ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
 

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ И РЕСТАВРАЦИОННАЯ МЕТОДИКА В СЕРЕДИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX вв.

Комарова И.И.

Развитие общественных и естественных наук в России в XIX в. потребовало вовлечения в научный оборот колоссального объема информации, совершенствования методики научных исследований и концентрации сил на различных научных направлениях. В этот процесс постепенно вовлекались все новые слои населения от представителей высшей администрации -министров внутренних дел П.А.Валуева и Л.А.Перовского - до приходских священников, учителей гимназий и народных школ и пр. Наиболее широким было участие неспециалистов в гуманитарных исследованиях. Приведем оценку деятельности Киевской комиссии по изысканию древних зданий в 1850-е годы: "Были моменты, когда казалось, что администрация целого края только и занята собранием материалов (археологических и архивных) для комиссии"1.

Научные сипы концентрировались вокруг научных обществ, где вместе со специалистами работали все желающие заниматься различными изысканиями. В XIX - начале XX вв. в России действовало около 400 научных обществ и организаций, которые независимо от ориентации занимались и охраной вещественных памятников (описанием, регистрацией, фиксацией и реставрацией), в том числе древних зданий. Четкое преобладание исследовательской функции над бюрократической (не в пример с государственными учреждениями) позволяло обществам корректировать направления исследований в зависимости от развития науки и от интересов его членов.

Хотя круг специалистов, занимавшихся проблемами охраны и реставрации, не был однородным в социальном и культурном планах, до начала XX в. единство позиции существовало не только внутри каждого общества, но и между обществами. Одно из обществ в отдельные периоды обычно выделялось своим авторитетом, влиянием, а следовательно, и постоянным притоком как средств, так и новых членов. Поэтому развитие тех или иных отраслей археологии определялось обществом, которое занимало в это время лидирующее положение. Так, в 1850-е годы активно развивалась одна из отраслей археологии - славянская археология. Имп. Русское археологическое общество, возникшее в Петербурге в 1846 г. и обеспеченное по тем временам лучшими силами, перешло от изучения античной археологии к занятиям русской археологией. Только развитие последней включило в сферу научных исследований древнерусские сооружения (до ХVII в.).

В середине XIX в. в Москве действовала группа обществ, в том числе объединявшее московских археологов Общество истории и древностей Российских. Его ориентация на публикацию источников по бытовой истории России не удовлетворяла, однако, ту группу членов общества, которая занималась исследованием курганов, валов и древних зданий. Эту группу в 1864 г. объединило Московское археологическое общество во главе с А.С.Уваровым. С этого времени и начинается систематическое изучение памятников русского зодчества. Цель имп. Московского археологического общества, прямо не отраженная в его уставе, но проявившаяся в его деятельности, - координация всех научных сил, а также содействие развитию провинциальных обществ - способствовала росту его авторитета и влияния. Деятельность его по охране памятников была лишь частью многообразной работы и включала в себя реставрацию.

Круг объектов, привлекших внимание общества, составляли древнерусские сооружения, построенные до ХVII. в., т.е. те сооружения, которые являлись объектом исследования русской археологии. Роль МАО заключалась прежде всего в наблюдении за работами, осуществлявшимися Л.В.Далем, И.Е.Забелиным, Е.В.Румянцевым и А.С.Уваровым. Они образовали основное ядро созданной позднее при обществе Комиссии по сохранению древних памятников, которая контролировала охрану памятников, давала научные, консультации и изучала памятники древнего зодчества. В Комиссию входили К.М.Быковский,, И.П.Машков, Н.В.Никитин, Л.А.Обер, A.M.Павлинов и Н.В.Султанов, т.е. архитекторы, чьи имена связывают с крупнейшими реставрационными работами 2-й половины XIX в. (Успенский собор во Владимире, Успенский собор в Москве, Ростовский Кремль, собор Василия Блаженного, Коломенская стена и др.). Правда, эти работы, проводившиеся под руководством членов МАО, были начаты не по инициативе общества, а либо под влиянием запросов с мест, либо в результате распоряжений администрации.

