ПРО+Не используйте методические пособия в качестве самоучителя. Здесь разбирается только квалифицированный специалист!
 

Глава 8 НАРУЖНЫЕ И ВНУТРЕННИЕ КАРНИЗЫ КОНЦА XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Если поиски сходных данных не дал приемлемых результатов , а воссоздание карнизов признано целесообразным, следует воспользоваться методикой , предлагаемой настоящими рекомендациями.

В проектных работах по реставрации  и восстановлению памятников истории  и культуры нередко возникает необходимость воссоздать или дополнить утраченные карнизы. В таких случаях реставраторы вынуждены обращаться к аналогам. Вопрос целесообразности воссозданий принадлежит к числу методологических и решается на советах коллегиально, поэтому в настоящем разделе рассматриваются лишь вопросы специальные, касающиеся датировок, форм, метрических закономерностей и конструкций.

Карнизы, как и большинство элементов фасадов и интерьеров жилых домов, могли подвергаться изменениям, а часто и полной замене. Внутренние карнизы могли быть сделаны по истечении значительного времени с момента постройки дома. Поэтому архивные датировки уточняются на месте тщательными натурными исследованиями. В объектах с многолетней историей строительства венчающие карнизы могут быть отнесены к концу строительного периода.

В деревянных домах, которые в связи с усадкой сруба штукатурились не сразу (а иногда и через несколько десятков лет после строительства), карнизы, помимо привязки к архивным материалам, датируются, исходя из числа слоев обоев под штукатуркой с учетом среднего срока службы каждого слоя. Также нужно смотреть, к какому времени относятся газетные проклейки.

При натурных датировках используется комплекс конструктивных, технологических и декоративных признаков. Это позволяет датировать более точно и сузить хронологический интервал до 20 лет.

Карнизы, полностью рисованные по гладкой бумаге, здесь подробно не рассматриваются, так как подчинены иным, нежели объемные карнизы, закономерностям метрического построения дизайна и зрительного восприятия и относятся скорее к обойно-декоративной теме.

В процессе проектирования утраченных карнизов следует учитывать масштабность построек, составляющих ансамбль усадьбы в целом, так как масштаб их бывает весьма различен и не всегда сопоставим.

Например, дом № 5 по улице Танеевых в Москве, который был главным домом усадьбы, масштабно несопоставим не только с главным домом, но даже с флигелем усадьбы Луниных по Суворовскому бульвару, 22.

Формы карнизов в значительной степени зависят от местоположения той или иной постройки внутри усадьбы.

Например, конюшенный флигель усадьбы в Токмаковом переулке увенчан простым ступенчатым кирпичным карнизом. Конюшенный флигель того же времени (рубеж XVIII—XIX вв.) усадьбы Муравьевых-Апостол (улица К. Маркса, 23/9) имеет не только развитый белокаменный карниз, но и пластически хорошо разработанные фасады с нишами, рустами и большим ордером. Разница в том, что первая конюшня расположена на хозяйственном дворе, вторая же одним фасадом размещена по красной линии, а другим выходит в курдонер. Следует обращать внимание не только на назначение постройки внутри ансамбля усадьбы, но и на оформление каждого из ее фасадов.

Флигель усадьбы со стороны улицы и парадного двора мог быть увенчан белокаменным карнизом, со стороны же хозяйственного двора — профилированным кирпичным.

При наличии сохранившейся архитектурной среды необходимо учитывать и ее, так как в архитектуре интерьера ансамблевые связи внутри каждого конкретного помещения не менее сильны, чем связи между помещениями. Например, наличие в интерьерных карнизах значительного числа прямолинейных элементов может соответствовать такой же сухости форм в наличниках дверей и окон.

Габариты карнизов (вынос и высота антаблемента) находятся в прямой зависимости от высоты стены. Однако размеры их могут Колебаться в зависимости от перечисленных факторов, а также от Многих других — наличия и характера ордера, расстояния от верха окон до верха стены, возможностей материала и пр. При проектировании следует стремиться к регрессивной прямой как к оптимальному выражению закономерности (пп. 2.2и3.4).

8.1. Наружные карнизы

Функциональные особенности наружного венчающего карниза существенны: он защищает фасады от атмосферных осадков. Чтобы карниз имел достаточный вынос, сопротивлялся ветровым нагрузкам и действию влаги, он должен быть достаточно прочным, что обусловливается материалом и конструкцией. Чтобы облагородить конструкцию, ее декорируют профилированной тягой или порезкой.

При большом разнообразии форм, размеров, пропорций, конструкций для венчающих карнизов характерны вполне определенные закономерности.

