ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на форуме.
 

ВВЕДЕНИЕ. ОСМЫСЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА И СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ АРХИТЕКТУРНОЙ РЕСТАВРАЦИИ

Щенков А.С.

В формировании и обосновании своих теоретических концепций современная реставрационная наука постоянно обращается к историческому материалу, стремясь на опыте прошлого постигнуть методы работы с памятниками архитектуры. И это естественно, так как реставрация памятников относится к той области деятельности, в которой методика и обосновывающая ее теория во многом формируются путем "проб и ошибок". В свое время критика романтических реставраций, а позднее широкое осознание дефектов стилистических воссозданий способствовали переходу к новым теоретическим концепциям. Так постепенно подготавливалось становление современных принципов реставрационной деятельности, важнейшие среди которых - принцип минимального объема замен и дополнений в памятнике, принцип строгой обоснованности любых воссозданий ("реставрация прекращается там, где начинается гипотеза"1) и как следствие - принцип приоритета консервации перед реставрацией.

Не только при первоначальном обосновании этих принципов но при постоянно встречающейся необходимости вновь и вновь их подтверждать и доказывать теоретики и практики неизменно апеллируют к историческому опыту, показывая, например, что увлечение докомпоновками в стиле памятника вызывало критику еще со стороны М.Дворжака и К.Бойто, а стремление вернуть памятнику изначальный вид привело к потере таких произведений барокко и классицизма, как фасад церкви Санта-Бабила в Милане, колокольня собора Бориса и Глеба в Чернигове и др.

Оценивая распространенный сегодня подход к осмыслению исторического материала, следует отметить, что вполне правомерно анализировать опыт прежних реставраций для того, чтобы извлечь урок из результатов работ наших предшественников. При этом наше суждение, естественно, базируется на современных критериях оценки реставрационной деятельности. Такой подход не затруднителен и, как уже говорилось, достаточно широко распространен. Значительно сложнее разобраться в ходе эволюции реставрационных методов, в тех глубинных причинах, которые обусловливали происходившие изменения методики. Здесь уже не годятся современные оценки творчества старых реставраторов. Неправомерно считать наших далеких предшественников всего лишь не опытными в своем деле людьми, только приближавшимися к постижению тех принципов и тонкостей ремесла, которыми владеет современный мастер (хотя такая точка зрения и распространена в специальной литературе). Нельзя упускать из виду, что мастер всегда руководствуется социальным заказом, который постоянно меняется, будучи связан с общественными представлениями о ценности памятника. Вследствие этого мастер средневековья, Ренессанса или архитектор-романтик начала прошлого века вполне профессионально справлялись с заказом своей эпохи, но не могли предлагать современных Нам приемов, например фрагментарной реставрации памятника. А если и получалось что-то напоминающее фрагментарную реставрацию, то побудительные причины в корне отличались от тех, которые сегодня вызывают к жизни этот прием.

Анализ побудительных причин проектно—реставрационных решений прошлого на первый взгляд имеет сугубо исторический интерес. Казалось бы, самое большее, чем грозит современной теории, ошибка в таком анализе, - это причисление к когорте единомышленников, подписавших в 1964 г. Венецианскую хартию, таких деятелей прошлого, как император Майориан (IV в.) или архитектор Веладье (нач. XIX в.). Думается, однако, что от исторического исследования можно ждать большего. Оно должно помочь уяснить, в какой мере старые методы реставрации изжили себя, а утвердившиеся сегодня могут считаться универсальными. В том, что подобные вопросы не лишены смысла, убеждает современная практика работы с архитектурным наследием.

В отечественной литературе отмечалось, что по различным странам Европы в послевоенные годы прокатилась волна целостных восстановлений памятников, противоречивших установившимся к тому времени принципам отношения к наследию. Теоретики склонны были относить это к чрезвычайности обстоятельств, вызвавших массовые разрушения памятников и потребовавших принятия чрезвычайных мер к возможно полной ликвидации нанесенного войной ущерба. Последующие десятилетия показали, однако, что идеи целостного восстановления продолжают жить в сознании не только рядовых горожан, но и профессионалов. Это касается и зарубежной и отечественной практики, в которой начало 80-х годов ознаменовалось по меньшей мере спорным воссозданием Золотых ворот в Киеве. Немало "новоделов" появилось в последние десятилетия в ФРГ, причем далеко не всегда они были связаны с разрушениями военных лет. Во всяком случае, в 70-80-х годах там восстанавливались сооружения, воссоздание которых еще в 50-60-х годах мало кем признавалось нужным. В.Пенг, не без скепсиса отмечая тенденцию к повальному, часто не слишком научно обоснованному "строительству" памятников, в то же время категорически утверждает, что максима Георга Дейоса: "Консервация - да, реставрации - нет"3 - уже давно потеряла значение.

Все это заставляет думать, что идеи в области отношения к архитектурному наследию развиваются не столь просто, отнюдь не линейно, как было принято думать еще недавно. Возможно, на современном этапе начинают осознаваться какие-то новые аспекты общественной ценности памятников, что и приводит к изменениям в принципах охраны и восстановления наследия. Но с не меньшим основанием можно предположить, что некоторые ценностные критерии минувших веков, казалось бы бесследно ушедшие в прошлое, на самом деле, пусть в трансформированном виде, продолжают жить в общественном сознании и влияют на теорию и практику реставрации.

Такое предположение заставляет с особой пристальностью вглядываться в основные этапы пройденного реставрацией пути, стараться глубже разобраться в мотивациях, вызывавших к жизни те или иные реставрационные решения. Важно понять, насколько различные точки зрения, более традиционные и более новаторские, заменяли одна другую или сосуществовали, противоборствовали или синтезировались в конкретных реставрационных решениях и теоретических подходах. Существенным оказывается вопрос о взаимосвязи и взаимозависимости позиций реставраторов, заказчиков и различных кругов культурной общественности. Более внимательно нужно рассмотреть и вопрос о том, какую роль в формировании представления об общественной ценности памятника играют те или иные его качества. В частности, можно предположить, что связь сооружения с определенным историческим местом или же его иконография (т.е. тип архитектурно-пространственного построения) более важные, более самостоятельные характеристики памятника, чем сегодня принято думать. Значимость этих характеристик продолжает сказываться на принимаемых реставратором решениях.

Очерченные выше позиции легли в основу историко-теоретического исследования развития отечественной реставрации памятников архитектуры, предпринятого коллективом сотрудников ЦНИИТИА, объединения "Союзреставрация" и Эстонской инспекции по охране памятников культуры.

В настоящем сборнике представлены некоторые результаты первого этапа работы. Думается, что уже сейчас они позволяют несколько по—новому взглянуть на методические вопросы, волнующие сегодня специалистов в области теории и практики реставрации памятников культуры.

 
 

1Международная хартия по консервации и реставрации исторических памятников и достопримечательных мест 1964 г. ("Венецианская хартия"), §9. - Публикация в сб.: Методика и практика сохранения памятников архитектуры. - М.: 1974, с. 124-127.

2 Опыты анализа действительных побудительных причин

некоторых нетривиальных исторических примеров охраны и реставрации памятников см.: Современный облик памятников прошлого. - М,: 1983; Подъяпольский С.С. Основы реставрации памятников архитектуры. - М.: 1983

3 Ре n t W, Spiele mit der Geschichte, - Der Architekt, 1982, N 3
Первоисточник: 
ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ. Сборник. Москва - 1986
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

КУЛЬТСОХРАНАГИТПЛАКАТ - Спам во имя культуры! Скопируй код плаката и вставь его в интернет!
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.