ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь представлены эксперты и мастера реставраторы.
 

ЗНАЧЕНИЕ ИТАЛЬЯНСКИХ МАСТЕРОВ В ВАЯНИИ ИЗ КАМНЯ В МОСКОВИИ XV в.

Яхонт О.В.

Уже многие годы в отечественной литературе по русской истории и искусству XV в. бытует мнение, что итальянские мастера, в том числе каменного зодчества и связанного с ним ваяния в камне, начинают работать в Москве со времени приезда Аристотеля Фьораванти («Аристотель Фьораванти был первым»)1.

Также уже более 90 лет традиционно сохраняется версия, предложенная в 1914 г. молодым тогда ученым Н.Н. Соболевым, что «русским зодчим XV в.», «первым русским археологом-реставратором» и автором-скульптором белокаменной скульптурной иконы 1464 г. св. Георгия для главной (тогда называемой Фроловской) башни Московского Кремля был купец Василий Дмитриевич Ермолин2.

Эти положения, носящие легендарный или, на наш взгляд, ошибочный характер, в отечественной литературе существуют как аксиома.

В свое время (более 20 лет назад) в процессе научно-исследовательских и консервационных работ с фрагментами белокаменной скульптурной иконы 1464 г. св. Георгия автор доклада был вынужден поставить эти положения под сомнение3. Основанием для этого стали результаты технико-технологических исследований, а затем и исторические данные.

Известно, что в ходе исследований, проводимых в процессе реставрации, отечественные и зарубежные ученые пересмотрели многие легендарные или спорные данные по целому ряду как знаменитых, так и малоизвестных памятников истории и культуры. Огромную роль в этом сыграли работы по исследованию и систематизации знаний в области техники и технологии создания произведений искусства. Как четверть века назад писал об этом директор Международного Римского реставрационного центра сэр Бернард Фелден, традиционная техника «содержит огромную научную и культурологическую информацию, для накопления которой потребовалось много времени... история технологии есть история самого рода человеческого и изучение его уже само по себе увлекательное занятие»4. Таким образом, в процессе современных комплексных исследований техники создания произведения искусства, используемых приемов и материалов приходится отказываться от традиционных стереотипов в понимании истории и истории искусства.

В процессе консервационно-реставрационных работ5 с указанным памятником XV в. после удаления с белокаменных фрагментов поздних многослойных искажающих обмазок и покрасок нам удалось раскрыть авторскую первоначальную форму и определить характер создания этого произведения. Удалось определить, что белокаменная икона была изваяна из ряда блоков, предварительно заготовленных и первоначально обрубленных традиционными в Древней Руси того времени инструментами - топором и теслом. Работы эти, видимо, осуществили русские камнесечцы. Затем из этих блоков была изваяна скульптурная (то есть круглая, но в то же время приставная) икона 3-х метров в высоту. Икона была изваяна по традиционному византийскому образцу: композиция развернута слева направо и изображенный святой Георгий одет в древнеримские одеяния. Композиция первоначально была размещена в круге, а верхняя часть фигуры святого, поражающего дракона, развернута по оси так, что его плечи оказываются параллельными стене сзади. Вызывает удивление то, что столь значительная по размеру скульптурная икона была создана в Древней Руси. Восхищает и то, что ее форма была необычайно сложно решена, как в композиционном, так и в конструктивном отношении. В 1464 г. изготовление отечественными мастерами подобной белокаменной иконы было невозможным. На русской земле, более двух веков находящейся под монголо-татарским игом, были утрачены почти все ремесла, в том числе прекратились работы с камнем6. Тогда строили в основном из дерева, что, по мнению И.Е. Забелина, объяснялось «дешевизною строительного материала» и «быстротою» деревянного строительства7. Если возникала необходимость обработки камня, то использовались инструменты, какими рубили дерево, - топор, тесло, иногда долото. Каменное строительство было редкостью, продолжалось в течение многих лет, и постройки из камня были недолговечны. Известно, например, что белокаменные стены Московского Кремля сооружались несколько десятилетий и, ввиду быстрой обветшалости, вскоре были залатаны деревом настолько, что иностранцами воспринимались как деревянные8.