Имп. Московское археологическое общество совмещало несколько функций: исполнительную (если автор проекта был его членом) и наблюдательную (экспертную). Публикуя в своих изданиях статьи, по теории и методике реставрации, общество не только разрабатывало теоретические положения, но и способствовало их более широкому распространению. "Реставрация есть дело новое, так же как и его название. Реставрировать какое-либо здание не значит починить его, исправить, перестроить; но восстановить его вполне, в первобытном виде. . ." . Таков был взгляд на задачи реставрации. Это определило и методику работ, которые ориентировались на целостную реставрацию. "Если требуется построить вновь разрушенную часть памятника, от которой не осталось никакого следа, для восстановления ли этой сломанной части или для приспособления памятников для какого-либо назначения, то в этом случае архитектор, на которого возложена реставрация, должен вполне проникнуться стилем порученного ему памятника . Такой подход был характерен как для первой работы общества -реставрации палат Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной (которая была начата в 1869 г. после передачи их в ведение общества), так и для последующих.

Подобная направленность определялась отношением к древним зданиям. С развитием археологии они начали осознаваться первоначально как исторические памятники, а затем и как историко-археологический документ, что обусловило особое внимание к деталям их древнего облика. Переход от понятия "исторический памятник" к понятию "документ" совершался под влиянием теоретических изысканий МАО, которые постепенно формировали требования к реставрации. Но новый подход не настолько быстро проникал в сознание, чтобы сразу и полностью перестроить практику реставрации. Основное требование по-прежнему состояло в следующем: здание должно соответствовать общим представлениям о той эпохе памятником которой оно являлось4.

Новые веяния, однако, сказывались на большей тщательности архивных изысканий. К тому же влиятельным обществом были доступны государственные архивы, закрытые для частных исследователей. Находясь уже на новой позиции по отношению к достоверности привлекаемых для реставрации аналогов, МАО не раз выступало против некоторых архаических, по мнению его членов, решений и требовало переделывать проект реставрации. Так произошло во время возобновления книгохранительной палаты в Синодальной типографии. Общество должно было лишь оценить проект возобновления, но оно потребовало ввести в проект серьезные исправления, что и выполнил его авгор-член-корреспонденг общества Н.А.Арглебен. Вот как он описывал свою работу: "... все, что есть снаружи и внутри, было рисовано мною в настоящую величину или в возможно крупном виде, и рисовано во Владимире"5. Привлечение аналогов владимирской архитектуры, по которым должны были восстанавливаться ". . . все изразцы, некоторые окна, дверные петли"6, и вызвало нарекание со стороны МАО, потребовавшего исправления проекта реставрации.

В 1880-1890 годы в реставрационных работах, осуществлявшихся под эгидой МАО, появились новые черты, и прежде всего резко увеличилась техническая часть проекта. Много внимания уделялось обследованию грунтов, фундаментов и т.п., а также исследованию строительных материалов древних зданий. Новыми были и тщательное проведение археологических раскопок, и корректировка проекта на протяжении всей реставрации.

Отношение к памятнику как к документу потребовало новых методов исследования, более точного изучения деталей, совершенствования приемов фиксации. "Фотография, принимающая с каждым днем все более и более важное участие в ученых исследованиях, достигла, наконец, возможности помогать великому делу реставрации древних зданий... Часто на снимке открывается го, что не могли заметить в натуре"7. Со временем фотографии, изготовленные в процессе восстановительных работ, становятся необходимым компонентом реставрационных отчетов.

Восприятие архитектурного памятника как документа своей эпохи потребовало сохранения элементов подлинно древнего материала. Чтобы "не создавать иллюзию старины и освободить документ от подчисток и поправок", при реставрации московского Успенского собора было предложено вместо зеркальных стекол малого размера вставить с текла во весь пролег: "Устроенные таким образом железные рамы устраняют причину, вызвавшую необходимость растески окон, в то же время прямо, откровенно, правдиво не представляют никакой попытки приблизиться под то старое, что при условии достаточного освещения восстановить невозможно"9.

