методов сохранения наследия.

Я уже не говорю о той «венецианской декларации», которую сразу же забывают специалисты, когда речь идет о «целостности красивого». О ст. 11 «венецианской хартии».

Где «красота» в работе с «субъектами памяти» биологического мира? В чем художественность в работе с такими музейными коллекциями как: зоологические, минералогические, анатомические, инженерно-технические и т.п.? Где художественность в коллекциях музыкальных инструментов… И так далее. Здесь всё, вроде бы, понятно и это не обсуждается, а вот в вопросах реставрации «субъектов памяти» обладающих признаками «красивого» или «искусного» - тут, якобы совсем другое дело.

Никто не отрицает художественности и «красоты» в произведениях, к примеру, известного скульптора или художника. Но сознайтесь, уважаемые коллеги реставраторы (как «спецы» по сохранению наследия), ведь все эти «очевидные» категории могут быть не абсолютны в своих проявлениях, а вот факт сложнейшей исторической информации «зашитой» в этакой старинной вещице безусловен.

Реставрация живописного полотна «Данаи»….. не могу обойтись здесь без этого примера и напомню слушателю всю историю, связанную с ним, по комментариям И.Григорьева.

«Даная» попала в Эрмитаж в ту пору, когда музеи прирастали щедростью царей.

В 1772 году она была куплена Екатериной II в составе коллекции барона Кроза во Франции и все эти годы являлась одним из главных шедевров эрмитажного собрания.

Более двух веков радовала «Даная» глаз ценителей искусства, пока субботним июньским утром 1985 года на экспозиции в зале Рембрандта не появился 48-летний Бронюс Майгис – шизофреник из Литвы. То, что он душевнобольной, экспертиза установила позже. Демонстрируя не свойственную прибалтам расторопность, мужчина плеснул на полотно серной кислотой из литровой банки и дважды пырнул ножом изображенную на картине женщину (один раз в живот, другой раз в бедро). Пырнул бы и в третий, да лезвие ножа застряло в крестовине подрамника.

Вандал так и не сумел внятно объяснить свой поступок (по одной версии, он ратовал за «свободу Литвы», по другой, был обижен на советские власти за то, что подорвал здоровье, работая в российских шахтах).

Шесть лет в общей сложности провел «литовский Герострат» сначала в ленинградской, а затем в вильнюсской психиатрических лечебницах, но после отделения Литвы от СССР был сразу же признан выздоровевшим и отпущен на все четыре стороны.

На излечение знаменитого полотна Рембрандта времени понадобилось в два раза больше: только через 12 лет картина, фактически уничтоженная кислотой, вернулась в Эрмитаж. Все это время (изо дня в день!) целый коллектив специалистов трудился исключительно над восстановлением обезображенного шедевра.

Для предотвращения актов вандализма в настоящее время картина защищена бронированным стеклом.

Отметим, что «Даная» — не единственная жертва вандалов. Ими в разные годы ХХ столетия также стали «Пьета» Микеланджело и «Ночной дозор» Рембрандта. А полотно «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», также известное под названием «Иван Грозный убивает своего сына», было изрезано еще при жизни его автора Ильи Репина. (автор Иван Григорьев ; по http://www.interfax.by/article/95619)

Трудно не согласиться с негодованием автора по поводу шизофренического и трудно- объяснимого поступка человека. Но факт вандализма является сам по себе историческим явлением «жизни» одного из шедевров Рембранта и, как дополняет сам автор не является единичным.

Полотно до (слева) и после (справа) акта вандализма, с учётом погрешностей цвета фотоиллюстрации. После проведенной реставрации полотно теперь внешне выглядит так же как на левом фото.

Итак, опять рассмотрим процесс реставрации полотна Рембранта с позиций потерь и восстановления исторической информации «субъекта памяти», а не с позиций «воссоздания целостности» для восприятия.

Если считать «субъектом памяти» в данном случае все полотно художника (как целое и неделимое), то получаются очень интересные схематические выводы.

Удивительно, что при значительно измененной «патине» и всех составляющих исторической информации данного «субъекта памяти» его «доминанта» во всех физических проявлениях практически не изменилась (!). Допускаю, что где то подменили часть холста и других составляющих основы. Допускаю, что где изменились аутентичные характеристики авторской техники нанесения краски; сам состав, цвет и фактура её, но в целом после проведенной реставрации «доминанта» сохранена!