Основные габариты карниза определяются высотой и выносом. На их размеры существовали нормы, и каждая эпоха, с определенными отклонениями, придерживалась этих норм.

В XVII — начале XVIII в., например, завершающая стену кирпичная профилированная часть здания имела незначительный вынос в связи с ограниченными возможностями материала. С начала до середины XVIII в. верхняя часть постепенно выделяется в выносную венчающую. Ранний классицизм имеет развитый выносной элемент (рис. 468).

За функциональную основу размеров карниза можно принять отношение его выноса к высоте дома, т. к. именно это соотношение определяет необходимую защиту стены от атмосферных осадков. В каменных домах поддерживающая часть играет конструктивную роль (работает как консоль), в деревянных же домах, где в первой половине XIX в. выносная часть крепилась на пальцах и кобылках, укрепленных на срубе, — исключительно декоративную роль.

Высота антаблемента — величина, зависящая от художественных требований времени. Антаблемент может содержать все три составные части, может утрачивать архитрав или фриз и архитрав одновременно.

Все части антаблемента должны определенным образом соотноситься с выносом, который служит модулем.

Расчеты показали, что между высотой стены, выносом и высотой антаблемента существует тесная линейная связь. Это свидетельствует о том, что при проектировании карнизов их габариты определялись с учетом высоты дома. При этом выдерживались определенные соотношения в пределах самого карниза (табл. 22).

Таблица 22
Зависимость высоты и выноса карниза отвысоты дома

Высота дома, м

Общие габариты антаблемента , см

Высота дома,
м

Общие габариты антаблемента , см

высота
вынос
высота
вынос
3
5
12
95
116
52
3.5
14
15
10
125
55
4
22
18
10.5
134
58
4.5
31
21
11
142
61
5
39
24
11.5
151
64
5.5
48
27
12
159
67
6
57
30
12.5
168
70
6.5
65
33
13
176
74
7
74
36
13.5
185
77
7.5
82
40
14
193
80
8
91
43
14.5
202
83
8.5
99
46
15
210
86
9
108
49
15.5
220
89
 
 
 
16
228
92

Данные таблицы выражают общую закономерность рассматриваемых зависимостей и не учитывают таких факторов, как хронологическое развитие, материал, назначение строений, ориентация фасадов, ордер и его модульные соотношения, расстояние от верха окна до карниза, сословная принадлежность заказчика, профессиональный уровень архитектора и многие другие. При проектировании карнизов следует лишь ориентироваться на данные, приведенные в табл. 22. Совокупность всех факторов, учтенных при проектных расчетах, позволяет найти оптимальные габариты карниза в конкретных условиях.

Из табл. 22 наглядно видно, что высота антаблемента растет значительно скорее, нежели вынос: учитываются и ракурс, и конструктивные возможности выноса.

В эпоху развития ампира выносная часть увеличивалась по отношению к высоте антаблемента, что можно объяснить утратой архитрава и соответственно уменьшением общей высоты карниза. Одновременно уменьшились высоты выносной и поддерживающей частей, которые в XVIII и в середине XIX в. делались массивными и многопрофильными. За счет этого увеличился фриз венчающего антаблемента.

Карнизы мезонина и слухового окна защищали стены, меньшие по высоте, чем антаблемент основного объема, поэтому вынос этих карнизов соответственно делался меньше.

Венчающий карниз слухового окна главного дома мог иметь тот же набор профилей, что и карниз мезонина, только с меньшим выносом и без фриза.

Из желания художественно акцентировать главный дом, профили карниза слухового окна не уменьшались пропорционально размерам карниза для того, чтобы они хорошо воспринимались снизу.

Карниз слухового окна нередко мог иметь простую полочку в венчающей части. Встречаются смешанные варианты: в горизонтальной части карниза — полочка, в наклонной — выкружка с четвертью.

Карнизные щипцы слуховых окон употреблялись трех типов:

1)  треугольный (наиболее ранний) тип: щипец слухового окна ограничен наклонными и сплошным горизонтальным карнизом;

2)  разрывной: в начале XIX в. горизонтальный профиль разрывается и не сходится в середине: причина тому — превращение проема слухового окна из трехцентрового распластанного в полуциркульный, верхняя часть которого стала выше;

3)  двускатный: позднее, когда центр кривой проема повышается, горизонтальная часть исчезает совсем.

На протяжении первой половины XIX в. наблюдается тенденция изменения пропорций слухового окна в пользу высоты: в 1850— 1860-х годах высота была в 1,5—2 раза больше ширины.

Мезонин также мог иметь различные карнизы в горизонтальной и наклонной частях фронтона, горизонтальная часть могла отсутствовать совсем.

