ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

ОХРАНА И РЕСТАВРАЦИЯ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ - ПАМЯТНИКОВ МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ЖИВОПИСИ

Соркина С.М.

(законодательство и практика)

Обращаясь к проблемам сохранения и реставрации монументальной живописи, можно процитировать слова И. Э. Грабаря, не утратившие сегодня своей актуальности: «Если Россия и прежде нуждалась в тщательном сбережении наследия, то теперь, в эпоху полного переустройства всего государственного и жизненного уклада, вопрос об охране памятников искусства и старины становится неотложной задачей государственного значения».

Законодателъноство и нормативные документы. Проблемная ситуация

Отношения, возникающие в области сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия, особенности владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия как особым видом недвижимого имущества регулируются федеральным Законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ.

Проблемы сохранения и использования объектов культурного наследия не ограничиваются имущественными вопросами приватизации памятников и спорами о разграничении полномочий между федеральными и территориальными органами охраны. Не менее актуальной задачей на современном этапе является сохранение и развитие достижений российской реставрационной школы XX в., на протяжении которого были сформированы принципы научной реставрации, создана сеть реставрационных мастерских, институтов, учебных заведений, готовивших профессиональные кадры реставраторов.

Проблеме сохранения объекта культурного наследия, к которому относятся объекты недвижимого имущества, в том числе связанные с ними произведения живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства, посвящены статьи 41—47 гл. VII нового Закона. При ближайшем рассмотрении эти статьи оказываются неудовлетворительными в силу довольно поверхностной и формальной проработки целого ряда весьма значительных положений, посвященных консервации и реставрации памятников. Указанные статьи сформулированы без участия специалистов-реставраторов, поэтому отдельные пункты вызывают если не возражение, то, по крайней мере, недоумение и требуют дополнений или разъяснений. В частности, речь идет о статье 45, устанавливающей порядок проведения консервационно-реставрационных работ по сохранению объекта культурного наследия.

Следует заметить, что согласно статье Закона утверждение задания на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия «осуществляется с учетом мнения собственника, либо пользователя объекта культурного наследия», но ни в одной статье нет ссылок на мнение специализированной комиссии, в компетенции которой находится утверждение задания и методики производства работ. Может быть, поэтому так часто мнение специалистов секции МДПИ НМС не принимается во внимание. Также не учтены рекомендации специалистов секции МДПИ, корректирующие разработанный Росохранкультурой формальный «Состав деятельности по реставрации объектов культурного наследия», являющийся приложением к лицензии.

В соответствии с п. 3: «К проведению работ ...допускаются физические и юридические лица, имеющие лицензии на деятельность по ремонту и реставрации объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Указанные лицензии выдаются в установленном федеральным законом порядке». Однако опасение вызывает то, что лицензирование профессиональной деятельности реставрационных организаций, в том числе получение права на реставрацию монументальной живописи, в последнее время ограничивается формальной выдачей лицензии, без рассмотрения квалификации специалистов. Раньше для получения лицензии требовалось как подтверждение качества работ соискателя в местном госоргане охраны памятников, так и мнение специализированных лицензионных комиссий. Сейчас процедура упростилась за счет того, что лицензионная комиссия, куда входили специалисты в области практической реставрации, ликвидирована.

Такое отношение к реставрации ведет к снижению профессионального уровня работ. Лицензии выдаются формально, на основании временных контрактов или трудовых соглашений, проверка которых не осуществляется. Что касается реставрации монументальной живописи, самое неприятное то, что игнорируется наличие аттестации художников-реставраторов, так как ликвидирована Аттестационная комиссия. Для получения лицензии достаточно просто несколько лет проработать в реставрации.

Пункты 4—7 условно регламентируют отдельные нормы и правила, представляя собой выборку мероприятий, посвященных техническому и авторскому надзору, составлению научного отчета и приемке работ.

