ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

[I] Предупреждение ржавчины на. предметах из железа и стали и их сохранение в случаях, когда они имеют металлический блестящий вид или имеют еще металлическую сердцевину, но покрыты более или менее густо ржавчиной, являются вопросами неотложной необходимости вследствие быстроты распространения ржавчины. Опыты в, этом направлении велись непрерывно, начиная с мая месяца 1920 г., и были тщательно обработаны  многочисленные и разнообразные предметы с помощью различных приемов. Все это позволяло надеяться на то, что будут найдены более совершенные приемы, чем те, которые существуют в настоящее время. Наблюдения и выводы Раттена и Розенберга испытывались самыми разнообразными путями и выводы их более или менее целиком подтвердились.

Не входя в детальный разбор, несомненно, можно установить, что самым вредным и самым обычным разрушительным веществом почвы является обыкновенная соль, или хлористый натр. Активный элемент в ней представлен хлором; в присутствии воды, углекислоты и часто кислых органических веществ, он быстро разрушает железо, образуя вначале хлористое железо, дающее в соединении с воздухом и влагой основные хлориды железа; эти в свою очередь опять дают хлористое железо вместе с гидроокисью железа. Во многих почвах этот процесс происходит чрезвычайно быстро вследствие постоянно свежего притока хлора. Даже тогда, когда такие предметы, покрытые слоем ржавчины, переносятся в сухую атмосферу музея, процесс продолжается с ужасающей быстротой, так как обычная британская атмосфера всегда содержит достаточное количество паров и хлора в воздухе, чтобы разрушить железо. Рассматривая при влажной погоде такие предметы, можно всегда заметить чистые капли жидкости, которая очень быстро покрывается пленкой красноватой ржавчины вследствие» вышеуказанных изменений. Эти капли содержат хлор в значительном количестве. Для предупреждения ржавчины необходимо удалить весь хлор. Для удаления растворимых солей недостаточно нагреть предметы из железа; а после промывания, даже многократного, многое остается в форме нерастворимых основных хлоридов, которые со временем могут опять дать начало хлору в активной форме. Основные хлориды должны быть разложены обработкой в растворе из едкого натра, карбонате и сескви-карбонате натра, не сильно разведенном, после чего следует тщательное промывание и кипячение в дистиллированной воде при обычном атмосферном давлении или в вакууме. Промывание повторяется до тех пор, пока не будет извлечено все растворимое вещество с помощью дистиллированной воды.

Но даже после многократного промывания в воде не достаточно нагревать предметы в парафиновой ванне до 140° или 150°С в целях консервации, хотя подобный прием сохраняет предметы на долгое время. Вода может остаться в соединении в виде устойчивой гидроокиси при довольно высокой температуре, и если хоть часть чистого хлора осталась в виде основного хлорида, то имеются налицо все данные для дальнейших нежелательных изменений. Эти изменения могут вызвать вспучивание внутренних частей, которые ведут к трещинам во внешних слоях и в парафиновом слое, открывая, таким образом, опять доступ воздуха.

Предметом продолжительного изучения явились две железные полосы, покрытые слоем ржавчины, в которые вдобавок были вкраплены частицы песка и некоторое количество глины. После каждого кипячения в растворе натра и тщательного промывания проходило много дней, прежде чем появлялись жидкие капли; наконец, прошло несколько недель без их появления. В качестве заключительного опыта над ними было произведено еще одно испытание для удаления последних следов хлора. Для этого вызвали перемещение хлористых ионов, посредством электрического тока, сделав железную сердцевину катодом и перегоняя хлор к аноду, которым был цинк. Жидкость, в которую ржавые железные полосы были, целиком погружены, состояла из разведенного раствора едкого натра. Такая обработка, по-видимому, может считаться вполне успешной, хотя тщательные наблюдения над этими полосами должны еще, продолжаться.1

[II] В настоящем отчете нам нечего добавить к тому, что было сказано относительно обработки предметов из железа, покрытых густой ржавчиной. Одно предохранительное средство, сходное по своей природе с лаком, казавшееся исключительным по своему действию, дало в одном случае нежелательные результаты, поэтому не считаем возможным его рекомендовать до тех пор, пока более широко поставленные испытания не выявят его полной надежности и не выяснят причины его несостоятельности в данном случае.