Набор профилей карнизов XVIII в. был значительным, в большинстве случаев он включал дентикулы и модульоны. Выносная часть могла иметь разный набор профилей, но венчающий профиль чаще всего — гусек. В конце XVIII века гусек в вогнутой его части делали не плавным, а с некоторым изломом. Излом этот при восприятии его снизу не только не прочитывается, но и способствует иллюзии активно скругленного профиля, что было бы невозможно при плавном и мягком характере этого облома.

Слезник-полка — значительной величины, она составляет около половины венчающей части. На софитной плоскости — капельник. Поддерживающая часть содержала также ряд профилей, среди которых были наиболее распространены вал и выкружка.

Во второй половине XVIII в. поддерживающая часть карниза ризалитов могла состоять из резных профилей, на таком карнизе имеются и модульоны. Остальная часть объема венчается карнизом с гладкими профилями и дентикулами. Карниз принимает участие в художественной активизации важнейших частей дома.

Ряд домов дворцового типа в конце XVIII в. имеет модульоны и дентикулы по всему периметру здания. В рядовых домах конца XVIII в. по сравнению с дворцовыми постройками набор профилей упрощен, но схема остается характерной для своего времени.

Общая тенденция лаконизации форм зрелого классицизма относится и к карнизам. Наборы профилей упрощаются, членения укрупняются. В связи с тем, что профилей осталось мало, формы их откристаллизовались и стали более выразительными, каждый профиль приобрел гораздо большую значимость.

В период раннего ампира для венчающего профиля применяли гусек и выкружку одинаково охотно, в 1830—1840-е годы выкружка преобладает (рис. 469—471). Иными словами, от развитого классицизма к зрелому ампиру наблюдается тенденция смены гуська на выкружку, причем ранний ампир непременно смягчал выкружку либо валиком, либо каблучком (рис. 470). Для позднего ампира характерна выкружка с четвертью, что делало профиль более сухим и жестким (рис. 471). Выкружку делали вытянутой по вертикали для нормального восприятия в ракурсе. К середине XIX в. форма венчающего профиля развивалась в трех направлениях. Первое — выкружка, которая дожила до 1860-х годов. При втором направлении стал значительно чаще употребляться гусек. В 1840—1850-е годы формы карнизов стали тяготеть к формам конца XVIIIвека. Однако в конце XVIII в. на монументальных зданиях делали полный набор профилей, а на небольших домах многие профили выпадали, карниз упрощался. В середине XIX в. на низких зданиях и небольших, соответственно, карнизах педантично употребляли полный набор профилей, отчего измельчалось членение карниза. Третье направление отличалось тем, что в подражание барочным карнизам в качестве венчающего профиля употреблялся каблучок. При этом получался специфический гибрид ампирных схем и пропорций с барочными профилями (рис. 472). Поздний ампир допускал применение одинаковых профилей на одном карнизе вопреки требованиям архитектурных руководств; например, наклонный щипцовый карниз мезонина в венчающей и поддерживающей частях мог содержать одинаковые по размерам и кривизне каблучки.

Поздний ампир допускал также в венчающей части валики с полкой внизу (рис. 473).

В качестве основного профиля поддерживающей части карнизов зрелого классицизма применялся каблук, так же как и в невысоких домах в конце XVIII в. (рис. 469—471).


Рис. 469.  Венчающий карниз с гуськом в венчающей части

Рис. 470. Венчающий карниз с выкружкой в венчающей части

Рис. 471. Венчающий карниз с архитравом «выкружка»

Рис. 472. Венчающий карниз с архитравом «полувал»

Рядовые жилые дома раннего и развитого ампира, как правило, не имели архитрава. Он появляется в конце 1830-х годов. Бытовали два основных профиля архитрава: выкружка с четвертью внизу (рис. 471) и полувал (рис. 472). Существовали более сложные разновидности архитравов. Архитрав мог состоять из четырех профилей (сверху вниз: полки, каблучка, четвертного вала и полки).

Ампирные модульоны, по сравнению с модульонами XVIII в., стали более широкими и плоскими и распластались вдоль карниза. Венчающим профилем модульона, как правило, был каблук.

Модульоны в наклонных карнизах фронтонов чаще всего находились на одной оси с горизонтальными. Если в интерколумнии было нечетное число модульонов, то в вершине фронтона они соединялись (рис. 473), если четное (что случалось значительно реже), то они располагались раздельно по обеим сторонам вершины (рис. 474). Встречаются несоответствия наклонных модульонов горизонтальным.