До 2010 г. действуют нормативные документы, сохраняющие правила охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры, установленные «Положением об охране и использовании памятников истории и культуры», утвержденным постановлением СМ СССР от 16.09.1982 г. № 865, в том числе все еще остается в силе Инструкция «О порядке производства работ на памятниках истории и культуры — произведениях монументальной живописи». Чтобы избежать развития негативных тенденций, действующих в настоящее время в области практической реставрации, необходимо уже сейчас приступить к подготовке предложений по разработке нового Положения и Инструкций о реставрационной деятельности, приняв за основу положительные установки и опыт предшественников.

Статья 47 посвящена актуальным в наше время вопросам воссоздания утраченного объекта культурного наследия, которое «осуществляется посредством его реставрации в исключительных случаях при особой исторической, архитектурной, научной, художественной ...эстетической или иной значимости указанного объекта и при наличии достаточных научных данных, необходимых для его воссоздания».

Такая трактовка открывает возможности для подмены процесса научной реставрации уничтожением памятника с последующим его воссозданием. Любое, в том числе и научно обоснованное, воссоздание является новоделом и не может осуществляться «посредством реставрации», целью которой согласно «Венецианской хартии» является «сохранение и выявление исторических и эстетических ценностей памятника», к которым относятся подлинность материала и достоверность. В нынешней формулировке этот пункт закона ведет к уничтожению памятников и замене их вновь выстроенными объектами, которые уже не могут являться объектами культурного наследия и не могут быть поставлены под госохрану.

Наиболее спорной в Законе стала статья 17, предусматривающая описание особенностей объекта, устанавливающая так называемый предмет охраны, являющийся основанием для включения объекта в государственный реестр и подлежащий обязательному сохранению.

В связи с отсутствием четко сформулированных критериев предмета охраны, он стал объектом манипулирования, позволяющего искажать и убирать все то, что не является предметом охраны. Но можно привести множество примеров, когда все элементы памятника раскрываются только в процессе реставрации и не могут прогнозироваться до начала работ. Практика работы с московскими объектами — произведениями монументальной живописи — показывает, что если в момент постановки здания под госохрану живопись как предмет охраны не значится, то искать и раскрывать ее в процессе проведения работ никто не обязан и не будет. Если раньше охранными документами и плановым реставрационным заданием предусматривались натурные исследования, а затем комплексная реставрация, то сейчас реставрируется только то, что является предметом охраны. Заказчик, подписавший охранные документы и акт технического состояния с предметом охраны, может отказаться финансировать дополнительное натурное обследование и остальные работы, не обозначенные в предмете охраны. А ведь можно привести многочисленные примеры, когда именно в процессе производства реставрационных работ были обнаружены и раскрыты сохранившиеся под записью росписи. Так, в особняке Поливанова по ул. Бурденко, 23 были обнаружены росписи на бумаге, а в доме Лопыревского в Калошином пер., 12 выявлены деревянные, орнаментальные расписные потолки и т. д.

Но может сложиться и другая ситуация, когда в процессе производства реставрационных работ возникнет необходимость в демонтаже элементов, зафиксированных как предмет охраны. Например, снятие монументальной живописи с целью проведения конструктивных работ по ограждающим конструкциям. Как быть в таком случае? В церкви Ильи Пророка на Новгородском подворье пришлось демонтировать все сохранившиеся фрагменты монументальной живописи в связи с аварийным состоянием кирпичной кладки ограждающих конструкций. В Малом молельном зале Московской хоральной синагоги были демонтированы фрагменты орнаментальной росписи, выполненной по эскизам Клейна, поскольку деревянные перекрытия оказались поражены домовым грибом и подлежали замене. В Духовской церкви Зачатьевского монастыря был снят со стены фрагмент композиции «Распятие», который затем смонтирован на деревянной «Голгофе».

