ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

[I] Некоторые рисунки из Новой Родезии,1 исполненные на породе, обстоящей, по-видимому, из полевого пшата с небольшим содержанием карбоната кальция, были скрыты сильно приставшим слоем бледносерого мха. Попытка удаления этого мха, осторожным соскабливанием угрожала уничтожением рисунков и даже повреждением твердой поверхности породы.

Оказалось после тщательных исследований, произведенных над отломившимися кусками, что мох можно размягчить и, по-видимому, довести до состояния студня разведенным водным, раствором аммония. Наложив раствор на мох, дают ему впитаться в течение нескольких минут, затем его осторожно сметают, промывают сначала в дистиллированной воде, а затем окончательно промывают в чистом спирте. Этот способ обработки выявил, кроме того, еще более ранние рисунки.

[II] Поверхность многих предметов из камня и керамики, в особенности при пористом характере их, склонна крошиться; она часто отделяется и большими кусками. Причины этого явления необходимо искать в истории каждого отдельного предмета. Причины эти обычно имеют мало или никакого отношения к климатическим и атмосферным условиям Британии, где находятся в настоящее время эти предметы. В атмосферных условиях Британии самым сильным разрушающим агентом является серная кислота, происходящая от горения каменного угля. Для музейных объектов не представляется возможным воспользоваться теми реагентами, которые применяются для сохранения сооружений из камня в наших городах, так как эти средства могут скорее оказаться вредными, чем полезными. Основное различие между нашими городскими сооружениями из камня и музейными предметами из того же материала заключается в том, что в каменных сооружениях наших городов камень съедается агентами и продуктами разъедания, частично образующимися из самого камня, в большинстве же музейных предметов из камня вещества, вызывающие крошение в них, совершенно чужды камню и приходят к нему извне. Они возникли из почвы и из воды, в которых камень находился, и переданы ему в виде раствора, заполняющего поры; пока камень остается мокрым, они не обнаруживают губительного действия. Когда же камень высыхает, раствор, находящийся внутри его, теряет воду, и в конечном итоге соли в твердом состоянии медленно отлагаются внутри камня. Эти вещества представлены обычно нейтральными солями различной растворимости, образующимися в результате распада почвы и вследствие инфильтрации в нее воды ручьев и рек. Когда образовавшийся таким путем состав имеет в себе значительное количество гигроскопических солей, то при влажной погоде он извлекает из атмосферы воду в количестве достаточном, чтобы привести соли в жидкое состояние. При наступлении сухой жаркой погоды эта жидкость высыхает, вызывая кристаллизацию менее гигроскопических солей в порах камня. Сила кристаллообразования соли такова, что, если поры не очень малы, камень не очень тверд, то она разрывает поры и обращает камень в пыль. Все это ясно наблюдается при следующем наступлении влажной погоды; весь процесс очень сходен с разрывом водопроводных труб или разрушением каменных сооружений, пропитанных водой и подвергшихся действию мороза.

Образчики вещества, открошившегося от трех различных предметов (все они были из песчаника), подобранных во время обхода музея, после, экстрагирования дистиллированной водой дали следующие раствори:

а) раствор соломенного цвета, содержащий в большом количестве сульфаты вместе с хлористыми веществами; при сильном нагревании в трубке кремового цвета порошок обратился в темносерый и дал сублимат солей аммония вместе с свободным аммонием;

б) бледножелтый раствор, который показал, кроме реакции на сульфаты, хлориды и кальций, присутствие в значительном количестве нитратов; порошок не менял цвета при сильном нагревании, но давал коричневые кислые испарения; никаких солей аммония не было обнаружено;

в) раствор цвета соломы, дающий реакцию на сульфаты и хлориды, на кальций и магнезию; реакция на нитраты и аммоний отсутствовала.

Эти простые испытания показывают, каковы главные типы солей, вызывающих разрушение камня, и как они могут варьировать, а равным образом, что соли происходят не из вещества камня, но извне. Вое три раствора имели общее сходство в том. что, когда они испарялись в обычной комнатной атмосфере, то они только частично высохли и дали начало кристаллизации менее растворимым солям; более гигроскопические соли удерживали даже в сухой атмосфере достаточно жидкости, чтобы оставаться в жидком состоянии. Частицы одного из образцов (б) в порошке держались вместе», как будто образец был слегка влажным.