Главное, что удивило в исследуемой белокаменной иконе святого Георгия, это то, что скульптурное изображение было изваяно в традициях западноевропейского скульптурного ремесла, запечатлевшихся в характере и пластике решения скульптурной формы, созданной методом ваяния вдоль ее объема, а не принятыми тогда в Древней Руси приемами обрубки или обтески материала. Важно и то, что выполнялось скульптурное изображение святого Георгия инструментами, которые до этого в Древней Руси не применялись, - скарпелями и троянками, что легко было определить по характеру следов окончательного моделирования поверхности. При этом удалось выявить весьма редкий технический прием - тонкая и глубокая прорезка вдоль силуэта пластической формы, выполненная весьма острой и тонкой скарпелью из очень твердой стали. Как нам удалось установить, этот прием достаточно редко применялся и в странах Западной Европы, но в тот период широко использовался в Венеции и в окрестных городах мастерами, ваявшими скульптуры и архитектурный декор из известняка. В других местах, например, во Флоренции, где работали в это время преимущественно с мрамором, этот прием не использовался. Объясняется это различными технологическими особенностями и декоративными качествами мрамора и известняка. В мраморе не только сложно выполнить подобную операцию (тонкую и глубокую прорезку) без повреждения формы, но в этом и нет надобности, благодаря полупросвечиваемости и иным декоративным его свойствам. В процессе скульптурного ваяния из белого камня данная операция необходима не только для более точной передачи художественного замысла произведения, но и для подчеркивания и более определенного выявления пластических деталей, выполненных в глухом по светоносности материале. Эти сведения нам удалось получить благодаря длительному (трехмесячному) практическому изучению традиционных западноевропейских приемов и методов ваяния в Международном Венецианском реставрационном центре, а также в процессе изучения самих памятников Венеции и рядом находяшихся городов, ранее входивших в Венецианскую республику. Удивительным было то, что в Венеции нам неоднократно встречалось изображение святого Георгия, выполненное в соответствии с византийской традицией. Объясняется это постоянными контактами с Византией, а также определенной веротерпимостью самой Венецианской республики. Здесь оказалось возможным то, что не допускалось во многих странах Западной Европы (в том числе в Италии), исповедовавших католическую веру. Известно, что в этих государствах с начала крестовых походов против Византии и православных государств изображения святых были намеренно изменены: на них появились соответствующие западноевропейские средневековые одеяния. Так, святой Георгий стал изображаться не в древнеримском одеянии (как в византийской иконографии, что соответствует житию святого), а в рыцарских доспехах, которые носили крестоносцы9. Изменилась и ориентация композиции: теперь она была повернута в противоположную сторону - справа налево. На основании полученных технико-технологических данных мы пришли к выводу о возможности изваяния белокаменной скульптурной иконы святого Георгия для Фроловской башни московского Кремля приезжими итальянскими, возможно венецианскими, скульпторами.

Столкнувшись с данной проблемой, мы были вынуждены вновь просмотреть все ранее публиковавшиеся материалы по данному вопросу, труды отечественных и зарубежных авторов. К удивлению обнаружилось, что еще в первые годы XX в. Иван Евграфович Забелин сразу же после публикации (в 1903 г.) Ермолинской летописи А.А. Шахматовым в своем классическом труде «История города Москвы» (1905 г.) практически определил решение ранее сформулированных проблем. Конечно, нам неоднократно приходилось перечитывать работы И.Е. Забелина - ученого, который, как никто до него (и, возможно, после) глубоко знал архивные материалы, вещественные памятники и историю ремесла Древней Руси. Как бывает нередко, некоторые выводы сразу недооценивались. При новом прочтении нас поразило то, что уже тогда И.Е. Забелин отмечает более раннее, чем приезд Аристотеля Фьораванти, появление работ итальянских мастеров в Москве. И, что удивительно, он сообщает летописное определение деятельности В.Д. Ермолина - «предстательство» и расшифровывает его как «заведывание и попечение». И.Е. Забелин писал, что среди современников В.Д. Ермолин отличался наибольшим опытом «в строительных делах, хотя и не был зодчим, архитектором и подрядчиком, а только предстателем, т.е. попечителем дела»10.

Почему Н.Н. Соболев увидел в купце Ермолине скульптора и архитектора, можно объяснить по-разному. Возможно, о тексте И.Е. Забелина со временем могли забыть. Некритическое же признание абсурдного вывода молодым Н.Н. Соболевым объясняется лишь тем, что его публикация появилась в 1914 г. и соответствовала общему «патриотическому настроению» в стране, ввязавшейся в бессмысленную Первую мировую войну. Подтверждением этого могут служить претензии Н.Н. Соболева, которые он предъявляет в этой статье к И.Э. Грабарю за то, что тот в своем «многотомном труде, посвященном истории русского искусства, где уделяются целые выпуски приезжим иноземцам XVIII века, ни словом не обмолвился об этом строителе (имеется в виду В.Д. Ермолин. - О.Я.), вышедшем из среды народа, создавшего в продолжение исторического периода своего существования разнообразные и интересные памятники национального искусства»11.