[III] Музейные предметы из железа или других металлов вместе с железом представляют много разнообразных проблем как в отношении степени разрушения, так и в отношении работ по их восстановлению. Ни один материал не разрушается так быстро, как железо. О причинах говорилось уже раньше. Предметы из железа кованого, литого или в форме стали быстро переходят во влажной атмосфере в присутствии солей в окись, которая всегда их покрывает. Однако, когда одновременно с железом присутствуют такие электроотрицательные металлы, как медь, серебро и золото, разрушение идет еще быстрее,2 так что сравнительно редко можно обнаружить ненарушенным металлическое железо, когда один из этих металлов был в контакте с железом. Очень часто наблюдается только одна масса окиси железа, получившаяся в результате изменения, и только общая форма этой массы дает ключ к разгадке, для какой цели такой предмет из железа мог быть первоначально изготовлен.

Однако, если слой окиси тонок и большое количество целого связного металла осталось, то восстановление, поскольку дело идет о внешнем виде, достигается чрезвычайно легко. Нужно прокипятить данный предмет в растворе хлористого олова, слегка подкисленного соляной кислотою. Небольшие количества соляной кислоты нужно прибавлять время от времени, так как окись железа растворяется и нейтрализует раствор. Хлористое олово в значительной мере предупреждает окисление металлического железа; свободная кислота действует на окись железа, переводя ее из Fe2O3 в FeCl2, и даже в FeCl3; последнее не действует на металл так, как действует FeCl2. Возражением против этого приема служит то, что он дает слой металлического олова на железе, делая его несколько белее, чем чистое железо.3 При тщательной очистке тонкий слой олова должен защищать железо. Чтобы сохранить его, следует после обработки в хлористом олове тщательно вымыть предмет в дистиллированной воде, затем в горячем разведенном растворе (едкого натра), где имеются кусочки гранулированного олова, затем опять промыть в чистой воде, высушить и докрыть его тонким слоем даммарового лака или дюропрена.

При восстановлении сильно разъеденных предметов из железа с толстым слоем въевшейся окиси, содержащей соли из почвы, наилучшим считается следующий способ. Предмет кипятят в разведенном растворе едкого натра (прибл. 5%) вместе с гранулированным цинком. Едкий натр разлагает хлориды и оксихлориды железа, в то время как цинк активирует электрический переход хлора от железа в жидкость к цинку. Все вышеописанное имеет значение постольку, поскольку в данном предмете осталось металлическое железо. Если все металлическое железо исчезло и остались только окиси или другие соединения железа, то задача заключается в том, как сделать эти предметы менее хрупкими и не дать им развалиться на куски.

Одна из причин очень плохого состояния, в котором оказались музейные экспонаты, — это метод, употреблявшийся прежде для их сохранения. При этом приеме предмет сначала нагревали, чтобы его совершенно высушить, затем погружали в горячий парафиновый воск. Конечно, при осторожном применении этот метод давал; хорошие результаты, и образцы сохранялись в течение многих лет. Но если не все соли уничтожались, в особенности если оставалась поваренная соль, о чем говорилось в первом отчете, то всегда наступало разрушение и делалось заметным в непродолжительном времени.

Нельзя найти лучшего примера для иллюстрации этого, как коллекция пряжек Меровингов, а также украшений с отделкою из серебра «дамасского» типа работы. Если смотреть на них сверху, то серебряный узор хорошо виден, хотя почти вся поверхность имеет неправильные выступы. При рассмотрении сбоку или в профиль характер разрушения сразу делается видным. Эти предметы реставрировались менее чем 20 лет тому назад и, без сомнения, в течение последующих четырех или пяти лет имели хороший вид, а затем они пришли в плачевное состояние, когда их принесли для повторного восстановления.4

Первое, что понадобилось сделать, — это извлечь, насколько возможно, полностью весь парафиновый воск с помощью горячего бензола. После этого предметы были высушены, соли извлечены с помощью воды и едкого натра, который должен был растворить все образовавшиеся там хлористые соединения железа. После тщательного промывания и применения раствора щавелевокислого калия для растворения окиси железа оказалось возможным обратно поставить на место тонкий слой серебряного узора и значительно восстановить первоначальный внешний вид предметов. Конечно, следует тщательно смыть все следы реагентов в дистиллированной воде, меняя ее несколько раз, пока нечего уже будет удалять. Далее предметы тщательно высушивались в воздушно-сухой камере и, когда остывали, то покрывались даммаровым лаком, отчасти для того, чтобы предупредить поглощение влаги, но главным образом чтобы закрепить тонкий серебряный узор.