Едва ли можно датъ лучшую иллюстрацию тому, как происходит разрушение, чем результатами наблюдения и работы над некоторыми египетскими сосудами. Их не трогали в течение нескольких лет во время войны, когда галереи были закрыты для публики и заняты правительственными учреждениями. В течение этого периода постоянная температура (музейная) не поддерживалась. Колебания в температуре и в содержании влаги целиком благоприятствовали чередованию вышеописанных процессов растворения и кристаллизации, так что когда шкаф был открыт, вещи были сплошь покрыты коркой кристаллов. После того как соли были растворены и кроющий их материал отпал, вся поверхность предметов вместо ровной и гладкой сделалась неровной, как бы изрытой. Химический анализ растворимых солей показал, что они содержали в одном случае:

SO4 - 7,4%

CL - 11,9%

NO3 - 17,1%

Иногда кристаллы очень малы и почти подобны волосу. Это объясняется в некоторых случаях тем, что поры так малы и вещество настолько компактно, что здесь не происходит разрушения керамики. Анализ показал, что в одном случае такие соли содержали кислые радикалы в следующем количестве:

SO4 - 7,4%

CL - 27,4%

NO3 - 2,3%

Основания, проанализированные в обоих составах, были кальций, натрий и калий.

Соли, следовательно, сами по себе не были коррозивными, их разрушительная сила происходила от их стремления к кристаллизации.

[III] Едва ли требуется говорить здесь, что порча музейных предметов из камня вызвана не столько рядом разрушительных влияний на надземные каменные сооружения, сколько вследствие факторов, действующих в более резкой форме в; земле, куда эти предметы были зарыты и где пролежали в течение многих лет.

Главная причина разрушения — это кристаллизация солей внутри камня или непосредственно под ним или же на его поверхности.

Действие примесей в атмосфере, в особенности в наших городах, где сгорание каменного угля производит вещества вроде серной кислоты в большом количестве, вызывает химические реакции, происходящие в наших современных каменных постройках, превращая, напр., карбонат кальция в гипс, который с течением времени кристаллизуется и разрушает камень.

Однако в музейных экспонатах мы не столько сталкиваемся с такими химическими изменениями, сколько с тем фактом, что поры большинства образцов, которые были вырыты из земли, уже заполнены солями. Это наблюдается на многих предметах в виде белого кристаллического налета на поверхности. Когда вода испаряется с пористой поверхности, то остаточный раствор становится более концентрированным, что в силу капиллярности вызывает еще большие количества растворов соли по направлению к испаряющейся поверхности. Таким образом, процент соли, содержащейся в пористой почве на небольшой глубине, высок, и камень или керамические предметы, находящиеся в этой среде, в особенности в жарких странах, всегда содержат много соли. После того как предмет был вырыт, поверхность его делается поверхностью испарения, и под действием того же самого закона кристаллы соли выступают на его поверхность, хотя при музейных условиях влаги в атмосфере так мало, что может пройти много времени, прежде чем сделается видимым образование этого кристаллического налета на поверхности. Тем не менее в течение этого периода поочередно растворяющиеся и вновь растущие кристаллы внутри камня определенно действуют разрушающе на его структуру. На первый взгляд как будто странно, что предметы из твердого камня вообще изменяются в атмосфере музея, которая поддерживается все время одинаковой в отношении температуры и влаги. Если изменение одной только температуры, в нашей стране, по крайней мере, мало влияет на предметы из камня, то от комбинированного действия изменения температуры и влажности страдают многие из них.

Из солей, находимых на изделиях из камня, некоторые остаются совершенно-сухими даже во влажной атмосфере, другие же чрезвычайно гигроскопичны, так что в сырой день они извлекают так много воды из атмосферы, что превращаются в жидкие капли и впитываются в расщелины камня. В сухой день атмосфера легко вбирает в себя водяные пары, и эти влажные части камня высыхают, причем соль кристаллизуется в теле камня.

Повторные анализы кристаллов налета с этих предметов, из камня, взятых в разных частях света, показывают, что главными солями, кристаллизующимися в этих налетах, являются хлористый натр, сульфат вместе с нитратом калия. Хлористый кальций и магний, их нитраты и сульфаты также неизменно присутствуют, но в малых количествах.

Обычный прием уничтожения этих солей и, приостановления процесса разрушения, ими вызываемого, заключается в многократном промывании этих предметов в дистиллированной воде, пока в ней не будет совершенно хлора: это узнается при испытании небольшой пробы этой воды раствором азотнокислого серебра, которое в присутствии хлора выпадает в виде белого осадка. Промывание (выщелачивание) очень скучный процесс и не вполне удовлетворительный, так как, помещая сухой камень в воду, мы растворяем кристаллы вблизи поверхности, а раствор впитывается дальше внутрь по мере того, как вода смачивает камень и соли медленно вымываются вследствие процесса диффузии жидкости. Чтобы избегнуть этого неудобства, был выработан прием, который вызывает соль на поверхность, где ее легко снять без погружения этих экспонатов в воду; эффективность этого приема была количественно проверена.