Неполный набор профилей в горизонтальной части фронтона вопреки классическим канонам соблюдался далеко не всегда. По уличной стороне фронтон мезонина мог в горизонтальной части карниза иметь канонический неполный набор профилей, а по дворовой части — полный. Неполный набор был в основном привилегией монументальных зданий, да и то не всегда.

Существовал определенный набор профилированных деталей карниза, расположенных в определенной последовательности.

По применяемым материалам венчающие карнизы составляют три основные группы: кирпичные, белокаменные, деревянные.

Кирпичные ступенчатые простые карнизы были распространены в XVII — середине XVIIIвв.


Рис. 473. Фронтон с нечетным количеством модульонов

Рис. 474. Фронтон с четным количеством модульонов

Кирпичные карнизы простых форм и с незначительным выносом в конце XVIII века применялись на служебных постройках небольшой высоты. В первой половине XVIII в. ступенчатые кирпичные карнизы были распространены и на главных домах городских усадеб, во второй половине XVIII в. стали употребляться усложненные варианты кирпичных карнизов.

Белокаменные карнизы в чистом виде были распространены в середине XVIII в. (рис. 475) и позже, в середине XIX в. (рис. 476).

В конце XVIII в. и 1-й половине XIX в. карнизы делали смешанными: выносная часть, включая модульоны — белокаменная, поддерживающая и фриз — кирпичные оштукатуренные (рис. 477). В кирпичных карнизах или их частях углы для прочности вытесывали из белого камня. Часто эти белокаменные блоки профилировали, в то время как кирпичную часть выкладывали из простого кирпича, т. е. белокаменные профили служили маяками для последующего протягивания профиля из штукатурки по кирпичу (первые два—три года наружная или внутренняя поверхность стен не штукатурилась для просыхания раствора в швах. Чаще всего это была наружная поверхность.

При укладке белокаменных блоков существовало правило: вынос блока должен составлять не менее 1/2 всей длины блока, остальная часть должна быть замоноличена со стеной. Однако это правило выполнялось не всегда. Нередко белокаменные блоки скрепляли полосовым железом с массивом стены, что, как известно, является одной из основных причин разрушения белокаменных конструкций (например, карниз дома № 26 по улице Новой Басманной в Москве, см. рис. 477).

Поддерживающая часть состояла из оштукатуренного лекального кирпича, фриз — из нескольких рядов простого кирпича.

Деревянные карнизы устраивали на деревянных домах. Конструкция таких карнизов состояла из скрепленных между собой горизонтального «пальца» и наклонной «кобылки», которые, в свою очередь, крепились на специальной плоской фризовой доске, врезанной вертикально в сруб в ласточкин хвост. На кобылку набивали обрешетку для кровли, на торец «пальца» - венчающий профиль, опущенный ниже кобылки на толщину софитной доски, которую подшивали снизу по «пальцам». Затем на эту же фризовую доску нашивали фриз, а потом уже в месте соединения фризовой и софитной плоскостей прибивали поддерживающий профиль (рис. 478).


Рис. 475. Белокаменный карниз середины XVIII в.

Рис. 476. Белокаменный карниз середины XIX в.

Рис. 477.   Конструкция венчающего карниза конца XVIII в.: 1 — кирпич; 2 — белый камень; 3 — железные связи

Рис. 478, Деревянный карниз

Деревянные карнизы на каменных домах получили значительное распространение во времена позднего классицизма. Они были простыми в исполнении, легкими и долговечными. Многие из них, просуществовав 150—200 лет, хорошо сохранились до нашего времени. Конструкция их состояла из деревянных «пальцев» толщиной около 14 см, закладываемых в стену во время кладки просмоленными концами, с необходимым выпуском из стены. Остальная схема устройства аналогична карнизам на деревянных домах.

Поддерживающей частью служили кирпичные полки или обломы, которые впоследствии могли быть оштукатурены.

Встречаются случаи одновременного применения на одном доме карнизов из белого камня и дерева, когда карнизы уличного и боковых фасадов белокаменные, а торцовый дворовый — деревянный. Карниз мог оставаться деревянным в первоначальном виде, даже если дом в дальнейшем штукатурили. Начиная с середины XIX в., деревянные карнизы (и на деревянных, и на каменных домах) обшивали дранью по войлоку, а затем шаблоном протягивали штукатурную тягу.

Окраска антаблементов рядовых домов обычно соответствовала цвету фасадов. Чаще всего их окрашивали в серый жемчужный, как и все остальные детали: наличники, русты и междурустья, сандрики т. д. Белым цветом их выделяли на монументальных зданиях в случаях, когда был применен ордер. Белый камень белили известковыми составами, а иногда могли и красить.

