купить фаллоимитатор в Самаре по заманчивой цене
ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь представлены эксперты и мастера реставраторы.
 

К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ПРИМЕНЕНИИ ЗЕРКАЛ САРМАТСКОГО ВРЕМЕНИ С ВАЛИКОМ ПО КРАЮ ДИСКА

Равич И.Г.

Среди разнообразных по типологии бронзовых зеркал сарматского времени особое внимание исследователей привлекают зеркала с валиком по краю диска, датируемые периодом от IV в. до н.э. по I в. н.э., а также их типологические варианты: зеркало с ручкой-штырем, с длинной ручкой, с конической выпуклостью в центре и ручкой-штырем (рис. 1 а и 1 б).

А.М. Хазанов, исследовавший генезис сарматских бронзовых зеркал [1], разделил эти изделия на несколько типов: диск без ручки с широким валиком (тип V), диск с валиком и длинной ручкой (тип III), диск с валиком и ручкой-штырем (тип IV), диск с валиком, ручкой-штырем и конической выпуклостью в центре (тип VIII). Этой типологии мы будем придерживаться далее при описании изученных нами находок.

Зеркала рассматриваемых типов были распространены на чрезвычайно обширной территории, включавшей Индию, Иран, Афганистан, Центральную Азию, Приуралье, Поволжье, Западную Сибирь, Северный Кавказ, т.е. в районах, отстоявших друг от друга не менее чем на 5 тысяч км [2]. Подавляющее большинство находок обнаружено в могильниках сарматов, а также кочевников Центральной Азии. Происхождение этих изделий является предметом дискуссии, так как территория находок очень велика, но почти все исследователи сходятся во мнении, что зеркала изготовляли на Востоке, откуда далее они попадали к сарматам и к населению Западной Сибири (к племенам саргатской и тютринской культур) [2,3,7,8].


Рис. 1 а. Общий вид

Рис. 1 б. Общий вид

Среди группы зеркал с валиком по краю диска археологи обычно выделяют тип VIII, который Б.А. Литвинский предложил назвать «бактрийским», так как, по его предположению, подобные изделия производили на территории Бактрии [7]. Отметим, что тип VIII наиболее характерен для среднесарматской культуры (I в. до н.э - I в. н.э.), а типы III-V появляются уже в IV-II вв. до н.э. в раннесарматское время [15]. A.M. Мандельштам [8] называл зеркала VIII типа кочевническими, полагая, что все они найдены в кочевнических погребениях и имеют, хотя и импортное, но явно неизвестное происхождение. Н.Г. Горбунова [2] провела подробный анализ распространения этих зеркал в Центральной Азии с учетом новых археологических находок последних лет и пришла к выводу, что этими зеркалами пользовались не только кочевники, но в большей мере земледельцы, причем большинство изделий происходит из памятников Бактрии и Индии (раскопки в Таксиле на территории современного Пакистана). По ее мнению, появление зеркал VIII типа у кочевников является результатом влияния культуры оседлого населения Центральной Азии на кочевническую культуру и их можно считать бактрийскими. Ю.А. Заднепровский [3] обнаружил множество зеркал этого типа в музеях Индии, Пакистана, Индонезии и пришел к выводу, что они появились в Центральной Азии и у сарматов в кушанское время в результате похода кушан на Бактрию во II в. н.э.

По мнению Ю.А. Заднепровского, эти зеркала производили в кушанскои империи, включавшей Индию и Центральную Азию, и их следует называть юечжийско-кушанскими. В появившихся в последние годы публикациях Я.В. Василькова [1] зеркала этого типа предлагается называть индийскими, а не кочевническими или бактрийскими. Согласно его предположению, рассматриваемый тип зеркал является упрощенным вариантом зеркал-погремушек, склепанных из двух частей: рабочая часть зеркал - гладкая, а оборотная - накладная, соединенная с рабочей частью зеркала заклепками, она имеет два рельефных валика и конусовидный выступ в центре.

В пространстве между частями зеркал помещены кусочки металла, и при ударе зеркала звучат, поэтому их иногда называют также музыкальными.