Деловые контакты В.Д. Ермолина с итальянскими мастерами были предопределены фактами его биографии. На основании многих источников известно, что В.Д. Ермолин происходил из купцов-сурожан. Он был высокообразованным человеком (вспомним об Ермолинской летописи), знал несколько языков, переписывался со знатоками древних текстов. Он много путешествовал, часто бывал в Суроже (ныне Судак), Кафе (Феодосия), Тане (Азов) и других торговых факториях итальянцев из Венеции и Генуи в Северном Причерноморье. К слову сказать, в этих местах глубоко почитался св. Георгий, находились построенные в честь его храмы. Рельефные и скульптурные изображения св. Георгия помещались на стенах крепостей и соборов12. В.Д. Ермолин бывал также в Константинополе и, возможно, в Италии. И занимался он не только купеческими делами, а был «предстателем» больших подрядов - заказов Ивана III на строительные и ремонтные работы по восстановлению стен и башен разрушавшегося белокаменного Московского Кремля (от Свибловой до Боровицкой и Фроловской башен), Золотых ворот и церкви Воздвижения на торгу во Владимире, Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Наибольшую славу Ермолину принесли работы, в результате которых была возобновлена «церковь камена Святое Вознесение». Строительство этой церкви началось в 1407 г. волею вдовы Дмитрия Донского - великой княгини Евдокии Дмитриевны. В 1467 г. великая княгиня Мария Ярославовна, вдова Василия Темного, дала В.Д. Ермолину распоряжение о возобновлении пострадавшего от пожара главного собора Вознесенского монастыря. Как записано в летописи, В.Д. Ермолин вместе с мастерами-каменщиками «домыслил», как это лучше сделать, в результате чего древний храм был максимально сохранен и обгоревший камень удален. Стены были обложены новым камнем и кирпичом, выведены своды. Мастера в определенной мере предвосхитили реставрационные принципы нашего века, поэтому, как пишется во многих летописях, «яко дивитеся всем необычному делу сему»13.

Для выполнения столь сложных работ В.Д. Ермолин в силу утраты в Древней Руси в период монголо-татарского ига многих ремесленных и технологических приемов был вынужден привлекать мастеров-сурожан из Причерноморских факторий. Это соответствовало общегосударственной политике и, как отмечал И.Е. Забелин, Иван III желал использовать мастеров различных ремесел из Италии для возрождения Москвы, и «для привлечения их на службу он не останавливался ни перед какими затратами и трудностями»14.

Известно, что уже в 1463 г., задолго до приезда Аристотеля Фьораванти, Иван III назначает своим главным «монетчиком» итальянца Якоба, который, возможно, прибыл в Москву еще в период княжения Василия Темного. Этот Якоб в Москве чеканил золотые монеты, на одной стороне которых было изображение св. Георгия. Это изображение со временем стало моделью и для вислой печати, поздний (1497 г.) оттиск которой историки считают основанием российских гербов. Помимо Якоба в 1460-е годы в Москве работали «денежник» и ювелир Джан Баттиста Вольпе и его племянник - знаток инженерного дела Джисларди, происходившие из Виченцы (одного из городов Венецианской республики). Венецианский посланник Контарини в своих записках отмечает, что в 1466-1467 гг., когда он был в Москве, он встречал там ювелиров из Венеции, изготовлявших красивые предметы для Ивана III. Итальянцы столь успешно справлялись с поручениями Ивана III, что великий князь доверил Джану Баттисту Вольпе (выступавшему под именем Иван Фрязин) секретное московское посольство в Рим к папе Павлу II и к кардиналу Виссариону с целью достичь соглашения по вопросу о браке с Софьей Палеолог15. Этому предшествовало успешное выполнение различных важных государственных заданий, в том числе и изготовление белокаменной скульптурной иконы св. Георгия, украсившей главную башню Московского Кремля и, возможно, определившей будущий герб Московского государства.

Таким образом, есть основание считать, что авторами скульптурной иконы св. Георгия были итальянские мастера венецианского происхождения.

Иконографическим прообразом являлось изображение св. Георгия, которое чеканилось на монетах и было повторено на вислой печати. Подтверждением вывода, к которому мы пришли, является в частности то, что после раскрытия фрагментов скульптурной иконы стало ясно, что копье всадника первоначально поражало дракона в шею, как это было изображено на вислой печати. И лишь потом острие копья было перенесено в пасть, в язык дракона. Это произошло позднее, при восстановлении иконы в XVI-XVII вв., на фоне борьбы с многочисленными ересями, возникавшими в период царствований Ивана IV и Алексея Михайловича.