8.2. Внутренние карнизы

Внутренние карнизы играют исключительно декоративную роль: они оформляют линию сопряжения двух перпендикулярных плоскостей — стены и потолка.

Как и все формы позднего классицизма, карнизы просты, лаконичны и монументальны при безусловной выразительности пропорций и профилировки. Схемы различных типов карнизов схожи, однако не встречается двух одинаковых карнизов в разных домах.

По формам внутренние штукатурные ампирные карнизы можно подразделить на основные типы: софитный, галтельный, деревянный прибивной и рисованный. Кроме того, существует много промежуточных и комбинированных разновидностей.

Софитный — наиболее распространенный тип. Его назначение — украшать парадные помещения. Однако этот тип карниза охотно бытовал и в жилых помещениях, и в мезонинах, и в антресолях. Такой карниз в разрезе вытянут по горизонтали и содержит в своем составе софит, ограниченный на потолке венчающей, а на стене — поддерживающей частями. Генетические корни этого типа тяготеют к ордеру, составной частью которого служит софитный карниз. Упрощенная его схема: в поддерживающей части каблук, в венчающей — гусек или выкружка. Перед венчающей частью часто встречается капельник (в 70% случаев).

В большинстве случаев парадные помещения рядовых жилых домов ампира имели тянутые штукатурные карнизы. Лепные карнизы встречаются значительно реже, а модульоны — только на лепных карнизах.

Софитные карнизы могли иметь паддуги при плоских потолках и не только в парадных помещениях, но и в жилых и даже антресольных с высотой помещения 188 см. Паддуги в сводчатых помещениях были обязательны. Часто софитный карниз имел фриз (рис. 479), однако в небольших помещениях он необязателен (рис. 480). Фриз мог быть применен только в гостиной, самом большом и наиболее парадном помещении.

Галтельный тип, в отличие от софитного, призван минимальными средствами декорировать угол сопряжения потолка со стеной. Галтельный штукатурный тип карнизов — довольно распространенный. Применяется он в подсобных помещениях (коридорах, лестницах), значительно реже в жилых и никогда — в парадных. Этот карниз прост в исполнении, а в натуре плавно и мягко оформляет угол перехода стены в потолок. У галтели могут быть с каждой стороны по две или по одной четверти.


Рис. 479. Внутренний карниз софитного типа с фризом

Рис. 480. Софитный карниз без фриза

Рис. 481. Рисованный по бумаге карниз

Рис. 482. Полоса по бумаге на стене

Рис. 483. Комбинированный тип деревянного прибивного и рисованного по бумаге карниза

В середине XIX в. галтельные типы карнизов в рядовых домах применялись и в помещениях бельэтажа. Чрезвычайно редкий тип карниза — «галтель с фризом» мог быть применен в антресолях (д. № 5 в Погорельском переулке в Москве). Карниз галтельного типа мог быть применен на хорах высотой 1,5 м.

Деревянные прибивные карнизы встречаются реже. Они распространены в помещениях жилых или эпизодического пользования, по назначению близки к плинтусу — прикрывают место соединения стены и потолка в деревянных помещениях. Их прибивают гвоздями к стене.

Рисованные по бумаге живописные декоративные изображения, имитирующие различные типы карнизов, получили преобладающее распространение в деревянных домах, оклеенных по срубу обоями (рис. 481). В таких случаях при имитации тянутого штукатурного карниза наносили по периметру помещения ряд полос разной светлотности и с тонкой тоновой градацией серого цвета, которые создавали впечатление светотеневого эффекта в профилях карниза. На потолочной плоскости изображали софитную и венчающую части, на стене — поддерживающую часть и фриз. Живописными средствами в парадных помещениях создавали впечатление лепных композиций под карнизом, которые наносили по трафарету. В жилых комнатах, антресолях и мезонинах с незначительной высотой имитацию резных частей карниза производили наклеиванием на границе стенового и потолочного колеров полоски бумаги (около 3,5 см шириной), на которой изображали рельефную порезку.

В более простых помещениях между потолочным цветом, заведенным на стену (около 15 см), и стеновым колером наносили полосу шириной около 1 см (рис. 482). Комбинированный тип деревянного прибивного и рисованного по бумаге карниза встречается в жилых комнатах деревянных домов. Здесь поддерживающая часть софитного типа карниза могла быть уголковой деревянной, а венчающая изображена на потолке полосами разной толщины в тон окраски стены (рис. 483).

Помимо основных перечисленных типов существовало множество промежуточных и комбинированных разновидностей. Например, софитный тип в сводчатых комнатах на уровне пяты с обязательной паддугой. И наоборот, — паддуги софитных карнизов в комнатах с плоскими перекрытиями, имитирующие зеркальные своды.