Если в 1860-1890 гг. развитие основных теоретических положений было заслугой имп. Московского археологического общества, то с середины 1880-х годов общество начинает отходить от разработки теоретических вопросов, сосредотачиваясь на обследовании памятников древнего зодчества. Это было вызвано передачей наблюдения за работами по реставрации в ведение имп. Археологической комиссии (1889), которая, однако, очень долго не могла создать систему контроля, выработанную в имп. Московском археологическом обществе, и оно фактически продолжало руководить реставрационными работами в ближайших губерниях. Это привело к конфликту между Археологическим обществом и Археологической комиссией. Отход имп. Московского археологического общества от теоретических разработок в области археологии связан также со смертью А.С.Уварова, возглавлявшего эти изыскания.

В этот период благоприятные условия, для дальнейшего развития теории реставрации сложились в Петербурге. Здесь, помимо ими. Археологической комиссии и Петербургского общества архитекторов, возникло несколько обществ, занимавшихся исследованием и сохранением памятников архитектуры: Общество архитекторов-художников (ОА-Х), Общество защиты и сохранения памятников искусства и старины (ОЗИС), Русское военно-историческое общество. Основным вкладом этих обществ в теорию реставрации следует считать дальнейшее расширение понятия "памятник архитектуры". В Петербурге, чья застройка сложилась в ХVIII-ХIХ вв., сооружения этого времени к началу XX в. начали восприниматься уже как памятники архитектуры.

Постепенно происходит и перераспределение аспектов деятельности между петербургскими обществами: имп. Археологическая комиссия начинает заниматься практикой реставрации, другие - теорией. В частности, выявление художественных достоинств памятников архитектуры ХVIII-ХIХ вв. связано с деятельностью имп. Петербургского общества архитекторов, Общества архитекторов-художников, Общества защиты к сохранения памятников искусства и старины. С 1901 г. имп. Археологическая комиссия, основные силы которой раньше были направлены на исследования по классической археологии, обратилась к памятникам русской архитектуры. Для наблюдения за их реставрацией была создана реставрационная комиссия в составе П.П. Покрышкина, Д.В.Милеева, К.К.Романова, а также приглашенных экспертов - Г.И.Котова, М.Т.Преображенского и др. Однако по Уставу комиссия занималась памятниками архитектуры до 1725 г., оставляя значительное число памятников классицизма без надзора.

Включая в круг охраны многочисленную группу памятников ХVIII-ХIХ вв., ОА-Х и ОЗИС развивали далее выработанные МАО теоретические положения и методику исследований памятников. Если раньше ценность подлинных развалин определялась в первую очередь их документальностью, то при новом подходе использовался также критерий художественной ценности: "Памятники старины, прежде всего, говорят художественному чувству и чувству истории"10. Это связано с тем, что в деятельности петербургских обществ, отчасти под влиянием "Мира искусства", большая часть членов которого входила в состав ОА—X и ОЗИС, особое значение придается любованию древностью. Ценность приобретают следы любой эпохи прошлого, а удаленность от современников делает художественную форму по-своему уникальной. В одном из многочисленных отзывов на проект закона по охране памятников древности 1909 г. предложено "считать памятником старины все го, что не современно. Так, например, если существует известная школа живописи, и она через 20-30 лет уступила место другой, то произведения ее являются уже памятниками старины; дома 30-40-х годов, строившиеся по плану, отличающемуся от плана теперешних построек, гоже суть памятники старины. Все, что вышло из употребления или изменило свои формы, есть уже памятники старины"11. Отсюда вытекает иной подход к реставрации: "По отношению ко всякому значительному памятнику старины нельзя понятие реставрация разуметь иначе как поддержание"12. Этот принцип нашел отражение в обосновании значительного числа реставрационных предложений начала XX в., в частности, при работах по восстановлению Батуркнского и Ляличского дворцов. Инициаторами проведения реставрации выступали ОА-Х и ОЗИС. Здания дворцов, искаженные в процессе построек, предложено было поддержать починкой, не достраивая утраченных частей. Работы носили характер ремонта, в процессе которого "сделаны перекрытия, заменены негодные балки, восстановлена часть карнизов". Не случайно признание "абсолютной ценности" всего подлинного произошло при реставрации сооружений с участием членов упомянутых обществ ОА-Х и ОЗИС, так как ориентация на учет не только исторической ценности, ко и эстетических достоинств памятников наиболее ярко выразилась в деятельности именно этих обществ. На практике новые теоретические воззрения проявились и в работах, курируемых имп. Археологической комиссией. Ярким свидетельством этого нового подхода служит критическое замечание в адрес этой комиссии: "... среди археологов, особенно решительных специалистов, не имеющих никаких других занятий, ревность к "археологическим подробностям" нередко доходит до своего рода идолопоклонства пред каждым древним кирпичом или каждой архитектурной завитушкой; и ради сохранения древностей храма, подобных которому не мало, отказывают в переделках его, в расширении, или советуют строить новый храм"14.