Есть основание утверждать, что скульпторами, изваявшими белокаменную икону, были «денежник» и ювелир Джан Баттиста Вольпе (Иван Фрязин) и его племянник, опытный инженер Джисларди, помогавший первому правильно установить скульптуру на башне, а также ювелир Якоб. Утверждение основывается еще и на том, что неведомые для древнерусских мастеров инструменты (троянка и скарпели) были изготовлены из очень прочной стали, имели тонкую и высококачественную заточку. Пользоваться такими инструментами могли приезжие итальянские мастера-ювелиры, прошедшие обучение на родине - вспомним, что первоначально скульпторы Донателло, Верроккьо и Брунеллески были ювелирами. В то же время нужно иметь в виду, что в Древней Руси черный металл облагался со стороны поработителей жесткой данью, вследствие чего имевшуюся у русских высокопрочную сталь использовали ввиду дефицитности только для изготовления оружия. Изготовлять из нее инструменты для обработки камня русские мастера тогда не могли. Возникает гипотеза, что в первые годы правления Ивана III и, возможно, в последние годы правления Василия Темного (когда реально правил Иван III) в Москву прибывали итальянские мастера-ювелиры, искушенные во многих ремеслах, в том числе и в ваянии из камня, привозившие с собой, помимо ювелирных, и скульптурные инструменты.

Необходимо напомнить важный вывод И.Е. Забелина о значении итальянских мастеров для возрождения нашего отечества: «Надо вообще заметить, что первая Москва, как только начала свое историческое поприще, по счастливым обстоятельствам торгового и именно итальянского движения в наших южных краях, успела привлечь к себе, по-видимому, особую колонию итальянских торговцев, которые под именем сурожан вместе с русскими заняли очень видное и влиятельное положение во внутренних делах великокняжеской столицы и впоследствии много способствовали ее сношениям и связям с итальянскою, фряжскою Европою. К концу XV в. эти связи завершились весьма важным событием - бракосочетанием Ивана III с Софьею Палеолог, устроенным непосредственно одними итальянцами и с большею силою водворившим в Москве фряжское влияние не только в политике, но главным образом в области разного рода художеств»16.

В дальнейшем, в правление Ивана III, когда число итальянских мастеров, в том числе ваятелей, значительно возросло, многие архитектурные памятники, созданные по их проектам, украсил декор скульптурного ваяния, примеры которого были представлены в январе 2005 г. на выставке в Музеях Московского Кремля17.

Главнейшая заслуга итальянских мастеров в том, что в древней Москве с их помощью удалось не только восстановить многие забытые ремесла и искусства, утраченные в период монголо-татарского ига, но и приобрести знания и навыки об иных, неизвестных ранее ремеслах и искусствах, ликвидировав тем самым то страшное отставание, в котором тогда находилось наше Отечество.

Примечания

1 Земцов СМ., Глазычев В.Л. Аристотель Фьораванти. - М., 1985. С. 5.

2Соболев Н.Н. Русский зодчий XV века Василий Дмитриевич Ермолин // Старая Москва. М., 1914. Вып. 2. С. 16-23.

3 Основные публикации по этому вопросу: Яхонт О.В. Из опыта применения комплексного метода исследования скульптуры // Искусство, 1985, № 1. С. 63-69; Он же. Основные результаты научных исследований и реставрации скульптурной иконы святого Георгия-змееборца 1464 г. из Московского Кремля // Искусство средневековой Руси. Материалы и исследования. М.: ГММК, 1999. С. 104-119; Он же. О создателях древней белокаменной иконы святого Георгия 1464 г. с главной башни Московского Кремля // Кремли России. Материалы и исследования. М.: ГММК. С. 100-116; Он же. Скульптура московских музеев. Реставрация и атрибуция. М., 2000. С. 117-154.

4 Фелден Бернард. Принципы сохранения культурных ценностей // Курьер Юнеско. 1981, № 4. С. 27-28.

5 См. № 3 данной библиографии.

6 Земцов СМ., Глазычев В.Л. Аристотель Фьораванти. М., 1985. С. 138.

7 Забелин И. История города Москвы. М., 1905. С. 146.

8 Барбаро и Контарини о России. Л., 1971. С. 227.

9 Дюби Ж. Европа в Средние века. Смоленск, 1994. С. 215-216.

10 Забелин И. История города Москвы. М., 1905. С. 113-114.

11 Соболев Н.Н. Русский зодчий XV века Василий Дмитриевич Ермолин // Старая Москва. М., 1914. Вып. 2. С. 17.

12 Книга путешествий. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667). Симферополь, 1999. С. 34, 77, 91.

13 "ПСРЛ. Т. 12. С. 118.

14 "Алексеев Ю.Г. Под знаменем Москвы. М., 1992. С. 190.

15 Там же; Забелин И. История города Москвы. М., 1905. С. 86.

16 Забелин И. История города Москвы. М., 1905. С. 86.

17 Италия и Московский Двор. Каталог выставки. М., 2004. С. 38-40.

Первоисточник: 
ИССЛЕДОВАНИЕ И КОНСЕРВАЦИЯ ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ. ПАМЯТИ Л.А. ЛЕЛЕКОВА. Сост. К.И.Маслов, ГосНИИР, М., 2004
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.