Остановы — утолщенная часть, в схеме повторяющая форму карниза, однако, сечения большего, чем карниз, и обобщенная по форме . Этот прием обрыва карнизов (чаще галтельного типа, реже софитного) применяли в лестничных и низких помещениях перед поворотами стен и высокими проемами.

В чуланах, каморках под лестницами, подвалах карнизов не делали, помещения эти не штукатурили. Очень редко встречаются чуланы, оклеенные обоями с бордюрами в верхней части.

Общие закономерности внутренних карнизов в том, что они несли художественную нагрузку в соответствии со степенью парадности помещений. Карниз, хорошо «уживавшийся» в парадной части дома, не мог существовать в жилых комнатах и тем более в подсобных помещениях.

Чаще всего в домах с одинаковыми высотами парадных помещений существовали одинаковые карнизы, с разными — разные. Встречаются дома, в которых при значительном числе комнат нет двух одинаковых карнизов. В парадных комнатах городской анфилады мог быть применен карниз софитного типа, в помещениях парковой анфилады той же высоты, но меньших по площади — карниз с тем же набором профилей, но меньший по размерам.

Парадность помещениям придавалась приемами построения внутреннего пространства, это было основное средство, которым руководствовался архитектор в начале XIX в. Карниз был вспомогательным средством, хотя и играл значительную роль среди других элементов интерьера. Более парадному помещению соответствовал более парадный, торжественный и монументальный карниз.

Обычно в рядовых жилых домах зрелого ампира самым торжественным и большим по площади и высоте был зал. Поэтому и карниз в зале делали соответственно его значимости. Карниз в комнате хозяйки теряет лаконизм и торжественность, свойственные карнизам залов и в определенной степени — гостиных.

В 1830—1840-е годы гостиная становится самым парадным помещением в доме и, соответственно, оформляется наиболее парадным карнизом.

В парадных помещениях с одинаковыми высотами, где карнизы одинаковые, формы последних — компромисс между возможными вариантами, соответствующими назначению трех парадных помещений: залы, гостиной и спальни.

В домах с разными карнизами они нередко организуют ансамбль, т. е. имеют ряд общих свойств. Например, их может объединять наличие в каждом из них значительного числа прямолинейных элементов. Если один из этих карнизов умозрительно перенести в другой дом, даже соблюдая все условия проектирования (одновременность построек, назначение помещения, высота над уровнем пола и т. д.), то все равно перенесенный карниз будет выглядеть инородным телом в чуждой ему среде.

Помимо правильного соотношения частей, карнизы должны звучать согласованно со всеми остальными элементами интерьера, совместно формировать хорошо созвучный ансамбль с дверной столяркой, дверными и оконными наличниками, подоконниками, в которых почти отсутствуют криволинейные профили. Более того, некоторые объекты свидетельствуют о стремлении к единству внутренних и наружных карнизов.

Правда, ансамбль карнизов можно отнести за счет консервативности мастера-подрядчика или хозяина (уровень понимания ими художественных качеств исполняемых карнизов, сложившиеся, устоявшиеся приемы, любовь к определенным формам, линиям, пропорциям). Но когда в ансамбле форм начинают гармонично звучать почти все элементы интерьера, это свидетельствует о едином замысле, т. к. разные виды работ (например, штукатурные и столярные) делают разные мастера.

Профилировка внутренних карнизов существовала с определенным набором обломов, при незначительной вариации которых можно было создавать разнообразные формы. Карниз софитного типа обычно состоял из следующих элементов: поддерживающей части, венчающей части, софита и фриза. Поддерживающая часть преимущественно (80% карнизов) состояла из каблука (рис. 484), который мог сочетаться с выкружкой или каблуком меньших размеров (рис. 479). Остальные 20% поддерживающих частей карнизов — выкружка (рис. 485). Нередко в составе поддерживающей части под каблуком был валик.

Венчающая часть состояла из венчающего профиля и капельника. Ее основные обломы — гусек и выкружка, — встречаются одинаково часто. Капельник неизменно присутствует в парадных комнатах. В небольших по высоте помещениях (жилые комнаты бельэтажа и мезонина, антресольные комнаты, буфетные) карниз чаще без капельника (рис. 480).

Под венчающим обломом может быть четверть или валик, или полочка, которые встречаются одинаково часто.