Таблица 1.

Районы распространения горячекованых высокооловянных зеркал с валиком по краю диска

Тип*
Район находки
Культура
Датировка
Количество
Диаметр
Примечания
1
III, IV, V
Волгоградская** и Саратовская** области
Раннесарматская
IV-II вв.
до н.э.
20 31 фрагмент
180-50
* Номер типа зеркала дан в соответствии с классификацией сарматских зеркал, предложенной A.M. Хазановым
** В Волгоградской и Саратовской областях зеркала найдены в 30 различных могильниках, перечислить их в рамках данной статьи не представляется возможным
2
VIII
Волгоградская и Саратовская области
Средне-сарматская
I в. до н.э. - I в. н.э.
7
140-120
3
V/IV
Оренбургская область, Прохоровка, К. 4, К. 1
Раннесарматская
III-II вв.
до н.э.
1/1
172/110
4
IV
Челябинская область, оз. Аргази, Березки V-c
Гороховская
IV-III вв.
до н.э.
1
172
5
VIII
Северный Кавказ, хутор Песчаный
Сарматская
I в. до н.э.
1
180
6
IV
Центральная Азия
240
Могильник Баланды
Сакская
VI-IVвв.
до н.э.
1
7
VIII
Городище Кой-Крипчан-Кала
земледельцы
IV-II вв.
до н.э.
2
110
8
VIII
Могильник Туз-Гыр
кочевники
IV-II вв.
до н.э.
1
110
9
VIII
Могильник Туз-Гыр
кочевники
III-I вв.
до н.э.
1
110
10
VIII
Лявандакский могильник
кочевники
II-I вв.
до н.э.
1
180
11
VIII
Могильник Косасар 3
кочевники
I в. до н.э.
4
100
12
VIII
Ак-Тепе II
кочевники
III-Vbb.
до н.э.
3
100

Зеркала-погремушки найдены на Алтае во втором Пазырыкском кургане [11], в курганах Рогозиха-1 [13] и в могильнике Локоть-4 [14], а также на Урале в урочище Мечетьсай [12], они датируются VI-III вв. до н.э. Основанием считать эти зеркала индийскими является гравированный рисунок, расположенный в пространстве между валиками, который изображает сцену из древнего индийского эпоса [11]. Т.М. Кузнецова, изучавшая музыкальные зеркала, приводит следующее описание этого рисунка, сделанное Н.П. Уманским [5]: «Все пространство диска между валиками занято сложной сценой. В верхней части диска врезное изображение слона в нарядном уборе и под седлом. Перед слоном в полный рост - фигура женщины с птицевидным лицом в пестрой одежде, перехваченной широким поясом. На голове ее высокий и сложный головной убор, на щиколотках бубенчики. То музыкантша, она играет на щипковом инструменте типа арфы. Сзади слона изображена такая же фигура, положение ее рук и ног говорит, что это танцовщица». По мнению ТВ. Кузнецовой, зеркала-погремушки принадлежат восточным музыкантшам. Полагают, что индийские зеркала попадали к местному населению Алтая и Приуралья в результате обменной торговли, и их использовали в ритуальных церемониях. Вместе с тем исследователи отмечают, что в самой Индии пока не обнаружены зеркала-погремушки. Я.В. Васильков обращает внимание на то, что составы зеркал-погремушек, а также зеркал VIII типа, найденных на территории древней Индии при раскопках Таксилы, одинаковы - они изготовлены из оловянной бронзы, содержащей в качестве легирующего компонента 20-23% олова. Такой же состав имели сарматские зеркала VIII типа из Приуралья, которые исследовали М.Г. Мошкова и Н.В. Рындина [9]. По мнению Я.Г. Василькова, спектральный анализ в будущем поможет исследователям сарматской культуры отличить индийские зеркала от их имитаций.