Если капля воды попадает на поверхность наполненного солью камня, то соль растворяется, и раствор проникает вглубь, насколько позволяют количество (воды и пористость камня. Когда эта капля высыхает, она постепенно вызывает соли, как это было уже указано, к поверхности, где они со временем кристаллизуются. Но важный отличительный признак в новом приёме следующий: медленный процесс диффузии заменяется испарением и капиллярностью — агентами, действующими более быстро и с большей эффективностью.

Обычно даже не применяется одна вода, а со спиртом, так как большинство предметов слишком хрупко для того, чтобы снимать кристаллы с их поверхности. Однако возможно этого избежать, накладывая сырую бумажную массу (приготовленную встряхиванием фильтровальной бумаги в дистиллированной воде) на поверхность предмета. Влажную фильтровальную бумагу можно надлежащим образом разложить на поверхности камня слоем, который имеет достаточное количество воды, чтобы растворить соли. Когда начинается испарение воды с поверхности бумажной массы, то из камня вытягивается раствор соли, и кристаллизация происходит на поверхностном слое бумажной пульпы вместо камня или керамики. Когда же пульпа высыхает, она снимается очень легко вместе с этими солями. Повторяя эту операцию два или три раза, количество солей настолько уменьшаем во внешнем слое, что можно не бояться дальнейшей кристаллизации в обычной музейной атмосфере, где влага и температура поддерживаются в определенных границах.2

Кристаллизация солей, естественно, сильнее всего выражена там, где имеется наибольшая пористость поверхности, и обычно эти места являются самыми чувствительными и наиболее подверженными разрушению. По этой же причине мягкие пористые камни страдают, больше, чем твердые. Когда камень или твердая воздушно высушенная глина были загрунтованы гипсом или на них был наложен мягкий пористый слой карбоната кальция в качестве грунта для разрисовки или наведения узора, часто оказывается, что этот слой искажается и поднимается пузырями. Это постоянно наблюдается в музейных экспонатах, будут ли они из камня или из глины, глазурованные или неглазурованные. Пористый известняк поглощает соли из почвы; хотя с виду он кажется совершенно чистым и не измененным, когда впервые появляется в музейной витрине, однако постепенно делается почти неузнаваемым под влиянием колебаний температуры или влажности на кристаллы, заключающиеся внутри камня.

На одной маленькой статуэтке из пористого известняка детальную работу надо было вести не на известняке, но на покрове из слоя карбоната кальция различной толщины. До обработки этот слой отделился от камня пузырями различной величины вследствие образования кристаллов между штукатурным слоем и камнем. Наложенная влажная фильтровальная бумага растворила кристаллы, и благодаря абсорбции раствора можно было вдавить обратно этот слой на первоначальное . место. После тщательного уничтожения солей предмет был высушен и покрыт целлулоидным лаком, чтобы удержать сдвинутые фрагменты на своих местах и чтобы можно было безопасно обращаться с предметом в дальнейшем.

На большом пористом керамическом сосуде соли образовались не из почвы, а из воды, которая была когда-то в этом сосуде. Керамика была чрезвычайно пористая, и наружный слой из более тонкой и более гладкой глины, чем. весь остальной сосуд, облупился почти совершенно в нижней части. Применение такого пористого материала для охлаждения жидкости хорошо известно и широко практикуется везде, в особенности в жарком климате с сухой атмосферой. Вода просачивается через наружный поверхностный слой, испаряется, извлекая при этом много тепла из стенок сосуда и его содержимого. Постоянный переход воды изнутри наружу, естественно, ведет к накоплению солей снаружи. Далее следуют кристаллизация и постепенное отпадение наружных слоев. Этот сосуд, подобно многим другим того же типа, был в чрезвычайно хрупком состоянии, но после извлечения солей вышеописанным образом, полным высушиванием и накладыванием сначала слабого, а затем более сильного раствора целлулоида, сделался настолько прочным, что не облуплялся, если даже его терли материей. Верхняя часть более грубой керамики настолько раскрошилась, что получился промежуток в 1/20 дюйма между наружной коркой , и самой массой сосуда. Несколько сходный случай в отношении восстановления был с большой итальянской кружкой, в которой голубовато-белая глазурь отставала от красноватой глины под ней. Это происходило оттого, что температура плавления глазури недостаточно высока, чтобы связать глазурь с телом. Здесь не было речи о солях в глине, и достаточно было применения целлулоидного раствора, чтобы предупредить дальнейшую гибель глазурованного слоя.