Рис. 484. Софитный карниз с каблуком в поддерживающей части

Рис. 485. Софитный карниз с выкружкой в поддерживающей части

Фризы употребительны по преимуществу (80%). В непарадных комнатах их может не быть. В раннем ампире в парадных помещениях чаще всего применялись обломы, отличные от обломов в жилых. Поддерживающая часть парадных карнизов может состоять из трех каблуков, а жилые первого этажа и антресольные — из каблучка и выкружки. Или в парадных комнатах поддерживающая часть — выкружка, в остальных помещениях — каблук.

В 1830—1840-х годах обломы начинают измельчаться, становятся более узкими и плоскими, распластываются вдоль стен, число их возрастает: карниз перестает быть монументальным.

Чрезвычайно редкое явление в тянутом штукатурном ампирном карнизе рядовых домов — архитрав. Однако он все-таки встречается в парадных помещениях.

Общие метрические соотношения существуют между всеми элементами внутренних карнизов, связывая эти элементы определенными пропорциональными закономерностями. Прежде всего, это отношение размеров карниза к высоте помещения: горизонтальной части, находящейся на потолке — «относу» и вертикальной части, находящейся на стене — высоте.

Вынос интерьерного карниза в большинстве случаев равен или меньше 1/10. Однако у некоторых карнизов, особенно в эпоху раннего ампира, это соотношение выходит за пределы рекомендаций, т. е. больше 1/10. Например, в спальне дома № 23/9 по улице К. Маркса (Москва) оно составляет 1/9, в зале дома № 25 по улице Гиляровского — 1/9, а в жилых помещениях — 1/8. Особенно велики карнизы в доме № 15 по Таганскому тупику (в комнатах уличной анфилады и в мезонине — 1/8, в комнатах парковой анфилады и парадных комнатах 1-го этажа — 1/9). В доме № 60 по Немецкой улице (в зале и гостиной — 1/9, парадной спальне и жилых комнатах первого этажа — 1/8). В парадных помещениях дома № 27 по улице Чкалова (около 1815 г.) — 1/8, 6.

Высота антаблемента внутренних помещений находится в определенной зависимости от высоты печи, а следовательно, от числа изразцов по ее высоте. Расстояние между печью и потолком заполнялось карнизом. Видимо, с самого начала в расчете высоты помещений учитывалась высота печи и антаблемента; однако в процессе строительства могли быть изменения или ошибки, которые исправлялись за счет антаблемента (легче всего за счет фриза). Видимо, разница в высотах помещений и печи диктовала высоту карниза, регулируемую за счет фриза (графики на рис. 486, 487).

Табл. 23 дает представление о соотношениях между высотой комнаты и высотой внутреннего антаблемента и его выносом.


Рис. 486. Соотношение высоты и выноса внутреннего антаблемента и высоты комнаты:
1  — график соотношения, высоты антаблемента и высоты комнаты;
2  — график соотношения выноса антаблемента и высоты комнаты

Рис. 487. Соотношение высоты и выноса внутреннего антаблемента
Таблица 23
Метрическое   соотношение   габаритов   внутренних антаблементов и высоты комнаты для фризовых

Высота
комнаты
Высота карниза
Вынос карниза
Высота комнаты
Высота карниза
Вынос карниза
180
17
17
400
44
41
190
18
18
410
45
42
200
19
19
420
46
43
210
20
20
430
47
44
220
22
21
440
48
46
230
23
23
450
50
47
240
24
24
460
51
48
250
25
22
470
52
49
260
27
26
480
53
50
270
28
27
490
55
51
280
29
28
500
56
52
290
30
29
510
57
53
300
31
30
520
58
54
310
33
31
530
59
56
320
34
32
540
61
57
330
35
33
550
62
58
340
36
34
560
63
59
350
38
36
570
64
60
360
39
37
580
66
61
370
40
38
590
67
62
380
41
39
600
68
63
390
42
40
 
 
 

Наблюдается закономерность в пропорциональных внутрикарнизных соотношениях и зависимости от высоты помещения. Примерно на высоте 1,8 м вынос карниза равен его высоте. При увеличении высоты стены высота антаблемента увеличивается по отношению к выносу. Это легко объяснимо изменением ракурса при взгляде на карнизы, расположенные в разных уровнях: ракурс в высоких помещениях зрительно скрадывает поддерживающую часть карниза в значительно большей степени, чем в низких, поэтому в парадных комнатах ее делали большей по отношению к выносу, чем в жилых.

Наблюдается еще одна закономерность. В раннем ампире (1810—1820-е гг.) в большинстве случаев парадные помещения были разной высоты и в них, соответственно, делали разные карнизы. В помещениях одной высоты карнизы тянули одинаковые. В годы зрелого ампира даже в помещениях равной высоты делали разные карнизы.