Демонтаж монументальной живописи — это крайняя мера, которая применяется в том случае, когда памятнику грозит физическое уничтожение. Органы охраны и реставраторы в таких случаях стараются снять и сохранить росписи, но при этом возникает проблема дальнейшей судьбы снятых фрагментов, реставрация которых требует дополнительного финансирования, не предусмотренного утвержденной проектно-сметной документацией. При разборке гостиницы «Москва» осуществлен демонтаж произведений монументального искусства: плафона Лансере из зала ресторана, мозаичных панно из холлов «Москва! Как много в этом звуке» Дервиза и «Москва, Театральная площадь», разобрана живописно-пространственная композиция Лавровой и Пчельникова из зала ресторана «Столичный». Согласно правительственным распорядительным документам эти произведения подлежат восстановлению в новой гостинице «Москва», однако верится в это с трудом.

Таким образом, предмет охраны не гарантировал сохранности выявленного памятника истории и культуры — гостиницы «Москва» от разборки.

Краткий обзор выбранных статей, посвященных вопросам охраны и реставрации памятников истории и культуры, свидетельствует о необходимости внесения поправок и уточнений в принятый Закон.

Финансирование производства реставрационных работ. Проблемы и источники

Основное внимание в реставрационной практике по-прежнему уделяется консервационно-реставрационным работам и кругу проблем, связанных с их проведением, в первую очередь вопросам финансирования.

В последние годы увеличилось число объектов, на которых осуществляется реставрация монументальной живописи.

Среди завершенных работ последних лет следует отметить реставрацию портала Архангельского собора Московского Кремля, исследование и реконструкцию орнаментальной росписи фасадов собора Василия Блаженного, реставрацию интерьеров Особняка Морозова на Воздвиженке (Воздвиженка, 16) и интерьеров Дома Смирнова (Тверской бульвар, 18), реставрацию интерьеров Владимирского собора Сретенского монастыря, интерьеров «Жилого дома XIX в. с палатами XVIII в.» в Среднем Овчинниковом пер., 1/13, в котором была обнаружена и раскрыта из-под многослойных покрасок уникальная орнаментальная роспись, и других объектов.

Источниками финансирования являются средства пользователя, средства, вкладываемые инвесторами, спонсорами и финансирование по государственным программам (муниципальным № федеральным), в том числе по программе помощи конфессиям.

На деньги пользователя, как правило, проводятся незначительные профилактические работы, к производству которых привлекаются по прямому договору художники (часто это приезжие художники или студенты из провинции), не имеющие ни специального образования, ни лицензий, ни аттестации.

Особенно это актуально при реставрационных работах в культовых объектах.

К работе в Донском монастыре привлечены аттестованные реставраторы, но параллельно с ними работают приглашенные наместником монастыря художники, расписавшие трапезную и придел, Малый собор, Проездную арку, алтарь Большого собора.

Приехавшие из Воронежа вместе с владыкой - настоятелем церкви Успения в Вешняках — «специалисты» своей промывкой чуть не угробили живопись в храме, к счастью, к работе были привлечены аттестованные московские реставраторы.

Спонсор, вкладывающий деньги в реставрацию, диктует свои условия, а в некоторых случаях финансирует только работы своих специалистов. Наиболее негативный пример — это работы в церкви Сергия Радонежского и других храмах Высокопетровского монастыря.

Любопытна история восстановления стенописи в храме Вознесения на Гороховом поле (ул. Радио, 2).

В течение многих лет в ротонде храма, приписываемого архитектору М. Ф. Казакову, не начинались работы. Казалось, что живопись полностью утрачена, и у жертвователей было большое желание заменить ее новой, повторив интерьер храма Христа Спасителя. С большим трудом удалось убедить спонсора раскрыть и отреставрировать сохранившуюся стенопись, привлекши к работе аттестованных специалистов. Лучшим аргументом стало мастерство художников-реставраторов. Уже после первых профессионально отреставрированных композиций спонсор безоговорочно финансировал реставрацию стенописи в полном объеме.