Чрезвычайно интересный случай, который дал много точек для нового исследования, а также поставил вопросы, которые не были окончательно разрешены, — представили наблюдения и работы над кружкой из ламбетовой глины (Lambeth). Керамика этого предмета была почти белая, глазурь голубоватого оттенка, с темносиними надписями. Глазурь облупилась почти совершенно у основания, а в различных частях были трещины в глазури не больше булавочного укола, но вокруг этих черных пятен появились пузыри до 1 дюйма в диаметре. Как и подтвердилось при исследовании, это возникло вследствие образования кристаллов под глазурью; единственным средством в этом случае, по-видимому, было экстрагировать эти соли выщелачиванием в воде. Была применена дистиллированная вода, которую меняли один раз в неделю в течение 3 месяцев. Употребленную воду каждый раз выпаривали досуха, и остаточные кристаллические отложения высушивались и сохранялись. Оказалось, что общий вес солей вещества был не менее 29 грамм. Соли были представлены исключительно сульфатом натра и хлора с значительным количеством сульфата кальция. По-видимому, не было ни маслянистых, ни органических веществ в заметных количествах, и не было обнаружено также цинка, хотя сосуд, вероятно, содержал цинковую мазь, когда ой был в употреблении. По-видимому, случилось так, что кувшин облупленным основанием стоял в каком-то растворе солей, и этот последний пропитал массу по закону капиллярности. Далее последовало испарение, а затем кристаллизация солей в каждом маленьком отверстии глазури, чем и объяснялись пузыри вокруг каждого черного пятна.

Погружение в воду и медленная диффузия являются, по-видимому, единственными средствами в некоторых случаях для уничтожения солей. Много плиток из обожженной глины, покрытых клинописью, крошилось вследствие содержания в них солей. Нельзя было притронуться к поверхности без того, чтобы не снять или не сместить тонкие знаки, которые отстали от плитки вследствие образования кристаллов под ними. Казалось, что тут невозможно действовать обычным методом погружения их в воду завернутыми в тонкую кисею. Задача уничтожения солей, не повредив тончайшие письмена, была разрешена тем, что наложили на дощечки три слоя целлулоидного лака.. Каждый слой высушивался перед наложением следующего. Затем погрузили эти дощечки, целиком покрытые лаком, в дистиллированную воду и продолжали промывание вышеуказанным способом. Смыв соли, высушили плитки и наложили окончательный слой лака. Корочка целлулоида на поверхности плитки не мешает процессу диффузии сквозь нее. Толстый белый осадок хлористого серебра получался обычно через полчаса пребывания плитки в воде с азотнокислым серебром. Были также испробованы растворы ацетата целлюлозы, но пленка оказалась настолько слабой, что она не укрепляла раскрошившейся поверхности так хорошо, как целлулоидный раствор, который, по-видимому, являлся наилучшим средством.

Еще один вопрос с водой встал в отношении глазури на китайской керамике (Meip'ing) с императорским драконом (1488 — 1505 гг.).

Глазурь потеряла свой нормальный цвет, в особенности в нижних частях, где слой ее был толще. Оказалось, что этот скрывающий ее коричневый цвет не поддавался кислотам, как, напр., соляной кислоте и даже фтористо-водородной кислоте. В виду того, что верхняя часть была совершенно не обесцвечена, было ясно, что это не происходило от отложения пыли в печи, также не могло это произойти от печных газов вследствие восстановления. Ближайшее исследование под микроскопом показало неполное плавление и усвоение материалов глазури. На плечиках и там, где глазурь была чисто белая, она, казалось, состояла из бесцветных частиц, чему глазурь была обязана особенной прелестью. Там, где потемнение было явно, как, напр., в толстых частях, там блестящие места были смешаны с другими, варьирующими по оттенку от темнокоричневого до бледносоло-менного цвета. Очевидно, полное плавление и усвоение материалов глазури произошло там, где она была достаточно тонка, т. е. на плечиках и по краям.

________

1 В Южной Африке. М. Ф.

2 О солях, находящихся в глубоких слоях камня, можно менее беспокоиться, так как обычно музейная атмосфера гарантирует против того большого количества воды, которое необходимо для их выхода на поверхность. Впрочем, слишком надеяться на это не следует, если есть какая-нибудь возможность произвести радикальное выщелачивание, как это практиковалось Ратгеном в Центральной лаборатории гос. музеев в Берлине. См, Rathgen, DieKonservierimgvonAltertumsfunden. Последние работы Института в Гос. Эрмитаже в Ленинграде подтвердили действительность предлагаемого Scott'oм метода для малых объектов. М. Ф.

Первоисточник: 
ОЧИСТКА И РЕСТАВРАЦИЯ МУЗЕЙНЫХ ЭКСПОНАТОВ. А. Скотт, ОГИЗ, М.-Л., 1935
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.