Подобным же образом была очищена применением щавелевокислого калия большая часть коллекций Gowland, предметов приблизительно 900-х гг. нашей эры, и восстановлена до некоторой степени их первоначальная красота. Эти предметы большею частью состояли из частей конской сбруи, сделанной из железа. Железо было покрыто медью (вероятно, иммерсией в растворе медной соли), а, медь, в свою очередь, была позолочена наложением тонкого золотого листа. Это золото фактически было совершенно скрыто под ржавчиной, и вся коллекция имела вид отдельных имеющих некоторую форму кусков окиси железа. Все предметы были очень хрупкими и ломкими, так как они были тонки и в них не осталась металлического железа. Продолжительным вымачиванием в растворе щавелевой кислоты, которая в серьезных случаях должна нагреваться, был растворен и снят сравнительно тонкий покров железной ржавчины с золота, и позолота вновь обнаружилась. Таким образом была выявлена общая схема этой художественной работы, и оказалось, что в ней имелось и серебро в значительном количестве. Как указано было выше, многие из этих предметов были хрупкими и поломанными, нужно было составить их по кусочкам и закрепить на каком-нибудь основании. Для этой цели имеющийся в продаже материал, называемый «пирума-замазка» (Pyruma putty), оказался очень удачным, в особенности когда после воздушной сушки последовала просушка в паровой печи при 100° С. После такой обработки оно сделалось очень твердым, и предмет не изменяется уже к течение 2 лет. В случаях, когда темный цвет пирума является препятствием к его употреблению, пользуются с одинаковым успехом каолином, обращенным в пасту с помощью жидкого натрийного или калийного стекла. При применений раствора силиката калия уменьшается риск образования белого налета «white bloom», или наростов.5

Вследствие значительного увеличения в объеме при переходе железа в гидрат окиси железа или обычную ржавчину, первоначальная форма и структура предмета из железа могут совершенно измениться, в особенности при наличии тонкой работы и в том случае, когда предметы малы. Эти массы, часто не имеющие формы, могут быть все-таки настолько расчленены надлежащими реагентами, что первоначальная форма предметов делается ясной.

При раскопках в Кольчестере, например, среди предметов из железа, бронзы и серебра римских времен, некоторые вещи казались бесформенными ржавыми массами, После первой легкой обработки их разведенной кислотой для освобождения от известковых отложений и затем после погружения их в раствор едкого натра, растворенного в серебряном сосуде, было обнаружено, что эти предметы представляли остатки от кольчуги, сделанной из железных колючек. В результате этой работы получилось много частей окиси железа в форме колец, так что оказалось возможным сказать не только, чем была эта масса, но и определить точный размер этих колец, из которых кольчуга была сделана.

Один предмет большого исторического интереса, а именно — шлем Черного принца, висящий над его гробницей в Кентерберийском соборе, был в обработке с целью остановить разъедание ржавчиной. Он сильно заржавел, но так как никогда не находился в земле, то в нем не было обычных солей, и он не подвергался действию газа от горения угля и последующему разъеданию серной кислотой, а потому разрушение не шло такими быстрыми темпами. Однако, он был весь изрыт, и теперь, когда начали его восстанавливать, можно надеяться, что дальнейшее (разрушение будет приостановлено.