Кроме ведущих петербургских обществ, в 1890-е годы в теоретические изыскания включился ряд провинциальных обществ. И хотя их деятельность еще нуждается в исследовании, несомненно, что им удалось выявить новые памятники.

Таким образом, столичными и провинциальными научными обществами был внесен существенный вклад в развитие теории и методики реставрации памятников архитектуры. Объективный процесс эволюции реставрационных методов и отношения к наследию в определенные периоды связан, как мы видели, с деятельностью какого-то конкретного общества, которое на данный момент ликвидировало в решении проблемы охраны и реставрации памятников. Условно этот процесс можно разделить на два периода — московский и петербургский. В первый (1860-1880-е годы) лидерствовало имп. Московское археологическое общество, что проявилось не только в крупной издательской деятельности, но и в организации археологических съездов, на которых было сформулировано понятие вещественного памятника как документа. На втором этапе развития теории и методики (1690-1910-е годы) научное лидерство перешло к группе петербургских обществ, которые выработали отношение к памятнику древности как к произведению искусства и ввели понятие эстетики старины.

_____________

1 Левсцкий О.И. 50-легие Киевской комиссии для разбора древних актов. - СПб.: 1895, с. 33

2 Древности. - Труды имп. Московского археологического общества, г. 11, вып. 3, 1886, с. 32

3 Древности. - Ук. соч., г. 11, вып. 3, 1886, с. 44

4 Такой подход предполагал привлечение самых широких аналогий. В частности, роспись центральной залы палат Аверкия Кириллова была осуществлена по сохранившимся фрагментам росписи в книгохранительной палате Синодальной типографии.

5 ОР ГБЛ, ф. 177, картон 72, д. 30, л. 1-2

6 Там же

7Древности. - Труды имп. Московского археологического общества, т. 11, вып. 3, 1886, с. 51

8 В.А.Камбурцев указывал на необходимость сочетания фогофиксации с обмерами (там же, 1899, вып. 6-7 с 177)

9 Археологические известия и заметки, вып. 2, 1896 с. 28

10Старые годы, 1912, январь, с. 34

11 Военно-исторический вестник, Киев, вып. 3, 1912,

12 Старые годы, 1907, июнь, с. 224

13 Старые годы, 1912, февраль, с. 55

14 Известия имп. Археологической комиссии, вып. 41, 1911, с. 27 (о Новоспасском монастыре)

Первоисточник: 
ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ. Сборник. Москва - 1986
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

КУЛЬТСОХРАНАГИТПЛАКАТ - Спам во имя культуры! Скопируй код плаката и вставь его в интернет!

БИБЛИОТЕКА РЕСТАВРАТОРА

RSS Последние статьи в библиотеке реставратора.

НазваниеАвтор статьи
УЧЕБНИК РУССКОЙ ПАЛЕОГРАФИИ (1918) Щепкин В.Н.
МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИКА ВИЗАНТИЙСКОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ Мокрецова И. П., Наумова М. М., Киреева В. Н., Добрынина Э. Н., Фонкич Б. Л.
О СИМВОЛИКЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВЫШИВКИ АРХАИЧЕСКОГО ТИПА Амброз А.К.
МУЗЕЙНОЕ ХРАНЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ (1995) Девина Р.А., Бредняков А.Г., Душкина Л.И., Ребрикова Н.Л., Зайцева Г.А.
Современное использование древней технологии обжига керамических изделий Давыдов С.С.