Нам удалось провести химико-технологическое исследование 75 зеркал с валиком по краю диска, причем в нашей коллекции были представлены все типологические варианты этих зеркал (табл. 1), найденных преимущественно в могильниках кочевников Центральной Азии, а также в погребениях сарматов Нижнего Поволжья, Приуралья, Северного Кавказа. Самой представительной была коллекция находок из памятников Нижнего Поволжья, сбор и атрибуцию которых осуществил С.В. Демиденко, в 1998 году аспирант кафедры археологии МГУ. Изделия датировались широким отрезком времени от VI в. до н.э. по V в. н.э. Состав находок определяли методом спектрального анализа, технологию их изготовления - с помощью металлографии, в проведении спектрального анализа принимал участие ст. науч. сотрудник отдела металла ГосНИИР А.Ф. Дубровин.

Изучение состава зеркал показало, что все изделия, за исключением лишь трех экземпляров, вне зависимости от их типологических вариантов, изготовлены из оловянной бронзы, содержащей 20-23% олова. Два зеркала, не вошедшие в группу высокооловянных, были найдены в сарматских могильниках Оренбургской области (Нижняя Павловка, курган 3), одно - в Саратовской области, они получены методом литья из мышьяковой бронзы, концентрация мышьяка в которой составляла 1,2-3,8 %.


Рис. 2 . Микроструктура зеркал с валиком по краю диска. Увеличение при съемке микроструктуры - х350

Технология изготовления высокооловянных зеркал включала горячую ковку литой заготовки в узком интервале температур 520°-700°С, а завершающей операцией обработки готового изделия был его нагрев выше 520°С с последующей закалкой в воде. Об этой обработке свидетельствовала микроструктура зеркал, состоявшая из вытянутых в направлении деформации областей α-фазы, расположенных на мартенситообразном фоне β-фазы (рис. 2). Подобная обработка требовала от мастера большого искусства, так как литая бронза, содержащая 20-23% олова, очень твердая и хрупкая (твердость ее по Виккерсу в литом состоянии составляет 200-250 кг/мм2), она обладает пластичностью лишь в узком интервале температур и вновь становится хрупкой при охлаждении на воздухе, когда завершается процесс ковки. По этой причине кованые зеркала повторно нагревали выше 520°С и затем закаливали в воде, т.к. операция закалки устраняет хрупкость высокооловянных изделий, содержащих 18-26%олова [21]. Процесс изготовления зеркал был трудоемким и требовал от мастера достаточных навыков обработки столь нетехнологичной бронзы. Из публикаций, посвященных этой бронзе, следует, что ее использование было связано с древней технологической традицией, сформировавшейся в странах Востока, где подобным методом получали также посуду, гонги, украшения.

Наиболее ранней является группа горячекованых сосудов, найденных в Южной Индии и датируемых VIII в. до н.э., причем в ряде районов этой области производство посуды существовало вплоть до XI в., а в штате Керала оно продолжается вплоть до настоящего времени [22]. Среди ранних находок необходимо также отметить посуду и браслеты, найденные в могильниках саков на Памире (VI-IV вв. до н.э.) [21] и в Таиланде [19], где эти находки датируются V в. до н.э.(браслеты) и III-II вв. до н.э. (посуда).

Для Филиппин и Китая характерно изготовление гонгов и цимбал, полученных из высокооловянной бронзы методом горячей ковки; не установлено, когда эти изделия появились впервые, в Китае начало их производства связывают с эпохой Хань (II в. до н.э.) [23]. В ряде провинций Китая, а также на Филиппинах подобные изделия производят до настоящего времени, их отличает необычное музыкальное звучание, обусловленное особыми акустическими свойствами кованой высокооловянной бронзы.

Первые горячекованые зеркала VI-IV вв. до н.э. обнаружены в сакских могильниках Приаралья (Баланды, Тагискен) и на городище Кой-Крылган-Кала, а также в сарматских памятниках Приуралья и Поволжья (табл. 1). Как видно из табл. 1, их продолжают изготовлять и позже, в Центральной Азии производство этих изделий сохраняется вплоть до III- V вв. н.э., они найдены в погребениях на поселении кушанского времени Ак-Тепе II одновременно с горячекованой высокооловяной посудой [10]. Зеркала, обнаруженные на территории древней Индии (современный Пакистан) при раскопках города Таксилы, датируются более поздним периодом (I в. до н.э. - I в. н.э), чем ранние находки Центральной Азии. В Таксиле найдены и горячекованые высокооловянные чаши [17].