Внутренние карнизы галтельного и софитного типа тянули чаще всего из извести и гипса: основной массив — из извести, а наружный слой (0,5—1,0 см) — из гипса. В раствор могли вводить древесный уголь и кирпич.

Лепные карнизы отливали отдельно, по частям, затем крепили по месту: для лучшего сцепления с массивом штукатурки применяли деревянные лучинки.

Окрашивали тянутые карнизы чаще всего в однотонный белый цвет. Подготовительные слои имеют зеленовато-голубоватый оттенок в связи с протравкой купоросом. Лепные карнизы раскрашивали по деталям, например листья могли быть окрашены зеленым травяным цветом.

Деревянные угловые карнизы прибивали к стене гвоздями, а в углах соединяли «в ус».

Технология рисованных карнизов проста: их наносили клеевыми красками по бумаге, наклеенной по срубу. Такая техника применялась только в деревянных домах в связи с невозможностью штукатурить их в течение нескольких лет из-за усадки сруба (3— 5%). Такие дома могут жить очень долго без штукатурки, а в ряде мест сохранились до наших дней без внутренней штукатурки.

Иногда штукатурили изнутри только наружные стены, но тоже не сразу.

Бывали случаи, когда штукатурные карнизы протягивали одновременно с оклейкой обоев по срубу.

Датировку внутренних карнизов (обычно в деревянных домах) необходимо определять очень внимательно. Нужно под штукатуркой искать следы обоев, а затем пытаться определить дату по различным признакам этих обоев. Поскольку обои могли краситься несколько раз и оклеиваться бумагой в несколько слоев, можно ориентировочно подсчитать общее время жизни обоев в доме. При этом следует учитывать, что по сравнению с парадными помещениями в жилых комнатах люди проводили значительно больше времени, поэтому износ обоев в них происходил интенсивнее. Из парадных помещений больше всего пользовались гостиной.

В большей степени можно доверять карнизам в каменных домах, хотя и здесь внутренние карнизы могли тянуть не сразу. При капитальных ремонтах (каждые 40—50 лет, а то и чаще) почти всегда переделывали карнизы, особенно в верхних парадных этажах, где из-за протечек крыши полностью или частично меняли перекрытия.

В начале XX в. (неоклассицизм) в старых домах нередко делали новые карнизы, похожие по схеме на ампирные, но отличающиеся от них по масштабу, кривизне и набору обломов.

8.3. Заключение

Восстановление карнизов по аналогам — весьма ответственная часть реставрационного процесса. Наружные карнизы, несущие функциональную нагрузку, обычно подлежат безусловному восстановлению при любой степени утраты. Восстановление внутренних карнизов во многом зависит от общего архитектурного решения интерьеров и бывает оправдано далеко не всегда.

Проектным работам (как по внутренним, так и по наружным карнизам) должны предшествовать исчерпывающие исследования в натуре и тщательное изучение историко-архивного и иконографического материала. Эти предпроектные работы могут обеспечить максимальное вероятностное приближение к утраченному карнизу. Если поиск исходных данных не дал приемлемых результатов, а воссоздание карнизов признано целесообразным, следует воспользоваться методикой, предлагаемой настоящими рекомендациями, а также каталогом обмерных чертежей.

Первоисточник: 
Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII— XIX веков. Справочник архитектора-реставратора. КИСЕЛЕВ И. А. — М. 2005
 
 
 
 
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми   Ctrl  +   Enter  .

Стоит ли самостоятельно реставрировать непрофессионалу? (2018)


  1. Технические операции требуют профессиональных навыков.

  2. Представить ход работы - это одно, а сделать - совсем другое.

  3. Не каждому памятнику пригодны стандартные методики реставрации и хранения.

  4. Некоторые методики устарели из-за выявленных деструктивных последствий.

  5. Неверно подобранные материалы сразу или в будущем нанесут вред памятнику.

  6. Если возвращаете памятнику утраченную красоту, то сохраняете ли его подлинность?

________________

В этих и во многих других вопросах разбирается только квалифицированный специалист!
  • Вам в помощь на сайте представлены эксперты и мастера реставраторы.
  • Спрашивайте, интересуйтесь, задавайте вопросы на нашем форуме.
  • Обучайтесь под непосредственным руководством опытного наставника.

 

Что Вы считаете ГЛАВНЫМ в процессе реставрации? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)


Есть ли у вас друзья реставраторы? (2018)

«Дружба — личные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи». (Дружба—Википедия)

«Знакомство — отношения между людьми, знающими друг друга». (Знакомство—Викисловарь)

ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РЕСТАВРАЦИОННЫХ ОТЧЕТОВ И ДНЕВНИКОВ
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, отсутствие текста, неработающую ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.