Москва выделяет деньги на реставрацию культовых памятников по государственным программам, однако целевое финансирование предполагает проведение только противоаварийных общестроительных работ, к которым реставрация живописи не относится.

Так например, больничной церкви Святителя Алексия (б. Медведниковская богадельня) деньги были выделены на полную замену штукатурки в трапезной храма, а проведенное обследование выявило наличие фрагментарно сохранившейся росписи начала XX в. Привлеченные художники-реставраторы выполнили реконструкцию живописных панелей и распалубок, однако этого недостаточно для создания целостного интерьера. На реставрацию живописи в четверике средства вообще не выделены. А настоятель планирует, вместо реставрации сохранившейся в четверике живописи, воссоздание новых композиций в алтаре и трапезной в стилистике Дионисия, и соответствующий проект уже разрабатывается студентами Свято-Тихоновского университета.

Еще одна проблема заключается а том, что выбранные по конкурсу подрядные организации далеко не всегда соответствуют уровню объектов и не имеют в своем составе аттестованных художников-реставраторов.

Федеральные программы в недавнем прошлом формировались с учетом мнения членов Научно-методического совета. Сейчас все решает дирекция единого заказчика — Патриархии. В течение ряда лет не включаются в Федеральную программу такие нуждающиеся в реставрации уникальные объекты, как стенопись Спасопреображенского собора Новоспасского монастыря, иконостас Донского монастыря, интерьер церкви царевича Димитрия Голицынской больницы и др. Все вышеперечисленные объекты представляют собой уникальные образцы русского монументального искусства и нуждаются в незамедлительной реставрации, которая должна проводиться высококвалифицированными специалистами.

В отдельных случаях финансируется воссоздание новой росписи, примером чего могут служить работы в одном из храмов г. Красногорска.

Реконструкция и воссоздание - это одна из актуальнейших тем в реставрации как культовых, так и гражданских памятников, которая неоднократно обсуждалась, в том числе и на Чтениях памяти Л. А. Лелекова.

Воссоздание монументальной живописи в храмах происходит далеко не всегда на основании научных или архивных данных.

Сейчас в подходе к воссозданию утраченных монументальных росписей складываются, условно говоря, два направления.

Первое — создание откровенно новой стенописи, выполненной в стилистике византийской и древнерусской живописи, иногда в технике фрески.

Наименее удачным примером может служить роспись приделов и трапезной церкви Введения в Барашах или росписи храмов Высоко-Петровского монастыря.

Классический интерьер церкви Троицы в Вишняках стал буквально полигоном для творческих опытов выпускников Свято-Тихоновского университета. Даже хорошо выполненные в византийском и древнерусском стиле росписи никак не соответствуют классической архитектуре храма XIX в.

Второе направление предполагает восполнение утраченных композиций в сочетании с отреставрированной живописью. Зачастую объем утрат превышает объем сохранившейся стенописи. В этом случае художники стараются приблизиться к авторской живописи или хотя бы избежать явных противоречий. Можно согласиться с «византийскими» композициями «Рождество» и «Сошествие во ад» в конхах церкви Иоанна Златоуста (усыпальницы Первушиных) Донского монастыря, но абсолютным диссонансом по отношению к живописи четверика является недавно выполненная без соответствующих согласований и разрешений роспись в алтаре Большого собора.

Еще одним примером могут служить новые композиции в Софийской церкви на Пушечной улице. В процессе реставрации храма была раскрыта и отреставрирована сохранившаяся роспись свода конца XIX в. Общий принцип архитектурно-живописной структуры стенописи и ее колористическое решение сохранены при восполнении утрат. Подробно была проработана концепция новой росписи, созданы эскизы и картоны в натуральную величину, позволившие сохранить основные масштабные соотношения и приблизиться к отреставрированной живописи. Жаль, что в процессе воссоздания были проигнорированы фрагменты композиции «София Премудрость Божия» на западной стене четверика. Они не были уничтожены, но оказались включены в новую композицию «Сошествие Св. Духа на апостолов».