В период Средневековья сохраняется только производство горячекованых высокооловянных чаш, которые находят в Иране (VII-XI вв.) [18], в Корее (XII-XIV вв.) [16], на Дальнем Востоке (Шайгинское городище, XII-XIII вв.) [4]. Суммируя вышеизложенное, можно сделать заключение, что традиция изготовления изделий из бронз, содержащих 20-23% олова, методом горячей ковки зародилась в странах Востока,

скорее всего в Индии, откуда она распространилась в Центральную Азию, где по этой технологиии начали производить зеркала. Не исключено, что одним из центров производства таких зеркал был район низовьев Сыр-Дарьи, где в памятниках Джетыасарской культуры обнаружено 100 горячекованых высокооловянных зеркал различных типов, в том числе и VIII типа, которые датируются I-V вв. н.э. [6]. Не исключено, однако, что их производили и раньше, но более ранние периоды этой культуры не исследованы. Памятники джетыасарской культуры находились в зоне контактов сарматского и среднеазиатского миров, и, вероятно, сарматы могли получать зеркала, благодаря взаимодействию с населением этой культуры.

Не исключено, что в более поздний период зеркала могли попадать в Центральную Азию и к сарматам из Индии, где их также начали производить, однако эту гипотезу трудно проверить, так как химико-технологические характеристики индийских зеркал почти не исследованы. Отметим лишь, что зеркала из Таксилы содержат в качестве примеси десятые доли процента сурьмы и никеля, а среднеазиатские и сарматские находки - на порядок меньшее количество этих элементов. Интересно, что на Яве обнаружено горячекованое высокооловянное зеркало, датируемое X в., представляющее собой плоский диск диаметром 120 мм с узким валиком по краю и несколькими кольцеобразными валиками вокруг центра [20].

С какой же целью зеркала изготовляли, применяя трудоемкие операции горячей ковки с последующей закалкой, почему при их получении не использовали метод литья? Вероятно, объяснение этому можно найти, анализируя свойства и применение некоторых типов горячекованых изделий, а также данные о том, кому принадлежали обнаруженные в могильниках горячекованые зеркала. Как мы уже писали выше, в Китае и на Филиппинах из высокооловянной бронзы методом горячей ковки с древнейших времен и вплоть до настоящего времени изготовляют цимбалы и гонги, которые, благодаря обработке, обладают необычным музыкальным звучанием. Несомненно, что особое звучание отличало и высокооловянные кованые зеркала-погремушки, найденные в женских погребениях (в сарматском могильнике Мечетьсай на Урале и в памятниках древних племен горного Алтая, в том числе в знаменитом Пазырыкском кургане). Эти изделия, по мнению исследователей, могли принадлежать танцовщицам или музыкантшам, о чем свидетельствует гравированный рисунок на одном из зеркал, изображающий женщин, поющих и играющих на музыкальных инструментах. Описание этого рисунка мы привели выше.

Очевидно, что музыкальными свойствами обладали также зеркала с валиком по краю диска и их типологические вариации, причем не исключено, что этот тип был унаследован от музыкальных составных зеркал и свидетельствовал о наличии особого звучания.

Подытоживая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы. Наиболее ранние экземпляры горячекованых высокооловянных зеркал с валиком по краю диска появляются в Центральной Азии (VI-IV вв. до н.э.); позже, на рубеж эр, они появляются также в древнеиндийском городе Таксила. Следовательно, мы можем предположить, что зеркала впервые начали изготовлять в Центральной Азии, хотя сама технологическая традиция, как свидетельствуют раскопки в Таксиле и в Южной Индии, существовала в этих районах уже в VIII-X вв. до н.э. и была связана с производством посуды. Из Центральной Азии зеркала попадали в районы обитания сарматских племен Приуралья, Поволжья, Северного Кавказа, о чем свидетельствует совпадение составов сарматских и центрально-азиатских зеркал. Особая трудоемкая технология, которую применяли для их производства, была связана со стремлением древних мастеров получить необычные музыкальные свойства, обусловленные спецификой изготовления зеркал.