При его реставрации первым делом совершенно сняли ржавчину посредством мягкой кисточки из железных проволок (not brass — не медных!).6 Затем железо было покрыто дюропреном с прибавлением сажи, чтобы избежать неприятного ржаво-коричневого оттенка. Над шлемом была поставлена «поддерживающая покрышка», а над ней гребень в виде льва. Эта покрышка была из серой кожи и раскрашена в красный цвет с золотом. Большая часть этой орнаментации исчезла, но во время очистки можно были видеть ясно на красном поле золотую розу. Лев был тоже из кожи («cuir bouilli»), которой была придана требуемая форма, пока она была мягкая и влажная. Недоставало нижней челюсти, и в одном или двух местах был сломан хвост. Чтобы приставить гриву уже к готовому льву, мастер покрыл его тестом из мела и клея, а затем грива была еще покрыта листовым золотом. До начала восстановления почти все было скрыто пылью и грязью веков, которая держалась довольно плотно, так как когда-то этот предмет был покрыт желатиновым лаком.7 Вещь была, промыта водой, нагретой настолько, чтобы растворить желатину, и грязь была удалена легким трением кисточкой из верблюжьей шерсти, без повреждения позолоты, которая там еще оставалась. Гипс и позолота были, по-видимому, наложены кусочками в форме бубновой масти, из которых многие потерялись. В виду того, что шлем имел очень простую форму, предполагали, что он употреблялся при погребальных церемониях, но при рассмотрении внутренней стороны обнаружены остатки кожаной подушечки, что указывало, что шлем был в употреблении при жизни владельца. Весил 12 фунтов.

Следует упомянуть еще два других шлема, которые реставрировались подобными же приемами, но их реставрация представляет особый интерес для коллекционеров и хранителей музеев. Они также были очень разъедены ржавчиной, и механическая очистка показала, что они оба были орнаментированы: один золотом, а другой, более простой, серебром. К несчастью, ржавчина проникла так глубоко, что нельзя было разобрать никакого узора, а только простую позолоту, а на шлеме, орнаментированном серебром, после очистки выявился узор. Эти шлемы находятся в церкви Whitelackington, вблизи Ильминстера, и висят над гробницей семьи Speke.

При определении наилучшего приема реставрации железных перил XIII века и двери у алтаря в соборе Линкольн возник интересный вопрос. Подобно шлему Черного принца, эти двери никогда не были в земле и не имели никаких следов обычных солей. Они были Окрашены, а центральные звенья были позолочены. Дальнейший осмотр показал, что они были окрашены дважды, вероятно в различное время, и позолочены в более поздний период. Один слой краски имел в основании окись железа, а другой был голубовато-сероватого цвета и содержал много свинца. Остатки позолоты были незначительны и не представляли художественного интереса, так что их не имело смысла и сохранять. После многих опытов рекомендовали способ, испробованный на маленькой панели, которую кипятили в растворе едкого натра (каустической соды), промыли и высушили при высокой температуре, затем удалили приставшую ржавчину мягкой щеточкой из железных проволок и затем окрасили в ту же самую голубовато-серую краску. Затем снова позолотили звенья, подобные шишкам, которые связывали составные части.

_______

1 В лаборатории Института в последнее время были проведены успешные опыты по восстановлению железа, доведенного до красного каленья, путем погружения в формалиновый спирт. Способ предложен В. Н. Кононовым и проверен Н.П. Тихоновым. Здесь была использована восстановительная способность спирта и формальдегида. М. Ф.

2 Так как здесь образуется гальваническая пара и происходит в присутствии электролитов растворение более подвижного металлам М. Ф.

3 Образчик этого можно видеть в Гос. Эрмитаже в зале раннего западного феодализма: большие мечи, очищенные таким образом, напоминают то «серебро», в которое завертываются шоколадные конфеты. М. Ф.

4 Практика лаборатории Института показала, что коррозия не прекращается , раз навсегда и склонна к возобновлению; это наступает раньше или позже, может быть, в зависимости не только от условий хранения, но и от некоторой недоработанности почти всех методов очистки; во всяком случае природа и жизнь коррозийных корок и патин еще недостаточно изучена, а потому меры борьбы с ними все еще имеют временный характер. М. Ф.

5 Выцветы кристаллов соли. М. Ф.

6 Brass — желтая медь, латунь. М. Ф.

7 Желатина, не обработанная формалином или обработанная им, но содержащая чрезмерное количество пластификатора, как, напр., глицерина, легко поддается действию влажной атмосферы, набухает и в этом состоянии чрезвычайно адсорбирует всякую пыль из окружающей среды. М. Ф.

Первоисточник: 
ОЧИСТКА И РЕСТАВРАЦИЯ МУЗЕЙНЫХ ЭКСПОНАТОВ. А. Скотт, ОГИЗ, М.-Л., 1935
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.