Допускаю даже, что в данной реставрации применен схожий с моим примером приём о необходимости возведения крыш при реставрации архитектуры (шедевр нельзя было оставить продырявленным; хотя бы из соображений технической необходимости в сохранности самого холста).

В «доминанте» данного «субъекта памяти» «воссоздано» лишь то, что сохранило её самую для дальнейшего использования.

Этот пример оказывается наиболее интересным, так как наилучшим образом иллюстрирует собой основную направленность деятельности научной реставрации.

Тем не менее, вынужден добавить, всё же, маленькую «ложку дегтя» в «бочку меда».

Результатом реставрации «Данаи» полностью предана забвению главная причина самой её реставрации – акт вандализма Бронюса Майгиса 1985 года. Правильно ли это?

По моему мнению, это «упущение» произошло по причинам всё тех же эмоционально-субъективных оценок, которые делает «личность» в отношении исторического процесса.

Иные исторические процессы мы просто НЕ ЖЕЛАЕМ вспоминать, но… ведь они были… Подобная «отрицающая некрасивую историю» логика способствовала появлению восстановительных реставраций на так называемый «оптимальный исторический период».

Примерно тоже произошло и при реставрации «Данаи». Значительная часть социума осудила акт вандализма Бронюса (хотя наверняка были и другие мнения) и «вычеркнула» его из «памяти человеческой» средствами «научно обоснованной» реставрации… Не думаю, что это было правильно. Мне кажется, что при сохранении исторической информации данного «субъекта памяти» правильным было бы сохранить фрагменты акта вандализма тоже. Это проиллюстрировало бы собой, как саму грандиозность работ по сохранению наследия, так и весь ужас человеческих заблуждений вандала.

Я уже приводил примеры, когда один и тот же «субъект памяти» воспринимается сообществом как позитивно, так и негативно.

Реставратор же, по-моему, повторюсь, обязан только максимально сохранять историческую информацию, а не оценивать её по «важности и нужности».

Принципиально пример реставрации «Данаи» иллюстрирует большую часть научно-реставрационных мероприятий в музейной сфере. Большую, но не основную.

Основная направленность научно-реставрационных работ по сохранению музейных предметов и коллекций – это максимальное сохранение всего комплекса исторической информации «субъектов памяти» любыми средствами с минимальными или максимальными изменениями физических характеристик их «доминант». Такие реставрации сейчас принято именовать в основном как т.н. «консервации». То есть как комплекс неких мер предотвращающих дальнейшие разрушения и только. Иногда такие реставрации именуют «археологическими» то есть максимально сохраняющими все физические признаки временных воздействий на «объект или субъект памяти».

К «археологическому» направлению работы реставраторов принудили, прежде всего, такие «субъекты и объекты памяти» как архитектурные руины и открытые историко-археологические заповедники (архитектурно-ландшафтные реставрации); «объекты и субъекты памяти» относящиеся к предметам искусства (скульптура, живопись, фотокарточки); «объекты и субъекты памяти» относящиеся к массовым предметам быта, книгоиздательства, палео био и зоо коллекций.

Ниже я привожу иллюстрации археологического метода (приёма) реставрации различных «субъектов и объектов памяти».

и1.  и2.

и3. и4.

и5. и6.

и7. и8.

В этих примерах очевиден смысл работы реставратора, нацеленный на максимально возможное сохранение всего комплекса исторической информации различных «субъектов памяти», включая и компоненты «патины».

Так на примере и.1 из Рима никому и в голову не придет убрать (спилить) деревья, пока они не начнут разрушать «субъект памяти» или домасстиковать известковую штукатурку колонн. Из примеров и3, и4 очевидна ненужность дополнений утрат, хотя «научная обоснованность» воссоздания таких утрат была бы в этих случаях, практически, «стопроцентной»; тем не менее, историческая информация сохранена без изменений.

Смешно было бы окрасить (искусственным красителем под натуральный «живой» цвет) основу «субъекта памяти» анатомической коллекции медицинского музея (пример и.6). Или тоже одеть в «новое» платье мумию, или «подкрасить» кости динозавра и т.п.

Любая историческая информация уже сама по себе удивительно «красива» и «цельна в своих утратах». Иными словами, в большинстве случаев её не требуется дополнять или приукрашивать и потому так называемый «археологический метод» (приём) реставрации по-моему, самый верный для работы с исторической информацией.

Первоисточник: 
Сохранить работу времени. А.Конов, Ленинград–Петербург 1974-2002
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.