Литература

1. Васильков Я. В. Древнейшие индийские зеркала из скифо-сарматских курганов Алтая и Южного Приуралья // Степи Евразии в древности и средневековье. - СПб., 2002. С.28-31.

2. Горбунова Н.Г. Об одном типе бронзовых зеркал. //Археологические вести. - СПб., 1998. № 5. С. 283-293.

3. Заднепровский Ю.А. Находки кочевнических зеркал на территории Индостана и в Южном Вьетнаме // Петербургский археологический вестник. - СПб., 1993, № 7. С. 89-93.

4. Конькова Л.В. Бронзолитейное производство на юге Дальнего Востока СССР. - Л., 1989. С. 80.

5. Кузнецова Т.М. Восточные музыкальные зеркала // Петербургский археологический вестник. - М., 1993. № 7. С. 82-87.

6. Левина Л.М., Равич И. Г. Бронзовые зеркала из Джетыасарских памятников // Низовья Сыр-Дарьи в древности. Вып. 5. - М., 1995. С. 122-185.

7. Латвийский Б.А. Орудия труда и утварь из могильников Западной Ферганы.-М., 1978. С. 85.

8. Мандельштам A.M. Памятники кочевников кушанского времени в Северной Бактрии. - М., 1975. С. 141.

9. Мошкова М.Г., Рындина Н.В. Сарматские зеркала Поволжья и Приуралья (химико-технологическое исследование) // Очерки технологии древнейших производств. - М., 1975. С. 117-134.

10. Равич И.Г., Шемаханская М.С. Химико-технологическое исследование изделий из медных сплавов, найденных на поселении Ак-Тепе II // Седов А.В. Кобадиан на пороге раннего средневековья. - М., 1987. С. 144-146.

11. Руденко СИ. Культура населения Горного Алтая в скифо-сарматское время. - М., 1953. С. 142-143.

12. Смирнов К.Ф. Бронзовое зеркало из Мечетьсая // История, археология и этнография Центральной Азии. - М., 1968.

13. УманскийА.П. К вопросу о семантике зеркала из Рогозихи // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. - М., 1999. С.210

14. Уманский А.П., Шульга П.И. Два погребения с восточными зеркалами из Алтайского края. - М., 1999. С. 58.

15. Хазанов A.M. Генезис сарматских бронзовых зеркал // Советская археология, 1963, № 4. С. 58-72.

16. Coghlan H.H. Notes of the prehistoric metallurgy of copper and bronze in the Old World. Oxford, 1951. P. 110-115.

17. Marshall J. Taxila. Vol. 1. 1951.

18. Melikian-Chirvani A.S. The white bronze of early Islamic Iran // Metropolitan Museum Journal. 1974. Vol. 9. P. 146.

19. Rajipitak W., Nigel J. Seely The bronze bowls from Ban Don Та Phet, Thailand: an enigma of prehistoric metallurgy // World Archaeology. Cambridge, 1979. II / N 11. P. 26-30.

20. Scott D. Copper and Bronze in art. Los Angeles, 2003. P. 214.

21. Shemakhanskaya M. New aspect of the origin of the ancient bronze // Bulletin of the Metals Museum. Japan. 1991. P. 3-9.

22. Srinivasan S. High-tin bronze bowls making in Kerala, South India and its archaeological implications // South Asian Archaeology. 1993. Vol. 2. P. 696-705.

23. Sung S., Wang K. An experimental study of Chinese gongs and cymbals // Bulletin of the Metals Museum. Japan. 1994. N 21. P. 19-34.

Первоисточник: 
ИССЛЕДОВАНИЕ И КОНСЕРВАЦИЯ ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ. ПАМЯТИ Л.А. ЛЕЛЕКОВА. Сост. К.И.Маслов, ГосНИИР, М., 2004
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.