Вопрос о качественной оценке росписи актуален не только в отношении новоделов.

Сейчас все согласились, что академическая храмовая роспись XIX — начала XX вв. является неотъемлемой частью художественного наследия. Тем не менее можно привести примеры крайне низкого уровня некоторых росписей XIX в., искаженных ремонтными чинками и грубыми прописями, например, в церкви Успения в Гончарах. Можно ли в таких случаях, законсервировав некачественную, но старую роспись, заменить ее на более художественную современную.

Очевидно, необходимо в новых нормативных документах и в обновленной Инструкции предусмотреть механизм решения проблемных вопросов, связанных с реконструкцией и воссозданием росписей в объектах культурного наследия.

В связи с негативными примерами может возникнуть вопрос, почему госорганы выдают неаттестованным специалистам разрешение на производство работ или допускают самовольные работы. Во-первых, не всегда возможен доступ в закрытые помещения храмов, особенно в монастырях. Некоторые настоятели просто не считают нужным оформлять разрешение на производство работ, ограничиваясь согласованием в искусствоведческой комиссии Московской Патриархии. Во-вторых, сейчас сложилась ситуация, когда, получив отказ на выдачу разрешения в Москомнаследия, заказчики обращаются в Росохранкультуру, где они это разрешение получают.

Это относится не только к культовым объектам, но и к объектам светской архитектуры. Например, разрешение на противоаварийные работы в Палатах Волковых — Дворце Юсупова (Б. Харитоньевский, 21) было выдано Росохранкультурой без комиссии, без утверждения реставрационного задания и без утверждения методики проведения консервационных работ.

Возникла ненормальная ситуация, когда заказчик, а в некоторых случаях подрядчик, сам себе выбирает удобный для него контролирующий орган охраны памятников.

В заключение затронем еще одну проблему сохранения реставрационной отрасли, которая практически оказалась исключенной из Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД), разработанного Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации и введенного в действие постановлением Государственного комитета по стандартизации и метрологии от 6 ноября 2001 г. № 454-ст.

В указанном классификаторе реставрационная деятельность упоминается два раза в разделах 92.31 — «реставрация произведений искусства (картин и т. п.)» и 31.1 — «ремонт и реставрация мебели».

Может быть, именно такое отношение чиновников-составителей ОКВЭД к профессиональной реставрационной деятельности, практически не представленной во Всероссийском классификаторе, но тем не менее лицензируемой, обусловило пренебрежительное отношение к реставрационным организациям, приравненным к сфере обслуживания населения, но тем не менее выполняющим свою работу, вопреки всем классификаторам, на высоком профессиональном уровне.

Выводы

Представляется очень важным внесение дополнений и поправок в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ, в первую очередь в статьи, регламентирующие правила производства реставрационных работ, уточняющие «предмет охраны» и узаконивающие работу Комиссии по аттестации деятельности художников-реставраторов.

Уже сейчас необходимо приступить к разработке проектов нормативных документов, в частности, к уточнению Инструкции по производству консервационных и реставрационных работ на объектах культурного наследия, в том числе на произведениях живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства.

Приведенные примеры завершенных консервационно-реставрационных работ по монументальной живописи в Москве — только часть огромной работы, осуществляемой специалистами-реставраторами. Ежегодно в реставрации находится от тридцати до сорока объектов, на которых проводятся исследовательские, противоаварийные, консервационно-реставрационные работы, а также работы по воссозданию и реконструкции стенописи. Поэтому крайне необходимо своевременно внести дополнения и уточнения в Закон и нормативные документы, регламентирующие организацию и порядок проведения работ на объектах культурного наследия.

Первоисточник: 
ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ И РЕСТАВРАЦИИ МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ЖИВОПИСИ: Материалы конференции ГосНИИР 26 апреля 2006 г. М., 2006. (Чтения памяти Л. А. Лелекова — 2006)
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.